Кто владеет информацией,
владеет миром

Коммунистическое движение в постиндустриальную эпоху: новые вопросы и новые ответы

Опубликовано 22.09.2006 автором Сергей Строев в разделе комментариев 32

Коммунистическое движение в постиндустриальную эпоху: новые вопросы и новые ответы

В опубликованной в «Правде России» статье «Мы выстоим и победим» председатель ЦКРК КПРФ В.С. Никитин поставил ряд важнейших теоретических и практических вопросов. Статья вызвала теоретическую дискуссию, что само по себе явлением глубоко положительным, дающим надежду на выход из губительного для Партии состояния теоретического застоя.

Для начала стоит отметить, что статья тов. Никитина, хотя и имеет прежде всего теоретический характер, но вызвана к жизни необходимостью решения насущнейших практических вопросов, ответов на которые в готовом виде в трудах классиков марксизма-ленинизма нет по той простой причине, что сами эти вопросы вызваны к жизни явлениями, проявившимися сравнительно недавно. Какие же это вопросы?

В первую очередь, это проблема стратегии, тактики и социальной базы коммунистического движения в условиях постиндустриального информационного общества. Развитие производительных сил в ведущих развитых странах привело к тому, что потребности всего общества в промышленной продукции могут быть удовлетворены трудом всё меньшего количества задействованных в промышленном секторе рабочих.

Каким же образом используются высвобождающиеся при этом трудовые ресурсы? Они поступают в информационное производство, которое в развитых странах из подчинённой, обслуживающей индустрию сферы всё более превращается в сферу, лидирующую и по общей своей роли в социально-экономическом развитии, и по капиталоёмкости, и по количеству занятых работников.

По мере развития научно-технического прогресса количество промышленных рабочих продолжает уменьшаться, а количество работников информационного производства – возрастать. Как справедливо отмечает тов. Никитин: «Во-первых, в новой эпохе материальное производство, основанное на трудовой деятельности и породившее промышленный пролетариат, уходит на второй план перед более высоким уровнем производства – производством информации, основанном в большей мере на мыслительной деятельности.

Во-вторых, главным средством господства над обществом становится не владение средствами материального производства, а владение средствами производства и распространения информации, а также технологиями информационного воздействия на сознание людей».

Между тем, само понятие информационного постиндустриального общества вызывает у некоторых ревнителей «чистоты марксизма» резкое неприятие. Выдвигаются два основных возражения.

Во-первых, утверждается, что никакая технология ничего не создаёт сама по себе, и любое наукоёмкое производство на выходе должно иметь вещественный материальный продукт. Следовательно, конечным итоговым звеном по-прежнему остаётся промышленное производство, а рабочий класс сохраняет свою роль главного создателя материальных ценностей. Так ли это?

Обратимся к конкретным примерам. Рассмотрим информационные компьютерные технологии. Известно, что производство программного обеспечения («софта») представляет собой сферу, имеющую самостоятельное значение и не сводящуюся к обслуживанию производства самой техники («железа»). При этом по мере технического прогресса цены на «железо» поддерживаются на стабильном уровне только за счёт постоянного повышения мощности продукции, а в расчете на продукт фиксированных параметров – стремительно падают, т.к. рост производительных сил неуклонно снижает объём необходимого для его создания человеческого труда. Напротив, совокупная стоимость программного «софта», интернет-услуг и т.д. имеет тенденцию постоянно расти по мере увеличения суммарного вкладываемого в них труда.

Таким образом, соотношение суммарной стоимости (т.е. объёма вложенного общественного труда) «железа» и «софта» неуклонно сдвигается в пользу последнего. Ещё более наглядна ситуация с молекулярными технологиями, которые зачастую работают прежде всего на медицину и подчас вообще в своей реализации не соприкасаются с трудом рабочих.

Одним словом, сводить информационное производство к обслуживанию промышленной индустрии – это ровно то же самое, что саму промышленную индустрию сводить к функции интенсификации сельского хозяйства, провозглашая, как это делали иные экономисты XIX века, производство продуктов питания единственным «подлинным» производством.

Во-вторых, утверждается, будто бы снижение доли промышленного производства в развитых странах связано, якобы, лишь с его «перетеканием» в развивающиеся страны Третьего мира. Такой подход, однако, «защищает» догму гегемонии рабочего класса ценой отрицания самой сути марксистской теории – представления о поступательном развитии производительных сил как о движущей силе истории.

Разумеется, в соответствии с исторической диалектикой во всякий момент времени доминирующие исторические формы сочетаются как с ростками будущего, так и с пережитками прошлого. Закономерно и то, что более старые, более архаичные формы производства вытесняются на периферию. Более того, неравномерность развития может приводить и зачастую приводит даже к определённому регрессу в отстающих странах.

Достаточно вспомнить, как развитие капиталистических отношений в Западной Европе привело к вторичному закрепощению крестьян в Восточной Европе и к возрождению рабовладения в американских колониях. Когда создавался марксизм, развитие рабочего класса происходило лишь в кучке западных стран, в то время как подавляющее большинство населения Земли продолжало жить в условиях аграрного общества.

Тем не менее, внимание классиков марксизма было устремлено именно к передовому меньшинству, уже вступившему в индустриальную стадию развития цивилизации, а не к отстающему большинству. Также и теперь наиболее интересным с точки зрения исторической перспективы является не «средний уровень», а динамика и тенденции развития наиболее развитых обществ, уже несколько десятилетий назад вступивших в эпоху информационного постиндустриального общества.

Марксу и Энгельсу не пришло в голову выдумать фикцию, что-де, мол, нет никакого капитализма, а есть только превращение Европы в единый ремесленно-цеховой город посреди остального аграрно-феодального человечества. Однако нынешние горе-марксисты именно подобным образом решают проблему, отрицая то, что в развитых странах производительные силы уже вышли на качественно новый уровень информационного общества. Сводить здесь всё только к территориальному перераспределению производства на планете – это значит отрицать самый факт научно-технического прогресса, закономерно сокращающего объемы необходимого труда в сфере промышленного производства.

Могли ли классики марксизма предвидеть такой поворот истории? Могли и предвидели, не без оснований полагая, что развитие уровня производительных сил со временем освободит человека от механического труда для чистого творчества. Стоит напомнить, что переход к коммунизму есть переход к обществу, в котором нет классов, в том числе и рабочего класса.

Правда, классики марксизма предполагали, что отмирание рабочего класса произойдёт уже после полного утверждения коммунистических производственных отношений, то есть после того, как рабочий класс осуществит свою историческую миссию, состоящую в переходе к обществу, свободному от отчуждения, классовой эксплуатации и господства производственных отношений над человеческой природой.

Однако история пошла иным путём. Капиталистические производственные отношения смогли пережить переход к новому более высокому уровню производительных сил. Противоречие между постиндустриальным уровнем развития производительных сил и отсталыми капиталистическими отношениями составляет основной конфликт современного общества. Уровень развития производительных сил уже фактически приближается к коммунистическому.

В самом деле, информационный продукт отличается от промышленного тем, что его без какой бы то ни было затраты труда можно реплицировать в каком угодно количестве копий. То есть переход к преобладанию информационного производства фактически обеспечивает материальную базу для всеобщего изобилия, для существования общества, в котором владение собственностью не ликвидируется насилием, а снимается естественным образом через исчезновение нужды, дефицита.

Однако сохранение старых капиталистических производственных отношений искусственно сдерживает развитие производительных сил, насильственно препятствует свободному распространению информационных продуктов и противоестественным, насильственным путём возвращает общество в состояние не-изобилия, в состояние нужды – ибо только в таком состоянии капиталистические отношения способны самоподдерживаться, а капиталистические элиты – сохранять свой социальный и экономический статус.

Конфликт между опережающим развитием производительных сил и тормозящим исторический прогресс отставанием наличных производственных отношений – вот, в соответствии с марксистской теорией, причина всех социальных революций. Диктат «авторского права», патенты и лицензии, борьба с т.н. «пиратством», засекречивание технологий, одним словом, препятствование свободному копированию и распространению информации – таковы средства сдерживания объективного прогресса отжившим капиталистическим классом.

Но естественное развитие пробивает себе дорогу. Движение «open source» (некоммерческое программное обеспечение с открытым, свободно доступным исходным кодом), идеология и технология Wiki – вот примеры ростков новых коммунистических отношений, за которыми большое будущее. Стремясь перехитрить естественный ход исторического развития, буржуазия создаёт мощнейшие средства манипуляции массовым сознанием, фактически стремясь превратить технический прогресс в средство создания электронной тюрьмы, своего рода виртуальной матрицы, порабощающей сознание человека и отсекающей его от объективной реальности. Предрешена ли здесь наша конечная победа?

Классики марксизма исходили из парадигмы монизма и детерминизма исторического прогресса. Они были уверены в том, что переход к новой общественно-экономической формации определяется уровнем развития производительных сил. Но мы на историческом опыте убедились, что социализм и капитализм в XX веке существовали на одном и том же уровне развития производительных сил – уровне развитой индустриальной цивилизации. Если мы обратимся к цивилизациям аграрной волны, то и там мы увидим, что на базе одного и того же уровня развития производительных сил разные цивилизации породили весьма различные формы производственных отношений от классического феодализма Западной Европы и Японии до «аграрного коммунизма» инков.

Очевидно, здесь детерминизм стадиальной формационной теории накладывается на «цветущую сложность» цивилизационного подхода. Не означает ли это, что и на новом уровне развития – уровне информационной цивилизации («третьей волны» по Тоффлеру) – могут реализоваться различные формы производственных отношений?

Наличный уровень развития производительных сил в развитых странах уже практически достаточен для снятия частной собственности естественным путём, для обесценивания владения собственностью в мире всеобщего изобилия (подобно тому, как обесценивается и лишается смысла владение бочками воды на берегу бескрайнего озера). Но этот же самый уровень развития производительных сил может быть использован и для создания искусственного, фантомного мира, имеющего только одну задачу – отчуждения человека от реальности и сохранения капиталистических отношений вопреки объективной экономической реальности.

Такой путь тоже возможен и уже реализуется. Переведя капиталистические отношения из мира вещественного реального производства в мир навязанной обществу виртуальной реальности, архитекторы Нового Мирового Порядка имеют небезосновательную надежду сделать эти отношения фактически неуязвимыми для воздействия со стороны прогресса производительных сил. Поэтому вполне обоснован тезис тов. Никитина о том, что «главным объектом угнетения становится не только труд, а все в большей мере разум (сознание и мысль) человека.

Господа с помощью специальных информационных технологий порабощают сознание людей, превращая человека в легкоуправляемое, лишенное разума существо». Какая из двух потенциальных возможностей воплотиться в реальность – зависит от нас, от нашего понимания происходящих процессов, от нашего свободного выбора, от нашего волевого усилия. Реальность перехода к новому информационному обществу ставит перед нами, коммунистами, качественно новые задачи.

Не замечая действительных, уже имеющихся и развивающихся ростков коммунистического общества (таких как движение «open source» и Wiki), догматики от марксизма предпочитают хранить верность не его методологии и диалектике, а формальной букве, зафиксированной и умертвлённой в своей статике. Тем самым, они оказываются в положении, сходным с тем, в каком столетие назад были народники.

Народники, возникнув как революционное движение, но не понимая направления исторического развития, сделали ставку на самый массовый в ту пору, но исторически уже регрессивный класс – крестьянство. В итоге, помимо своей воли, они превратились в силу регрессивную, реакционную. Напротив, большевики сделали ставку на крайне немногочисленный, но исторически прогрессивный на тот момент рабочий класс и сделали его авангардом революции, за которым смогли уже пойти и крестьянские массы. Современные догматики «от марксизма» находятся даже в худшем положении, чем народники столетней давности. Те делали ставку на исторически нисходящий, но всё ещё самый массовый эксплуатируемый класс. Современные же ортодоксы (в силу исторического курьёза называющие себя марксистами) делают ставку на класс, не просто исторически нисходящий, но уже и сейчас дезорганизованный, лишённый массовости и классовой субъективности.

И в самом деле, нельзя не увидеть, что отступление коммунистического движения по всему миру теснейшим образом связано с утратой прежней социально-классовой базы – с историческим распадом рабочего класса. Вот та реальная и в высшей степени практическая проблема коммунистического движения, на решение которой направлен предпринятый тов. Никитиным теоретический поиск.

В развитых странах рабочий класс мельчает и исчезает в связи с переходом к информационному обществу, в отстающих – в связи с их превращением в сырьевые колонии. В обоих случаях процесс объективен и закономерен. Возьмём, к примеру, Россию. Год от года углубляется её насильственная деиндустриализация. Следовательно, год от года слабеет, деклассируется, размывается рабочий класс. Если рабочий класс России не смог отстоять своих интересов в 90-е годы, когда он был ещё сравнительно массовым и организованным, то нетрудно ответить на вопрос, каковы шансы пролетарской революции теперь, а тем более – в будущем.

Нетрудно заметить и то, что социальную базу КПРФ в основном составляют не рабочие, да и в идеологии КПРФ национально-освободительные, патриотические и общесоциальные положения существенно преобладают над классовыми. Напротив, те коммунистические партии, которые сделали ставку на догматический марксизм и пролетарскую революцию, замкнулись в политические секты, не имеющие практически никакого реального веса. Можно сказать, что теоретический и идеологический вопрос проверен здесь экспериментально на практическом опыте.

Результат говорит сам за себя и не требует комментариев. Что же сказать после этого о тех, кто стремится и КПРФ затащить в этот уже хорошо известный тупик? Марксизм несомненно возник как научная теория. Но ортодоксы от марксизма забывают, о том, что любая научная теория тем и отличается от религиозного откровения, что признаёт свою относительность и способна по мере развития познания интегрироваться в более общую теорию. К примеру, не вызывает сомнений научность менделевской генетики и значение сделанных Г. Менделем открытий.

Однако, можно ли себе представить, чтобы учёные-генетики из верности менделизму обвиняли в ревизионизме открывателей признаков, не подчиняющихся менделевским законам наследования? Или можно ли представить себе «ортодоксальных ньютонианцев», клеймящих позором ревизионистов-эйнштейнианцев за отступление от чистоты принципов теории относительности? Дарвинизм, несомненно, был одним из важнейших этапов развития биологической науки. Но современная синтетическая теория эволюция (СТЭ) включает в себя не только дарвиновскую теорию, но и молекулярную и популяционную генетику. Благодаря этому современная теория эволюции способна объяснить многие явления, которые в рамках «чистого» дарвинизма объяснить было невозможно.

В науке полной дикостью выглядело бы, если бы кто-то во имя чистоты научной теории попытался бы препятствовать созданию теории более общей. Тов. Никитин пишет: «чтобы познать явление, мы обязаны рассмотреть его всесторонне с точки зрения классового, цивилизационного, геополитического и других подходов». В этом утверждении заключён вполне научный, диалектический подход – стремление к созданию теории, более общей по сравнению с прежними, и к снятию противоречия между тезой и антитезой за счёт диалектического синтеза и выхода на более высокий уровень познания. Теперь посмотрим, с каких позиций тов. Никитина критикует в опубликованной в «Правде» статье «Учение Маркса всесильно, потому что верно» секретарь Коломенского горкома Л. Сорников: «Для начала напомним, что, выделяя ядро диалектики, В.И. Ленин обращал внимание на учение о противоречиях, а всестороннее рассмотрение явления заключается не в привлечении к нему различных, зачастую противоположных подходов».

К сожалению, приходится признать, что тов. Сорников или не понимает смысла диалектики, или крайне неудачно выразил свою мысль. Трактуя здесь ленинскую фразу в буквальном значении, он попадает в такую же ситуацию, как если бы объяснял всю сущность коммунизма исходя из знаменитого ленинского лозунга «советская власть плюс электрификация всей страны». Конечно же, диалектика не есть только учение о противоречиях. Зороастрийский и манихейский дуализм или классическое учение дальневосточной традиции о двух началах инь и ян – это тоже учение о противоречиях, но в них нет никакой диалектики. Потому что диалектика есть учение не просто о противоречиях, но о поступательном развитии через противоречия.

Кстати говоря, в политической теории такая подмена диалектики циклическим замкнутым дуализмом уже совершалась, и наиболее характерна она для маоизма. Это, казалось бы, чисто теоретическое недопонимание тов. Сорникова не замедляет проявиться в его статье практически. Вот, тов. Никитин ставит вопрос о применимости трудовой теории стоимости к реалиям постиндустриального общества: «Трудовая теория стоимости здесь не действует, здесь цена зависит от вложенной в товар информации. <...> Виртуальный мир — это мир абсурда, искусственно созданный угнетателями для превращения человека разумного в недочеловека с животными инстинктами, в обессмысленного зомби, находящегося под постоянным информационным гипнозом».

Действительно, если понимать под трудом «классический» механический труд, то есть физический труд, вложенный в создание материального вещественного продукта, то тов. Никитин совершенно прав. В современном обществе потребления цена на одну и ту же вещь может различаться в тысячи раз в зависимости только от престижности товарного знака, сформированной рекламой, модой и социальным внушением. Классическое представление о трудовой теории стоимости – тезис. Отрицание этой теории на основе приведённого выше наблюдения – антитезис. Каков следующий шаг?

Синтез – возвращение к трудовой теории стоимости на более высоком уровне понимания, с включением в рассмотрение трудовых затрат не только на создание вещественного продукта, но и на внедрение в массовое сознание связанного с этим продуктом рекламного образа. Не будем подробно останавливаться на этом вопросе, т.к. это тема отдельной статьи, нами уже подготовленной и опубликованной (С.А. Строев «Теория трудовой стоимости и постиндустриальное общество»). Для нас сейчас важно то, что с точки зрения диалектики меткое наблюдение, сделанное в статье тов. В.С. Никитина – это совершенно необходимый шаг в развитии теории стоимости.

С точки зрения диалектики, отрицание отрицания должно выводить на новый уровень понимания трудовой теории стоимости. Однако тов. Сорников, следуя сформулированному им выше превратному представлению о диалектике как о учении о противоречиях, а не о поступательном развитии через противоречия, совершенно неконструктивно подходит к критике статьи тов. Никитина. Для тов. Сорникова отрицание отрицания оборачивается не выходом на новый уровень понимания, а простым возвращением в исходному тезису.

Он пишет: «Придется огорчить В. Никитина: закон стоимости продолжает работать, по-прежнему сущностью капитала являются производство и присвоение прибавочной стоимости, без чего нет и прибыли. Сверхприбыли и спекуляция на фондовой бирже ничуть не отменяют основного закона капитализма. Транснациональные компании придают этому процессу новые, более изощренные формы. Впрочем, о них в статье ни слова. Для В. Никитина важнее поставить под сомнение фундаментальный вывод К. Маркса об исторической миссии рабочего класса».

Да, действительно, теория трудовой стоимости может быть развита таким образом, что будет неплохо работать в постиндустриальном обществе. Но для этого её необходимо развить. Основанные на наблюдениях и фактах сомнения тов. Никитина дают ключ к такому развитию. Они конструктивны уже самим фактом постановки и раскрытия проблемы. А вот констатация тов. Сорникова, хотя и верна с формальной точки зрения, но ничего не даёт для развития нашей теории, ничего не прибавляет к тому, что мы и так знаем из работ классиков. И даже более того, таким образом сформулированная констатация тянет нас назад, уводит от решения поставленной тов. Никитиным теоретической проблемы.

Что же касается «миссии рабочего класса», то тут тов. Сорников и с формальной точки зрения не прав. Он повторяет положение классиков догматически, не учитывая того, что истина исторически конкретна, и может быть выявлена только путём анализа наличной социальной реальности в её динамике. К этому вопросу мы, следуя за ходом дискуссии, ещё вернёмся ниже. Рассмотрим другой пример. Тов. Никитин формулирует свой тезис: «в новой эпохе материальное производство, основанное на трудовой деятельности и породившее промышленный пролетариат, уходит на второй план перед более высоким уровнем производства – производством информации, основанным в большей мере на мыслительной деятельности».

Тов. Сорников парирует: «Выходит, производство предметов первой жизненной необходимости уходит на второй план. Невольно вспоминается анекдот о Кашпировском, в котором ему приписывалось обещание кормить народ по телевизору!». Обратим внимание на то, как тов. Сорников строит своё «опровержение». Съёрничал и сделал вид, будто тут и говорить не о чем, мол всё и так очевидно. И быстренько перешёл к следующему тезису. При этом ни привел никакого ни фактического, ни логического опровержения сформулированного тов. Никитиным тезиса.

Такая стилистика ведения дискуссии по серьёзной и важной для Партии теме представляется не слишком конструктивной и уважительной как по отношению к оппоненту, так и по отношению к тысячам читателей «Правды». А, между тем, что же невероятного в том, что производство предметов первой жизненной необходимости уходит на второй план, если уровень развития производительных сил таков, что оно требует всё меньших затрат труда и количества работников? Или тов. Сорников считает, что стоимость определяется не объёмом общественно необходимого для создания продукта труда, а мерой его жизненной необходимости?

Но тогда хлеб должен продаваться дороже алмазов, а воздух – дороже хлеба. Или, быть может, он думает, что историческая роль класса определяется жизненной необходимостью производимых этим классом продуктов? Но тогда тов. Сорникову следовало бы считать гегемоном не рабочий класс, а крестьянство, ведь, что ни говори, а хлеб в качестве продукта потребления насущнее машин и телевизоров. Если же мы исходим из того, что роль того или иного производства определяется мерой участия в этом производстве трудящихся и совокупным объёмом вкладываемого в него общественного труда, то да – производство предметов первой жизненной необходимости действительно уходит на второй план, а на передний план выходит производство информации.

Рассмотрим ход дискуссии дальше. Тов. Никитин утверждает, что «капитал в погоне за прибылью теперь эксплуатирует человека в большей мере не как производителя, а как потребителя. Экономическое принуждение к труду дополнилось информационным принуждением к потреблению». На это тов. Сорников риторически восклицает: «Можно ли всерьез воспринимать подобные пассажи? Чтобы принудить человека к ненужному или избыточному потреблению, надо обеспечить ему достаточно высокий уровень жизни. Неужели капитализм принуждает безработного питаться деликатесами? В мире около 2,5 миллиарда потребляют жалкий минимум пищи, одежды, жилья, да и то не всегда. А если речь идет о “золотом миллиарде” и тонком слое богатых в остальном мире, то на них не заканчивается человеческое общество».

Следуя логике тов. Сорникова Марксу следовало бы описывать европейский капитализм XIX века не на материале «ничтожной» по своей доле в общем народонаселении Земли Западной Европы, а по «среднему» уровню бескрайней Азии, Африки и Латинской Америки. Да, действительно, в условиях информационного постиндустриального общества живут сейчас главным образом представители т.н. «золотого миллиарда», то есть население наиболее экономически развитых, передовых стран. Но раз мы анализируем этот тип общества, то и нужно обращаться к его материалу.

Можно ли считать общество «золотого миллиарда» единым классом новых капиталистов, основанном на эксплуатации остального человечества? Едва ли. Да, «золотой миллиард» действительно эксплуатирует труд «третьего мира», вывозя промышленное производство в регионы с дешёвой рабочей силой. Но давайте задумаемся: а почему вдруг архитекторы Нового Мирового Порядка, все эти господа из римских и бильденбергских клубов, начали упорно внедрять по всему миру программы контроля над рождаемостью? Что-то здесь не сходится.

Если их сверхдоходы основаны на эксплуатации труда народов «третьего мира», то эти суперкапиталисты должны были быть заинтересованы как раз наоборот в увеличении эксплуатируемых трудовых ресурсов! Но они заинтересованы в обратном: в том, чтобы население «третьего мира» сократилось до минимума, оставив им все природные ресурсы своих стран. Из этого следует, что, хотя «золотой миллиард» и эксплуатирует труд «третьего мира», но эта эксплуатация не является для него жизненно необходимой. Исчезни вдруг в одночасье население «третьего мира» – и социальная структура оставшегося на Земле «золотого миллиарда» изменится не намного.

Откат обратно в индустриальное общество будет во-первых, далеко не полным, а во-вторых – временным. Потому, что главный и основной источник социальной структуры этого общества – уровень развития его производительных сил, а не эксплуатация труда остального человечества. Если же «золотой миллиард» стремится держать остальное человечество в нищете, то не потому, что так безжалостно эксплуатирует его труд, а потому, что стремится присвоить себе невосполнимые природные ресурсы всей планеты и не допустить конкуренции в потреблении этих ресурсов. Ресурсы стремительно истощаются. На поддержание уровня потребления одного «золотого миллиарда» – и то уже не хватает. А на шесть «золотых миллиардов» - точно не хватит.

Возвращаясь к статьям товарищей Никитина и Сорникова следует признать, что анализировать явления постиндустриального информационного общества необходимо на материале тех, кто в него входит, а не тех, кто остался за его бортом. А западное постиндустриальное общество действительно одновременно является и обществом потребления, в котором избыточное потребление фактически стало социальной обязанностью.

Капитализм в принципе основан на избыточном производстве, производстве сверх необходимого ради извлечения прибыли. Пока он мог расширяться – проблема решалась за счёт освоения новых рынков. Но сейчас, когда вся планета освоена, у капиталистической системы нет иного пути спастись от коллапса перепроизводства, как повышать и повышать уровень потребления, внушая и навязывая соответствующие модели поведения. Так что и в этом вопросе прав тов. Никитин.

Другое дело, что стремительное истощение природных ресурсов диктует современному капитализму требование в рамках общества потребления переносить акцент с потребления материальных товаров на потребление трудоёмкой, а потому капиталоёмкой информации. Наконец, мы вновь возвращаемся к ключевому практическому вопросу, которым, собственно, и вызвана к жизни вся дискуссия – вопросу о социальной базе коммунистического движения в новых условиях.

Мы уже отмечали выше, что кризис и общее отступление коммунистического движения не только в России, но и в мире в целом имеет объективную историческую причину. Причина эта – распад основной социальной базы, на которую коммунистическое движение было ориентировано начиная с самого своего возникновения – рабочего класса в целом и промышленного пролетариата в первую очередь. В.С. Никитин в своей статье не даёт окончательного ответа по этой проблеме. Но и то уже важно, что он ставит этот вопрос, раскрывает важность проблемы, приглашает коммунистов к теоретическому поиску в этом направлении.

И вновь мы видим, что тов. Сорников, к сожалению, напротив, занимает неконструктивную позицию, стремясь не разрешить проблему по существу, а создать иллюзию, будто её попросту не существует: «Но важно же коммунисту понимать, что рабочий класс, то есть наёмный персонал, непосредственно занятый производством материальных благ, по-прежнему остается ведущей силой, способной, объединившись вокруг марксистской партии, завоевать политические высоты, “организовать себя в государство” (В. Ленин) и построить общество, которое начнет целенаправленно с помощью “передовой теории” (“торжество разума!”), оплодотворяемой общественной практикой, овладевать условиями своего существования. То есть именно пролетариат (и не только физического, но и умственного труда) может спасти человеческую цивилизацию. А то, что сегодня рабочий класс дезорганизован, деморализован, заражён мелкобуржуазной психологией и антикоммунизмом, совсем не означает, что без него можно обойтись».

Читаешь – сплошной набор «правильных» слов, глухой забор непробиваемых агитационно-пропагандистских штампов. Но начинаешь вдумываться в смысл приведённых определений – и вся ткань этого агитпропа буквально расползается по швам. Рабочий класс, тов. Сорников определяет как «наёмный персонал, непосредственно занятый производством материальных благ». Допустим. Что такое «материальные блага»? Совокупность товаров и услуг. Услуги – это тоже материальное благо. Парикмахер своим трудом создаёт какое благо – материальное или духовное? Ясное дело, что материальное.

По Сорникову получается, что парикмахер – рабочий (если, конечно, он не владелец парикмахерской, а наёмный работник в ней)? Врач-хирург создаёт материальное благо или духовное? Значит, и он по определению тов. Сорникова – рабочий. Не утратили ли мы при этом тогда вообще смысл слова «рабочий», следуя данному определению?

Смотрим дальше: «рабочий класс, <...> остается ведущей силой, способной, объединившись вокруг марксистской партии, завоевать политические высоты, <...> овладевать условиями своего существования. То есть именно пролетариат (и не только физического, но и умственного труда) может спасти человеческую цивилизацию. А то, что сегодня рабочий класс<...>». Явно у тов. Сорникова совершенно смешиваются два понятия: «рабочий класс» и «пролетариат». Он начинает говорить об одном, но перескакивает на другое и обратно, хотя сам же и признаёт отличия между этими понятиями. Сам же он и указывает, что рабочий класс определяется непосредственно занятостью производством материальных благ, в то время как пролетариат может быть не только физического, но и умственного труда.

Справедливости ради в защиту тов. Сорникова следует сказать, что корни такого смешения мы видим в Большой Советской Энциклопедии, которая определяет рабочий класс при капитализме как «класс наёмных работников, лишённых средств производства, живущих продажей своей рабочей силы и подвергающихся капиталистической эксплуатации (пролетариат)», а пролетариат как «один из двух основных классов буржуазного общества; класс лишённых собственности на орудия и средства производства наёмных рабочих, единственным источником существования которых является продажа ими своей рабочей силы капиталистам». То есть БСЭ тоже смешивает и фактически отождествляет эти два понятия.

Такое отождествление рабочего класса и пролетариата в рамках марксистской теории могло быть терпимо в первой половине XX века, когда действительно основную массу работников, не имеющих собственных средств производства и продающих только свой наёмный труд, составляли промышленные фабрично-заводские рабочие. А если и говорилось о «сельскохозяйственных рабочих», то и здесь речь шла о людях, продающих свой физический труд. Но никогда в понятие «рабочий класс» не включалась категория людей, продающих свой интеллектуальный труд. Для этой социальной группы в Советском Союзе существовало понятие «трудовая интеллигенция».

Более того, несмотря на формальное определение БСЭ, часто указывалось, что пролетариат – это не просто рабочий класс, но наиболее обездоленная, а потому и наиболее революционная его часть. К примеру, высококвалифицированный рабочий даже в капиталистическом обществе XIX – начала XX века мог быть весьма обеспеченным человеком. Его труд не был простым механическим трудом, а включал в себя сложные навыки, и выступал, таким образом, как неразрывная совокупность труда физического и умственного. Соответственно и оплата была достаточно высокой, и, хотя такой рабочий не владел частной собственностью на средства производства, но владел достаточно значительной личной собственностью. Хотя он и подвергался эксплуатации, но эксплуатация эта имела умеренные формы, и о таком рабочем никак нельзя было сказать, что ему «нечего терять кроме своих цепей».

Соответственно, эта категория трудящихся, хотя и несомненно была частью рабочего класса, но тоже не включалась в число пролетариата, а определялась как «рабочая аристократия» и занимала промежуточное положение между промышленным пролетариатом и трудовой интеллигенцией. Таким образом, получается, что, хотя и в неявном виде, но понятие пролетариата определялось не только по отношению к собственности на средства производства, но и по отношению к собственности вообще, в том числе и личной собственности. Это, впрочем, хорошо согласуется с исходным значением слова «пролетарий», восходящим к обществу Древнего Рима и означающим буквально «владеющий только собственным потомством».

Однако сейчас, для того чтобы иметь возможность анализировать общественные процессы с точки зрения классового анализа, нам необходимо уяснить суть понятий, не смешивать их и не подменять. Действительно, в новую постиндустриальную эпоху основным трудящимся эксплуатируемым классом становятся наёмные работники, производящие информационные ценности, не обладающие собственностью на средства производства и продающие только свой интеллектуальный труд, свою способность к сбору, переработке или распространению информации. Эти люди несомненно не относятся к числу рабочего класса. Рабочий класс как промышленный (заводской и фабричный), так и сельскохозяйственный в силу развития производительных сил поступательно сокращается, теряет классовое сознание и субъектность, превращается из ведущего класса в социальную прослойку.

Кроме того, по мере того, как он сокращается численно, буржуазии становится всё легче прикормить его. Современные промышленные рабочие – и это надо понимать – это достаточно обеспеченные люди, более обеспеченные, чем низы трудовой интеллигенции. Отсюда и классовое сознание современных рабочих, весьма далёкое от сознания рабочего пролетариата, который действительно находился на грани физического выживания и мог потерять только свои цепи. Очевидно, что ведущей силой социалистической революции в постиндустриальном обществе будут не промышленные рабочие, а производители информационных ценностей. Но для того, чтобы работать с этим новым классом нам, коммунистам, жизненно необходимо понять, в чём состоит качественное его отличие от того класса, с которым мы имели дело в прошлом и позапрошлом столетиях.

Во-первых, этот класс не является в собственном смысле «пролетариатом умственного труда» по той же причине, по какой пролетариатом не была рабочая аристократия. Он не владеет собственностью на средствами производства, но не лишён личной собственности. Буржуазия несомненно присваивает часть создаваемого этим классом прибавочного продукта, но практически никогда (по крайней мере в развитых странах) не доводит дело до того, чтобы оставлять трудящемуся средств только на поддержание физического выживания. Современные производители информации в целом не являются нищими, хотя и среди них можно выделить беднейшие, наиболее обездоленные слои.

Во-вторых, важнейшим фактором революционности рабочего класса было то, что сам характер крупного фабрично-заводского производства, требовал высокой концентрации рабочей силы, высокой организованности и дисциплины труда, воспитывал у рабочих дух коллективизма и солидарности. Напротив, характер информационного производства не способствует концентрации производителей информации и выработки у них коллективистского классового сознания. Рядовой производитель информации работает не в спаенном коллективе крупного завода, а в небольшом коллективе своей лаборатории, фирмы, группы, зачастую по свободному графику. При этом большинство задач он выполняет индивидуально. Поэтому и сознание такого трудящегося гораздо более склонно к индивидуализму.

Это обязательно необходимо учитывать, и не переносить бездумно на трудящихся новой формации стачечно-маёвочные методы и подходы, бывшие эффективными для класса с иным социальным бытием и сознанием. Именно здесь, в разобщённости и атомизации общества, кроется причина краха классических политических партий, сформированных в условиях индустриального общества и являющихся его институтами. С другой стороны, трудящиеся нового класса обладают более высокой субъектностью, более высоким уровнем индивидуального самосознания. В этом положительная сторона их индивидуализма. Плохо и неохотно организуясь в классические массовые движения с вертикальной иерархией, они зато легче и быстрее способны формировать координационные структуры сетевого типа, в том числе используя возможности интернета.

Такие сетевые координационные структуры потенциально в перспективе могут стать гораздо более эффективными, чем классические пирамидально организованные массовые партии и движения. Это тоже необходимо учитывать, если мы хотим приспособиться к новой реальности, а не заниматься симуляцией и имитацией политической деятельности. Несложно заметить, что все массовые партии и движения патриотической оппозиции 90-х режим уничтожил одним и тем же простым способом: верхушечным расколом. Либо верхушка партий была с самого начала подставной и сработала как мина замедленного действия, либо в некоторый момент её взяли под контроль, сыграв на амбициях и личных слабостях лидеров.

До тех пор, пока партии начинаются с вопроса «кому же довериться?» и строятся по принципу «стадо и пастух», – до тех пор они будут оставаться средством контроля и манипуляции. Нужно переходить к принципиально новому типу организации по типу координационной сети активистов, в которой каждый "узел" или "сегмент" может при необходимости действовать автономно. Начинать надо не с лидера, а с определения собственной политической позиции, собственных критериев оценки событий. Исходя из этого, определять цели и задачи собственной борьбы. Уже в ходе этой борьбы налаживать координацию с единомышленниками, заводить контакты, позволяющие повысить эффективность борьбы и получить доступ к необходимым для неё ресурсам. И только после этого можно осваивать коммуникативные каналы и материально-технические ресурсы действующих партий, всякий раз исходя из намеченных целей борьбы, а не из корпоративных интересов партийных бюрократий.

При этом ни в коем случае не замыкаться в рамках районных и городских парторганизаций, но в первую очередь создавать горизонтальные связи, как внутрипартийные, так и межпартийные. Организованную по такому принципу сеть практически невозможно расколоть, а воздействовать на неё манипулятивными средствами довольно сложно. Наконец, необходимо учитывать то, что наша страна далеко не входит в число развитых стран постиндустриального информационного общества.

Более того, последние 16 лет мы не просто отстаём в развитии, но и стремительно откатываемся назад, превращаемся в сырьевую колонию. Российская деиндустриализация имеет совершенно иную природу, чем деиндустриализация ведущих развитых стран пресловутого «золотого миллиарда». Там она связана с выходом на более высокий уровень развития производительных сил, в то время как у нас – с их стремительной деградацией. В политике путинского режима просматривается очевидное стремление редуцировать всё экономику страны до инфраструктуры Большой Нефтяной Трубы. А экономике Большой Трубы наука и развитая технология не нужны. Поэтому правительство руками г-на Фурсенко проводит совершенно сознательную и целенаправленную политику уничтожения отечественной науки и системы всеобщего среднего и массового высшего образования.

Из этого следует, что экономическая и социально-политическая ситуация в России качественно отличается от ситуации в развитых странах информационного общества. Там производители информации действительно становятся массовым и фактически основным трудящимся эксплуатируемым классом. Поэтому, по-видимому, развитие западного (европейского, возможно, что и северо-американского) коммунистического движения будет носить преимущественно классовый характер и отражать интересы и формы самоорганизации этого класса.

В России, как и в странах «третьего мира» в целом, наблюдается иной процесс. Наше население с точки зрения Нового Мирового Порядка оказалось вообще лишним. Его эксплуатация развитым странам экономически невыгодна. Развитым странам желательно было бы вообще очистить территорию от этого населения, являющегося препятствием и потенциальной угрозой для полного присвоения недр, запасов полезных ископаемых и, в особенности, источников энергии (нефти и природного газа). Зачистить территорию от населения путём прямого непосредственного уничтожения новые властители мира не решаются: это чревато возможностью неконтролируемого развития событий, особенно учитывая остатки советского стратегического ядерного оружия. Поэтому выбран иной путь – постепенная редукция населения за счёт сокращения рождаемости и повышения смертности. Пока этот процесс идёт, остающиеся население (особенно в крупных городах) во избежание социального взрыва необходимо поддерживать на определённом уровне жизни, уделяя некоторую долю сверхдоходов от стремительно разграбляемой нефти.

Этим определяется социальная структура современного российского общества. Минимум созидательной трудовой деятельности и максимум имитации. В крупных городах на одного действительно работающего приходится несколько тех, кто по современному выражению «крутится». Но даже производительная деятельность в основном связана со сферой услуг. По сути вся современная российская «экономика» – это система распределения брошенных населению крох с нефтяного пирога. Отсюда и полная социально-классовая аморфность. Общество крайне деклассировано, деидеологизировано. Рабочий класс в результате разгрома национальной промышленности до крайности сокращён, дезинтегрирован и дезорганизован. Причём чем дальше – тем более дезорганизован.

Но и новый класс производителей информации в отличие от передовых стран не складывается. Что из этого следует? Из этого следует, что в России освободительное движение не может развиваться на чисто классовой основе. Массовой силой социальной революции в России призван стать не конкретный подвергаемый эксплуатации класс работников, а подвергаемое геноциду деклассированое в массе своей население. Поэтому и сопротивляться это население будет опираясь главным образом не на самосознание эксплуатируемого класса, а на самосознание уничтожаемой нации.

Как совершенно справедливо указывается в специальном постановлении Х Съезда КПРФ по русскому вопросу «Политический режим своими действиями создает объективные предпосылки для новой социалистическая революции в России. Но в современных условиях она может состояться только как результат национально-освободительной борьбы русского народа, объединяющего вокруг себя все остальные народы нашей страны. Такая национально-освободительная борьба в силу наших исторических и национальных особенностей будет неизбежно носить антибуржуазный, антикапиталистический, антиглобалистский характер».

В Политическом отчете ЦК КПРФ Х Съезду КПРФ в этой связи отмечается, что «в этих условиях российские коммунисты должны как можно быстрее освоить новое идеологическое пространство народного, пока еще стихийного “русского социализма”. Возглавить это движение, придать ему научную обоснованность, политическую целеустремленность, организованность, боевитость и силу». Эту же линию на неразрывность социальной и национально-освободительной борьбы подтвердила состоявшаяся 6 апреля 2006 года в Москве Всероссийская научно-практическая конференция «Коммунисты и русский вопрос».

Обращаясь к работам классиков марксизма-ленинизма, мы видим, что они всегда исходили не из абстрактных понятий, а из социально-классовой конкретики. Нигде у классиков нет рассуждений об абстрактном «национализме вообще» или «интернационализме вообще». Классики говорят о совершенно конкретном пролетарском интернационализме, и совершенно конкретном буржуазном национализме. Только в таком аспекте имеет смысл ставить вопрос: что работает на осуществление социалистической революции – и что работает против неё. Если кардинально изменились условия (а это именно так!) – значит мы должны кардинально изменить наши средства, в том числе и идеологические. Потому что верность коммунистическим принципам означает верность прежней цели, а не мертвым фразам и цитатам.

Ленин в своей статье «О праве наций на самоопределение» подчеркивал, что всякое национальное требование должно оцениваться под углом классовой борьбы. Ленин определяет позицию по отношению к национализму угнетённого народа диалектически: «Поскольку буржуазия нации угнетенной борется с угнетающей, постольку мы всегда и во всяком случае и решительнее всех за, ибо мы самые смелые и последовательные враги угнетения. Поскольку буржуазия угнетенной нации стоит за свой буржуазный национализм, мы против». Ленин допускает возможность ситуативного союза даже и с буржуазным национализмом угнетённой нации, если этот союз способствует национальному освобождению: «Учесть наперед все возможные соотношения между буржуазными освободительными движениями угнетенных наций и пролетарским освободительным движением среди угнетающей нации – вещь невозможная» «мы не можем ручаться за тот или иной путь национального развития, мы через все возможные пути идем к своей классовой цели».

Является ли русская нация сегодня угнетенной? Несомненно. Более того, она является не просто угнетенной, она подвергается целенаправленному геноциду. Почти по миллиону в год убывает. А освободившееся пространство компрадорская буржуазия заселяет кем? Конечно, дешевой рабочей силой, мобилизованной из азиатского зарубежья. Итак, вот наше коммунистическое отношение к русскому национализму. Постольку, поскольку этот национализм является борьбой угнетённого русского народа за свое освобождение – мы должны его поддерживать. Постольку, поскольку он оказывается орудием классовых интересов буржуазии, орудием подавления и закабаления трудящихся, постольку мы должны ему противодействовать. Следовательно, наша задача сформировать такое национально-освободительное движение, которое не было бы по своей сущности буржуазным.

Может ли быть небуржуазный национализм? У Ленина мы не найдем упоминания о таком национализме. И это понятно: Ленин работал в условиях индустриализации и роста классового сознания. Ответ мы должны искать в анализе тех стран, которые совершали революции в сходных с нами условиях деиндустриализации и фактической колонизации. И мы находим такой ответ, в частности, у Эрнесто Че Гевары, который пишет в первой главе своей книги «Партизанская война»: «Что касается Алжира, то великая идея арабского национализма экономически обосновывается тем, что почти вся обрабатываемая земля Алжира находится в руках одного миллиона французских колонистов. В некоторых странах, например в Пуэрто-Рико, где географические особенности не позволили начать партизанскую борьбу, идея национализма, подогреваемая дискриминацией местного населения, зиждется на стремлении крестьян (во многих случаях крестьяне уже превратились в пролетариев) вернуть землю, отнятую у них американскими захватчиками. Эта же ведущая идея, хотя и по-разному, воодушевляла мелких землевладельцев, крестьян и рабов восточных поместий Кубы, которые в период освободительной войны 30-х годов сомкнули свои ряды, чтобы совместно защищать право на землю».

Каковы же выводы? По-видимому, следует ожидать, что социалистическое движение в ведущих странах, поднявшихся на уровень информационной цивилизации, и в странах, отброшенных в своём развитии вспять до уровня сырьевых колоний, будет носить различный характер. В странах «золотого миллиарда» основой нарождающихся новых коммунистических отношений являются главным образом общественные силы, выступающие за свободу копирования и распространения информации, за ликвидацию ограничений авторского права. Эти движения уже реализуются как в формально «деструктивных» и нелегальных («пиратство», «хакерство»), так и в полностью конструктивных и легальных формах («open source», Wiki). Там борьба новых коммунистических отношений со старыми капиталистическими будет, возможно, иметь относительно мирный характер. В странах «третьего мира» (и отброшенной до их уровня России) социалистическое движение может осуществляться только через национально-освободительную революцию, с опорой на национальное самосознание и самоидентификацию и путём непосредственного революционного насилия.

В рамках этого общенационального освободительного движения должно произойти объединение всех трудящихся слоёв – рабочих, трудовой интеллигенции, крестьян, военных, мелких трудящихся частных собственников и рядовых работников всевозможных фирм и оффисов, а также студенчества и учащихся, пенсионеров, безработных и мелкой буржуазии. Новый постиндустриальный класс производителей информации в России, в отличие от Запада, в силу своей неразвитости и численной ничтожности не сможет сам по себе составить социальную базу социалистического движения. Однако, он может выступить в роли активного авангарда и катализатора в налаживании координации, в формировании сопротивления, организованного по сетевому принципу.



Рейтинг:   2.36,  Голосов: 33
Поделиться
Всего комментариев к статье: 32
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Какой там пролетариат?
Ukrr написал 22.09.2006 04:24
Первоклассная статья. Всем уже давно понятно, что разглагольствования об исторической миссии рабочего класса сегодня уже неактуальны.
Реализация идеи превосходства и окончательной победы &#171;золотого миллиарда&#187; еще не факт. Набирают силу Китай, Индия, Бразилия. Окончательная схватка еще впереди. И близко. Возможна бифуркация. Это единственное спасение для России, ее прикрытие за чужой счет. Единственный шанс выжить. Будет момент решать с кем по дороге. Запад обязательно сделает попытку поставить третий мир на место и потреблять дефицитные ресурсы сверх меры, определенной им там. Китайцы в джипах &#8211; это уже извращение. Столкновение, уже ясно, будет жестким.
Свой счет у России - просто жалкий. России действительно ничего не светит в новом мире по сценарию &#171;золотого миллиарда&#187;. Недаром такой высокий уровень коррупции в государственном аппарате. Уже фактически на уровне официальной политики. Нахватать мешок денег и сбежать с тонущего корабля. Это программа правящего класса. Наверху выхода не видят. Никакой надежды на существующую власть нет. А население будет пить, нюхать, колоться&#8230; и дохнуть досрочно. А Кавказским нациям предложить славяне ничего не могут. Это у славян не получается детей иметь, а у горцев с этим все в порядке. Их численность не сокращается, а очень даже впечатляюще растет. И с национализмом у них также все в порядке. Какую общую формулу национализма можно предложить для всех народов России?
Запад, несомненно, силен и сможет мобилизоваться при столкновении с третьим миром на временное возвращение части производства снова в свои страны. На время конфликта. Загонят паразитарные (юридические - посреднические) структуры на новые автоматизированные заводы, переживут трудные времена.
И вообще в век PR технологий унылая физиономия вождя никого на выборах уже не вдохновит. Надо менять представительский контингент. В противовес лилипутам надо подобрать молодого красавца мужчину, краснобая для представительства на ТВ.
Re: Re: Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма...
Виталий написал 22.09.2006 23:12
Вадиму.
Все мои записи следует читать по списку форума снизу верх. И хочу обратить внимание, что для меня Росийский капитализм ненавистен, как не собираюсь я возвращаться в соцалистическое далеко. Везде своих гадостей было достаточно. При капитализме возможности ограничиваются денежными накоплениями, а при социализме возможности определялись произволом коммунистов, большинство которых было просто неграмотными, а кадры выше секратеря райкома или горкома больше думали своими яйцами, чем головой.
Но в обществе равных частных собственников ситуация может измениться коренным образом, как в Америке всех уравнял Кольт. Как назвать такое общество: коммунистический капитализм или капиталистический коммунизм, а может быть просто справедливым обществом, каждый может сам. Устойчивать которого будет обеспечиваться всеми через единый механизм частной собственности как на материальные так и на духовные и интелектуальные ценности.
Со своей стороны могу посоветовать почитать более сложные книги, например, русские народные сказки, где герои за счет умелого управления собой и своими друзьями добивались поставленных целей. На рост потребления влияет отсутствие целей и должного управления. И если разума у капиталдистов не хватит, то придется приобщать их к культуре нам или нашим потомкам. Надо будет, придется инопланетян позвать или самого Бога.
Про статью
гражданин написал 22.09.2006 08:57
автору нужно поработать над краткостью, слишком объемный текст и много ненужных слов
Re: Виталию
Игорь написал 22.09.2006 20:00
"Рабочая сила как вариант частной собственности должна быть утверждена на уровне Конституции, и защищена как любая другая собственность."
КОНЕЧНО!!!
Особенно в ситуации, когда средством производства становится интеллект человека.
Собственно, хозяйственное право обязано рассматривать любую сделку подряда как отношения равноправных сторон. Попытка этого - в статусе индивидуального предпринимателя. Но актуально именно признание трудового потенциала человека его собственностью априори. Что в принципе выравняеет отношения сторон контрактов.
Но ведь не Греф же с Зурабовым дойдут до реализации этой философско - практической мысли.
Автору - респект...
К слову написал 22.09.2006 20:10
Понятно, что перед тем, как сказать главное - о необходимости национально-освободительной борьбы (революции)необходимо напустить туману, чтобы старые,прикормленные нерусью (использую в качестве универсального определения противника) диплодоки в руководстве партии не бросились сразу затаптывать идею... Что будет дальше - будем поглядеть...
А если взглянуть по-другому, то...
Игорь написал 22.09.2006 16:32
Приятно удивлен, увидев в статье ссылку на Тоффлера.(Это уникально для путинской России - ПРФ.) Автор, говоря о новой формации, вполне следует Мануэлю Кастельсу - автору термина "информационное общество" и его теории.
Очевидно, что такой подход позволил г. Строеву точно охарактеризовать главную для нас проблему - современное состояние России.
Однако, врядли положение о стремлении &laquo;золотого миллиарда&raquo; "держать остальное человечество в нищете, ... потому, что стремится присвоить себе невосполнимые природные ресурсы всей планеты и не допустить конкуренции в потреблении этих ресурсов" должно быть столь категоричным.
Во-первых, переносятся промышленные технологии. Это развивает всю инфраструктуру, стремящуюся к стандартам "инвесторов", т.е. постиндустриальным, информационалистическим. Т.о. страны бывшего третьего мира получают мощный толчок к развитию, проскакивая эпоху "конвейера" ускоренными темпами. (Пример - Тайвань, Ю.Корея). При этом рост энергопотребления там совершенно фантастичен. Яркий пример - Китай. (Это ему спасибо за нынешние цены на нефтяном рынке.)
Тем более, что на фоне того роста наблюдается снижение доли сырьевых энергоресурсов в себестоимости продукта в странах-лидерах. (В т.ч. и за счет энергосберегающих технологий, которые тоже явл-ся приметой информационализации.) И еще штрих - усиленная работа над альтернативными источниками энергии.
Так что теория "сырьевого" угнетения "в лоб" не срабатывает.
А что же? По-моему, все таже прибавочная стоимость. Цена труда одной и той же квалификации в странах-постиндустриалах и развивающихся - различается порой на порядок. Пока она выравнивается, проходит достаточно времени для формирования приятной инвестору прибыли. А там - новые технологии поспевают.
Так что "сырьевой" аспект проблем нового общества существует, но не определяющ в отношениях лидер - догоняющие.
Другое дело Россия.
РФ вообще "выпадает" из современных тенденций и отношений. Ну кто еще СОЗНАТЕЛЬНО гробит достигнутое, чтобы вернуться в прошлое? В отличие от остального мира Россия, не достигнув постиндустриала (тем паче - информационализации), азартно пятится в "сырьевой" патриархализм. И технологически, и социально, и идеологически. И капитализмом-то не назовешь то, что у нас имеет место быть.
Похоже, мир на нас просто махнул рукой - ибо понять не может. Соглашаясь с дармовыми поставками нефти и газа. А кто ж откажется? Понимая, что это все кратко, т.к. "завалится" проект, не может не "упасть". Потому и не инвестирует, не строит, не участвует. Ну только если по-быстрому, т.е. в быстродоходных сферах. Например, нефть.
И в России общие подходы для характеристики "класса" наемного труда не годятся. И потому, что доля зарплаты в использовании нашего национального дохода примерно в 2 раза ниже вклада труда в его создание. И если общепринятая мировая норма доли оплаты труда в использовании национального дохода составляет 70-80%, то у нас она не дотягивает даже до половины. То есть, труд человека в России стал самым эксплуатируемым в мире.
И потому, что собственно "классы" и социальные группы в РФ не сформировались, неустойчивы и аморфны. Олигарх "махом" становится "зэком", предприниматель - бомжом, чиновник - предпринимателем и т.д.
По сути, в совр. России есть лишь две группы, чьи интересы диаметрально не сходятся: властная элита и остальной народ.
В народе могут быть разные устремления, но объединяет его одно - все чаяния реализуемы только в уловиях вменяемого государства совр. типа. В полуфеодальном вертикально-сырьевом - комфортно чувствует себя только внутренность Садового кольца.
Незаметно мы поделились на "двор" и "холопство".
КПРФ, если, конечно, не собирается прежде всего работать над мировой революцией, сохраняя знания о мировых процессах, более дотошно должна бы заняться теорией (уникальной в историч. плане) российского общества образца начала ХХI века.
Не давая заморочить себе голову "остротой" сырьевых посылов, о которых так любят поговорить представители "двора".
Но лично г-ну Строеву - респект: весьма трезвая и грамотная статья.
Автору - Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма...
Виталий написал 22.09.2006 18:11
В связи с тем, что любую деятельность можно смоделировать в виде радиотехнической цепи, где центральное место занимает усилитель (триод), объяснение так называемой прибавочной стоимости следует искать не в эксплуатации человека человеком , а принципах распределения энергетических потоков (прежде всего энергии Солнца), получаемых за счет умелого управления. Затраты труда на нажатие кнопки в ракетном бункере значительно меньше тех, что требуются на обучение дежурного офицера, но даже они не идут ни в какое сравнение с последствиями нажатия на пусковую кнопку. Какой прибавочный продукт с этого офицера? Ядерный взрыв! Природа с этим как-нибудь разберется, у нее есть свои обратные связи, а вот человечество такой энергетической перегрузки может не выдержать.
Так что марксизм-ленинизм не учитывает, что люди со временем умнеют, точнее связает поумнение с научно-техническим прогрессом, хотя, кажется, вначале люди умнею, а уже после корректируют свое развитие. И чем меньше это развитие будет контролироваться государственными чиновниками, тем лучше.
Было время, чиновники социалистического государства нас вели к коммунизму, ограничивая наше умственное и духовное развитие рамками своего интелекта, не понимая при этом собственной ограниченности и мышления на уровне каменного века и собственного паха. Теперь уже либеральное правительство старается обогатиться на нашей глупости, не понимая, что глопость исходит в первую очередь от него. Уже одно то, что правительств, имея запал в виде стабилизационного фонда, не хочет задействовать потенциал русского народа для тысячекратного начно-технического рывка, показывает, что в правительстве сидят не управленцы, а бездари, которые мыслят на уровне "ты - мне, я - тебе", а Солнца в упор не замечают.
Леонтьев, спасая США от депрессии, давно обнаружил, что не форма собственности определяет темпы роста, а умелое управление. Точно так же в СССР промышленный рост имел место не потому, что была общенародная социалистическая собственность. Просто люди были настроены на управление собственного общества, и, самое главное, на управление оптимальное. Управлению учились все. Советская система образования готовила не только рабочих, но и будущих управленцев, людей с широкими взглядами и знаниями, что позволяло обеспечивать приемственность кадров. Даже книги по этой теме издавали в больших тиражах. Например, врачей выпускали таких, что половина из них могла возглавить медицинские учереждения уже после пяти лет практической работы. И даже так называемая пропагандисткая литература была на самом деле литературой по управлению человеческими колективами.
Просто этого обурманенные коммунисты не поняли, поэтому и завалили проект. Зато их противники прекрасно разбирались в управлении, обеспечивая в нужное время и нужном месте формирование товарных дифицитов при переполненных складах. И самое интересное, что свои проделки с поставками хлеба в Петроград в 1917 году коммунисты не смогли распознать в действиях своих врагов в 1991 году.
Знание - это власть. Поэтому с течением времени будет повышаться уровень знания людей. Где быстрее, а где медленее. Где-то будет умных людей больше, а где-то меньше. И государства, руководители которых будут понимать это лучше других, обеспечат победу своих популяций над другими. А так как энергетические потоки на Землю пока еще ограничены мощностью излучения Солнца, то отбирать из общего энергетического котла будут больше те, кто успеет на уровне своего государства и за счет более эффективной системы управления раньше других сконструировать энергетический "пылесос" большей мощности. И претензии африканских или азиатских стран на эксплуатацию здесь не уместны. И правильно поступает Иран, когда вместо обвинения капиталистов в эксплуатации, строит свои атомные станции.
И русским людям вместо криков об эксплуатации следует бросать пить, курить. И вместо вредных привычек бросить свою молодежь на освоение новых знаний и технологий. Россий - это страна, где огромное население, огромная территория, величайшие запасы пресной воды (а человек - это 85% вода), идеальный климат для работы тепловых и иных двигателей, замечательные условия для сельского хозяйства.
Следует превратить территорию России за счет применения средств автоматизации в гигантскую солнечную батарею. И самый важный элемент в этой солнечной батарее - сельское хозяйство, где Солнце, под мудрым управлением людей и автоматики, будет через биологические системы превращать солнечный свет, т.е. практически из ничего, в необходимые нам товары и продукты. Было бы желание.
Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма...
Виталий написал 22.09.2006 16:11
И для научно-технического развития нет необходимости ранжировать общество по класссовому принципу, а тем более привлекать к этому диктатуру пролетариата, которая в СССР свелась к идеологическому обоснованию уничтожения русского народа руками исторических конкурентов. Просто один народ расчищал себе место под солнцем и обосновывал это классовой борьбой.
Фактически люди существуют не благодаря своему труду, а благодаря умелому управлению потоками солнечной энергии получают необходимые товары и заставляют работать мощные машины. Возьмем простой пример. Крестьянин засевает поле пшеницей, дожидается урожая и собирает его в элеватор. Ради чего он это делает? Ради будущего хлеба, энергетическая ценность которого значительно больше той энергии, которая потрачена крестьянином. Т.е. крестьянин имеет прибавочную стоимость, полученную за счет энергии Солнца, за счет фотосинтеза. Т.е. путем слабых энергетических воздействий на природу, крестьянин получил огромную добавку к своему столу, и на продажу останется.
Другой пример, более страшный. Американцы, пойдя на незначительные затраты, по сравнению с последующим результатом, создали 2 атомные бомбы, сброс которых на города Японии сразу показал, кто в доме хозяин. Снова человек сработал по принципу триода - слабый ток базы сформировал мощный ток коллектора.
Или еще пример. Чтобы запустить ракету на земную орбиту людям не обязательно собираться в толпу, чтобы совместно забросить ее в космос. Достаточно использовать для этого жимическую энергию горения водорода и кислорода, и необходимую конструкцию ракеты. Расходы по строительству ракеты и синтезу топлива велики, но они значительно меньше той энергии, которая выводит ракету на необходимую высоту над Землей. И для производства ракеты пролетариат не нужен, а нужна организация, создаваемая государством, где каждый будет занять делом, и у каждого человека в этой организации мозги должны быть на должном уровне развития.
Точно также в прошлом, видимо, были созданы такие объекты, как пирамиды Египта. Была общественная необходимость, нашлась светлая голова как силами бригады жрецов и бетонщиков из 100 человек изваять их из воды и порошка крупнейшие астрономические сооружения, которые по совместитульству жрецы разрешили фараону использовать под царские усыпальницы. И вот мы теперь гадаем, каких размеров были пришельцы, которые могли использовать для этого неземные технологии, забывая, что люди давно научились это делать. Нажимать на курок пистолета легче, чем метать копье. Но, чтобы создать пистолет, надо было кому-то подумать, а другому его поддержать.
Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма...
Виталий написал 22.09.2006 16:43
Частная собственность - это всего лишь умело замаскированное право на управление. Владельцы частной собственности - это управленцы. И в этом отношении они ничем не лучше или хуже прочих работников физического или умственного труда. Любой рабочий - это тоже управленец своего участка по добычи солнечного света. Даже каменотес применяет принципы управления камнем по полной программе. Десантник или дзюдоист побеждает противника не своей силой, а умелым управлением своего тела, в результате чего энергия противника используется для победы над ним. У каждого из нас свой уровень управления.
И поэтому, мне кажется, не с частной собственностью надо бороться, а наоборот в понятие частной сабственности надо включить и рабочую силу, стоимость которой должна определяться уровнем знаний и мышления ее обладателя, полезных для данного предприятия. Рабочая сила как вариант частной собственности должна быть утверждена на уровне Конституции, и защищена как любая другая собственность. И тогда "капиталист" как владелец материальных средств производства вынужден будет не нанимать рабочих, а заключать с носителями необходимых профессиональных знаний равноправный договор как равные инвесторы.
"Капиталист" предлагает завод, а служащие и рабочие свою рабочую силу и профессиональные знания. И тогда рабочие, бесправные сегодня, получают все права акционера, а это дает возможность после выплаты налогов, претендовать на долю в прибыли. Проклятие капитализма испаряется и мы имеем коммунизм, при котором все владеют частной собственностью. При таком коммунизме нет опасности вырождения его в диктатуру. Почему бы коммунистам не побороться за такой коммунизм? Или опять с нас штаны собираются содрать и погнать на строительство Пятой Империи? (Пятой - это, наверное, от слова "пятА").
И еще один момент. Кто конкретно и что покупает при приеме на работу? Капиталист рабочую силу или рабочий право на работу? У меня сложилось впечатление, что все же покупателем является рабочий, а продавцом капиталист. Как известно платит покупатель. И именно рабочий начинает оплачивать свое рабочее место своим трудом, а только в конце расчетного периода капиталист, убедившись в том, что рабочий с ним расчитался, выплачивает зарплату для возможности работы рабочим в следующий расчетный период. А почему нельзя эту схему изменить? И заставить законодательно капиталиста (собственника частной собственности) выплачивать зарплату вперед, в начале расчетного периода, чтобы у рабочего была физическая возможность на него работать? Раньше в России собственники были честнее и платили хоть в конце расчетного периода, но расчетным периодом была неделя, в худшем случае, 10 дней. В течении недели без зарплаты прожить еще можно, а вот как прожить месяц, два, полгода? Когда будет установлен капиталистический коммунизм, то это станет менее актуальным, но даже при классическом социализме о рабочем следует подумать. Во времена СССР зарплату платили 2 раза в месяц.
Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма... - Виталий
Виталий написал 22.09.2006 15:39
Теперь немного об управлении.
Многие слышали о транзисторе, в котором незначительный ток базы управляет более существенным током коллектора. Так в человеческом обществе. Объектом воздействия человечества является сама природа. Люди ставят пред собой задачи по преобрабованию природы в собственных интересах и на наждом научно-техническом уровне находят все более простые и менее энергозатратные способы. И если 1000 лет назад люди использовали себя в качестве рабочей силы, а в последние 500 лет, возмущенные ролью вьючных животных, стали шире использовать лошадей, затем додумались до паровой машины и так далее, то это не дает основания рассматривать историю человечества исключительно с позиций марксизма-ленинизма, а вьючное животное под названием человек принимать за пролетариат, могильщика капитализма.
Научно-техническое развитие позволяет находить все более изощренные способы по управлению обществом с целью получения от природы все большего количества энергии и товаров, необходимых для существования общества в целов и каждого конкретного человека в отдельности. Поэтому каждый человек все меньше становится вьючным животным, и все больше получает управленческих функций, в перспективе у каждого человека будет свой пульт управления, свой стоп-кран, а всю работу будет выполнять управляемая людьми техника. Хорошо известно, что с помощью стоп-крана даже ребенок может остановить товарный поезд. А для того, чтобы управлять, надо иметь развитые мозги, надо иметь обществу набор необходимых профессий. Поэтому по мере развития научно-технического процесса так необходимы программисты и другие специалисты по компьютерам, а вот станкостроители и наладчики становяться менее востребованными. Потому что человечество находит иные менее затратные технологии, чтобы создавать средства передвижения, вооружения или космические корабли.
Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма...
Виталий написал 22.09.2006 15:16
Любое общество имеет определенную структуру, которая обеспечивает существование власти, а с другой стороны, сама является властью. Власть можно условно разделить на три компоненты. Во-первых, власть - как идея, концептуальная власть, матрица общественного сознания с аксиомами, в которых где прямо, а где в зашифорованном виде преподносится и обосновывается необходимость конкретной формы власти. Во-вторых, власть - как система государственных и общественных связей, в которых представители вышестоящих уровней имеют право требовать беспрекословного подчинения от своих подчиненных. В-третих, власть - как система финансовых и денежных отношений, в которой обеспечивается эквивалентный или псевдоэквивалентный энергетический (денежный) и товарный обмен, в первую очередь, между представителями одного уровня, а также между представителями соседних уровней.
И от конкретной структуры власти, от того как грамотно она сможет обеспечить функционирование общественного производства, информационное обеспечение, справедливое распределение энергии и товаров, зависит успех конктретной популяции людей по отношению к своим соседям. И в этом отношении, меня как русского человека, больше интересуют не вопросы эксплуатации моей нации, а вопросы выживания, хотя иногда эти факторы завязаны в один узел. И для меня совершено ясно, что меня спасет не абстрактный марксизм-ленинизм, который ставит негров выше русских, а конкретная реальная оптимальная система управления русским обществом.
Пора запомнить, что нет капитализма, так и комунизма...
Виталий написал 22.09.2006 14:56
На Земле идет миллионолетняя борьба за энергетические ресурсы. И прежде всего, за энергию Солнца. И то, что в последние тысячелетия в эту борьбу активно вошло человечество, ничего не меняет. И борьба различных стран - есть борьба за существование различных популяций человечества, где победителю достается все. И идеологическое прикрытие этой борьбы ничего не меняет. Идеология - это просто способ обмена необходимой информации, поиска своих среди чужих. Насекомые для этого используют язык запахов и цветов. Человек придумал более изощренные способы общения. И эта борьба или война идет непрерывно.
СССР рухнул в результате того, что в США были более развиты информационные технологии, где общество сумело не только понять важность информационных технологий, но и использовать их в достаточном "объеме". Ведь в СССР и США уровень компьютерных разработок примерно соответствовал друг-другу. И в космосе и с армии с обеих сторон применялись разработки примерно одного уровня. Но вот в государственном упрвлении, управлении производством отставание СССР от США было значительным. В то время когда банки и учреждения США заполонили компьютеры, в СССР основным видом усилителя мозга были в лучшем случае калькуляторы, а чаще наши русские счеты. И когда в США свертывали производство картотек на бумажных носителей и переходили на электронные базы даные, в СССР - даже бумажных баз данных не имели. Так что, СССР был погублен бездарными комунистическими лидерами, которые вместо развития собственной ноосферы, предпочли подключить свои мозги к ноосфере своего идейного противника, которая оказалась за счет развития компьютерных технологий на порядок мощнее советской. Стремились добиться паритета по ракетам, но допустили диспаритет на уровне интелектуальном, информационном. При ракетном паритете оказалось достаточно мушиного веса информационного диспаритета, чтобы весы истории показали силу США.
Долой Зюганова - Семигина и Шенина!
Студент написал 22.09.2006 15:02
Да здравствует товарищ Строев, вождь и учитель национально-сознательного партЁтическог пролетарьята умственного труда - наш отец рАдной и дружбан олигархата всех мастей!!
Умно!
Полный 000 написал 22.09.2006 12:49
Но я ничего не понял. Во всяком случае с первого прочтения. Перетащу статейку к себе на комп и разберу по косточкам. Пара мест запомнилась, есть и кое-что свеженькое. Автору предварительная оценка - См.
Да уж, вэб - это не газета. Надо локаничнее...
Winsem написал 22.09.2006 13:47
Не стал читать...
Про то, что рабочий пролетарий превратиться в трудовую интеллигенцию в связи с научно-техническим прогрессом(точный формулировок не помню) читал в пожелтевшей книжке 70-80-х годов. Так открыл посмотреть что там "писалось-то" и попал на эту страничку. (Если постараться можно попытаться отыскать, наверняка это повторялось сотни раз в разных пропагандистских изданиях. Но не буду).
И что? А Вы до сих пор, не учитывали влияние новых технологий? Открытие для Вас?
Ну ничего полезного от таких статей не ожидаю, поэтому и тратить время на прочтение не желания. Пережевывание пережеванного...
Ну надоело уже!
Сергей написал 23.09.2006 07:41
Многие теоретики уперлись и талдычат об "постиндустриальном информационном обществе". Это обычный прием буржуев навести тень на плетень. Великие миллиарды в сфере инф-х технологий есть миллиарды виртуальные, вроде стоимости квадрата Малевича. "Самые ненужные и самые доходные"-вот приложение большинства нового софта, "все увеличивающегося по сравнению с хардом". Это индустрия развлечений от 5 до 25 лет. Информационная составляющая в жизни населения планеты (не только в goldbill) есть весьма незначительная часть в жизнеобеспечении населения. Ну, на кой черт рыбакам траулера в миллион раз быстрейший персональный компьютер? А водителям метро,троллейбуса, а дояркам и хлеборобам, сталеварам и бухгалтерам? Не их вы имели в виду? Ну да,конечно, они не пользуются кредитными картами, электронной подписью, не следят по Сети за индексом Doy Jones. Да весь Интернет для школьника не стОит хороших учителей и товарищей; они дадут молодому человеку неизмеримо больше знаний и умений( по крайней мере без излишнего плюрализма. Это когда одно событие обзывают в меру своей испорченности). Вот власти упираются в сплошную интернетизацию школ. Это хорошо, но далеко недостаточно, и, м.б., не лучше хорошоподобранной школьной библиотеки. А вы про будущую 5ю Империю-Чубайс,Проханов (интересно девки пляшут!). Ой,дурят нашего брата-программиста... Проханов скурвился (в букв.смысле), коммуняки забурели-к ним на сайт только с паспортом и пропиской. Иде же левые??
Догматизм - бич современных левых
Петька написал 23.09.2006 22:34
Догматизм &#8211; бич современных левых, особенно коммунистов. Несколько огрубляя, нужно признать следующее:
1)Ленин и большевики никакого отношения к рабочему движению не имели.
2)Рабочие никакого участия в Октябрьской революции не принимали.
3)Матросы-балтийцы, совершившие Октябрьскую революцию, совершили ее исходя не из классовых, а из шкурных интересов: Временное правительство приказало им сойти на берег и отправляться на сухопутный фронт воевать с германцами (после того как они всю войну просидели на базах и в боевых действиях не участвовали &#8211; Балтика была сильно заминирована, корабли из баз выйти в открытое море не могли). А большевики пообещали демобилизовать армию: нужно только арестовать Временное правительство, которое защищал женский батальон. Что матросы-балтийцы с удовольствием сделали.
4)Революции делаются с целью в конечном счете улучшить качество жизни восставших. В России после Октябрьского переворота качество жизни сильно ухудшилось: такого бездарного, чтобы не сказать преступного, руководства народным хояйством не было ни при одном царе. Большевики внедряли догму Маркса, что при социализме деньги не нужны, все произойдет на основе натурального продуктообмена. Яркий пример такого продуктообмена &#8211; продразверстка. К 1921г уровень производства в Советской России составлял 8% от уровня 1913г. И Гражданская война здесь мало виновата. Результат &#8211; крестьянские восстания (Антоновщина и др.), Кронштадтское восстание, голод в Поволжье в 1922г. Только НЭП переломил ситуацию, устранил угрозу голода &#8211; но НЭП это возврат к капитализму!
5)Когда коммунисты сегодня агитируют рабочих за новую революцию, обещая, что все будет хорошо как при Брежневе, они умалчивают, что до Брежнева был Сталин, который плановую систему создал, и на ней все держалось. Сегодня, когда целостный народно-хояйственный комплекс разрушен, возврат к Брежневу технически невозможен. То есть просто убрать капиталистов &#8211; недостаточно.
6)Пока не будет создан чертеж новой системы социалистического хозяйства ни один рабочий, а тем более инженер, не поверит в обещания коммунистов. Вот таким черчением и надо заниматься, а не кормить рабочих листовками сомнительного содержания &#8211; рабочие склонны воспринимать раздачу таких листовок как провокацию: еще с работы уволят...
ЭТО &#8211; ГЛАВНОЕ!
Re: Пора запомнить, нет капитализма, так и коммунизма...
Вадим написал 22.09.2006 18:23
Умник ты наш!Дебилизация людей и есть главный продукт капизализма.Потребление и еще раз потребление стимулирует лишь естественные функции организма.Читай замечательную книгу Н.Носова
"Незнайка на луне",если не разбираешся в экономике и философии.
Кто прав,кто неправ?
Странник написал 23.09.2006 21:59
Правы оба- Сорников на текущий момент,Никитин на перспективу.Но СЕЙЧАС текущий момент важнее.Работягам,которые ПОКА ЕЩЁ создают все предметы потребления и не получают зарплату,не легче от того,что их историческая роль уменьшилась.Вот когда промышленность перейдет на нанотехнологии,придет время для идей Никитина.
Есть новая теория!
Пол Илог написал 23.09.2006 18:59
Цитата:"главным средством господства над обществом становится не владение средствами материального производства, а владение средствами производства и распространения информации, а также технологиями информационного воздействия на сознание людей"
Если ближе к основам социологии, то "появился новый объект собственности", не вещь (как в марксизме), не товар (как в марксизме)!
Но его, этот объект пытаются "сделать" и ВЕЩЬЮ и ТОВАРОМ!
ПОЭТОМУ НУЖНА БОЛЕЕ СОВЕРШЕННАЯ ТЕОРИЯ.
И она есть! - Это ПОЛИЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО МИРА. (Критика запущенной социологии) А. С. Шушарина, но ее-то и "не хотят видеть" лидеры КПРФ, замалчивают, хотя, знают и Зюганов И Мельников и , вероятно, многие.
Это НОВЫЙ МАРКСИЗМ.
ПРИГЛАШАЮ на сайт с популярным изложением этой теории:
О фундаментальной, генерализирующей марксово учение, теории А. С. Шушарина &laquo;Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)&raquo; красочно и образно рассказывается на сайте
по адресу: http://www.polilogiy.narod.ru , а статья с формулами Капитализма и Социализма: http://www.polilogiy.narod.ru/st5/st5-1.html . Приглашаю!
1 | 2 | >>
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss