Кто владеет информацией,
владеет миром

Упадок нефтегазового Титаника и шоковая девальвация

Опубликовано 16.07.2013 автором Владислав Жуковский в разделе комментариев 6

Упадок нефтегазового Титаника и шоковая девальвация

В последнее время заметно активизировался нездоровый ажиотаж вокруг вопроса необходимости девальвации курса российского рубля по отношению к валютам основных внешнеторговых партнёров России.

Тем временем ситуация в российской экономике стремительно ухудшается, а сам отечественный деиндустриализированный и дезинтегрированный «нефтегазовый Титаник» всё более отчётливо идёт на дно. В кулуарах Санкт-Петербургского Международного Экономического Форума глава Министерства экономического развития Андрей Белоусов открыто развеял профессиональный оптимизм правительства относительно светлых перспектив отечественной экономики. Пожалуй, единственный профессиональный экономист в ультралиберальном правительстве Медведева указал, что темпы роста российской экономики в мае текущего года составили не более 1%, что выглядит откровенным провалом на фоне роста ВВП на 1,8% в январе-апреле текущего года и на 4,2% в мае предыдущего года. В целом же по итогам января-мая текущего года зафиксирован рост российской экономики менее чем на 1,8%, что выглядит крайне неутешительным результатом после роста на 4,5% по итогам первых пяти месяцев 2012г.

Однако стоит напомнить, что высокопоставленные чиновники в администрации президента и в правительстве не любят инакомыслие и не держат несогласных с генеральной линией партии – на совещании у президента Владимир Путин лично раскритиковал министров и, в частности, Андрея Белоусова за нагнетание обстановки и дал недвусмысленно понять, что не хочет слышать разговоры про скатывание отечественной демонетизированной и деиндустриализированной экономики в кризисное состояние. С тех пор и без того крайне слабая, неструктурированная и малочисленная оппозиция сторонникам политики «кудриномики» в высших эшелонах власти старается не портить настроение «отливающему в граните» руководству страны и про депрессивное состояние отечественной экономики старается лишний раз не упоминать.

Судя по всему, именно этим объясняются статистические чудеса и манипуляции, благодаря которым чиновникам удаётся подтягивать крайне слабые макроэкономические показатели под требования руководства страны. В противном случае не получается объяснить ситуацию, при которой на фоне стабильно ухудшающейся ситуации в производственной сфере и затухающей буквально на глазах инвестиционной и потребительской активности государственному органу статистики удаётся не допускать сильного падения и откровенной просадки основных макроэкономических показателей.

В условиях, когда портить настроение руководству страны, не желающему слышать о кризисном состоянии российской экономики и дефолте «экономики трубы», и ставить под удар свои позиции в «властной вертикали» нет никакого желания, никаких других инструментов, кроме статистических манипуляций и извращений с целью приукрашивания действительности, просто не остаётся. Для российских чиновников гораздо проще, понятней и при этом менее затратно «рисовать» красивые, но при этом абсолютно оторванные от жизни подавляющего большинства россиян политически выверенные цифры в статистических отчётах, нежели исполнять свои прямые служебные обязанности, заниматься структурно-технологической модернизацией экономики и инфраструктуры, возрождать наукоёмкие производства, развивать научно-технический потенциал и человеческий капитал, бороться с коррупцией, ограничивать произвол монополий, а также создавать рабочие места за пределами государственного, нефтегазового, финансового сектора и спекулятивными торгово-посредническими операциями.

Куда приятней выдавать желаемое за действительное и пускать пыль в глаза, создавая иллюзию «вставания с колен», построения «суверенной демократии», «модернизации» и «инноваций», чем заниматься сложной, кропотливой и зачастую крайне неблагодарной работой, сталкиваясь с мощнейшим сопротивлением правящей бюрократии, коррупционеров и компрадорского олигархического капитала.

Весьма показательно, что чиновникам МЭР удалось отчитаться о росте ВВП России на 1,8% в январе-мае текущего года на фоне обвала экономической активности в мае исключительно благодаря статистическим манипуляциям - радикальным образом в лучшую сторону (с 2,6 до 3,1%) задним числом были пересмотрены годовые темпы прироста ВВП России в апреле текущего года. Судя по всему, это очередная новация экономического блока – в условиях стремительно нарастающего затухания экономики и расширяющегося спада производственной, инвестиционной и потребительской активности чиновники начинают задним числом пересматривать в худшую сторону ранее сделанные оценки макроэкономической ситуации.

Откровенно удручающая ситуация складывается в реальном секторе российской экономики – после роста объёмов промышленного производства на 1% в первом квартале 2013г. и на 2,3% в апреле текущего года зафиксирован спад производственной активности на 1,4% по итогам мая. Хуже ситуация складывалась только в феврале текущего года, когда объёмы выпуска продукции в реальном секторе экономики обвалились на 2,4% - до этого спад в промышленном секторе фиксировался только в разгар финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. Однако в начале 2013г. спад промышленного производства в существенной степени был обусловлен статистическим эффектом высокой базы – в феврале 2012г. прирост производства в промышленном секторе составил 6,5%, что заметно выше роста на 4% в среднем в январе-марте 2012г. и на 2,3% во втором квартале того же года.

Однако стремительный и крайне глубокий спад производственной активности в мае текущего года на 1,4% не получается списать на статистические эффекты и искажения – в мае предыдущего года увеличение промышленного производства составило порядка 3,7%, что лишь немногим превосходит результаты января-мая того же года (3,4%) и рост выпуска товаров в производственном секторе в 2011г. Неудивительно, что в январе-мае текущего года темпы роста промышленного производства оказались аж в 17 раз (!) ниже, чем по итогам первых пяти месяцев предыдущего года – едва заметные 0,2% против 3,4%. Столь стремительный спад динамики производственной активности, нарастающий на протяжении последних полутора лет, не оставляет сомнений в банкротстве и несостоятельности проводившейся на протяжении последних 12 лет политики стерилизации экономической активности и недопущения роста промышленного производства через принудительную стерилизацию якобы избыточной денежной массы и недофинансирования экономики посредством политики, которые подавались под патриотические рассуждения о «вставании с колен» и «построении энергетической сверхдержавы».

Это является очередным и весьма наглядным свидетельством того, что даже стабильно высокие цены на энергоносители и весьма благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура не в силах удерживать на плаву отечественную «экономику трубы» - 2012г. и первые месяцы 2013гг. со всей очевидностью подтверждают тезис о дефолте ресурсно-сырьевой модели экономики и исчерпании политики паразитического проедания нефтедолларов, иностранных кредитов и займов, а также хищнической эксплуатации доставшегося в наследство от СССР научно-технического, инновационного, производственного, инфраструктурного и человеческого потенциала.

Весьма показательна ситуация в обрабатывающей промышленности, годовые темпы роста которой сдались с 4,8% в январе-мае 2012г. до едва отличимых от статистической погрешности 0,2% в аналогичном периоде 2013г.

Неудивительно, что наиболее высокорентабельные, доходные и при этом заметно менее рискованные экспортноориентированные отрасли промышленности, обеспечивающие поступление без малого 85% экспортной валютной выручки и 70% доходной части федерального бюджета, а также извлекающие природно-сырьевую ренту от агрессивной эксплуатации природного потенциала и распродажи невосполнимого минерального сырья, демонстрируют заметно более позитивную динамику, нежели низкорентабельные наукоёмкие отрасли обрабатывающей промышленности высоких переделов, ориентирующиеся на внутренний сужающийся платёжеспособный спрос, всё в большей степени удовлетворяемый наплывом дешёвого китайского и субсидируемого европейского импорта.

Так, производство кокса и нефтепродуктов по итогам первых пяти месяцев 2013г. продемонстрировало рост на 1,6%, химическое производство нарастило выпуск на 1,9%, неметаллических минеральных продуктов – на 2,2%, а выпуск резиновых и пластмассовых изделий, являющихся продукцией первичных переделов и полуфабрикатом для производства наукоёмкой продукции (главным образом со стороны иностранных ТНК), подскочил на 8,3%. На этом фоне крайне удручающим и настораживающим видится спад производства в деревообрабатывающей промышленности (на 3,3%), целлюлозно-бумажной промышленности (на 8,1%), металлургическом комплексе (на 0,5%).

Ещё меньше оптимизма вызывает ситуация в наукоёмкой промышленности высоких переделов, производящей готовую высокотехнологичную продукцию с высоким мультипликатором добавленной стоимости, являющейся производственно-технологическим и структурным фундаментом для модернизации экономики, неоиндустриализации народного хозяйства и преодоления «сырьевого проклятия». Несмотря на периодически обостряющиеся заявления чиновников о необходимости «инноваций» и форсированного развития научно-технического потенциала, на деле наблюдаются строго противоположные тенденции и процессы – дезинтеграция и структурно-технологическая деградация экономики, десуверенизация и оффшоризация народного хозяйства, примитивизация производства и упадок в несырьевом и неспекулятивном контуре отечественной промышленности.

 

Упадок наукоёмких производств

Наиболее наглядно и красноречиво об этом говорит спад выпуска машин и высокотехнологичного промышленного оборудования на 5,5% в январе-мае текущего года при одновременном снижении производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования на 5,2% при одновременном сжатии производства транспортных средств и инфраструктурного оборудования на 1,8%. К вопросу о структурно-технологической деградации, загнивании обрабатывающей промышленности и продолжающемся разрушении научно-технического и инновационного потенциала отечественной экономики: в январе-мае текущего года производство поршневых двигателей внутреннего сгорания обвалилось на 39,2%, турбин на водном паре – на 30,8%, газовых турбин – на 16,4%, шариковых и роликовых подшипников (ключевой компоненты современного машиностроения) – на 9,7%, мостовых кранов – на 9,2%, холодильных витрин и прилавков – на 11,7%, плугов – на 7,9%, культиваторов для сплошной обработки почвы – на 24,8%, котлов-парообразователей – на 26,9%, сеялок – на 70%, эскалаторов – на 53,1%, а производство тракторов для сельского и лесного хозяйства обвалилось не менее чем на 51,9%. Наряду с этим выпуск отбойных молотков упал на 52,7%, металлорежущих станков – на 11,2%, кузнечно-прессовых машин – на 10,4%, деревообрабатывающих станков – на 2%, сталеплавильного оборудования и литейных машин – на 16,3%, машин непрерывного литься стали – на 48,4%, проходческих комбайнов – на 30,4%, экскаваторов – на 10,6%, оборудования для обработки и переработки молока – на 29,8%, вычислительной техники – на 4,6%, электродвигателей переменного тока – на 8,1%, генераторов переменного тока – на 55,2%, преобразователей переменного и постоянного тока – на 14,6%, комплектов электрической аппаратуры коммутации – на 16,8%, изолированных обмоточных проводов – 8,8%, электрических конденсаторов – на 14,2%, полупроводниковых приборов – на 17,3%, приборов и аппаратуры для автоматического регулирования или управления – на 4,7%, счётчиков производства и потребления жидкости – на 10,9%.

Не на много лучше обстоят дела в ещё одной крайне значимой с точки зрения обеспечения структурно-технологической модернизации экономики, отраслевой диверсификации народного хозяйства и перестраивания с нефтегазовой иглы на инновационные рельсы развития отрасли промышленности – производстве транспортных средств. Так, согласно предварительным оценкам Росстата, сотрудников которого крайне сложно упрекнуть в желании сгустить краски и испортить настроение высокопоставленному руководству в Кремле и Правительстве, производство легковых автомобилей в России по итогам первых пяти месяцев текущего года, несмотря на приток нефтедолларов и стремительного роста внешнего долга всех субъектов российской экономики (на 150 млрд. долл. с января 2012г. по март 2013г. до отметки в 684 млрд. долл.), сжалось 2,3%, автобусов – на 2,6%, грузовых автомобилей – на 6,1%, машин для городского коммунального транспорта – на 15,4%, пассажирских магистральных вагонов – на 15,9%, грузовых магистральных вагонов – на 19,5%, а производство платформ на фоне разрастающегося спада в промышленном секторе и обвала грузовых железнодорожных перевозок на 4,1% обвалилось на 30,5%.

В глаза бросаются масштабы производства наукоёмкой и высокотехнологичной продукции – по итогам мая текущего года, который, по обещаниям властей, и президента должен стать годом технологического рывка и заделом для реиндустриализации, в России было произведено аж 5 (!) эскалаторов, 150 мостовых кранов, 74 газовые турбины, 36 двигателей внутреннего сгорания, 187 плугов, 621 трактор, 41 сеялка, 101 минитрактор, 62 котла-парообразователя, 219 отбойных молотков, 251 металлорежущий станок, 157 кузнечно-прессовых машин, 347 деревообрабатывающих станков, 4 проходческих комбайна, 165 экскаваторов, 75 комплектов буровых установок для эксплуатационного и глубокого разведочного бурения, 30 троллейбусов, 175 пожарных автомобилей, 15 магистральных электровозов переменного тока и 5 маневровых электровозов, 27 вагонов метрополитена и порядка 69 пассажирских магистральных вагонов.

Подобного рода масштабы производства (не говоря уже о качестве, потребительских характеристиках и конкурентоспособности указанной продукции) характерны для «банановых республик» и слаборазвитых стран с дезинтегрированной экономикой и разрушенной обрабатывающей промышленностью, а не для страны, руководство которой чуть ли не каждый день заявляет о необходимости реиндустриализации и «слезания с нефтяной иглы». По объёму выпуска готовой продукции высоких переделов и производству инновационных товаров Россия не просто уступает Китаю, Южной Корее, Японии или динамично развивающимся «азиатским тиграм» и «драконам». Подобные масштабы производства в обрабатывающей промышленности, которые зафиксированы в России в одном календарном месяце, характерны для среднесуточного производства в далеко не самых крупных «второсортных» промышленных провинциях Китая. Неудивительно, что по производству подавляющего большинства высокотехнологичных товаров конечного потребления в физическом выражении Россия уступает уже не только Вьетнаму, Таиланду, Малайзии и Турции, но даже РСФСР времён 1960-1965гг., а по ряду наукоёмких отраслей промышленности и вовсе сползла в довоенный период.

Не отличается оптимизмом ситуация в добывающих производствах, которые, по идее, должны были бы стать главными бенефициарами двадцатилетнего периода проедания нефтедолларов и иностранных кредитов, а также упадка обрабатывающей промышленности и превращения России в сырьевую колонию крупнейших экономически развитых стран. Именно в добывающем секторе экономике сосредоточена львиная доля прибылей (в последние годы порядка 26-27% суммарных прибылей экономики), которая обеспечивается за счёт хищнической и агрессивной эксплуатации природно-сырьевой ренты и распродажи оптом и в розницу невосполнимого минерального сырья в обмен не неограниченно эмитируемые «резервные» валюты.

Однако это нисколько не помогло сырьевым монополиям и нефтегазовым «национальным достояниям» нарастить объёмы добычи сырья – индекс физического производства продукции первичных переделов замедлился в два раза: с 1,1% в январе-мае 2012г. до 0,6% в аналогичном периоде текущего года. При этом наиболее заметный спад производственной активности (без малого в 3 раза - с 1,6 до 0,5%) зафиксирован в сфере ТЭК, тогда как за пределами топливно-энергетического комплекса темпы роста производства увеличились с едва заметных 0,3 до 1%. Несмотря на стабильно высокие цены на сырьевые товары и минеральное сырьё и рекордные прибыли сырьевых гигантов, производство бурого угля сократилось на 1,8%, сожжённого на факельных установках попутного нефтяного газа – на 4,2%, горючего природного газа – на 1,4%, сжиженного и регазифицированного природного газа – на 4,6%, железорудного концентрата – на 2%, железорудных окатышей – на 1,3%, хромовых руд и концентратов – на 9,7%, вольфрамовых концентратов – на 15%, хризотилового асбеста – на 16,5%, тогда как производство алмазов умудрилось обвалиться на 3,1% в годовом выражении.

Крайне тяжёлая ситуация складывается в системе естественных монополий, производство и потребление продукции и услуг которых традиционно наряду с грузооборотом транспорта является репрезентативным и надёжным опережающим макроэкономическим показателем, отражающим реальную ситуацию в производственном секторе экономики. Весьма показательно, что годовой прирост распределения электроэнергии, газа, воды и тепла на 1,8% в январе-мае 2012г. сменился спадом в размере 0,6% в аналогичном периоде текущего года. Особенно критическим видится сокращение объёмов производства, передачи и распределения электроэнергии на 1,1% - это закономерный результат варварской реформы РАО ЕЭС и разрушения единой энергосистемы страны. Стоит отметить спад выработки электроэнергии на 2,1% на тепловых станциях и на 5,9% на атомных электростанциях.

 

Упадок «экономики трубы»

Буквально на глазах происходит ухудшение ситуации в аграрном комплексе российской экономики – темпы роста производства продукции сельского хозяйства сжались с 4,4% в январе-мае 2012г. до 1,9% по итогам первых пяти месяцев текущего года. По сравнению с соответствующей датой предыдущего года совокупные засеянные площади яровых, зерновых и зернобобовых культур в хозяйствах всех сельхозпроизводителей сократились на 7,0%, сахарной свеклы - на 18,7%, картофеля - на 6,7%, овощей - на 6,3%, площади подсолнечника увеличились на 7,8%. Не лучше складывается ситуация в животноводстве, которое по физическим параметрам производства продукции и поголовья скота по-прежнему на 35-60% отстаёт от показателей эпохи советского застоя, люто ненавидимой «рыночными реформаторами» и их идейными учениками в сегодняшнем правительстве. Если благодаря сокращению поголовья крупного рогатого скота на 1% удалось обеспечить скачкообразный рост скота и птицы на убой в живом весе на 6,6%, то надои молока сократились на 4,3%, а яиц – на 0,8%.

Аналогичные по своей сущности депрессивные и кризисные тенденции наблюдаются в сфере лесозаготовок – согласно оценкам Росстата, спад на 1,4% в январе-мае 2012г. и на 4,5% по итогам всего предыдущего года сменился обвалом на 4% по итогам первых пяти месяцев наступившего 2013г. При этом наибольший спад лесозаготовок зафиксирован по брёвнам хвойных пород (на 4,2%), лиственных пород (на 2,3%), необработанной древесине (на 3,7%), тогда как заготовки топливной древесины, которыми до сих пор, несмотря на коррупциогенные и капиталоёмкие программы газификации регионов, отапливаются десятки тысяч мелких и средних населённых пунктов, обвалились на 10,9% в годовом выражении.

Рост объёма строительных работ на 5% в реальном выражении (т.е. с учётом инфляции – в постоянных ценах) в январе-мае 2012г. сменился спадом на 0,1% в аналогичном периоде текущего года, что также наглядно демонстрирует разрастание застойных и кризисных тенденций в российской деиндустриализированной и дезинтегрированной «экономике трубы». Крайне показательна для понимания сущности происходящих процессов в российской экономике и глубины кризисных явлений ситуация в транспортной системе – объём грузоперевозок после роста на 3,4% в январе-мае 2012г. и на 2,9% по итогам всего предыдущего года сократился на 0,9%.

Заметно меньше оптимизма вызывает спад грузооборота на железнодорожном транспорте – данный показатель является крайне значимым опережающим индикатором для понимания ситуации в реальном секторе экономики и производственном комплексе. В физическом выражении объём железнодорожных перевозок в январе-мае 2013г. обвалился на 3,5% после роста на 6,2% в аналогичном периоде предыдущего года – столь удручающей динамики перевозки грузов, который и так на 20% ниже уровней 1991г., в России не наблюдалось с осени кризисного 2009г. Хуже того, вслед за сильнейшим и глубочайшим за последние 4 года затуханием экономической и производственной активности объём погрузки основных видов грузов на железнодорожном транспорте сократился на 3,9% в январе-мае 2013г. после роста на 3,6% годом ранее. При этом наиболее сильное и драматичное падение погрузки грузов на железнодорожном транспорте зафиксировано по коксу (на 8,9%), нефти и нефтепродуктам (на 3,1%), рудам цветных металлов (11,2%), чёрным металлам (на 6,2%), лому чёрных металлов (на 10,3%), строительным грузам (на 5,5%), цементу (на 2,1%), лесным грузам (на 5,8%), комбикормам (на 8,1%) и рыбе (на 13,7%).

Наряду с этим без малого на 49% (т.е. практически в два раза!) обвалился объём погрузки зерна и продуктов перемола. На фоне усиливающегося спада в сельскохозяйственном комплексе, сокращения поголовья крупного рогатого скота, рекордного за последние годы снижения урожайности, нарастания масштабов морального и физического износа основных фондов и производственных мощностей (официально 55%, реально все 75-80%), непозволительно высоких ставок по кредитным ресурсам (которые в 3-4 раза превышают норму рентабельности в АПК – 20-22% против 6-7% соответственно), произвола перекупщиков, стремительного роста цен на ГСМ и услуги естественных монополий это лишний раз наглядно свидетельствует о депрессивном состоянии отечественного АПК. Которое многократно усугубляется в силу пролоббированного сырьевым олигархическим капиталом и транснациональными корпорациями и глобальным бизнесом втягиванием неподготовленной и дезинтегрированной России на «Титаник ВТО» на кабальных условиях, которое по сути дела лишает правительство возможности проводить самостоятельную, суверенную, самостоятельную и независимую от внешнего контура стимулирующую и научно обоснованную (в пику квазирелигиозным догмам либерального фундаментализма и псевдонаучной идеологии «Вашингтонского консенсуса») денежно-кредитную, налогово-бюджетную, валютно-финансовую, научно-техническую, инновационную, структурную, промышленную и социально-демографическую политику.

Наряду с этим практически в два раза замедлились темпы роста розничного товарооборота – с 7,6% по итогам первых пяти месяцев 2012г. и 6,3% в среднем по 2012г. до 3,8% в январе-мае 2013г. И это несмотря на продолжающееся надувание кредитного пузыря на рынке потребительского кредитования – темпы роста кредитования населения со стороны коммерческих банков в январе-апреле текущего года превысили 37,3% (40% по итогам всего 2012г.), тогда как темпы роста кредитования нефинансовых предприятий (т.е. промышленного сектора и обрабатывающих производств) составили менее 14,4% (порядка 15,3% по итогам 2012г.).

Принимая во внимание стремительное разрастание кризисных тенденций в обрабатывающей промышленности и депрессивное состояние наукоёмких производств, выпускающих готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью, а также усиление зависимости российской экономики от импортных поставок зарубежных товаров и услуг (темпы роста импорта замедлились с 9,1% в январе-мае 2012г. до 5,3% в аналогичном периоде текущего года при том что стоимостной объём экспорта после роста на 12,2% сменился спадом на 4,2%), это позволяет с уверенностью говорить о том, что искусственное раздувание потребительской активности, благодаря которому удаётся поддерживать на плаву отечественный «нефтегазовый Титаник», стимулирует экономический рост, развитие промышленности и модернизацию на территории стратегических конкурентов – в США, странах Еврозоны, Великобритании, Японии и т.д.

 

Примитивизация рынка труда

Не лучше обстоят дела на рынке труда, ситуация в котором начинает выходить из-под контроля российских властей и всё хуже поддаётся корректировкам и натяжкам благодаря статистическим манипуляциям и извращениям. С формальной точки зрения поводов для пессимизма практически нет – уровень безработицы сжался с 6% экономически активного населения в январе 2013г. до 5,2% по итогам мая. Однако, во-первых, этот «феноменальный рост занятости» практически целиком и полностью обусловлен сезонным фактором – в январе-мае 2012г. наблюдалось аналогичное вполне объяснимое сезонное снижение уровня безработицы с 6,3 до 5,2%.

Во-вторых, и это гораздо важнее, на глазах происходит качественная деградация структуры рабочей силы и примитивизация рынка труда. Наглядней всего об этом свидетельствует стремительное снижение (на 798 тыс. человек) численности экономически активного населения в возрасте от 15 до 72 лет за период с мая 2012г. по май 2103г. В результате чего численность рабочей силы сократилась с 76,3 до 75,5 млн. россиян. Не стоит удивляться тому, что так называемый уровень экономической активности населения (отношение экономически активного населения к общей численности россиян) только за последний отчётный период (с мая 2012г. по май 2013г.) сократился на 0,8% - с 69,3 до 68,5%.

На этом фоне стагнация уровня безработицы на отметке в 5,2% при одновременном обвальном снижении индикатора уровня занятости с 65,7 до 65% должно вызывать не показушный оптимизм и лучезарную улыбку высокопоставленных чиновников, а искреннее недоумение и опасения относительно усиливающегося сокращения численности рабочей силы и снижения степени её вовлечённости в активную экономическую деятельность во благо страны и общества.

В-третьих, по-прежнему на крайне низком и неудовлетворительном уровне находится эффективность деятельности государственных служб занятости, бирж труда и разного рода программ по стимулированию занятости населения, которые превратились в канал для незаконного обогащения федеральных и региональных чиновников, а также сросшихся с ними и паразитирующими на освоении бюджетных ресурсов предпринимателей. Наиболее наглядно это видно по отчётам самого же Росстата, согласно которым, как и в мае 2012г., в мае 2013г. свыше 70% общей численности безработного населения искали работу самостоятельно, не обращаясь за помощью в государственные службы занятости.

В-четвёртых, публикуемые Росстатом официальные отчёты по рынку труда и занятости существенно приукрашивают весьма пессимистичную ситуацию с уровнем экономической активности. Если к официальным и хорошо «причёсанным» оценкам уровня безработицы (5,2%) прибавить численность тех россиян, которые вынуждены трудиться неполную трудовую неделю, находятся в неоплачиваемых отпусках, пребывают в простоях по вине работодателя, а также имеют непозволительно низкий уровень оплаты труда (только официально у 11,5-12% россиян трудовые доходы оказываются ниже и без того искусственно заниженного в 2-2,5 раза уровня прожиточного минимума), то окажется, что реальный уровень безработицы превышает официальный в 2,5-3 раза. С учётом так называемой скрытой безработицы либо без работы, либо без постоянного источника доходов, либо без совместимого с элементарным биологическим выживанием уровнем оплаты труда находится как минимум 16-18% экономически активного населения.

 

Повторение со слезами на глазах баек 1998, 2008 и 2012гг.

Все заявления высокопоставленных правительственных чиновников и «модернизаторов» относительно «устойчивости российской экономики», «незыблемости позиций российского рубля», «недопустимости девальвации» и «сохранения макроэкономической ситуации под контролем» являются попыткой выдать желаемое за действительное и не имеют под собой практически никаких реальных оснований. Судя по всему, на самом деле ситуация складывается гораздо хуже, чем это пытаются продемонстрировать правящие власти, которые в силу своих служебных обязанностей и полномочий должны излучать оптимизм и уверенность в светлом будущем. Даже если этот оптимизм и вера в светлое будущее касаются не подавляющей части россиян (средние душевые доходы 75% которых не дотягивают до среднего показателя по России в 24 тыс. рублей), а самих коррумпированных и сросшихся с олигархическим капиталом и монополистами чиновников, а также их детей, жён, любовниц и, безусловно, находящегося в оффшорных юрисдикциях и фешенебельных странах имущества: яхт, вилл, особняков, футбольных клубов, банковских вкладов и т.д.

Принимая во внимание масштабы затухания российской экономики, темпы разрастания депрессивных тенденций в промышленности и грузоперевозках, обвал инвестиционной активности, а также неутихающие рассуждения российских чиновников о «недопустимости девальвации» и наблюдаемое на этом фоне стремительное падение курса российского рубля по отношению к американскому доллару и евро, можно с уверенностью говорить о том, что впереди российский рубль ждёт масштабная девальвация. Такого рода сочетание полных оптимизма заявлений чиновников и масштабного обесценения российского рубля крайне свойственно пореформенной России – как только правящая бюрократия «просыпается» от литургического сна, замечает назревающий кризис или финансовую катастрофу и начинает судорожно успокаивать население и предпринимателей, направо-налево раздавая обещания об устойчивости российского рубля и отечественной деиндустриализированной «экономики трубы», то в подавляющем большинстве случаев это является верным сигналом о том, что впереди Россию ждёт финансово-экономическая катастрофа.

Достаточно вспомнить, как за три дня до объявления дефолта пирамиды ГКО-ОФЗ и валютного коридора, 14 августа, президент Борис Ельцин во всеуслышание под камеры заявил, что «девальвации не будет», а российская экономика стабильна и устойчива, как никогда. Уже 17 августа правительство Кириенко, предварительно освоив транш от МВФ в размере 4,8 млрд. долл., потратив остатки ЗВР (порядка 8 млрд. долл.) на искусственное поддержание завышенного курса рубля (с целью гарантирования безубыточного ухода с российского долгового и финансового рынка иностранных спекулянтов и российских олигархов) и разворовав совместно с приближенной к Кремлю криминально-олигархической «семибанкирщиной» ни много ни мало треть федерального бюджета (эта схема реализовывалась на протяжении практически 4 лет), объявило дефолт, вслед за которым последовало четырёхкратное падение курса рубля (с 6 до 24,5-25 рублей менее чем за полгода) по отношению к американскому доллару.

А через так называемые кросс-курсы и по отношению к валютам подавляющего большинства стран, за исключением ряда азиатских и латиноамериканских государств, которые стали жертвами азиатского кризиса и спровоцировавшей его псевдонаучной доктрины «Вашингтонского консенсуса» и политики «государственного невмешательства», продвигаемой международными финансовыми организациями в коммерческих интересах транснационального капитала и геоэкономических и геополитических интересах крупнейших экономических стран.

Это стало закономерным результатом реализовывавшейся политики социально-экономического геноцида, погрома промышленности, дезинтеграции и десуверенизации народного хозяйства, разрушения вертикально-интегрированных производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости, разворовывания государственного имущества (под видом незаконных и грабительских ваучерной приватизации, кредитно-залоговых аукционов, инвестиционных конкурсов, фиктивных банкротств и т.д.) и перекачивания финансовых ресурсов из бюджетной системы, промышленности и сбережений россиян в пирамиду государственного долга, позволившей обогатиться правящей компрадорской и враждебной национальным интересам России олигархии, обслуживающим их интересы коррумпированным чиновникам и их спонсорам и покровителям в лице транснационального капитала и глобального бизнеса. Неудивительно, что в результате «шоковой терапии» и политики «социального дарвинизма» размер ВВП России обвалился на 45%, промышленного производства – на 60%, обрабатывающих производств – в 5 раз, наукоёмких производств высоких переделов – в 10-20 раз, капитальных вложений в модернизацию и расширение основных фондов – в 5 раз, потребительские цены (т.е. пресловутая инфляция) подскочили в 4,5 тыс. раз, а уровень нищеты и бедности увеличился в 10 раз, вытолкнув в состояние нищеты и бедности свыше 85% населения России.

Аналогичная по степени абсурдности ситуация наблюдалась летом и осенью 2008г., когда накануне острой фазы глобального финансово-экономического кризиса российские высокопоставленные чиновники и ученики Гайдара (от Кудрина и Грефа до Улюкаева, Шувалова и Дворковича) продолжали на полном серьёзе и с редким энтузиазмом рассуждать о неведомой «тихой гавани» и «островке стабильности». Весьма показательно, что даже в конце октября и в первые недели ноября 2008г., когда стремительно активизировался чистый вывоз капитала частным сектором, а промышленность и экономика в целом стали скатываться в кризисное состояние, российские чиновники продолжали рассуждать об «устойчивости рубля» и «достаточности валютных резервов».

На практике это вылилось в беспрецедентный с 1998г. финансово-экономический кризис и обвал производственной активности: ВВП России в первые месяцы 2009г. падал на 11,5%, промышленное производство – на 20%, обрабатывающая промышленность – на 27-30%, капитальные вложения в основные фонды рухнули на 25%, а объём производства в наукоёмкой промышленности (станкостроение, приборостроение, автомобилестроение, машиностроение, авиационная и ракетно-космическая промышленность и т.д.) обвалились в 2-4 раза.

Для понимания масштабов предстоящей девальвации рубля, которая становится неизбежной в рамках сложившейся в России архаичной и сырьевой «экономики трубы», имеет смысл напомнить опыт апреля-мая 2012г., когда на фоне 27-30% обвала цен на энергоносители (смесь Brent подешевела на 30% - цены упали с 125 долл. за баррель в конце марта до 87 долл. в начале июня) произошло аналогичное по масштабам и стремительности компенсирующее падение курса российского рубля по отношению к американскому доллару на 18,5% - с 28,8 до 34,1 рубля за доллар.

Как и сегодня, в тот момент, в разгар падения курса рубля, российские чиновники также ни слова не говорили о неизбежности сильной девальвации и обесценения национальной валюты – они просто-напросто по привычке закрыли глаза на распродажу рублей и масштабное приобретение иностранной валюты спекулянтами и инвесторами, которые начали спешно выводит капиталы с развивающихся рынков. Также против российского рубля сыграло сокращение предложения иностранной валюты в виде экспортной выручки со стороны российских экспортёров минерального сырья и продукции низких переделов при одновременном ускоренном росте импорта товаров, услуг, а также заметное расширение дефицита баланса оплаты труда (2,6 млрд. долл. во втором квартале 2012г.) и инвестиционных доходов (20,9 млрд. долл.). Не говоря уже о закончившемся периоде налоговых платежей (что автоматически привело к значительному сокращению спроса на российские рубли со стороны хозяйствующих субъектов-резидентов), приближающемся летнем сезоне (традиционно повышающим спрос на иностранную валюту в период отпусков и заграничных поездок), а также активизировавшемуся бегству капитала из России – в январе-июне 2012г. из РФ финансовыми и нефинансовыми организациями было вывезено за рубеж в чистом виде (сальдированный результат) свыше 31 млрд. долл.

Да, формально, Центральный Банк и Правительство не вмешивались в курсообразование и не проводили целенаправленную политику снижения курса российского рубля. Однако этого и не потребовалось – оказалось достаточным просто постоять в сторонке и посмотреть как международные финансовые спекулянты, российские сырьевые компании и сами граждане России обваливают курс национальной валюты. Строго аналогичную тенденцию мы наблюдаем и сегодня - за период с марта по начало июля текущего года рубль подешевел по отношению к американскому доллару практически на 10%, что выразилось в снижении курса с 30 до 33 рублей. Весьма показательно, что цены на нефтяную смесь Brent, к которой привязано ценообразование российской нефтяной экспортной смеси Urals, упали с 118 до 102 долл. за баррель «чёрного золота» - т.е. на 13,5%. Более того, начиная с середины апреля и вплоть до начала июля за редким исключением цены на североморскую нефтяную смесь Brent находились в узком диапазоне 100-105 долл. за баррель (лишь в период с 16 по 20 мая цены перешагивали через границу в 105 долл. и поднимались до 106,5 долл.). Однако никакого укрепления кура рубля к американскому доллару не происходило – рубль продолжал валиться при невмешательстве Центрального Банка, который ссылался на предварительно раздвинутые им рамки валютного коридора и тем самым оправдывал свою политику «недопущения девальвации» рыночными факторами.

Другими словами, курс российского рубля по отношению к американскому доллару (а, косвенно, и по отношению к евро) следует за динамикой цен на энергоносители – российский рубль является производной от нефтяного рынка, а российский рубль подтверждает статус не просто «нефтяной» или высокодоходной «сырьевой» валюты, но, по сути дела, перекрашенного доллара.

 

Потери от девальвации рубля

Действительно, в среднесрочной и долгосрочно перспективе России необходим крепкий, сильный и устойчивый рубль, обладающий высокой внутренней покупательной способностью – это непременный фактор (и следствие) для осуществления структурно-технологической модернизации экономики и перестройки с экспортноориентированной модели народного хозяйства на внутренний платёжеспособный спрос.

Да, совершенно очевидно, что слабый курс национальной валюты, искусственно заниженный по отношению к валютам основных внешнеторговых партнёров, крайне негативно сказывается на реальной покупательной способности населения, уровне жизни рядовых граждан, а также на покупательной способности сбережений домашних хозяйств и хозяйствующих субъектов – финансовых и нефинансовых (прежде всего промышленных) организаций. Это нанесёт сильный удар по платёжеспособности подавляющей части россиян, 75% которых имеют душевые доходы ниже среднего уровня по стране (24,5 тыс. рублей).

Наряду с этим снижение покупательной способности доходов и сбережений населения (а также промышленных предприятий) снизит платёжеспособный внутренний спрос российской экономики и негативно скажется на ёмкости российского потребительского рынка. Что также будет играть на руку существующей на протяжении последних двух десятилетий паразитической, компрадорской и колониальной модели «экономики трубы», сдерживая переориентацию с экспортной модели «роста без развития» на внутренне ориентированный подъём наукоёмких производств и импортозамещение.

Кроме того, обесценение российского рубля автоматически и неизбежно спровоцирует рост рублёвых цен на импортные товары и услуги – иностранные производители несут производственные, транспортно-логистические и прочие издержки в иностранной валюты и для получения сопоставимой массы прибыли и выручки при изменившимся курсе будут вынуждены поднять отпускные цены для российских потребителей. Принимая во внимание критическую зависимость российского потребительского рынка от импорта подавляющей части товаров первой необходимости (прежде всего, речь идёт о продуктах питания и напитках, медикаментах, бытовой технике и электронике и т.д.) и слабость конкуренции со стороны отечественной промышленности, это спровоцирует скачкообразный рост цен на широкий круг товаров первой необходимости и усилит социальное недовольство. Инфляция и без того вышла из-под контроля правительство – годовые темпы рост потребительских цен превысили 7,2% за январь-июнь против 3,8% годом ранее и запланированных в бюджете 5,5% по итогам всего календарного года.

Помимо этого слабый курс рубля крайне негативно скажется на стоимости и рыночной оценке имущества, принадлежащего как физическим, так и юридическим лицам – в пересчёте на иностранную валюту внутренние российские активы (акции крупнейших стратегически значимых компаний и банков, объектов транспортной и энергетической инфраструктуры, ВПК, природных недр и т.д.) станут заметно дешевле, что упростит доступ и снизит цену «входного билета» для транснационального капитала и международных банков на российский рынок.

Эта угроза становится особенно актуальной и всё более отчётливой в свете затеянной либеральным правительством Медведева в лучших традициях и идеологемах грабительской ваучерной приватизации и противозаконных кредитно-залоговых аукционов 1990-х годов (снова во главу угла ставится слепая вера в «эффективного частного собственника», а не фискальные, структурные, научно-технические, финансовые или производственно-экономические цели и приоритеты) масштабной приватизации госимущества. Совершенно очевидно, что транснациональные корпорации и международные банки, обладающие доступом к практически неограниченным долгосрочным и при этом крайне дешёвым финансовым ресурсам (в реальном выражении, т.е. с учётом инфляции, процентные ставки уже давно находятся в отрицательной зоне), создаваемым основными эмиссионными центрами, без всяких трудностей смогут приобрести оптом и в розницу крупнейшие и наиболее рентабельные предприятия России из стратегически значимых секторов отечественной экономики.

Помимо этого, девальвация заметно осложняет процесс структурно-технологической модернизации экономики и инфраструктуры – технологическое обновление и преодоление технической отсталости заметно осложняются в силу практически неизбежного удорожания импортного наукоёмкого оборудования и технологий. Иностранные производители машин, станков, приборов и прочего наукоёмкого оборудования, которые поставляют свою продукцию инвестиционного назначения в Россию и несут издержки в иностранной валюте, по мере девальвации российского рубля в целях компенсации своих потерь будут вынуждены пропорционально повышать отпускные цены на свою продукцию. Удорожание продукции инвестиционного машиностроения, а также передовых производственных и управленческих технологий, ноу-хау, патентов и результатов НИОКР (которыми глобальные монополии и ТНК и так крайне неохотно делятся в силу того, что современные технологии обеспечивают их глобальное доминирование в мировой экономике и возможность извлекать монополистическую ренту) существенно осложнит для отечественных предприятий и без того робкие попытки модернизации производства.

 

Неизбежность сильной девальвации рубля

Однако в силу того, что на протяжении последних двадцати лет правящими властями проводилась политика по разрушению научно-технического, производственного, инновационного и инфраструктурного потенциала, спровоцировавшая превращение России в сырьевую колонию, финансовый резервуар, отвёрточное производство и ёмкий рынок для продукции транснационального капитала и глобального бизнеса, без одномоментной разовой девальвации не обойтись. Российская экономика обескровлена, а несырьевая промышленность неконкурентоспособна и пребывает в многолетнем кризисе. Качественно ситуацию усугубило втягивание России на «Титаник ВТО» - Россию лишили возможности проводить самостоятельную суверенную национально ориентированную внешнеторговую политику, а инструменты тарифной политики (а также фитосанитарный контроль, контроль качества, маркировку и т.д.) передали на наднациональный уровень. В подобного рода ситуации единственным инструментом защиты национальной экономики и остатков отечественной высокотехнологичной промышленности является валютная политика и управление валютным курсом.

Неудивительно, что крупнейшие экономики мира (прежде всего Япония, США и страны Еврозоны) под рассуждения о «государственном невмешательстве» и «либерализме» с целью защиты отечественных производителей втянули мировую экономику в новый раунд валютных войн, которые из целей политкорректности стали именоваться «гонками конкурнетных девольваций». Суть от этого, впрочем, не меняется – за счёт включения «печатного станка» и неограниченной эмиссии национальных валют под благой целью снижения процентных ставок и оживления инвестиционной, потребительской и произоственной активности крупнейшие экономики мира

Прежде чем приступать к модернизации экономики, форсированному развитию научно-технического и инновационного потенциала, возрождению наукоёмких производств и выстраиванию вертикально интегрированных производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости, требуется создать для этого минимально необходимый финансовый ресурс как на уровне самого государства и бюджетной системы, так и (и это главное) на уровне чудом уцелевшей за годы либерального погрома и едва сводящей концы с концами при нынешнем валютном курсе обрабатывающей и наукоёмкой промышленности.

Судя по всему, уже в ближайшее время – т.е. до конца июля – мы увидим обесценение российского рубля до 34 рублей за американский доллар и до 43,5 рублей за евро. К концу текущего года российский рубль вполне может опуститься до 35-35,5 рублей за американский доллар, тем самым обновив минимальные отметки с осени кризисного 2009г. Этот вариант становится всё более вероятным по мере разрастания кризисных явления в российской экономике, затухания производственной и инвестиционной активности, интенсификации процесса вывоза капитала из страны со стороны частного сектора, а также обострения депрессивных тенденций в мировой экономике вкупе с одновременным усилением рисков сворачивания программ неограниченной эмиссии ключевых резервных валют со стороны крупнейших Центробанков мира.

Совершенно очевидно, что в девальвации заинтересованы буквально все: и промышленные предприятия, которым нужно получить «глоток свежего воздуха» и повысить свою конкурентоспособность (в реальном выражении курс рубля уже на 20% превышает максимальные отметки докризисного лета 2008г.). И Минфин, который столкнулся со стремительным ростом дефицита федерального бюджета и предупредил Правительство, что к концу года для латания дыр ему потребуется от 350 млрд. рублей (оптимистичный сценарий) до 1 трлн. рублей (пессимистичный и при этом заметно более реальный сценарий). Да, в январе-мае был зафиксирован профицит в размере 128,4 млрд. рублей, что эквивалентно 0,5%. Однако, во-первых, это обусловлено скачкообразным ростом профицита в мае (профицит составил 2,5% ВВП) после четырёх дефицитных месяцев. А, во-вторых, профицит бюджета обусловлен хроническим неисполнением уже одобренной в ФЗ «О федеральном бюджете» бюджетной росписи и сметы затрат, выражаемой в недофинансировании целого ряда направлений: национальной экономики, ЖКХ, инфраструктуры, АПК, здравоохранения, образования и т.д.

Неудивительно, что при кассовом исполнении доходной части на 39,8% от годового плана расходная ведомость исполнена менее чем на 37,2%. Другими словами, мало того, что Минфин и Правительство на протяжении последних лет сокращают финансирование приоритетных направлений социально-экономического развития в реальном выражении (т.е. даже с учётом официальной «политкорректной» инфляции) на 3-7% ежегодно, так чиновники умудряются ещё к тому же не выделять уже запланированные финансовые ресурсы. Бюджетная экономия, а также показушное финансирование предвыборных обещаний президента и его же майских указов стали очередным фетишем высокопоставленных чиновников.

В девальвации рубля, как это не парадоксально, заинтересован и сам Центральный Банк России, который всеми силами и проводимой им ультра жёсткой денежно-кредитной политикой (прежде всего, в области процентных ставок и операций рефинансирования) препятствует ослабления курса рубля. По большому счёту, российский банковский сектор на протяжении последних без малого 2 лет живёт в состоянии острого и перманентного дефицита ликвидности, который сдерживает кредитование реального сектора экономики и периодически рискует перерасти в острый кризис межбанковского рынка.

Наиболее наглядно о этом свидетельствует тот факт, что стоимость краткосрочных кредитов на межбанковском рынке в России выросла с 2,5% в начале 2011г. до 6-6,5% в 2012г. и порядка 6,5-6,6% в первом полугодии 2013г. При одновременном стремительном удорожании кредитования объектов малого и среднего предпринимательства, а также промышленных предприятий – ставки по кредитам достигают 20-23% годовых, что в 2 раза превышает норму рентабельности в обрабатывающей промышленности и в 3 раза – рентабельность отечественной экономики в целом.

Тем не менее, либеральное руководство Центрального Банка России продолжает осознанно и целенаправленно душить отечественную экономику, ставя интересы международных финансовых спекулянтов и транснационального капитала выше интересов отечественной промышленности и экономики в целом. Банк России весьма успешно наступает на те же самые грабли, на которые он уже многократно наступал за последние 20 лет «рыночных реформ» (читай либерального погрома промышленности и социальной сферы) – искусственно завышая процентные ставки и проводя жёсткую и несовместимую с выживанием отечественной промышленности денежно-кредитную политику, ЦБ РФ тем самым пытается поддержать завышенный курс рубля и, как следствие, привлечь и удержать в России иностранных спекулянтов, гарантировав им безболезненный выход с рынка и комфортные условия для существования, ценой уничтожения отечественной экономики и промышленности.

Если ещё в 2011г и даже первой половине 2012г. ещё можно было проводить мягкую и последовательную девальвацию, тем самым сгладив негативные последствия от ослабления курса рубля для населения. То сегодня, когда отечественная экономика скатывается в кризисное состояние, промышленность пребывает в коматозном состоянии, зависимость от импорта нарастает, на рынке потребительского кредитования надулся пузырь, а дефицит денег ощущается как никогда остро, Банк России и Правительство будут вынуждены девальвировать рубля стремительно и одномоментно как минимум на 8-10%. Другого варианта удержать на плаву отечественный «нефтегазовый Титаник», не отказавшись от псевдонаучных догм «Вашингтонского консенсуса» и «гайдаровщины», у них просто нет. Однако и это ученики Гайдара делают с огромным опозданием и нежеланием, продолжая рассуждать о том, что «девальвации не будет» (или что «Россия не будет участвовать в гонке девальваций»), тогда как рубля уже потерял более 10% по отношению к американскому доллару с начала 2013г. Судя по всему, это ещё цветочки – ягодки будут впереди и проявятся ближе к концу 2013г. Тогда вполне реальным может оказаться курс рубля к доллару в диапазоне 34,5-35 рублей, который в условиях отказа властей от модернизации экономики и оздоровления системы государственности позволит хотя бы на непродолжительное время удержать российскую экономику от сползания в рецессию.



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 18
Поделиться
Всего комментариев к статье: 6
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
ehnaton
Орион написал 16.07.2013 14:32
Раскрыть комментарий
Капитан очевидность засирает мозги
Смотритель написал 16.07.2013 11:56
"Правительство будут вынуждены девальвировать рубля стремительно и одномоментно как минимум на 8-10%".
А ща - за последние недели - рубль на сколько девальвировался? Где-то как раз на эти 8-10%. Тогда о чем вообще эта статья?
шуму много
ehnaton написал 16.07.2013 11:08
Анализа нет совсем. Почему при высоких и неизменных цен на нефть показатели нижают? Хотелось бы услышать мнение на сей счет автора. От себя скажу что на мой непросветленный взгляд дело в следующме: мировая "элита" решила слить наших карлуш. Поведение оной на последних встречах 20-ти и 8-и об этом прямо говорит. Например кандский премьер прямо сказанул не 8-ка, а 7-ка и этот...И история с колечком и история с НикитОй.Кипрская проблема. Все ответ на то что карлуши двинули на 3-й срок. А наши "бизнесмены" поняли что надо валить из страны, в смысле деньги из страны прятать.Вот и посыпалось все. А наша верхушка чиновничья как всякие оккупанты страется все разрушить перед бегством и хапнуть как можно больше. Вот и резервы отдали мошенникам в управление.
Чтобы спасти страну нужен террор, вплоть до ликвидации преступников на территории других стран, со смертной казнью за экономические преступления, чтобы как в израиле нельзя было спрятаться нигде на земном шаре.
Когда?
Пома написал 16.07.2013 08:06
Ну когда же? Когда же в РФии все рухнет? Надоело ждать уже.
А кругом такие курсы, а ...
Лопух написал 16.07.2013 06:29
.
Инвестиции в РФ 1 млн евро по курсу 40 есть 40 млн рублей.
.
Вывод инвестиций из РФ по курсу 50 есть менеее 1 млн евро.
.
Классик
Den24 написал 16.07.2013 02:45
сказал что мол в таких ситуациях чем хуже тем лучше. Хотя тут скорее дело политическое чем экономическое. http://zasssr.info/ .,
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

Если вы хотите купить чековую ленту оптом, свяжитесь с нашим отделом продаж. Телефон ищите на сайте.

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss