Кто владеет информацией,
владеет миром

В России тюремный срок можно схлопотать за несколько листков бумаги в кармане

Опубликовано 05.12.2009 в разделе комментариев 4

В России тюремный срок можно схлопотать за несколько листков бумаги в кармане

Вчера состоялся суд над "экстремистом" В.Г.Акименковым, обвиняемым в "участии в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ)".

Говоря проще, в апреле Владимира Акименкова (депутата Национальной Ассамблеи) задержали с 27 листовками в кармане. То ли он их раздавал, то ли собирался, то ли просто нес куда-то - свидетели, как обычно в таких случаях,  оказываются сами оперативными работниками или их добровольными помощниками, так что совсем уж незаинтересованными их свидетельства являются навряд ли. Отсюда то, что на самом деле произошло, несколько отличается в трактовке обвинения и в изложении подсудимого.

В любом случае - 27 листовок в свободной стране РФ являются поводом для того, чтобы засадить человека за решетку на "законном" основании. Статья 29 Конституции РФ, которая гласит, что "Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом", в данном случае не действует. Почему - вопрос отдельный. То, что раздача листовок является делом незаконным, не додумались написать даже российские законодатели. Видимо, незаконным оказалось содержание листовок, однако это можно определить только на основании экспертизы, а в момент задержания Акименкова содержание листовок никем на предмет таинственного "экстремизма" еще не исследовалось.

Что же случилось? По существу, уже на следующий день в милиции отказались даже от рассмотрения дела в плане административного производства - да ничего там не было такого. Но по случаю оперативник решил склонить Владимира к сотрудничеству, а тот "стучать" отказался. Вот "органы" и обиделись.

Конечно, данный иск является справкой для гражданина Акименкова в том, что он не стукач, однако цена репутации может оказаться довольно дорогой - как судья решит. Следующее заседание суда назначено на 18 декабря.

Предлагаем вниманию читателей правовой анализ ситуации, сделанный известным правоведом Владимиром Акимовым, представляющим сегодня интересы Акименкова. 


 

На первый взгляд диспозиция части 2 статьи 282.2 достаточно проста. Она включает несколько позиций:

1. Правонарушитель.

2. Организация, деятельность которой запрещена вошедшим в силу судебным решением.

3. Участие в деятельности такой организации.

Но это только на первый взгляд, если не обращать внимание на то, что имплицитно эти позиции являются специфическим проявлением общих признаков особо опасных преступлений. На это указывает и размещение данной статьи в Разделе X «Преступления против государственной сласти» и специально в главе 29 «Преступления против основ Конституционного строя и безопасности государства». Кроме того, необходимо учитывать, что любая организация, деятельность которой судебным решением запрещена, является разновидностью преступного сообщества или преступной организацией (ст. 210 УК РФ). В части 5 статьи 35 УК РФ даются квалификационные признаки такой организации, участники несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (в ред. Федерального закона от 03.11.2009 N 245-ФЗ). Характерно, что часть 2 статьи 282.2 УК РФ как и статьи 208 и 210 УК РФ снабжены идентичными примечаниями об освобождении лица, добровольно прекратившего участие в преступном сообществе (преступной организации), от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

На это обстоятельство обращено внимание Генеральной прокуратурой РФ. По ее эгидой еще в 2002 году изданы Методические рекомендации «Ответственность за криминальные проявления экстремизма», подготовленные НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. В брошюре имеется специальный параграф (с. 20-22), который озаглавлен «Уголовная ответственность за организацию деятельности экстремистской организации (ст. 282.2 УК РФ)».

Методические рекомендации содержат трактовку ряда ключевых терминов УК РФ, без аутентичного понимания и применения которых затруднительно квалифицированное расследование преступлений экстремистской направленности, равно как и подготовка и представление в суд соответствующего обвинительного заключения. Например, на стр. 20 этой брошюры дается определение, термина «организация деятельности», использованное в статье 282-2 УК РФ и разъясняющее следователям прокуратуры его смысл: «Под организацией деятельности следует понимать любые действия, направленные на восстановление структуры объединения либо иной организации; по формированию направленности и задач деятельности; по привлечению сторонников, по материально-техническому обеспечению, результатом которых стало возобновление и налаживание его деятельности».

Методические рекомендации Генеральной прокуратуры РФ исчерпывающим образом описывают объект преступного посягательства по статье 282-2 УК РФ: «Непосредственными объектами, на которые посягает настоящее деяние, являются основы конституционного строя и безопасность государства.

Объективная сторона настоящего преступления выражается в организации деятельности экстремистской организации. Понятие экстремистской организации содержится в ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 №114» (указ соч., с. 20).

В этих Методических рекомендациях следователям прокуратуры разъясняется следующее: «С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что организует деятельность экстремистской организации, и желает совершать эти действия. В ч. 2 ст. 2822 УК РФ установлена ответственность за участие в. деятельности экстремистской организации. Содержание понятия участия не отличается от аналогичных признаков ч. 2 ст. 239 и ч. 2 ст. 2821 УК РФ» (там же, с 21).

Формулировки обвинения в совершении преступления по части 2 ст. 282-2 УК РФ, предъявленного гражданину Акименкову В.Г., показывают, что следствие проигнорировало Методические рекомендации Генеральной прокуратуры РФ, в силу чего оно допустило такие ошибки, которые делают предъявленное обвинительное заключение несостоятельным как с позиции Генеральной прокуратуры РФ, так и норм УПК РФ.

Статья 24 УПК РФ говорит об основаниях отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления.

В обвинительном заключении имеется описание событие, которое произошло с участием гражданина Акименкова В.Г. 16.04.2009 года у входа на станцию Московского метрополитена им. В.И. Ленина «Электрозаводская», расположенную по адресу: г. Москва, ул. Большая Семеновская, д. 20.

Согласно обвинительному заключению гражданин Акименкова В.Г. распространял листовки среди граждан и был задержан сотрудниками ОВД по району Соколиная гора УВД по ВАО г. Москвы. Это подтверждается показаниями свидетелей Тоцкого Ю.А. (с. 6 Обвинительного заключения), Сапунова А.И. (там же, с. 6-7), Антушева и Смирнова (там же, с. 8).

В Обвинительном заключении указывается (с. 6, с. 7), что при доставлении в ОВД у Акименкова В.Г. в ходе проводившегося в присутствии понятых личного досмотра из кармана плаща были изъяты 27 листовок. После этого Акименков В.Г. был отпущен из ОВД под обязательство о явке. В дальнейшем, в середине мая 2009 года, в отношении Акименкова В.Г. был составлен протокол о совершении им административного правонарушения и вынесено соответствующее постановление о совершении им административного правонарушения, однако оно было практически сразу же прекращено соответствующим постановлением начальника ОВД Зубкова В.Ю. в связи с тем, что в действиях Акименкова В.Г. усматривались признаки состава уголовного преступления. Вместе с тем дальнейшая проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ не проводилась, данный материал был списан в дело, а копия направлена для рассмотрения в ГУ МВД по ЦФО.

Данный фрагмент Обвинительного заключения вызывает ряд вопросов.

1. В материалах дела отсутствует постановление начальника ОВД по району Соколиная гора УВД по ВАО г. Москвы Зубкова В.Ю, силу чего нет возможности установить действительные мотивы прекращения дела в отношении гражданина Акименкова В.Г. по обвинению в совершении правонарушения, квалифицируемого по нормам статей КоАП РФ.

Утверждение о том, что производство по делу об административном правонарушении было прекращено в связи с тем, что в действиях Акименкова В.Г. усматривались признаки состава уголовного преступления, вызывает сомнение. Это утверждение не подтверждено подлинным документом. Так, согласно приложению N 5 к приказу ГУВД г. Москвы N 261 от 28 апреля 2006 года утверждена форма «Постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, где в постановляющей части (п. 1) указываются основания для прекращения производства по данному делу или (п. 2) передачи материалов дела в прокуратуру, орган предварительного следствия, в орган дознания и должностному лицу. При этом копия этого постановления направляется привлекаемому лицу, который расписывается в ее получении.

В Обвинительном заключении имеется фраза о том, что дальнейшая проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ не проводилась и что данный материал был списан в дело.

Приказ МВД РФ от 22 сентября 2006 г. N 750 г. «Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан в системе МВД России», опубликованный Российской газетой» 23.11.2006 г. (http://www.rg.ru/2006/11/23/obrashenia-dok.html), содержит выражение «списать в дело» в следующем контексте:

«75. После завершения проверки, проведенной по сведениям, изложенным в обращении, для обобщения результатов составляется мотивированное заключение. Если для подготовки ответа по обращению не требуется проведение проверки, мотивированное заключение не составляется.

76. Заключение составляется в произвольной форме, должно содержать объективный анализ собранных материалов, а также выводы по итогам проверки, в том числе решение о списании материалов в дело. Заключение подписывается лицом, производившим проверку, и утверждается руководителем органа внутренних дел.

94. Запрещается расшивать законченный производством и списанный в дело материал по письменному обращению, а также изымать из него какие-либо документы».

Наиболее вероятно, что производство по делу об административном правонарушении в отношении гражданина Акименкова В.Г. было прекращено на основании статьи 2.9 КоАП РФ, предусматривающую возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения «При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием».

2. В Обвинительном заключении говорится, что проверка материалов по делу об административном правонарушении гражданина Акименкова В.Г. в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ не проводилась. Подобное утверждение нельзя рассматривать иначе, как признание того, что при возбуждении уголовного дела в отношении гражданина Акименкова В.Г. не были соблюдены требования ч. 1 статьи 140 УПК РФ, в которой указывается:

«1. Поводами для возбуждения уголовного дела служат:

1) заявление о преступлении;

2) явка с повинной;

3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

2. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

В Обвинительном заключении отсутствуют указания на документы, которые могли стать поводом для возбуждения уголовного дела. В нем также нет объяснение того факта, что возбуждение уголовного дела произошло при отсутствии повода к его возбуждению в смысле статьи 140 УПК РФ.

3. В Обвинительном заключении в качестве событийной основы фигурирует одно и то же деяние гражданина Акименкова В.Г., а именно: распространение листовок 16 апреля 2009 года около станции метро «Электрозаводская». Деяние гражданина Акименкова В.Г. было пресечено, и по данному событию был составлен протокол об административном правонарушении.

Включив этот эпизод в Обвинительное заключение, следствие не сочло нужным объяснить следующее:

а) каким образом зафиксированные в соответствующем протоколе 16 апреля 2009 года признаки административного правонарушения спустя 4 месяца трансформировались в признаки уголовного преступления?

б) на основании каких фактических данных произошла переквалификация административного правонарушения в уголовное преступление?

Очевидно, что событие административного правонарушения и события уголовного преступления различаются по способу и ряду других обстоятельств, наличие или отсутствие которых подлежит доказыванию.

Иными словами, обвинение и не представило в Обвинительном заключении доказательства совершения преступления гражданином Акименковым В.Г., квалифицируемого по признакам части 2 статьи 282-2 УК РФ, и не располагает таковыми,. В равной мере обвинение не представило доказательства виновности гражданина Акименкова В.Г., доказательного описания формы его вины в инкриминируемом ему преступлении и мотивов как это требуется в соответствии со статьей 73 УПК РФ.

Выше уже отмечалось, что при составлении Обвинительного заключения были проигнорированы Методические рекомендации Генеральной прокуратуры и определения важнейших категорий, которые используются при квалификации преступления по признакам статьи 282-2. Уголовная ответственность за организацию деятельности экстремистской организации установлена в ст. 2822 УК РФ, помещенной в главе 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» раздела X «Преступления против государственной власти». И в силу этого непосредственными объектами, на которые посягает настоящее деяние, являются основы конституционного строя и безопасность государства.

В Обвинительном заключении не только нет доказательства какого- либо посягательства на основы государственного строя в действиях гражданина Акименкова В.Г. 16 апреля 2009 года, но даже нет и упоминания об этом квалифицирующем признаке данного преступления. А это означает лишь только то, что события преступления в действиях гражданина Акименкова В.Г. 16 апреля 2009 года не было.

По смыслу части 2 статьи 282-2 УК РФ обвинение должно было доказать существование какой-то «организации» из числа тех организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, а также доказать членство гражданина Акименкова В.Г. в такой организации.

Но вместо доказательства обвинение лишь не вполне добросовестно переписало фразы из обвинительного заключения по «дела Алексея Никифорова», рассмотренного в мировом суде Железнодорожного района города Екатеринбурга (http://sutyajnik.ru/documents/2932.html). Эта недобросовестность проявилась в том, что следствие по этому делу, которое велось в Екатеринбурге, смогло представить суду доказательства существования региональной организации «Национал-большевистской партии», а также документы, которые доказывали членство Никифорова в этой организации и избрание его в руководящие органы Уральского регионального отделения «НБП», деятельность которой запрещена решением суда.

Составителей Обвинительного заключения, предъявленного в суд к гражданину Акименкову В.Г., ничего подобного представить не смогли.

В Обвинительном заключении утверждается: «Акименков Владимир Георгиевич, причисляя себя к активным членам межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия» (с. 2). В то же время в Обвинительном заключении приведены показания гражданина Акименкова В.Г., где от утверждает, что в «Национал-большевистской партии» не состоял и не состоит (с. 3, 4; т. 1 л.д. 132-134).

В соответствие с частью 3 статьи 14 УПК РФ «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого».

Данное противоречие не может быть устранено иначе, чем путем представления суду каких-либо документов, подтверждающих утверждение обвинения и опровергающих утверждение гражданина Акименкова В.Г.

Составители Обвинительного заключения вышли за пределы своих полномочий как правоприменители и стали произвольно толковать нормы права. В частности, в их Обвинительном заключении де-факто заявлено, будто преступное сообщество   или преступная организация, к числу которых, несомненно, относится и организация, деятельность которой запрещена решением суда, может состоять из одного человека, в данном случае - из одного гражданина Акименкова В.Г., т.к. никакие другие лица в Обвинительном заключении не названы. Тогда как часть 1 статьи 35 УК РФ, определяющая количественный состав преступного сообщества, говорит об участии в нем двух и более лиц.

4. 10 июня 2008 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление N 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)».

В преамбуле Постановления говорится: «В целях правильного применения законодательства об уголовной ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно за руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также за создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп либо за участие в таких преступных сообществах и объединениях Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет», и далее следует 20 пунктов, по которым Пленум ВС РФ выразил свою позицию.

Руководящие указания Пленума ВС РФ имеют принципиально важное значение для правильного рассмотрения в судах данной категории дел.

В Постановлении обращается внимание на выявление характерных признаков преступной организации, указанных в части 3 и 4 статьи 35 УК РФ, члены которой объединены единым умыслом, осознанием ими общих целей ее функционирования своей принадлежности к ней. Важно также указание Постановления на то, что уголовная ответственность наступает с момента фактического образования указанного преступного сообщества (п. 4).

Применительно к данному делу в Обвинительном заключении нет никакой информации ни о существовании гипотетического преступного сообщества, которое составители Заключения именуют «Национал-большевистской партией», ни о времени гипотетического участия в его деятельности гражданина Акименкова В.Г., т.е. в Обвинительном заключении нет определения момента фактического образования, в силу чего суд не может определенно высказаться по вопросу о наступлении уголовной ответственности. Пленум ВС РФ указывает, что «суду надлежит устанавливать конкретные данные, свидетельствующие о направленности умысла входящих в них лиц на совершение этими группами совместных действий». При этом пункт 8 Постановления подтверждает, что преступная группа состоит из двух или более лиц (включая руководителя этой группы).

Учитывая тот факт, что в Обвинительном заключении нет никаких других имен, кроме гражданина Акименкова В.Г., а также руководящее указание Пленума ВС РФ, изложенное в пункте 8 его Постановления, представляется невозможным для суда согласиться с обвинением в том, что Акименков Владимир Георгиевич, как сформулировано в Обвинительном заключении, «совершил участие в деятельности организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

В пункте 10 Постановления Пленума ВС РФ дается определение категории «участие в преступном сообществе». В частности, в нем говорится: «Под участием в преступном сообществе (преступной организации) <...> следует понимать принятие на себя обязательств по выполнению поставленных перед преступным сообществом задач», а также «непосредственное участие в решении указанных задач либо выполнение функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества».

В Обвинительном заключении и в материалах дела отсутствуют какие-либо указания, подкрепленные документально или показаниями свидетелей, о том, что гражданин Акименков В.Г. принимал на себя какие-либо обязательства перед какой бы то ни было организацией, включая и гипотетическую организацию, фигурирующую в Обвинительном заключении, по выполнению каких-то задач, стоящих перед ней, либо выполнял в ее интересах какие-то функциональные обязанности. В этом же пункте Постановления Пленума ВС РФ обращается внимание судов, что «Уголовная ответственность за участие в преступном сообществе <...> наступает с момента вступления лица в члены этого преступного сообщества».

Подтверждение факта вступления гражданина Акименкова В.Г. в организацию, деятельность которой запрещена решением суда, или в какое-то иное преступное сообщество в материалах дела отсутствует.

Пункт 18 Постановления вновь обращается внимание судов на то, что уголовная ответственность «за участие в сообществе или объединении наступает лишь в тех случаях, когда такие преступные действия совершены с прямым умыслом».

Вопреки этому в Обвинительном заключении гражданину Акименкову В.Г. голословно приписываются ничем не подкрепленные ни документально, ни показаниями свидетелей самые зловещие умыслы, сопряженные с обвинениям в совершении целого набора преступлений.

Вот примеры буйной криминальной фантазии:

- «категорически отвергая основы конституционного строя Российской Федерации и иные принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации» (с. 2);

- призывы к «враждебным действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе» (там же);

- призывы «к изменению существующего в Российской Федерации государственного строя» (там же) и т.п.

В силу этого и с учетом руководящего указания по данному вопросу Пленума Верховного Суда РФ является безнравственной и противоречащей закону любая попытка привлечения заведомо невиновного гражданина Акименкова В.Г. к уголовной ответственности (часть 1 статьи 299 УК РФ) или возложить на него ответственность в той или иной форме (в т.ч. и уголовной) за криминальные фантазии составителей Обвинительного заключения.

5. Много вопросов и даже недоумение вызывает проведенная Психолого-лингвистическая экспертиза (ПЛЭ), а также выводы Обвинительного заключения, которые сделаны на основании этой экспертизы.

Перед экспертами были поставлены пять вопросов:

1. Свидетельствует ли факт раздачи листовок от имени какой-либо организации участие лица, их раздающего, в деятельности этой организации?

2. Содержат ли изъятые у Акименкова В.Г. листовки пропаганду идей, мнений, идеалов, целей и задач какого-либо общественного или религиозного объединения, и если содержит, то какого именно?

3. Имеются ли в представленных текстах высказывания побудительного характера, призывающие к враждебным действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признакам пола, расы, национальности, я зыка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе?

4. Имеются ли в представленных текстах высказывания, в которых негативно оценивается человек или группа лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе?

5. Имеются ли в представленных текстах высказывания, содержащие положительную оценку враждебных действий одной группы лиц, объединенных по отношению к другой группе по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе?

 

Общая характеристика вопросов, поставленных перед экспертами.

А) Из пяти вопросов только один можно отнести к содержанию обвинения, предъявленного к гражданину Акименкову В.Г. по ч. 2 статьи 282.2, а именно: вопрос № 1.

Однако и этот вопрос задан некорректно. В ходе следствия должны быть установлены такие факты или свидетельства, которые являются доказательствами, а не просто мнением следователя или эксперта. И в судебном заседании обвинение должно представить именно доказательства, как это требует УПК РФ, а также руководящие указания Пленумов ВС РФ.

В Обвинительном заключении делается попытка представить факт раздачи гражданином Акименковым В.Г. листовок, содержащий аббревиатуру «НБП» как доказательство его организационной связи с запрещенной судебным решением организацией. Для этого используется и ответ экспертов на вопрос № 1, что раздача таких листовок свидетельствует о принадлежности гражданина Акименкова В.Г. к такой организации.

В Обвинительном заключении приводятся показания гражданина Акименкова В.Г. о том, что он сам изготовил данные листовки, скопировав их при помощи интернета с действующих сайтов.

Данные показания гражданина Акименкова В.Г. следствием не опровергнуты, доказательств того, что эти показания не соответствуют действительности в Обвинительном заключении нет, равно как нет доказательств о существовании организационной связи гражданина Акименкова В.Г. с запрещенной судебным решением организации. Без предоставления таких доказательств интерпретация следствием факта раздачи листовок гражданином Акименковым В.Г., якобы доказывающая какую-либо связь обвиняемого с такой организацией, остается предположением следствия, которое не подтверждается объективными данными. Очевидно, что такие предположения не могут быть доказательствами по данному делу и, в соответствии с ч. 3 и 4 статьи 15 УПК РФ не могут войти в судебное решения по данному делу.

Остальные вопросы, поставленные перед экспертами (№№ 2-5) имеют какие-то отношение к определению «экстремистской направленности» и, следовательно, к обвинениям по ст. 282 УК РФ «Уголовная ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды». Однако обвинения по статье 282 УК РФ гражданину Акименкову В.Г. не предъявлялись.

В силу этого данные материалы должны быть исключены как не имеющие отношения к рассматриваемому делу и как не имеющие отношения к доказательству вины гражданина Акименкова В.Г. по предъявленному обвинению.

6. В пункте 16 Обвинительного заключения приводится Протокол осмотра предметов (с. 11, 12, 13), включая предметы, изъятые при обыске на квартире гражданина Акименкова В.Г. В их числе распечатки работ: Лимонова (Савенко) «Давайте снимем вывески!»; Каспарова Г. «Россия после Путина. Часть 1»; Каспарова Г. «Россия после Путина. Часть 2» и др. Пересказываются тексты некоторых листовок с аббревиатурой «НБП».

В Обвинительном заключении указывается, что они, якобы, содержат «антиправительственные высказывания».

Представляется, что в этой части Обвинительное заключение руководствуется ошибочным представлением.

На официальном сайте Министерства юстиции РФ в открытом доступе имеется документ Федеральный список экстремистских материалов, с которым можно знакомиться по адресу: http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/fedspisok

По состоянию на 11 часов 4 декабря 2009 года в нем представлены наименования 454 произведений, которые решениями судов разных регионов признаны экстремистскими и которые в силу этих судебных решений запрещены к распространению.

В Федеральном списке экстремистских материалов Минюста РФ отсутствуют какие-либо произведения Лимонова (Савенко) Э. и Каспарова Г. Их произведения, включая те, которые упомянуты в Обвинительном заключении, до сих пор ни один судом не были признаны экстремистскими и не запрещены к распространению всеми законными способами, включая распространение в сети интернет.

В Федеральном списке экстремистских материалов Минюста РФ отсутствует запрет на упоминание наименований «нацбол», словосочетание «национал-большевик» и аббревиатура «НБП». Следовательно, использование этих терминов не является каким-либо нарушением действующего законодательства или вошедших в силу судебных решений.

Обращаю внимание суда на то, что в судебном решении Московского городского суда 19 апреля 2007 года, на которое неоднократно ссылается обвинение, не содержит запрета на то, что обвинение именует «идеология». И такого решения не может вынести ни один суд, т.к. такое решение противоречило бы статье 13 Конституции РФ:

«Статья 13

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.

4. Общественные объединения равны перед законом.

5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

7. В Обвинительном заключении и материалах экспертизы содержатся формулировки, свидетельствующие об уровне компетенции и общей культуры лиц, которые причастны к их составлению.

Так, в анализе листовок выделяется фраза о том, что Нацболы установит приоритет внутреннего долга над внешним», что явилось отнесением этого материала в разряд «экстремистского».

Однако заместитель министра финансов РФ Бэлла Златкис в интервью газете «Коммерсант» № 195 (2798) от 24.10.2003 года под заголовком "Любая страна мира предпочитает играть на своем поле" заявила: «На самом деле приоритет внутреннему долгу был отдан практически сразу после кризиса 1998 года» http://www.kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=1257d7eb-4bc8-4ffd-9f45-cb2a4e759d2d&docsid=422621

Требование об установлении приоритета внутреннего долга на внешним содержится в Обращении ЦК КПРФ «Путь России - вперед, к социализму! Обращение ЦК КПРФ к гражданам России», опубликованном 19.11.2009 в газете «Советская Россия» http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=56498

Полагаю, что недостаточный уровень общей культуры и информированности обвинения, проявившийся в подобных инсинуациях, сходных с примитивной диффамацией, не может быть основанием для обвинения гражданина Акименкова В.Г.

Таким образом, обвинения, предъявленное по ч. 2 ст. 282-2 УК РФ гражданину Акименкову В.Г. не основано на достоверных фактических и твердо установленных данных. Напротив, все предъявленные обвинения основаны либо на предположениях, либо на использовании отдельных фактов, итерпретированных в интересах обвинения, но не опровергающих интерпретацию этих же фактов, содержащуюся в показаниях обвиняемого Акименкова В.Г.

На основании вышеизложенного я не вижу только один выход для суда - вынести оправдательный приговор в отношении гражданина Акименкова В.Г.

В.А.Акимов



Рейтинг:   2.68,  Голосов: 19
Поделиться
Всего комментариев к статье: 4
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
на словоблудие.
мет написал 05.12.2009 19:47
Самая читающая страна в мире,только в середине 50 годов начала собирать макулатуру.
Руками нас, маленьких школьников.
Это было обьяснимо техническими возможностями переработки.
Однако на улицах городов и поселков такого мусора не было.
Мы, понимали, что бумага идет на растопку печей, но были злые языки, утверждающие, что некоторые лица рвут газеты и вытирают жопу лицами ВОЖДЕЙ.
Жаль, что в век Интернета потерялась прямая пахнущая связь народа с ПРАВИТЕЛЯМИ.
Re: Видно профи!
Владимир Акимов написал 05.12.2009 14:58
Дорогой Анонимус
Спасибо за оценку.
А на Ваш вопрос отвечаю категорически: Может быть.
Видно профи!
Анонимус написал 05.12.2009 14:29
Уважаемый В.А.Акимов!
Вы очень тщательно и квалифицированно провели "разбор полетов".
Может быть-Вы будете защищать Акименкова В.Г.?
Спасибо Вам.
С уважением Анонимус
(без названия)
Свистун написал 05.12.2009 04:06
== На это указывает и размещение данной статьи в Разделе X "Преступления против государственной сласти" и специально в главе 29 ==
"государственной сласти" - это сильно!
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss