Кто владеет информацией,
владеет миром

«Мокрая аренда» и иракские миражи

Опубликовано 25.11.2007 автором Александр Жуган в разделе комментариев 0

«Мокрая аренда» и иракские миражи

Новый министр обороны Польши Богдан Клих на днях заявил, что вывод польских войск из Ирака намечен на начало 2008 года. Таким образом, правительство премьер-министра Дональда Туска подтвердило готовность кардинально пересмотреть свою иракскую политику и отказаться от участия в стабилизационной миссии.

Однако польские эксперты считают, что это решение было продиктовано не столько ростом недовольства участием польских военных в оккупации Ирака, сколько отсутствием реальных экономических дивидендов от присутствия контингента в этой стране. Варшава так и не получила обещанных контрактов на восстановление Ирака, не смогла пролоббировать участие своих компаний в субподрядах по добыче или транспортировке нефти. Это и послужило началом исхода поляков из Ирака. В то же время польский опыт указывает на то, что многие коспонсоры США и Великобритании по стабилизационной миссии в Ираке также не получили желаемого кусочка постсаддамовского нефтяного пирога. Немного заработали на войне и ее последствиях только американцы и англичане. Остальным так и пришлось довольствоваться «мокрой арендой», предоставляя и технику, и обслуживающие ее подразделения.

Подводя итоги иракской кампании, лидеры демократов на сентябрьском слушании в конгрессе США заявили, что американская и британская стороны до сих пор не получили ожидаемых от нее доходов. По оценкам авторитетного исследовательского центра Brookings Institution, совокупные расходы США на две последние операции (в Афганистане и Ираке) к нынешнему году достигли $661 млрд. Вместе с тем американская администрация выиграла для своих предприятий выгодные контракты на общую сумму $10 млрд. Они находятся в руках десяти корпораций, близких к республиканцам.

Список счастливчиков открывают Halliburton (до выборов 2000 года ее возглавлял вице-президент Дик Чейни) и компания Bechtel (ее руководитель входит в состав президентского экспортного совета). По данным аналитиков Defense Week, Halliburton получила контрактов на $2,3 млрд., Bechtel - на $1 млрд. Но нефтяные компании не имеют прибылей, которые могут возместить издержки оккупации Ирака. По данным экспертов, в 2006-2007 годах американские нефтяники, работающие в Ираке, получили только 56% от запланированной прибыли. Оказалось, что США самим не хватает, где уж тут делиться.

В начале вторжения в Ирак и учреждения стабилизационной миссии в этой стране американская военная администрация и Госдепартамент США заверяли своих союзников в том, что в «новом Ираке хватит дел всем» и каждый получит по кусочку нефтедобычи или крупный контракт на восстановление разрушенной антисаддамовской коалицией экономики и инфраструктуры страны. Официальный представитель Госдепартамента США Ричард Баучер даже объявил, что участвовать в субконтрактах на восстановление Ирака смогут все страны, исключая государства, поддерживающие международный терроризм. Но на поверку оказалось, что намерение американцев поделиться заработком оказалось умелым политическим маневром.

Конечно, сейчас на рынке Ирака работают компании многих стран мира, в том числе и российские. Но они действуют вне рамок системы «трофейных» контрактов и не имеют преференций «участников стабилизационной миссии». Этот бизнес проник в страну уже на этапе формирования новой иракской власти, естественно, не без поддержки американских оккупационных властей. По большому счету, речь идет о посредниках и филиалах крупных оптовых компаний, занимающихся поставками сырья из Ирака и готовой продукции в Ирак. Деловая активность наблюдается в близлежащих странах (Оман, ОАЭ, Катар, Йемен, Кувейт). Там находятся их офисы, работают официальные дилеры. Именно там делаются основные «нетрофейные» деньги на Ираке.

В то же время магистральные контракты на строительство, охрану объектов, добычу и транспортировку нефти и нефтепродуктов новые иракские власти отдали на откуп американским и английским компаниям. Естественно, кое-что досталось и некоторым союзникам - австралийцам и аравийцам, но объемы их прибылей не сопоставимы с доходами ТНК США и Великобритании. Да и распределение оставшихся сфер влияния в иракской экономике вызывает больше вопросов, чем ответов. Например, в начале ноября нынешнего года правительство Ирака под давлением США аннулировало контракт с «Лукойлом» на разработку нефтяного проекта «Западная Курна-2». Так что правила игры на здешнем рынке далеки от совершенства и не лишены политической составляющей.

Так что если Украине и светят какие-то контракты, то разве что с иракскими субподрядчиками. Но теперь и эта перспектива становится все более призрачной.

Сейчас можно констатировать полный крах деловой активности украинских компаний в Ираке. Отчасти это обусловлено наивностью иракской стратегии официального Киева. Мало того, что переговоры велись без учета специфики рынков и политической ситуации, в украинской стратегии преобладали настроения, что иракцы с американцами просто обязаны по дешевке отдать нефтевышки.

Кроме того, внешнеэкономический менеджмент большинства соискателей иракских рынков показал свою полную неэффективность. Например, срыв контракта на поставку КрАЗов в Ирак произошел из-за сложностей в сервисном обслуживании техники. Оказалось, что на Ближнем Востоке просто нет возможности приобрести запчасти к ним, а постоянно ездить в Украину накладно.

В 2005 году Киев решил все же поменять тактику. 13 апреля своим указом Президент Виктор Ющенко поручил Кабинету Министров разработать программу сотрудничества с Ираком. Кабмин тут же откозырял и представил программу, предусматривающую участие украинских компаний в разработке месторождений нефти и газа в Ираке, разработку проектов по транспортировке иракских энергоносителей в Европу с использованием украинских транспортных возможностей. Документ также предполагает транспортировку украинских энергоносителей в Ирак, участие украинских компаний в восстановлении экономики Ирака и содействие украинским компаниям в получении таких контрактов. Для усиления украинского присутствия в Ираке Президент увеличил штат посольства Украины в Ираке, в том числе его торгово-экономической миссии, и обязал наладить постоянное сотрудничество между иракской провинцией Васит и одной из областей Украины.

Однако эти меры не принесли ожидаемого результата. По итогам 2006 года товарооборот между Украиной и Ираком едва достиг $180 млн. И это при том, что накануне войны этот показатель составлял $300 млн., а 36 украинских компаний имели успешный опыт сотрудничества с Ираком.

Сейчас же единственным привлекательным для Украины контрактом стал проект по снаряжению иракской армии, который выиграло совместное предприятие ANHAM. Общая сумма сделки - $120,1 млн. 65% работ поручено Киеву - это $78 млн. Однако с реализацией и этого контракта постоянно возникают трудности.

Таким образом, дерибан постсаддамовского Ирака оказался мифом для всех участников операции, кроме США и Британии, которые уже частично «отбили» вложенные в войну в Персидском заливе средства и теперь контролируют богатейшую нефтяную зону. А таким странам, как Польша и Украина, повезло гораздо меньше. Хотя поляки и поднимали над захваченными иракскими городами американский флаг, им все равно не удалось заполучить магистральные контракты. И удивляться тут нечему. Компании третьих стран, в том числе соратников по антисаддамовской коалиции, даже таких лояльных, как «оранжевая» Украина, изначально имели минимальные, если не нулевые, шансы на получение генеральных подрядов в Ираке. Их получают американские корпорации, а в качестве субподрядчиков выступают иракские фирмы, преимущественно представляющие частный бизнес.

О том, что у Украины есть возможности зарабатывать на восстановлении Ирака, говорилось на протяжении всего периода пребывания там украинского воинского контингента. К примеру, в начале 2005 года тогдашний первый вице-премьер Анатолий Кинах заявлял, что «около 200 ведущих предприятий и компаний Украины имеют готовые проекты в рамках восстановления иракской экономики». Однако к марту между Украиной и Ираком не было заключено ни одного серьезного контракта. Между тем еще в июле 2003 года на участие в восстановлении Ирака претендовали 80 украинских компаний, в основном те, которые работают в области транспорта, металлопроизводства, а также в машиностроении, в частности нефтегазовом. Среди них можно отметить концерн «Стирол», компании «Нафтогаз Украины», «Укрресурсы» и АвтоКрАЗ.



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 4
Поделиться
Всего комментариев к статье: 0
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Нет ни одного комментария, ваш ответ будет первым
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss