Кто владеет информацией,
владеет миром

«Китайская организованная преступность на ДВ России»

Опубликовано 11.10.2012 автором Лелюхин С.Е. в разделе комментариев 3

«Китайская организованная преступность на ДВ России»

Источник: Владивостокский центр исследования организованной преступности

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …...……………….………………………………………………………..3
1. Характерные особенности деятельности китайских преступных организаций на территории российского Дальнего Востока….…..……………………..………6
2. Специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории российского Дальнего Востока……………………………………………………………...………………33
2.1. Контрабанда и незаконное распространение наркотиков…………………..33
2.2. Контрабанда и вывоз сырьевых ресурсов из России в Китай……………...39
2.3. Контрабандные поставки товаров широкого потребления китайского производства в Россию………………………………………………………….....53
2.4. Организация нелегальной финансовой системы и отмывание «грязных» денег…………………………………………………………………………………55
2.5. Организация канала нелегальной миграции из Китая в страны Европейского Союза через территорию Российской Федерации……………….61
2.6. Торговля российскими женщинами в целях сексуальной эксплуатации….62
3. Факторы, способствующие активизации китайских преступных организаций на территории российского Дальнего Востока………..…………..64
4. Некоторые предложения по локализации активности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации………………72
Заключение………………………………………………………………………….76
Библиографический список………………………………………………….……80

ВВЕДЕНИЕ

В условиях системного экономического кризиса в Российской Федерации, повлекшего ухудшение социально-экономического положения значительной части населения, несовершенства российского законодательства, в последние десятилетия на территории страны наблюдается процесс интернационализации преступности.
Транснациональная организованная преступность (ТОП) и, в первую очередь, ее транснациональные проявления со стороны китайской этнической преступности – одна из острых и сложных проблем, вставших перед обществом на рубеже тысячелетий. Она оказывает мощное влияние на все сферы общественной жизни, не только нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов страны, является реальной силой, подрывающей безопасность государства и общества, но и представляет собой новую серьезную угрозу существованию всего мирового сообщества. Правоохранительным органам чрезвычайно трудно проникнуть в хорошо организованные и оснащенные китайские преступные сообщества, использующие насилие и подкуп, этнические особенности своих сограждан, действующие в пространстве, охватываемом юрисдикцией различных государств.
В Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) расширяются масштабы незаконного оборота наркотиков, варварское уничтожение объектов флоры и фауны, находящихся под защитой, нелегальной миграции, торговли женщинами, незаконного вывоза за рубеж биоресурсов, леса, драгметаллов, ввоза похищенного автотранспорта, отмывания денежных средств и.п., в организации которых все больше принимают участие преступники из числа этнических китайце. Указанной деятельности способствует коррупция, проникшая во все сферы власти.
Высокая степень общественной опасности указанного явления, отсутствие достаточной научной разработки исследуемой проблемы обуславливает актуальность проведения исследований и представляет интерес, как с научной, так и с практической точек зрения, т.к. требует разработки и внедрения принципиально новых подходов к борьбе с транснациональными проявлениями китайской организованной преступностью и объединения усилий разных государств.
Основная цель исследования, описанного в работе, заключалась в определении, на основе анализа транснациональных проявлений китайской организованной преступности определить ее характерные особенности в Российской Федерации, специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории российского Дальнего Востока, а также факторы, способствующие ее активизации в современных условиях.
В ходе выполнения настоящего исследования использовались методы системного, ситуационного, логического и функционального анализа, экспертных оценок, а также статистические и социологические методы.
На первоначальном этапе была определена информационная база исследования. Затем был проведен сбор необходимых документов, научных публикаций зарубежных ученных и информационных сообщений, осуществлен их перевод на русский язык. После этого был проведен комплексный анализ и синтез отношений, возникающих в связи с созданием китайских диаспор на территории России.
Использование данной методологии позволило определить характерные особенности китайской этнической преступности в Российской Федерации, специфику преступной деятельности в условиях Дальнего Востока, а также факторы, способствующие ее развитию.
В качестве информационной базы исследования определены законодательные и нормативные акты РФ по вопросам борьбы с организованной преступности; труды ведущих зарубежных ученых и специалистов в области исследования китайской организованной преступности таких как Глен Сетис, Бертил Линтер и др.; труды российских ученных В.А. Номоконова, А.И. Коробеева, Я.А. Аминьевой, В. Гельбас, А.Л. Репецкой, др.; публикации в средствах массовой информации, посвященные вопросам деятельности китайских преступных сообществ на территории Российской Федерации, а также иные документы.
Представленный в работе материал может быть использован для дальнейших теоретических исследований транснациональной этнической преступности и ее влияния на экономическую безопасность Российской Федерации.

1. Характерные особенности деятельности китайских преступных организаций на территории российского Дальнего Востока

В силу ряда объективных и субъективных причин проблема преступной деятельности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации и ее влияние на криминогенную ситуацию в стране и в отдельных регионах, на сегодняшней день не нашла достаточного освещения в трудах отечественных ученных. К объективным причинам этого явления в первую очередь следует отнести то обстоятельство, что до 1991 года в силу закрытости советского общества, весьма жесткого контроля и дозированного перемещения по территории СССР китайских граждан, этой проблемы просто не существовало. В последующем это наложило свой отпечаток на формирование целого многообразия мнений среди представителей властных структур и ученой среды, не позволивших сформировать объективной позиции по оценке данной проблемы и приведших к ее фактическому игнорированию.
В этой связи, исследование современного состояния китайской организованной преступности на территории России, ее характерных проявлений и тенденций развития в данной работе проводилось на основе анализа ряда научных работ отечественных авторов, посвященных транснациональной организованной преступности, а также зарубежных источников и публикаций в средствах массовой информации.
В Докладе «Транснациональная деятельность китайских преступных организаций», подготовленном федеральным исследовательским отделом библиотеки Конгресса США по поручению Правительства Соединенных Штатов в апреле 2003 года, отмечено, что наряду с другими странами, китайские триады действуют и на территории Российской Федерации. Особенно сильно их влияние в Москве и на российском Дальнем Востоке. Благодаря высокой степени конспирации им удается легко уходить от российского правосудия. Во многом этому способствует высокая степень коррумпированности сотрудников МВД и Федеральной таможенной службы РФ, а также недостаточное знание китайского языка со стороны последних и трудности при идентификации личностей китайских граждан из-за их азиатского происхождения. Помимо этого, китайские триады тесно сотрудничают с российскими организованными преступными группировками, что особенно характерно для российского Дальнего Востока. Члены преступных китайских организаций прибывают в Россию не только для того, заниматься рэкетом в отношении своих соотечественников, но и также для организации азартных игр и каналов: сбыта наркотиков и алкоголя; человеческой торговли для целей сексуальной эксплуатации; незаконной миграции; контрабанды сырьевых ресурсов, включая лес, рыбу и морепродукты, полезных ископаемых и т.п..
Следует иметь в виду, что сведения различных источников о численности граждан КНР, живущих в России, носят оценочный характер и сильно разнятся. По некоторым данным, только в Москве их насчитывается до 500 тысяч, а на Дальнем Востоке, возможно, и более 1 млн. Часть наблюдателей полагает, что их число будет постоянно увеличиваться.
По данным Федеральной миграционной службы России, по состоянию на апрель 2008 года в России имели временную регистрацию 235 тысяч граждан КНР, а 103 тысячи китайцев временно работали по трудовым квотам на российских предприятиях. В 2007 году ФМС оформило 175 тысяч 742 приглашения гражданам КНР для оформления въездных виз в Россию. Постоянный вид на жительство в России имеют 1 323 гражданина Китая.
По данным заведующей лабораторией миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Жанны Зайончковской, ученые оценивают общее количество всех проживающих в России китайцев примерно в 0,5 млн. человек, из которых около половины находится в азиатской части России. При этом большая часть китайцев - не постоянные жители, а сезонные работники, приезжающие на срок от 1 до 10 месяцев.
Наиболее крупный контингент китайцев в России составляют трудовые мигранты, занятые в торговле, строительстве, лесозаготовках, сельском хозяйстве, ресторанном деле, медицинском обслуживании.
По официальным данным, около двух третей из них работают в сфере торговли и специализируются по товарам народного потребления.
Китайские общины пытаются брать землю в аренду: наиболее массовый характер этот процесс приобрел на территории Еврейской автономной области. По статистике, китайцы составляют треть иностранных работников, занятых в сельском хозяйстве.
Для проникновения в Россию китайские преступники используют различные лазейки в мерах ограничивающих въезд иностранных граждан, такие как туристические и студенческие визы. Начиная с 1989 года множество китайцев нелегально были переправлены из Китая в Европу через территорию Российской Федерации, часть из которых так и осталась в России.
В Российской Федерации, также как и в других странах, китайские преступные организации оказывают давление на китайских торговцев и бизнесменов, требуя от них плату за защиту («крышу»). При этом они умело используют нежелание жертв и их родственников обращаться в российские правоохранительные органы из-за своей этнической лояльности, а также опасения иметь проблемы с миграционными властями. По этой причине установить свидетелей преступлений совершенных членами китайских триад практически невозможно.
Китайские торговцы, торговавшие товарами народного потребления на городских рынках до недавнего времени самостоятельно, а в настоящее время через т.н. «русских» продавцов, представляют для преступников цель, заслуживающую самого серьезного внимания, так как по экспертным оценкам ежегодно из Китая в России контрабандным способом ввозится товаров ширпотреба на сумму более 10 миллиардов долларов США. Многие владельцы китайских ресторанов являются еще одной категорией жертв вымогательств. По сведениям из некоторых источников, китайские преступные организации причастны к организациям убийств и грабежей своих соотечественников. Хотя вооруженные столкновения иногда происходят между китайскими и некитайскими преступными группами, китайцы с уважением относятся к их российским «коллегам», не вторгаясь в их сферу деятельности и избегая территориальных разборок, прежде всего по той причине, что объектом их интереса является китайская диаспора, которая не является целевым объектом для российской организованной преступности. Определенным исключением из этого правила, явилась серия вооруженных конфликтов в конце 1990-х годов, когда российские преступные группировки вторглись в сферу интересов триады «Big Circle» в Москве, Хабаровске и Владивостоке. В феврале 2003 года лидер триады был убит в Иркутске в результате вооруженного конфликта между китайскими и чеченскими преступными группировками, которые занимались контрабандой леса.
На Дальнем Востоке китайцы, наряду с другими преступными деяниями, занимаются незаконным распространением наркотиков. Примерно 90% синтетических наркотиков и психотропных веществ, ввезенных в дальневосточные регионы, попадают туда из Китая, где триады создали обширную сеть лабораторий. В последние годы эфедрин (лекарственный препарат) в больших количествах ввозился в Приморье, где из него производили синтетических наркотик эффедрон, более дешевый по сравнению со своими аналогами, который в последующем распространялся на территории регионов Дальнего Востока и Сибири.
По данным, приведенным, заместителем руководителя аппарата Государственного антинаркотического комитета (ГАК) – начальником управления по ДФО Александром Беклемеишевым, в 2010 году уровень наркопреступности в Дальневосточном регионе превысил общероссийский на 46%. Значительно – почти на 80% – выросло количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в Амурской области и Приморском крае. За 2010 год из незаконного оборота в Дальневосточном федеральном округе изъято 8 кг наркотиков амфетаминовой группы и 14,5 кг синтетических наркотических средств. Определенный процент изымаемых из незаконного оборота синтетических наркотиков поступают из Китая, где активно производятся их новые виды. Серьезную опасность представляет ввоз сильнодействующих веществ, из которых уже на российской территории в подпольных нарколабораториях изготавливают метамфетамин.
Помимо этого, китайские триады занимаются организацией игорного бизнеса и торговлей людьми для целей сексуальной эксплуатации. Имеются примеры как конкуренции, так и сотрудничества между российскими и китайскими преступными группами на Дальнем Востоке на этом направлении. После того, как российская милиция закрыла казино в г. Владивостоке, учрежденное китайцами, китайские преступные группы стали заниматься поставками российских женщин для занятия проституцией в казино в Макао и Гонконге, часто в обмен на наркотики российским преступным группировкам за оказание содействия.
Китайские триады контролируют обширную сеть преступных групп, занимающихся перемещением нелегальных мигрантов из провинций Фуджьян и Чжецзян в Европу через территорию Российской Федерации. Один из маршрутов включает пересечение российско-китайской границы в районе городов Благовещенска или Читы, а затем по транссибирской железной дороги поездом до Москвы, а оттуда уже самолетом в страны Европейского Союза. Москва является пунктом, где китайские мигранты получают поддельные визы, разрешающие им легальный въезд в европейские страны.
Наряду с незаконной миграцией, китайские триады активно вовлечены в торговлю российскими женщинами для целей сексуальной эксплуатации. Из России осуществляется самый массовый «экспорт» женщин в Китай. По некоторым оценкам около 15 000 российских женщин, выехавших туда из регионов российского Дальнего Востока, находятся там на положении рабов и вынуждены заниматься проституцией.
Большие доходы китайские преступные группы получают от контрабанды сырья из России в Китай. Граждане экономически отсталого российского Дальнего Востока смотрят на сотрудничество с китайскими торговцами как на средство выживания. В первую очередь китайцев интересуют черный цветной металлолом, золото, лес, рыба и сельскохозяйственная продукция. В обмен китайцы также контрабандно поставляют в Россию алкоголь и поддельные сигареты. На российском Дальнем Востоке китайские преступные группировки вовлечены в заготовку и экспорт российской древесины. Эти группы управляют большими лесными массивами в Хабаровском и Приморском краях, Амурской и Читинской областях, граничащих с северным Китаем. Для организации незаконных лесозаготовок и экспорта леса китайские преступные группировки часто сотрудничают с японской якудзой и российскими преступными группами. По приблизительным оценкам китайские триады ежегодно незаконно экспортируют около 1,5 миллионов кубометров российского леса на сумму 300 миллионов долларов США.
Незаконная добыча морепродуктов - другая область сотрудничества между китайскими и российскими преступными группами. Российские власти неспособны в большинстве случаев пресечь деятельность китайских нарушителей, осуществляющих лов рыбы у восточного побережья России с одной стороны потому, что вылов осуществляется с российских судов, а с другой, потому, что покровительство «русской мафии» является неотъемлемой частью добычи морепродуктов китайскими группами.
Китайские и российские преступные группы не только сотрудничают при совершении различных преступлений, но даже создают совместные банды. В настоящее время только в Приморье действует примерно 50 организованных преступных групп, в состав которых входят как российские так и китайские граждане. Характерно, что на территории России китайские преступники стали подражать своим российским «коллегам». Они старательно изучают русский язык, берут себе русские имена и даже изменяют их национальным традициям, хвастаясь о своих «неладах с законом», что повышает их авторитет в российской среде, однако не поощряется на родине.
По данным американских исследователей в настоящее время на территории Российской Федерации активно действуют такие из известных китайских триад как «Big Circle», «14K», «Red Sun» и «Sun Yee On». Характерно, что названные преступные организации являются самыми могущественными в Гонконге, и на территории материкового Китая и специализируются на совершении наиболее сложных и масштабных преступных операций таких как контрабанда и распространении тяжелых наркотиков (в первую очередь героина из стран «Золотого треугольника»), контрабанда товаров, организация каналов нелегальной миграции, мошенничество в финансовой сфере и отмывание «грязных» денег, представляющих повышенную социальную, экономическую и политическую опасность.
В своей статье «Триады усиливают свою власть на Дальнем Востоке России» американский исследователь Бертил Линтнер отмечает, что организованная преступность всегда была серьезной проблемой для Владивостока и всего Дальнего Востока. Однако за последние несколько лет ситуация здесь изменилась за счет увеличения числа китайских триад (организованных преступных групп), действующих в названном регионе. По имеющимся данным в 2002 году на российский Дальний Восток было переведено через китайскую нелегальную банковскую сеть около 200 миллионов долларов США, которые были инвестированы в казино, гостиницы, рестораны и притоны по оказанию интимных услуг. Большое количество этих средств также инвестировались в незаконную заготовку леса и добычу рыбы и морепродуктов, которые в последующем контрабандным путем вывозились в Китай, Японию и Южную Корею, в результате чего российский бюджет не дополучил часть своих доходов.
По мнению Бертила Линтнера внешнее улучшение криминогенной ситуации в регионе в последнее время объясняется тем, что прежних российских уголовных авторитетов («крестных отцов») уже нет по различным причинам, а их место заняли китайские триады. Они лучше организованы, более конспиративны и рассматривают нарушение общественной безопасности как угрозу их преступному бизнесу.
Имеются основания полагать, что до 2009 года китайские «триады» управляли сетью казино в Дальневосточном регионе (во Владивостоке китайцам принадлежало 12 игровых заведений, а в Благовещенске более 200 ), а в настоящее время продолжают управлять множеством китайских ресторанов и даже несколькими российскими гостиницами и кафе. Много мелких российских уголовников в настоящее время работают на китайские преступные синдикаты, либо выступают в качестве посредников при совершении ими различных коммерческих сделок, либо работаю в качестве охранников. Единственная сфера преступного бизнеса, в которой не доминируют китайцы – региональный рынок торговли наркотиками, которая находится под контролем таджикских, казахских, чеченских и других центрально-азиатских преступных группировок, которые поставляют героин из Афганистана.
Как отмечает Бертил Линтнер впервые на Дальний Восток китайские материковые «триады» привлек известный российский криминальный авторитет Евгений Васин по кличке «Джем» для того, чтобы противостоять своим конкурентам из европейской части России и Средней Азии, которые устремились в регион после распада Советского Союза в 1991 году. В середине 90-х годов, Васин несколько раз посещал город Шеньян в северо-восточной провинции Ляонин в КНР. Его первый партнер по преступной деятельности, который, в последствии, стал главной фигурой китайской организованной преступности во Владивостоке, был китайцем, известным под именем «Lao Da». Характерно, что именно «Lao Da» стал управлять частью фирм Васина после его смерти.
Крупномасштабная китайская миграция на российский Дальний Восток, создала реальные предпосылки для процветания «триад» в регионе. Находясь в условиях расового предубеждения и угрозой высылки, многие китайские граждане должны выбирать или покинуть пределы страны или работать на китайские этнические группы, связанные с «триадами». Местные «источники» во Владивостоке утверждают, что каждый владелец контейнера или бутика на китайском рынке в городе должен платить деньги бригадам защиты («крыше»). Эти бригады также обеспечивают дачу взяток некоторым местным чиновникам, для того, чтобы продавцов не депортировали на родину, т.к. многие из них не имеют виз.
Официальные лица, наблюдающие за соблюдение законов в Азии считают, что оборот «китайской нелегальной банковской системы» по денежным переводам в Китай и из Китая превышает объем денежных переводов, осуществляемых через официальную банковскую систему и, что теперь эта сеть действует и на территории российского Дальнего Востока.
На китайском языке эту систему называют «hui kuan» («перевод денежных сумм») или «цзяо hui» («заграничные денежные переводы»). Некоторые называют ее как «fei chien» («летящие деньги»). Смысл этой системы заключается в том, что деньги никогда не покидают того места, где они были уплачены. Эквивалентное количество денег может быть получено в любой точке мира, где имеются этнические китайские сообщества. При этом операции по переводу денег не оставляют никакого бумажного следа, который мог бы быть исследован международными правоохранительными агентствами.
Анализ содержания научных работ ведущих российских ученных в области транснациональной преступности, в частности директора Владивостокского Центра по изучению организованной преступности профессора В.А. Номоконова, исследователей М.Ю. Буряк, Л.Д. Ерохиной, В.И. Шульги, А.Л. Репецкой и других, а также публикаций в российских СМИ, посвященных проблеме китайской организованной преступности, в целом не только подтверждает оценки, сделанные зарубежными ученными, но позволяет оценить масштабы деятельности преступных китайских этнических сообществ на территории Российской Федерации, но и выделить их следующие характерные особенности, такие как относительно небольшой период деятельности китайской организованной преступности на территории России и ее бурный рост, вызванный ускоренными темпами китайской миграции; сращивание китайской и российской организованной преступности, действующей на территории Российской Федерации; установление китайской организованной преступностью тесных связей с российскими правоохранительными органами и властными структурами; высокая степень конспирации китайских преступных организаций и ориентация на членов китайской диаспоры, находящихся на территории Российской Федерации, как на объект преступного посягательства; взаимодействие китайских преступных организаций, действующих на территории Российской Федерации, с китайскими спецслужбами и другими госорганами; специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории России.
Как было отмечено выше, в отличии от США, Канады и государств Западной Европы китайская организованная преступность в России возникла относительно недавно. Предположительно проникновение китайских «триад» в Российскую Федерацию началось с начала 1990-х годов. По имеющимся данным китайские преступные группировки появилась в России весной 1993 года, что было обусловлено постепенным формированием в ряде регионов нашей страны этнических «анклавов», в том числе из китайских мигрантов, которые как законным, так и незаконным способом оседают на территории России. Именно эта среда богата различными криминальными событиями, т.к. многие иммигранты имеют проблемы с законностью своего пребывания в стране, что позволяет преступным группам использовать это в своих корыстных целях. Массовая незаконная миграция стала возможной с появлением индустрии изготовления фальшивых документов и возникновения контор, которые за солидные суммы берутся переправить человека через границу. Это - крупные мошеннические операции с использованием сотрудников таможенных и иных правоохранительных структур.
По официальным данным, в России на сегодняшний день проживает около 350000 этнических китайцев, однако по некоторым оценкам их число уже достигло 3,5 миллионов человек, что составляет 2% от общего населения страны.
Самые большие китайские общины проживают в Москве, на Дальнем Востоке и в Южной Сибири.
Специалисты заявляют, что Россия за последние годы вышла на первое место в мире по темпам прироста китайской миграции.
По мнению заместителя руководителя Департамента международного сотрудничества Министерства РФ по делам федерации, национальной и миграционной политики России к.ф.н. Бельдей В.А. китайская миграция захлестывает Российский Восток. Около 400 тысяч китайцев нелегально осели в Приморье, Амурской области и Хабаровском крае. Муниципальная власть многих районов пошла на массовые нарушения паспортно-визового режима в надежде, что проблема затеряется на фоне криминогенной обстановки в целом по стране. Однако это оказалось серьезной ошибкой, т.к. на Дальнем Востоке фактически идет война за сферы влияния в торговле между китайскими и российскими предпринимателями – война за уровень цен на рынке, а значит, и уровень доходов в малом бизнесе.
В районах компактного проживания китайцев образуются этнические общины, порой превосходящие по своей численности коренные этнические группы. Российско-китайские предприятия часто становятся «крышей» для криминальных структур, либо занимаются бесконтрольной эксплуатацией природных ресурсов края и контрабандным вывозом сырьевых материалов и реликтов. Китайские криминальные группы, действующие в Приморье и Приамурье, связаны с наркобизнесом, рэкетирством, вооруженными разборками. Безусловно, местное население отрицательно относится к пребыванию китайцев на российской территории.
Проведенные российскими учеными социологические исследования в китайских землячествах Хабаровска, Владивостока, а также анализ материалов, собранных в Благовещенске и др. городах, показали, что Россия, как и весь мир, переживает переломный момент – начало формирования новых условий глобального увеличения китайской миграции и развития китайских землячеств. Завершился период во многом стихийного роста китайских землячеств, и начался этап их организованной экспансии и расширения их предпринимательской деятельности.
По некоторым сведениям, практически все китайские землячества находятся под негласным контролем собственных мафиозных структур. Система взаимоотношений в землячествах фактически организована по модели «триад» (строжайшее подчинение теневым лидерам, обет молчания, жестокое наказание непокорных и т. д.).
Из всех этнических преступных групп, действующих на территории Российской Федерации, именно китайские представляют наибольшую общественную опасность. Объективно это подтверждается результатами исследований организованной преступности в Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах в 1999–2003 годах сделанными Юрием Егоровым и Александром Самсоновым на основе оперативных материалов, согласно которым доля выявленных китайских ОПГ на дальнем Востоке составляет 32,2%, а в Восточной Сибири 34,3% среди всех этнических ОПГ, действовавших в названных регионах.
К концу 90-х гг. на Дальнем Востоке России сформировалась относительно постоянная китайская община, пока еще организационно и территориально не оформленная, но связанная со страной пребывания экономическими интересами. В процентном отношении среди китайских мигрантов преобладают мужчины в возрасте от 20 до 50 лет (до 90%), причем почти 25% из них проживает в России более трех лет.
По данным миграционных властей, на первом месте среди нарушителей миграционного законодательства являются китайские туристы, прибывшие в Россию в порядке безвизового обмена сроком до 30 дней. Результаты проверок показывают, что большинство из них занимаются незаконной трудовой деятельностью: розничной торговлей, ремонтом обуви, приготовлением пищи, строительством и ремонтом, животноводством, сбором и скупкой у населения дикоросов, морепродуктов. Кроме того, некоторые руководители российских предприятий в целях минимизации расходов, незаконно используют китайских граждан в качестве рабочей силы
По мнению экспертов, помимо экономической экспансии со стороны Китая, Россию ожидает и криминальная. В последнее время наметилась еще одна новая для России тенденция - китайцы все чаще вступают в группировки русских бандитов, исполняя в них функции наводчиков на соотечественников. Ни одно из таких преступлений, как правило, не раскрывается. Внушать страх своим жертвам входит в обязанности как триад, так и русских партнеров.
По информации правоохранительных органов китайский вопрос приморские воры ставили ребром еще в начале 90-х годов. Три сходняка в Хабаровске настойчиво решали, пускать китайцев на родные просторы или встретить в штыки. Лидер дальневосточного преступного сообщества «Общак» Евгений Васин (кличка «Джем») убедил «братву» не распыляться на несколько фронтов, т.к. к Приморью в тот период примерялись самые мощные московские группировки «солнцевская» и «измайловская». Их эмиссары регулярно приезжали с деловыми визитами, пытаясь сформировать внутри приморской уголовщины своего рода пятую колонну. Силами местных агентов столичные паханы надеялись развязать в регионе междоусобную войну и переделить сферы влияния с учетом своих интересов.
«Джем» считал, что важнее всего вовремя отразить атаки столичных и кавказских конкурентов. Китайцы на этом фоне казались вполне безобидными пришельцами. Китайские преступники не посягали на российские источники доходов. Грабили исключительно своих, а, главное, не нарушали местного порядка - китайские торговцы наравне с российскими платили подать приморским рэкетирам.
По некоторые сведениям, «вор в законе» Джем амбициозно мечтал встать у руля транснационального преступного сообщества, ворочать глобальной криминальной политикой, контролировать международные финансовые потоки, на равных общаться с тузами всемирно известных мафий. Самая ближняя дорога к транснациональным связям пролегала через китайские триады.
С этой целью, в середине 90-х годов, в короткий промежуток времени, «Джем» трижды выезжал в китайский город Шэньян для личных контактов с руководителями северо-восточного крыла китайской организованной преступности. По версии спецслужб, «Джем» добился осуществления своей мечты и его официально ввели в руководство регионального сообщества триад. В спецслужбах предполагают, что в результате действующие в Приморье преступные группировки, сами того не зная, стали структурными подразделениями или, того хуже, расходным материалом триад.
По данным ГУБОП на территории Приморского края действуют около 50 группировок, в которые входят русские и китайские преступники. Так, в 2000 году была задержана бригада из 20 человек - 11 русских и 9 китайцев. Они убивали, брали заложников, вышибали деньги. Заказчиками и потерпевшими были представители обеих национальностей. Последним к ним обратился китайский «теневик», державший в Хабаровском крае подпольный разливочный цех. Он заподозрил своего земляка, практиковавшего в регионе китайского целителя, в том, что тот «заложил» производство сотрудникам местной милиции. По заказу «теневика» бригада похитила целителя из дома, вывезла в соседний поселок и несколько дней истязала изощренными пытками, добиваясь признаний о «стукачестве».
В сентябре 2002 года во Владивостоке был арестован китайский авторитет «Лао Да», что в переводе на русский означает «Старший Брат» (по иерархии триады является одним из ее лидеров, или лидером филиала в другой стране или регионе).. Он специализировался на разбойных нападениях против китайских торговцев. Преступления «Лао Да» совершал стремительно и дерзко, а действовал жестоко. Входил в дома, выбивая двери кувалдой. За сопротивление отрубал пальцы и уши. Уходя, предупреждал, что вернется. И действительно возвращался, чтобы ограбить еще раз. Несколько раз бандит сколачивал крупные группировки, до 10 – 15 человек, которые отличались необычайной активностью, проводя иной раз по два-три налета на потребительские рынки и челночные автобусы за сутки.
В Приморье расследовалось более десятка уголовных дел, где главными фигурантами были «Лао Да» и его банды: «Волки», «Змеи», «Рассерженные собаки». Несколько раз китайского «авторитета» задерживали и помещали в изолятор. Но ни одно его дело не дошло до суда, все они тихо «умирали» на стадии предварительного следствия. Загадка разъяснилась после смерти главного вора Дальнего Востока вора по кличке Джем. На его похоронах был замечен «Лао Да». По некоторым сведениям, он предоставил на похороны своего уголовного покровителя сто тысяч долларов.
Ключевым городом на Дальнем Востоке для китайских преступных группировок во многом является Уссурийск. По некоторым данным, именно там находится казна триады. Имеются данные о том, что на Дальнем Востоке китайцы решили вносить свою долю в «общак» и российских уголовников. В результате китайцы уже потеснили на местном водочном рынке кавказские ОПГ – триады не только организовали контрабанду спирта, но и наладили процесс его переработки и продажи в России.
Еще одним фактом, подтверждающим деятельное сотрудничество закрытых этнических преступных группировок с местными криминальными кругами является торжественное открытие летом 2000 года во Владивостоке китайского казино «Аристократ». Среди прибывших на презентацию клуба были: гендиректор «Харбинской риэлтерской девелоперской компании» Ван Юньфэн, начальник народной милиции города Муданьцзяна Сун Баолинь, гендиректор ЗАО «Ингода» Чин Ицюнь, прокурор Муданьцзяна и начальник уезда Дунин. Торжество было омрачено визитом СОБР управления по борьбе с оргпреступностью (УБОП), который ворвался на территорию клуба «Аристократ» и задержал 186 человек , отправив их в отделение милиции для проверки документов и установления личности. В результате успешно проведенной операции выявлены 33 человека (из 186), представляющих интерес для правоохранительных органов. У некоторых из них обнаружены на запястьях татуировки в виде дракона, что свидетельствует об их принадлежности к «триадам» (китайской мафии). В последующем пресс-служба УВД ПК сообщила, что в начале августа 2000 года у иностранного отдела УВД появилась информация о том, что «согласно полученной оперативной информации, в этом казино должны были собраться лидеры китайской организованной преступности из приграничных с Приморьем провинций Китая».
Клуб «Аристократ» - детище китайской компании «Ингода», которая работала во Владивостоке с 1996 года, поставляя холодильное оборудование и являясь официальным дилером фирмы «Аукма». «Аристократ» планировался как закрытый клуб с казино, рестораном и сауной. В строительство и оборудование клуба вложено полмиллиона долларов. Совладельцем является «Харбинская риэлтерская девелоперская компания». По словам владельцев клуба, «Аристократ» задумывался как центр отдыха для китайцев. Цзинь Яохуэй, президент ЗАО «Ингода» заявил, что открытие клуба «Аристократ» не только украсило г. Владивосток, но и дало работу сотням русских людей.
Однако, как выяснилось в ходе расследования, «Ингода» владела несколькими квартирами, переоборудованными под гостиничные притоны, куда приглашались русские «жрицы любви» , сутенеры которых контролируются ОПГ из Комсомольска-на-Амуре. Всплыли и материалы об отправке русских женщин в притоны Макао и Гонконга.
Только в сотрудничестве с местными ОПГ могли китайские фирмы наладить секс-туризм с маршрутом из северо-восточных районов Китая в Приморье. Группа из 50-60 секс-туристов приносит «групповоду» (одна из самых доходных профессий в Северном Китае) до тысячи долларов. Плюс дополнительные доходы от посещения саун с «восточным массажем», стриптиз-клубов с «продолжением банкета», интим-магазинов и так далее.
По данным региональных СМИ, правоохранительные органы Приморья располагают информацией о том, что одна из ОПГ Владивостока (состоящая из ранее судимых и не имеющая легального высокодоходного бизнеса) слилась с китайской «триадой» и существует не только как «крышевая» структура, но и как разведка для китайских «братков».
Вновь образуемые конгломераты, соединяющие в себе русские, кавказские и китайские преступные группировки занимаются так называемым «силовым сопровождением» внешнеторговых операций по продаже в КНР леса, металлолома. В последнее время выявляются факты организации продажи и вывоза в Китай стратегического сырья, радиоактивных материалов. При этом, соблюдая принцип специализации, местные преступные группировки занимаются хищением такого рода продукции на предприятиях Иркутской области, а китайские - контрабандным вывозом в КНР.
Что касается деятельности «триад» в Читинской, Иркутской, Амурской областях, Приморском и Хабаровском краях, то спецслужбы и правоохранительные органы все чаще фиксируют там случаи не только сращивания китайских и российских преступных сообществ, но и попытки установить «рабочие контакты» с представителями власти и милиции. В Иркутске известен случай, когда после ареста одного из лидеров триады началось давление на руководство областного УВД – сначала через телефонные звонки, затем в письменном виде, в том числе от представителей одной из силовых структур.
В том же Уссурийске китайцы занимаются контрабандой цветного металла и алкогольных напитков и контролируют фирмы досуга, в которых «трудятся» в основном русские девушки из близлежащих и нищих поселков и деревень. «Братва» из Китая имеет тесные связи с местными правоохранительными органами и некоторыми высокопоставленными чиновниками из городской администрации.
Особый интерес в этом плане представляют Владивостокские рынки на ул. Спортивной с торговым центром «Надежда» и на ул. Баляева с торговым центром «Бачурин». Сферы влияния на них распределили между собой братья ЛЮ, представляющие китайскую группировку «Триада», и сотрудники милиции из одной оперативно-розыскных частей УВД Приморского края. При этом они не просто поделили рынки территориально. Братья поставляют и контролируют в Приморье китайцев, оформленных зачастую «экспедиторами пограничной торговли», которые не уезжают на родину, доставив в Россию груз, а остаются здесь работать — незаконно, конечно. Милиционеры в свою очередь за постоянную плату помогают «триадовцам» бороться с конкурентами с помощью административного ресурса.
Яркой иллюстрацией сращивания китайской организованной преступности с высокопоставленными российскими чиновниками является расследовавшееся Генеральной прокуратурой России дело о контрабанде китайских товаров широкого потребления.
В феврале 2005 года российскими органами МВД России была получена оперативная информация о поступлении в московский регион из города Находки более 150 железнодорожных вагонов с товарами народного потребления, контрабандно ввезенных на территорию РФ из Китая. В соответствии с действующим таможенным законодательством, в целях подтверждения легальности ввоза товара на территорию РФ было инициировано задержание данных вагонов на станциях Бекасово и Люберцы-1, товары были помещены в зону временного таможенного контроля. В ходе проверочных мероприятий был вскрыт механизм легализации контрабанды перемещаемых через таможенную границу товаров посредством установления с участниками внешнеэкономической деятельности «договорных отношений». В основу сформировавшейся системы, было положено согласие предпринимателя выполнять контрольные показатели федеральной таможенной службы, а взамен - возможность перемещать большее количество товара, чем официально заявляется при таможенном оформлении, либо заменять ассортимент груза на более дорогостоящий. В результате товар не проходил таможенного оформления в установленном законом порядке. Сотрудники таможни осуществляли таможенное оформление товара без их фактического контроля, по документам представляемым коммерческими организациями. Часть груза при этом проходила вообще мимо таможни - «в черную», государству тем самым наносился значительный экономический ущерб. Установлено, что к функционированию данного крупномасштабного канала причастны как высокопоставленные сотрудники ФТС, так и ряд представителей федеральных и региональных органов власти. Ими были организованы различные коммерческие организации, имеющие представительства в том числе и в Китае, где с помощью китайских транспортных компаний собирали грузы, готовые к отправке в Россию. После пересечения границы на груз выдавались товарно-транспортные документы от имени российских граждан. Российские получатели и отправители грузов как правило, были подставными лицами. Доставка грузов осуществлялась морским путем до порта Восточный, а затем железнодорожным транспортом в московский регион на Черкизовский рынок, где этот груз передавался для реализации реальным владельцам - гражданам Китая - через представителей китайских транспортных компаний.
Отличительными чертами китайских организованных преступных групп является их многочисленность, хорошая организованность, закрытость и высокая степень конспирации. Основной вид преступной деятельности – сбор «дани» со своих соотечественников, незаконно проживающих на нашей территории и торгующих на рынках. Примером могут служить материалы уголовного дела в отношении преступной группировки действовавшей во Владивостоке до 2000 года из числа китайских граждан, которую возглавлял Лю Джиган, кличка – «Сяо Ганн» (Маленький Ганн). Преступники занимались вымогательством в отношении соотечественников – руководителей китайских туристических групп. 7 членов группировки были выдворены за пределы страны, о чем информированы правоохранительные органы КНР.
Китайская диаспора является одной из самых закрытых этнических группировок и обладает духом высокой корпоративности. Своеобразной иллюстрацией этого является произошедшее в 2005 году в Иркутске столкновение китайских гастарбайтеров с сотрудниками российских правоохранительных органов. В ходе инцидента 120 китайских рабочих оказали вооруженное сопротивление с использованием камней и металлической арматуры сотрудникам вневедомственной охраны, попытавшимся проверить документы у одного из их сограждан.
Традиционные китайские триады в России фиксируются с 1993. Тогда в Москве, Забайкалье и на Дальнем Востоке появились представители триад «Летающие драконы», «Общество черных бровей», «Братство длинных ножей», «14 К», «Большое Кольцо» и ряда других. Сегодня в России в основном действуют китайские преступные сообщества, разделенные по территориальному признаку – «пекинские», «харбинские» и «фуцзяньские». Последние считаются наиболее мощными – они же контролируют и «восточные кварталы» Нью-Йорка.
Китайцы предпочитают жить в России как граждане государств Средней Азии, что объясняется внешним сходством китайцев и среднеазиатов. Уклад в триадах отличает внешняя скромность, даже аскетизм, слепое повиновение руководителям, дисциплина, беспощадность, круговая порука и обет молчания, который свято соблюдается во время арестов. Установлено, что глава триады, который обычно называется «Дракон» или «Голова дракона» («Лунтоу»), находится в Китае. Отряд боевиков, входящих в триаду, возглавляет «старейший» («Лаода») или «хозяин» («Банчжу»). Рядовые члены банды называются «монахами» или «братьями». Отбор в ряды членов триад достаточно жесток и сопровождается инициацией. Требуется рекомендация четырех рядовых членов триады и одного руководителя, кроме того, неофит должен быть чистым китайцем. Некоторые члены триады имеют отличительные знаки в виде татуировок (например, шанхайская триада «Шенсыбан» - «сигарета на предплечье»). По словам одного из руководителей, триады в России занимаются бизнесом и защищают себя «от внешнего мира». Уникальность триады как преступной организации заключается в том, что рядовые члены группировки не знают своего главаря. Это дает организации огромную живучесть.
Изучение этнической преступности сильно затрудняется закрытостью диаспор и наличием языкового барьера. Это в полной мере относится и к китайской диаспоре в России. Несмотря на постоянно ведущиеся исследования, никто даже толком не знает, сколько китайцев-мигрантов проживает сейчас на территории РФ.
По мнению сотрудников аналитических служб правоохранительных органов, китайское организованное преступное сообщество относится к числу наименее изученных. Преступления, совершаемые членами китайской диаспоры, трудно раскрываемые, т.к. лишь в единичных случаях затрагивают не их соотечественников, а также потому, что все участники китайского ОПС дают «обет молчания» и нарушивший его заранее знает, что его найдут, где бы он ни был и жестоко накажут.
Кроме того, сбор доказательств в отношении лидеров китайской организованной преступности на территории России значительно осложняется различиями в воровских традициях двух стран. Россиянин, не имеющий хотя бы одной судимости, лишь в редком случае может стать криминальным авторитетом. Среди гангстеров из КНР, напротив, большим уважением пользуются те, кто сумел «не попасться». Судимость для них синоним никчемности человека, знак того, что связываться с ним не стоит. Авторитет у китайцев определяется количеством связей в правоохранительных органах и властных структурах.
Ряд косвенных признаков указывает на то, что китайские преступные организации, действующих на территории Российской Федерации, находятся под контролем китайских спецслужб и других госорганов.
Определенным подтверждением этому может служить то обстоятельство, что во главе криминальных фирм, действующих в России часто стоят бывшие работники китайских спецслужб, нелегально провозя в Сибирские и Дальневосточные регионы большие суммы денег, примериваются к инвестированию их в поставки запрещенных товаров и услуг. Только за 5 месяцев 2005 года в Приморье было обнаружено несколько крупных (с числом рабочих более ста) китайских нелегальных предприятий, занимавшихся массовой подделкой пищевых продуктов на основе сои.
Связь крупного чиновничества в континентальном Китае с организованной преступностью и высочайший уровень коррупции уже признаются и государственными СМИ КНР. Недаром крупные китайские провинциальные чиновники и даже деятели партийных комитетов, бывающие в России, более чем активно ищут неофициальные контакты с криминальными российскими коммерсантами, предпочитая их официальным визитам к региональным руководителям. Эта тревожная перспектива не только для отдельных регионов, но и для всей России, где криминализация общественных отношений давно стала сущностной стороной системного кризиса.
По неофициальным признаниям оперативных сотрудников, их больше беспокоят не рядовые раскрашенные драконами представители китайских «триад», а вполне презентабельные отставные китайские генералы и бывшие работники спецслужб, которые в состоянии поставить бизнес в России на широкую ногу. По образному выражению одного из сотрудников УВД Приморского края, «триадисты» (что-то вроде наших байкеров) - анахронизм романтических преступных традиций , а вот «генералы» - это уже «белые воротнички», за которыми стоят не романтические представления о круговой поруке, а серьезные деньги и, если хотите, не афишируемые планы укрепить китайское экономическое влияние на Дальнем Востоке. Они активно занимаются скупкой недвижимости, привлекают нелегальную рабочую силу из числа просрочивших гостевые визы китайцев и контролируют традиционный для них бизнес по производству трепанга, переработке дикоросов, транзиту металла и круглого леса. Плюс организация досуга китайских туристов по трем основным направлениям: азартные игры, скупка европейского ширпотреба, проститутки.
Характерно, что руководители спецслужб и лидеры различных стран хотя и не обвиняют правительство Китая в поддержке триад, но в то же время располагают косвенными данными о том, что разведорганы КНР используют триады в своих целях. Например, еще в 1997 году канадской службой безопасности был обнародован специальный доклад с красноречивым заглавием «Финансовые связи китайских разведслужб и триад в Канаде». И в документе приводились факты того, как «Пекин, используя легально образованные компании, связанные с китайскими преступными сообществами, пытается получить внутриполитические рычаги влияния в другом государстве». Следует также знать, что многие легально образованные в России коммерческие предприятия с китайским капиталом возглавляют бывшие работники спецслужб КНР.
Пекин не препятствует, а, по сути, тайно поощряет въезд в Россию, а также и в другие страны граждан Китая, ранее совершивших преступления и связанных с «триадой». В результате получается, что в этих государствах китайское землячество становится внешнеполитической опорой Пекина, его «пятой колонной», а «триады» – ударной силой, действующей в интересах землячества.
Не случайно известный специалист по российско-китайским отношениям академик В. Мясников пришел к выводу, что «есть все признаки того, что мигрирующие по России и практически неподконтрольные российским властям китайцы уже создали на российской территории сложившуюся нелегальную сеть, которая выполняет функции связи, координации, информации и даже помощи».
Весьма показателен в этом плане факт создания в Приморье китайцами целой сети переговорных пунктов, которые были выявлены в ходе радиоконтроля Приморского филиала радиочастотного центра ДВФО. Сотрудники УФСБ по Приморскому краю и управления Госсвязьнадзора при содействии паспортно-визовой службы, управления «Р», «иностранного отдела» УВД края и федеральной миграционной службы провели 29 марта 2002 года в Уссурийске межведомственную операцию по ликвидации этих пунктов. В результате были уничтожены сразу десять точек, через которые китайские граждане вели незаконные переговоры с родиной и другими странами по своим, сильно заниженным по сравнению с реальными, ценам. В ходе операции было изъято огромное количество современного оборудования для сотовой связи, которым управляли китайские операторы из города Дунина. Оттуда поступал мощный сигнал, достигающий территории Приморья, благодаря чему с незаконных переговорников в Уссурийске, минуя наши ГТС, можно было легко выходить на связь с Дунином, а оттуда - со всем Китаем и даже миром. Помимо обычной связи на этих пунктах применяли и картофоны, по которым можно было дозвониться так легко, словно ты находишься в Китае. Функционирование подобных переговорных пунктов помимо наносимого экономического ущерба российскому государству, очень усложняет электромагнитную обстановка в регионе ограничивая частотный ресурс и создавая сильные помехи не только для приема телепередач, но и для работы спецслужб - ФСБ, ФАПСИ, объектов Минобороны.

2. Специфические направления преступной деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории российского Дальнего Востока

В отличие от США, Канады и стран Европейского Союза, преступная деятельность китайских этнических организаций в Российской Федерации, помимо традиционного рэкета и «крышивания» своих соотечественников, имеет свою специфическую направленность, обусловленную географическим положением страны, проводимыми социально-экономическими преобразованиями и рядом других факторов.

2.1. Контрабанда и незаконное распространение наркотиков.
По имеющимся оперативным данным, на начальном этапе формирования китайской диаспоры в России, ее представители, не были замечены в торговле наркотиками, однако с 1996 года появилась информация о том, что китайцы специализируются на продаже манчжурской конопли, которая растет в приграничной зоне в Приморье и эфедрине китайского производства. .
В начале 2001 года появилась информация о том, что китайская ОПГ наладила маршрут поставки наркотиков в столицу, но в сводках ГУВД за 2001-2004 годы не зафиксировано ни одного случая задержания китайских торговцев.
Вместе с тем, правоохранительные органы Приморского края отмечают, что китайцы не гнушаются нелегальными поставками в Приморье сильно действующих веществ (СДВ). По неофициальной информации, за последние 10 лет в Китае построено четыре завода по производству эфедрина. Это больше, чем нужно для внутрикитайского спроса на столь специфическое лекарство. Во всяком случае, увеличение эфедрина на подпольном рынке наркотических веществ в Приморье никак не связано с увеличением его производства на российских фармакологических предприятиях.
Несмотря на то, что граждане Китая очень часто задерживают при попытках перемещения через границу псевдоэфедрина, особое внимание сотрудников отделов по борьбе с контрабандой наркотиков вызывают факты попыток перемещения из Китая на территорию России наркотиков синтетической группы - метамфетамина и МДМА («экстази»).
Так, в период 2003-2005 годов сотрудниками МВД России был выявлен и ликвидирован канал поставки прекурсоров для производства синтетических наркотиков из Китайской Народной Республики в Российскую Федерацию. Перевозчиками контрабандных наркотиков в подавляющем большинстве случаев выступали граждане России и Китая, следующие по линии «челночного» туризма.
В Уссурийске в декабре 2006 года суд приговорил гражданина КНР Цзень Вэньи к 5 годам заключения за сбыт и незаконное хранение сильнодействующих веществ в особо крупном размере. Цзень Вэньи был задержан сотрудниками приморского управления наркоконтроля в марте 2006 года в Уссурийске, когда пытался продать крупную партию таблеток эфедрина с димедролом весом свыше 4 кг. Задержание наркоторговца произвели после того, как китаец передал сумку с товаром покупателю и пересчитал деньги. Впоследствии во время обыска в общежитии по ул. Пролетарской, где жил означенный китаец, он был вынужден выдать еще несколько мешков, в которых находились тысячи таблеток. Всего за время операции было изъято 170 тыс. таблеток эфедрина с димедролом, общим весом почти 35 кг. Суд признал Цзень Вэньи виновным сразу по трем составам преступления, предусмотренного ст. 234 Уголовного кодекса РФ. За незаконное хранение, сбыт и покушение на сбыт сильнодействующих веществ в особо крупном размере в соответствии с приговором ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы. .
В декабре 2006 года управлением общественной безопасности северо-восточной провинции КНР Хэйлунцзян, в результате антинаркотической операции арестовано 27 человек, в том числе трое граждан России. Изъято 1112 граммов метамфетаминов (наркотика "лед"), оборудование по изготовлению наркотических веществ, оружие. Преступную группировку, по данным полиции КНР, возглавлял бывший водитель из автопарка правительства города Хэйхэ, расположенного на берегу Амура напротив Благовещенска. С 2005 года в Россиию группировкой было поставлено в общей сложности 4300 граммов "льда" и "экстази". Согласно официальным китайским сведениям, в ноябре 2005о года управление ведомства по борьбе с наркотиками Амурской области РФ сообщило полиции Хэйлунцзяна о том, что три россиянина и два китайца перевозят в Россию наркотики. При содействии российских правоохранительных органов, полиция КНР установила путь поставки наркотиков — из провинции Гуандун на юге Китая в город Хэйхэ на крайнем северо-востоке, а затем через границу в Амурскую область.
В июле 2008 года, сотрудники Дальневосточного таможенного управления задержали 900 таблеток "экстази", которые планировалось переправить из Китая через Южную Корею в Россию. Помимо российских таможенников, в операции участвовали представители Таможенной службы Южной Кореи, которая в этом наркотрафике использовалась как транзитная страна. Задержанная партия наркотиков направлялась в Россию из Гонконга (Китай).
23 июня 2008 года наркополицейскими в Хабаровске была конфискована крупная партия (800 таблеток) синтетического наркотика МДМА ("экстази"). Получив оперативную информацию о готовящейся продаже большой партии "экстази", оперативники выступили в роли покупателей и задержали в момент "сделки" четверых наркоторговцев". Предполагаемый организатор группировки задержан в Комсомольске-на-Амуре, где он работал охранником. При обыске в его квартире обнаружены еще 375 таблеток МДМА, а также марихуана и гашишное масло.
В июне 2009 года начальник отдела по борьбе с контрабандой наркотиков Дальневосточной оперативной таможни (ДВОТ) Александр Ковалев в интервью РИА Новости сообщил, что пракически ежемесячно правоохранительные органы региона изымают синтетические наркотики из Китая. В будущем можно прогнозировать увеличение незаконного ввоза синтетических наркотиков на территорию Дальнего Востока, в том числе из Китая, из-за сравнительно низкой цены этих наркотиков и растущей популярности среди так называемой «золотой молодежи». Эти факторы могут привести и к появлению новых преступных групп, специализирующихся на контрабанде синтетических наркотиков из КНР. Таможенники прогнозируют также увеличение незаконного ввоза из Китая биологически активных добавок (БАД), содержащих сильнодействующие вещества. Это самый распространенный вид контрабанды как среди россиян, так и среди граждан Китая. В качестве примера эффективной работы правоохранительных органов АТР, Ковалев привел факт, когда в результате совместной операции российских и южнокорейский таможенников, а также сотрудников ФСБ РФ задержаны двое россиян из Владивостока - получателей посылок с экстази, а также россиянин, подозреваемый в организации поставки канала наркотиков. Все они взяты под стражу. Изъято 900 таблеток экстази и 30 граммов кокаина. Запрещенный груз переправляли в Россию из Гонконга транзитом через Южную Корею.
Выступая на выездном совещании "Развитие Дальнего Востока России в условиях возрастающей наркоопасности" в Амурской области 9 декабря 2009 года председатель Государственного антинаркотического комитета, директор ФСКН России Виктор Иванов заявил, что за последние годы поставки синтетических наркотиков в Россию из Китая увеличились в пять раз. По его словам, недостаточно отрегулированы режимы китайско-российской границы, которая протянулась на 3 тысячи километров, в результате этого из Китая в Россию потоками поступают синтетические наркотики, сильнодействующие лекарственные препараты, биодобавки и смеси.
На организованной РИА Новости пресс-конференции в Пекине 27 мая 2010 года руководитель Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов заявил, что на Китай приходится около 10% общего объема поставляемых в Россию наркотиков. В основном из КНР поставляются наркотики амфетаминовой группы.
По данным руководства ФСКН в год в России измывается около трети тонны синтетических наркотиков. 100 кг из них - китайские. В целях повышения эффективности борьбы с этим явлением главы антинаркотических ведомств России и Китая подписали концепцию сотрудничества в области борьбы с наркотиками. Ранее в результате совместной операции служб двух стран в Китае были задержаны 12 граждан России, ликвидирована нарколаборатория. По итогам другой операции, «Синдиката», ликвидированы три нарколаборатории и арестованы 15 человек, среди которых были граждане РФ и Китая.
По данным, приведенным, заместителем руководителя аппарата Государственного антинаркотического комитета (ГАК) – начальником управления по ДФО Александром Беклемеишевым, в 2010 году уровень наркопреступности в Дальневосточном регионе превысил общероссийский на 46%. Значительно – почти на 80% – выросло количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в Амурской области и Приморском крае. Серьезными факторами, влияющими на данную ситуацию, служат наличие организованных преступных группировок, обладающих налаженными межрегиональными связями, и разветвленными каналами сбыта наркотиков. За 2010 год из незаконного оборота в Дальневосточном федеральном округе изъято 8 кг наркотиков амфетаминовой группы и 14,5 кг синтетических наркотических средств. Определенный процент изымаемых из незаконного оборота синтетических наркотиков поступают из Китая, где активно производятся их новые виды. Серьезную опасность представляет ввоз сильнодействующих веществ, из которых уже на российской территории в подпольных нарколабораториях изготавливают метамфетамин.
По мнению экспертов, значительное влияние на рост незаконного оборота наркотиков в регионе оказывает близость Китая, который становится одним из ведущих в мире производителей сильнодействующих препаратов типа эфедрина и амфетаминов. - Несмотря на то, что уровень потребления «тяжелых» наркотиков (таких, как героин) снижается, в том числе и на Дальнем Востоке, вместе с тем наблюдается рост употребления химических наркотиков. Прежде из нелегального оборота изымались от ста до тысячи таблеток. Теперь незаконные поставки выросло в несколько раз.
Принимая во внимание, что на территории Российской Федерации действуют крупнейшие китайские преступные организации – «Большое Кольцо» и «14 К», контролирующие рынок контрабандны поставок героина из стран «Золотого треугольника» в Северную Америку и Европу, отсутствие каких-либо данных об участии китайцев в поставках героина в Россию можно объяснить либо слабой работой правоохранительных органов, либо существующими договоренностями о разделе российского рынка тяжелых наркотиков между лидерами китайских и других этнических группировок (азербайджанских и др.).

2.2. Контрабанда и вывоз сырьевых ресурсов из России в Китай

Одной из наиболее доходных направлений преступной деятельности китайской организованной преступности является нелегальный вывоз стратегических товаров, что в отличие от других стран является характерной ее особенностью в Российской Федерации.
Через многие китайские и созданные с их участием совместные предприятия на Дальнем Востоке и в Сибири за бесценок уходят стратегические промышленные ресурсы, высокоценное лекарственное и сельскохозяйственное сырье, ценная и редкая древесина и морепродукты. По подсчетам Дальневосточного управления таможни, в 2001-2003 годах в Китай и через Китай незаконно вывезено товаров и услуг на сумму минимум 3 миллиарда долларов. В том числе по упомянутым выше позициям не менее чем на 2 миллиарда долларов.
Одним из источников дохода китайской «мафии» является криминальный экспорт так называемого промышленного леса, то есть ценных пород дуба, кедра и ясеня. По мнению специалистов, именно процветающий черный рынок, где жители КНР скупают древесину в пять-шесть раз дешевле ее стоимости на мировом рынке, подорвал некогда процветавшую лесопромышленную отрасль Приморья.
Только в одном Приморье ежегодно нелегально вырубается около 1,5 млн. кубометров древесины. Интенсивность внимания китайцев к российскому лесу во многом объясняется тем, что в Китае введен мораторий на вырубку своих лесов. Теневые структуры получают около 150 млн. долл. прибыли, что составляет почти половину годового бюджета края.
Арестованный в 2001 году Цзянь Юн, глава одной из подпольных лесных корпораций, рассказал оперативникам приморского УБОП о схеме их работы. Штаб-квартира его группировки находилась в Дальнереченске, откуда в таежные поселки разъезжались агенты. Они по дешевке скупали у деревенских жителей древесину, которая затем на складе в районном центре формировалась в крупные партии. Чтобы легализовать фактически ворованный лес, китайцы покупали у российских заготовителей проштампованные бланки сертификатов, куда вписывались нужные цифры. После этого пиломатериалы, благополучно минуя таможню, на лесовозах дальневосточных пароходств отправлялись в Японию.
По оценкам координатора проектов по лесной политике Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Николая Шматкова, экспорт незаконно заготовленной сибирской и дальневосточной древесины в Китай не снизится в течение 2011-2013 годов даже несмотря на изменения в законодательствах ЕС и США. По его мнению сложно ожидать, что в ближайшие годы мировое сообщество перекроет канал нелегальной древесины. Основным импортером российского леса является Китай. При этом страна реэкспортирует российский лес, поставляя готовую продукцию в Европейский союз и США. По оценке Шматкова, не меньше половины экспорта российской древесины в КНР имеет нелегальное происхождение. В 2010 году, по оценке Федерального агентства лесного хозяйства, 1,8 миллиона кубометров леса в России было заготовлено нелегально. По данным WWF России, объем незаконных лесозаготовок гораздо выше и составляет 15-20% от легального, который в 2010 году составил 150 миллионов кубометров. По оценкам координатора проектов по лесной политике Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Николая Шматкова, экспорт незаконно заготовленной сибирской и дальневосточной древесины в Китай не снизится в течение 2011-2013 годов даже несмотря на изменения в законодательствах ЕС и США. Новый регламент Евросоюза, принятый 20 октября 2010 года, накладывает обязательства на импортеров лесоматериалов и продукции из древесины на рынок ЕС и запрещает импорт в ЕС древесины нелегального и сомнительного происхождения. Однако документ вступает в силу только с 3 марта 2013 года. Согласно новому регламенту, импортеры будут обязаны требовать от своих поставщиков документальных подтверждений того, что покупаемая продукция была заготовлена в соответствии с законами страны, в которой был заготовлен лес. Для этого импортеры должны либо самостоятельно разработать систему контроля легальности, либо использовать одну из существующих схем независимой проверки, например, схему международной добровольной лесной сертификации по стандартам FSC.
В целях получения доступа к российским морским биоресурсам китайская преступность пользуются всеми возможными методами: от браконьерских налетов в районе Курил до хорошо продуманных схем внедрения в дальневосточные коммерческие структуры. Масштабы акций настолько широки, что все это не только наносит серьезный материальный ущерб национальным интересам России в сфере рыбного промысла, но и создает реальные предпосылки для перехода под полный контроль транснациональных китайских организаций квот на вылов рыбных ресурсов в исключительной экономической зоне Российской Федерации.
Как следует из неоднократных заявлений главы Федерального агентства по рыболовству и публикаций в российских СМИ около 50% ежегодно добываемого минтая в Охотском и Беринговом морях в российской ИЭЗ контролирует компания «Пасифик Андес», зарегистрированная в Гонконге.
По имеющейся информации только компания Pasific Andes Enterprises (BVI) LTD («Пасифик Андес»), зарегистрированная в Гонконге, за один только 1997 год нанесла российскому бюджету прямой ущерб в размере 14,8 миллиардов рублей. Так в октябре 1997 года теплоход «Долес Сала» доставил в Санкт-Петербург 6900 тонн мороженого минтая на сумму около 33 млрд. руб. Из документов следовало, что «Долес Сала» принял этот минтай в китайском порту Далянь с борта транспортного судна «Лафайет», который принадлежит «Пасифик Андес». «Пасифик Андес», как было указано в грузовом манифесте судна, выступала в качестве грузоотправителя. Согласно контракту № 050-39/97 производителем рыбопродукции значилась российская компания «Дальморепродукт», а получателем - ООО «Кварт» (г.Москва). На самом деле ДМП этот контракт не заключал. Подписи его руководства на документах оказались фальшивыми, как и сертификат о происхождении товара, якобы выданный Сахалинской торгово-промышленной палатой. Позже выяснилось, что мороженый минтай, поступивший в Санкт-Петербург, был выработан на судах нескольких российских компаний: «Находкинской БАМР», «Преображенской БТФ», «Сахморепродукта», «Навигатора», «Таблос Рыбфлота», КБОР и «Океанрыбфлота» - и реализован на экспорт. Фальшивый контракт позволил гонконгской компании скрыть истинного владельца рыбопродукции и уклониться от уплаты 10%-ной таможенной пошлины за экспортируемый в Россию товар и 10% налога на добавленную стоимость. В результате одной этой махинации государство недополучило более 6 миллиардов рублей. По такой же схеме в декабре 1997 года «Пасифик Андес» отправил в Санкт-Петербург очередную партию рыбопродукции - 7500 тонн на сумму 44 млрд руб. В результате этой операции прямой ущерб российскому бюджету составил 8,8 млрд руб.
Президент компании «Пасифик Андес» Джу Тен разработал и внедрил многоступенчатую схему долевого владения капиталом российских компаний. Для этого его корпорация учредила в России несколько компаний, таких как ООО «Навигатор» во Владивостоке. Затем этим компаниям были сданы в бэрбоут-чартер (вид аренды судов без экипажа) шесть принадлежащих «Пасифик Андес» плавбаз. При этом по договору в качестве арендной платы за суда «Пасифик Андес» брал произведенную на них рыбопродукцию. Российская компания, в которой фактически трудятся лишь несколько работников, занималась только оперативным управлением арендуемых судов, а всей готовой продукцией и доходами от ее реализации распоряжался иностранец. Оплата за рыбопродукцию и погашение долгов за аренду судов производились через банки, которые входят в «Hong Kong and Shanghai Banking Corporation». В них проследить получение выручки и пути ее возвращения в Россию невозможно. О количествах купленной таким образом рыбопродукции можно только догадываться, так как производимую на этих плавбазах рыбопродукцию перегружали на суда корпорации за пределами 12-мильной зоны, где проконтролировать ее реальные объемы невозможно.
Таким образом, в результате ухода от значительных выплат в бюджет себестоимость продукции, произведенной на судах Джу Тена, оказалась значительно ниже, чем у российских производителей, что позволило ему диктовать цены на рыбу в АТР.
Выступая на пресс-конференции в феврале 2007 года президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморского края (АРПП) Дмитрий Глотов сообщил, что китайские рыбоперерабатывающие компании получат значительную часть рыбы, добытой дальневосточными рыбаками. Порядка 80% квот биоресурсов находятся под негласным контролем иностранцев, в основном китайцев. Уже в ближайшие два-три года китайский концерн «Pacific Andes» планирует удвоить ежегодный объём вылова в Тихом океане, который составит более 1 млн. тонн. Таким образом, на долю компании будет приходиться 1-2% мирового рыбного рынка. По неофициальной информации, почти все крупные рыбодобывающие компании Дальнего Востока сотрудничают с этим «рыбным монстром».
Однако, концерн рассчитывает получить контроль над всей рыбной отраслью Дальневосточного региона. Первый шаг по приобретению российских рыбодобывающих активов был сделан в 2005 году. По данным Eurofish, сингапурская «дочка» Pacific Andes приобрела 100% акций чукотской компании «Тралфлот» и контрольный пакет камчаткой «Океанрыбфлот». Летом 2006 года пакет акций НБАМР купили структуры, аффилированные с гонконгской компанией «Pacific Andes».
Названная компания уже владеет через аффилированные структуры акциями крупнейших российских предприятий, занимающих добычей рыбы и морепродуктов и продолжает усиливать свое присутствие рыбохозяйственном комплексе РФ. По данным СМИ в марте 2011 года в Приморское Управление федеральной антимонопольной службы поступила заявка на приобретение акций одной из ведущих в Приморье рыбодобывающих компаний «ЗАО «Ролиз» от ООО «Управление тралового флота» (г. Петпавловск-Камчатский),контрольный пакет акций которой в свою очередь принадлежит аффилированной с «Пасифик Андес» ЗАО «Союз-Океан» (г. Мурманск).
В декабре 2009 Генпрокуратура России утвердила обвинительное заключение и отправила в суд дело в отношении руководства ЗАО «Восточные рыбные ресурсы», обвиняемого в нелегальной добыче краба. В качестве обвиняемых по данному делу были привлечены президент ЗАО «Восточные рыбные ресурсы» Азиз Эмбарек, вице-президенты компании Сергей Дарминов и Борис Борисов, контролировавший работу флота, главный бухгалтер Александр Суслов и гражданин США Аркадий Гонтмахер, являвшийся фактическим владельцем и организатором холдинга «Восточные рыбные ресурсы» и одновременно учредителем американской компании «Global Fishing Inc.». Все они обвинялись в создании международного преступного сообщества по легализации варено-мороженых конечностей различных видов морского краба. При этом его добыча велась незаконно и проводилась со значительным превышением квот, разрешенных к освоению. Добыча производилась 17 крабодобывающими судами, из которых 15 принадлежали группе компаний «Восточные рыбные ресурсы» на праве собственности, а оставшиеся два были арендованы. Под контролем участников преступного сообщества незаконно добытая крабовая продукция доставлялась в морской порт города Пусана, где через корейскую компанию Global Star Shipping реализовывалась в адрес американской компании Global Fishing Inc. Только за шесть месяцев 2007 года экипажами крабодобывающих судов, принадлежащих холдингу «Восточные рыбные ресурсы», добыто более 9,7 млн кг сырца краба камчатского, синего, из которого изготовлено крабовой продукции более 6,3 млн кг. При этом на весь 2007 год компаниям холдинга «Восточные рыбные ресурсы» были выделены квоты на добычу краба сырца в количестве 2,6 млн кг. В указанный период в адрес компании Global Fishing Inc. нелегально поставлено крабовой продукции на сумму более $58,7 млн. Деньги, полученные от реализации незаконно добытого краба, поступали на счета фиктивных компаний и легализовывались. Согласно научному заключению ФГУП «Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии» расчетный размер взыскания за ущерб, причиненный российским водным биоресурсам за шесть месяцев 2007 года, составляет более 5 млрд рублей.
Филиалы и представительства ЗАО «Восточные рыбные ресурсы» находились в городах Петропавловск-Камчатский, Владивосток, Магадан, Пусан. По данным следствия, для регулярного пересечения границы исключительной экономической зоны России использовались транспортные суда-рефрижераторы, зарегистрированные под флагами Камбоджи. Они перевозили нелегальную крабовую продукцию в порт г. Пусан Республики Корея.
Чтобы не быть пойманными во время перегрузки товара в море, преступники, по версии следствия, подкупали сотрудников СВПУ БО ФСБ России и с учётом полученных от них данных координировали маршруты передвижения своих судов.
Упакованная и «надлежащим образом» оформленная подложными документами крабовая продукция поступала на адрес компании «Global Fishing Inc.» в Пусане, а затем реализовывалась как легальная на территории США.
Как было зафиксировано в процессе телефонных переговоров между фигурантом дела Аркадием Гонтмахером и его партнером из Владивостока Верховским 29 марта 2007 года, Гонтмахером продал еще 2004 году компанию «Восточные рыбные ресурсы» за 21 миллионов долларов США вместе с квотой на вылов 10 000 краба.
На этом фоне привлекает внимание тот факт, что в феврале 2010 года руководство гонконгской компании «Пасифик Андерс» обратилось российскому рыбному бизнесу с предложением стать единственным покупателем всего выловленного минтая по фиксированной цене $1 400 за тонну, причем на условиях предоплаты. (Подобная схема продажи рыбы в воде практиковалась в середине 90-х годов). При внешней привлекательности данного предложения для отдельных рыболовецких компаний, его принятие могло бы обернуться крахом для дальнейшего развития рыбохозяйственного комплекса страны, превратив его в сырьевой придаток иностранных рыбопромышленных комплексов, создающих продукцию с высокой добавленной стоимостью.
На рис.1 представлена схема контроля компанией «Пасифик Андес» над российским рыболовным бизнесом путем прямого или опосредованного контроля над российскими компаниями, владеющими рыбодобывающими судами или рыболовными квотами.

Изначальная модель бизнеса Pacific Andes, когда она финансировала владельцев судов в обмен на часть улова (как это было в исключительных экономических зонах разных государств), тесно связывала ее с браконьерами.
Так в 2002 году ВМС Австралии задержали два ярусолова (с русскими названиями «Лена» и «Волга»), которые вылавливали клыкача в Тихом океане без лицензии. Последующие допросы должностных лиц и членов экипажа на борту этих двух судов позволили вскрыть систему браконьерского лова клыкача не виданных по масштабам и степени сложности ранее в Астралийской зоне.
Расследование обнаружило целую флотилию из 13 судов, они координировали свои действия в море, в том числе перегружали выловленную рыбу и топливо, менялись членами экипажа и провизией, чтобы обойти ограничения по вылову рыбы на одно судно. Обнаруженная на борту документация и сигналы связи указывали на группу компаний (аффилированы с « Pacific Andes»), которые были основаны, контролировались и управлялись из Гонконга Нг Све Хонгом и его партнерами. Согласно отчету австралийских властей «Pacific Andes» утаивала происхождение рыбы и рыбных консервов, полученных в результате незаконных операций. По тогдашним оптовым ценам годовой незаконный улов 26 000 т клыкача оценивался как минимум в 200 миллионов долларов США.
В 2003 году та же австралийская власти указали на связь «Pacific Andes» с несколькими владельцами морских рыболовецких судов из Испании, известных как «Галисийский синдикат», и обвинили компанию в том, что она помогала перерабатывать и продавать незаконно выловленного клыкача. Затем в 2005 году в отчете Greenpeace компания обвинялась в пособничестве (своими соглашениями о покупке) донному тралению - способу добычи, который разрушает океанические экосистемы. Эти и другие эпизоды рассматривались как нарушение подписанной 35 государствами Конвенции об охране антарктических морских живых ресурсов.
Заслуживает серьезного внимания и история создания и развития компании «Пасифик Андес». Зарегистрировав в 1986 году в Гонконге ныне покойный Нг Сви Хонг и его сыновья и начав с небольшого бизнеса по торговле замороженными морепродуктами в западном районе Гонконга, основатель «Пасифик Андес» за короткое время наладил международные связи и организовал экспорт креветки, кальмара и сига из прибрежных провинций Китая на рынки США и Европы. Вначале компания импортировала рыбу из Индии, Пакистана и Южной Америки и продавала ее на Тайване. Затем Pacific Andes стала экспортировать в США и Великобританию креветки из Тайваня и Китая. Одновременно с этим, «Пасифик Андес» установил контакты с российскими рыбодобывающими компания из различных регионов Дальнего Востока, предлагая им агентские услуги в обмен на рыбопродукцию. Получив доступ к выловленной российскими компании рыбы, «Пасифик Андес» начала выпускать рыбное филе через субподрядные компании в Китае. После фазы бурного развития, в 1994 году уже в виде международной холдинговой компании «Pacific Andes International Holdings Limited» ("PAIH") была включена в листинг компаний, акции которых обращаются на Гонконгской фондовой бирже. Через два года, входящая в состав холдинга торговая компания была включена в листинг на Сингапурской бирже Securities Trading Limited. В 1997 году «Пасифик Андес» открыла собственные заводы по переработке в Китае, быстро нарастив их мощность построив самый крупный в мире перерабатывающий завод в Циндао, с возможностью производить 60 тысяч тонн рыбного филе на год, котором трудится около 30 тысяч рабочих. Наряду с экспансией на территории континентального Китая, холдин «Пасифик Андес» распространил свое влияние на Соединенные Штаты Америки, приобретя корпорацию «National Fish & Seafood Inc», имеющую более чем 40-летний опыт успешной реализации замороженных морепродуктов через розничные сети крупнейших супермаркетов в стане под национальной торговой маркой «Matlaw’s», а также на Австралию, страны Южной Америки, Российскую Федерацию, Европейского Союза и др. В 2004 году «Пасифик Андес» приобрел контрольный пакет акций компании «China Fishery Group Limited», с использованием супертраулеров которой холдинг стал добывать широкий спектр видов водных биоресурсов в мировом океане. В 2006 году эта компания была зарегистрирована на Сингапурской бирже.
В октябре 2006 года «Пасифик Андес» через свою дочернюю компанию «China Fishery Group Limited» приобрела перуанскую компанию «Alexandra SAC», специализирующуюся на промысле и производстве рыбной муки, вместе с 18 судами за 100 миллионов долларов США. Ожидается, что ежегодно перуанская компания будет вылавливать, по меньшей мере, 300 000 тонн рыбы в южной части Тихого океана. В 2006 г. за первые шесть месяцев продажи компании составили 46,6 млн. долларов США, а чистая прибыль - 5,7 млн. долларов. Также China Fishery приобрела три супертраулера.
Обращает на себя внимание тот факт, что за короткое время «Пасифик Андес» из мелкого частного предприятия превратился в одну из ведущих вертикально-интегрированных корпораций, занимающихся добычей рыбы и морепродуктов, их переработкой, поставкой на оптовые рынки в разных странах мира замороженных морепродуктов, а также реализации произведенной продукции через предприятия общественного питания и розничной торговли.
По мнению экспертов, такой рост компании «Пасифик Андес» мог быть возможен только при колоссальной финансовой и иной поддержки со стороны Правительства Китая, что мало вероятно учитывая криминальные моменты в деятельности холдинга (в Австралии, России, США), либо при поддержки мощной преступной организацией, обладающей необходимыми финансовыми ресурсами и разветвленной транснациональной сетью.
Несмотря на то, что в СМИ отсутствуют сведения о причастности руководства компании «Пасифик Андес» к деятельности китайских организованных преступных группировок, однако география ее дочерних компаний и представительств определенным образом совпадает с географией деятельности (рис. 2.) одной из китайских «триад» «Sun Yee On» (Наибольшая из традиционных китайских триад, в составе которой насчитывается примерно 56 000 членов. Головной офис триады находится в Гонконге, имеется очень развитая зарубежная сеть. Наиболее крупные ответвления расположены в США с отделениями в Лос-Анжелосе, Майами, Нью-Йорке и Сан-Франциско. В Нью-Йорке под их контролем находится также банда «Tung On gang». Считается самой опасной и могущественной триадой Гонконга. Под ее контролем находится большинство ночных клубов и борделей, специализируются на мошенничестве, торговле наркотиками, контрабанде товаров народного потребления и перемещении нелегальных мигрантов в Северную Америку и Европу.) - действует в США, Тайланде, Испании, Юго-Восточной Азии, России, Латинской Америке, Японии, Бельгии, Великобритании, Германии, Франции, Чешской Республике, Словакии, Канаде, странах Бенелюкса, Австрии, Австралии, на территории континентального Китая. Возможное участие «Sun Yee On» в бизнесе «Пасифик Андес» не исключает и использование сферы влияния в интересах компании и другой гонконгской триады «14 К» (Триада была образована в Гонконге, главным образом из китайцев кантонского происхождения. В настоящее время насчитывает более 20 000 членов, которые распределены по 30 самостоятельным организациям, действующим на территории разных стран. Триада действует также на Тайване, поддерживая контакты с правящей политической партией. Специализируется на контрабандных поставках героина в Северную Америку и Европу.) -действует в США, Тайланде, Испании, Юго-Восточной Азии, России, Португалии, Филиппинах, Японии, Италии, Великобритании и Ирландии, Германии, Франции, Дании, Швеции, Чешской Республике, Словакии, странах Бенелюкса, Австралии.), т.к. для реализации крупномасштабных долгосрочных операции названная триада переодически заключает временные союзы со своим конкурентом в лице «Sun Yee On».
В пользу версии о возможной связи «Пасифик Андес» с лидерами гонгонгской триады «Sun Yee On» говорит и тот факт, что обе названные организации пользуются лояльным отношением к себе со стороны материкового Китая. Как уже было отмечено, в 2004 году «Пасифик Андес» приобрел контрольный пакет акций крупнейшей государственной рыболовной компании «China Fishery Group Limited» (China Fishery Group — вторая по размерам азиатская компания по ловле и заморозке морепродуктов, она уступает только японской Nippon Suisan Kaisha и уже догоняет ее), продемонстрировав тем самым пример частно-государственного партнерства. В свою очередь, в 1997 году, после того как КНР возобновила свой суверенитет над Гонконгом, Министр общественной безопасности Тэо Сиджу (Tao Siju) лично приветствовал лидеров триады «Sun Yee On» в Пекине, заявив, что «члены триад – не всегда ганстеры. Пока они, патриоты, обеспокоенные поддержанием процветания Гонконга, мы должны уважать их».
При совершении экономических преступлений китайцы в ряде случаев используют российских граждан как щит против законодательства обеих стран. Так например, по незаконному вылову и переработке трепанга привлечь основных заказчиков-китайцев практически невозможно. Во-первых, несколько местных законов в этом плане отменены как несоответствующие федеральным. Во-вторых, вылов осуществляется российскими гражданами, у которых трепанг скупается за 2-3 долл. Варят и сушат его где-то в заброшенных гаражах, а уж затем в готовом виде трепанг вывозится нелегально в Китай. Так, в мае 2008 года во время таможенного и пограничного контроля на международном автомобильном пункте пропуска "Краскино" в пассажирском китайском автобусе, шедшем из России в КНР, был обнаружен тайник. Из него извлечено 42,1 килограмма трепанга, упакованного в 35 полиэтиленовых пакетов. Ориентировочная стоимость изъятой контрабанды по ценам теневого российского рынка - более 200 тысяч рублей. В 2000 году в Приморье удалось «накрыть» три подпольных цеха по производству трепанга. Наиболее крупная партия контрабанды (1200 кг) была обнаружена в грузовике с металлоломом, где под грудой ржавого железа находилось потайное дно. Во многом обнаружение подпольных цехов является следствием клановой борьбы китайцев, которые таким образом ставят палки в колеса конкурентам. По неофициальной информации, трепанговый бизнес в Приморье контролируют три клана («семьи»). Минимальность наказания делает этот бизнес еще более привлекательным.
Достаточно простая схема и по вывозу металла. Пункты приема лома оформляются на российских граждан. Китайцы опять же в плане уголовной ответственности ничем не рискуют.

2.3. Контрабандные поставки товаров широкого потребления китайского производства в Россию.
По оценкам таможенных органов объемы контрабандных товаров ввозимых в Российскую Федерацию составляют от 30 до 50% всех импортируемых товаров, что в денежном выражении составляет от 20 до 30 миллиардов долларов в год. Так, в 1999 году в России было реализовано около 215 млн. пар обуви из них только 60 млн. пар российского производства. Из 155 млн. пар всей импортированной обуви только 11 млн. пар были оформлены со всеми необходимыми таможенными платежами. Остальные 144 млн. пар обуви были ввезены в страну контрабандным способом, в результате чего бюджет потерял сотни миллионов долларов.
Практически все товары широкого потребления производятся в Китае и по хорошо налаженным каналам, ввозятся в Россию контрабандным способом как непосредственно из Китая, так и через другие страны.
В мае 2000 года Генеральной прокуратурой в рамках возбужденного уголовного дела были арестованы три перегруженных самолета Ил-76 компании «East Line» с товарами из Китая (Ъ подробно рассказывал об этом). Расследование этого дела было поручено ФСБ РФ, которая приостановила полеты подозреваемой авиакомпании за рубеж, обоснованно полагая, что в данном случае речь шла о наличии устойчивого канала контрабандной поставки товаров народного потребления из Китая в Россию, организованного


рядом сотрудников группы компании «East Line».
В октябре 2006 года сотрудники оперативно-розыскного бюро по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД РФ по ДФО провели успешную операцию в ходе которой на складах в поселке Тополево, близ Хабаровска было изъято 80 тонн несертифицированных товаров широкого потребления китайского производства ввезенных в страны контрабандным способом. Среди изъятого товара обнаружено множество дешевых подделок под известные мировые товарные бренды: батарейки «Sony», «Panasonic», и «Toshiba», утюги и электрические чайники «Scarlet», калькуляторы «Citizen», электронные наручные часы «Seiko».
По уже упомянутому уголовному делу № 290725 о китайской контрабанде установлено, что в течение нескольких лет через российские таможни по поддельным документам проходило огромное количество товаров. Ежегодная прибыль контрабандистов только на экономии таможенной пошлины составляла порядка 1 миллиарда долларов США. Товар шел тремя путями. По первому маршруту груз с китайским товаром поступал по морскому пути в порт Восточный из Китая и Кореи, причем в каждом порты за их отгрузку отвечали специально находившиеся там люди. Второй путь пролегал по суше. Из Китая ширпотреб направлялся через Уссурийскую таможню (таможенная «очистка» проходила в ЗАО «Альянс», «Полтавка» и «Краскино»). И третий путь — по воздуху. Самолетами Ил-76 одежда и обувь из Китая попадали на военный аэродром Чкаловский, где выдавались таможенные документы. Прошедший таможенную «очистку» груз по железной дороге поступал на станцию Бекасово, где его получателем выступала одна из воинских частей. Затем груз передавался китайским владельцам и реализовывался на московских рынках.

2.4. Организация нелегальной финансовой системы и отмывание «грязных» денег
Провести четкую грань между легальным и нелегальным китайским бизнесом удается не всегда. Официально зарегистрированная фирма может заниматься вполне законной торговлей и в то же время посредничать в сомнительных сделках. Вероятно, именно поэтому китайцы, имеющие бизнес в России, редко обращаются в российские банки (особенно это касается предпринимателей-частников, у многих из которых проблемы с регистрацией).
На Втором российско-китайском банковском форуме (2003 г.) один из китайских участников изложил наиболее распространенную схему деятельности китайских фирм в России. Компания одновременно регистрируется в двух странах и проводит оптовые и розничные операции. Одна её дочерняя компания регистрируется в России по документам российского гражданина, который, однако, не обладает правом финансовой подписи. Она ведёт оптовую и розничную торговлю. Другая компания регистрируется в КНР на имя китайского гражданина. Её профиль - оптовые операции. Со склада на китайской территории товары мелкими партиями направляются в Россию. Выручка после реализации направляется в КНР. На эту форму торговли приходится 40-60% китайского экспорта в Россию.
В нелегальных обменных пунктах производятся операции на сотни тысяч долларов. Заработанная китайцами валюта, по данным ЦРУБОПа, вывозится в виде наличности авиарейсами Москва - Пекин или переводится через российские коммерческие банки, а также АКБ Банк Китая «Элос». Проверка, проведенная сотрудниками ЦРУБОПа и коллегами из налоговой полиции, установила, что в Юго-Восточном округе через филиалы КБ «Интеллект банк» только в 1997 - 1998 годах в Китай незаконно было переправлено 30 миллионов долларов. По данным РУБОПа, чистая прибыль китайцев от торговли только на одном Черкизовском рынке составляет до 15 миллионов долларов в месяц.
В ходе опроса в 2002 г. выяснялась финансовая сторона торговых операций китайских мигрантов. В России возникли подпольные китайские банки, обеспечивающие финансирование разнообразных нелегальных операций. Появились посреднические фирмы, занятые самыми разными формами перевода денег в Китай. Часть из них формально является обменными пунктами, но на деле осуществляет переводы через банки третьих стран, обслуживает банковские карты платёжных систем Visa, Master-card и других, осуществляет финансовые консультации и т.д. О том, что в неприметном офисе, зачастую без всякой вывески, находится банк, знают только китайцы. Найти его можно, только прочитав объявление в китайской газете, где указан адрес и нарисована схема. Раньше это были обменные конторы, теперь спектр их операций резко расширился.
Кроме того, по данным ФСБ, в Сибири и на Дальнем Востоке действуют не менее двух китайских подпольных банков, один из которых находится в Иркутске.
Деятельность таких финансовых учреждений и раньше шла вразрез с инструкциями Банка России, а превращение их в банки и вовсе незаконно. Как утверждает профессор Вили Гельбрас, такие банки финансируют полулегальные операции, обслуживают банковские карты VISA, Master-card, осуществляют финансовые консультации и переводят деньги в Китай. Иногда переводы идут через банки третьих стран, иногда по более сложной схеме. Подпольные банки получают от коммерсантов в России деньги и через посреднические фирмы закупают и переправляют в Китай дефицитные товары (древесину, цветные металлы, кедровый орех и т.д.). Там товары реализуются, и выручка делится между участниками сделки. Таким образом, допускается существование неподконтрольных Центробанку иностранных банков. Причем они не только нашему, но и Центральному банку Китая неподконтрольны. По мнению профессора Гельбраса, эти банки работают на некую силу, которая занимается здесь своими делами . Сведущие люди утверждают, что в Москве живут около десяти весьма влиятельных китайцев с большими деньгами и связями как в России, так и в Китае. Они решают, кого поставить старшим на рынке, разрешают споры, взаимодействуют с официальной властью. Эти люди никак не связаны с китайской партноменклатурой и свой авторитет получили на ином поприще, преступном.
По сути дела, в стране сложился бесперебойно действующий механизм «черных» и «серых» схем экономического грабежа России. Он состоит из подпольных китайских банков, российских и китайских фирм-однодневок, браконьерских компаний, китайской и российской мафии. Расширение предпринимательской деятельности обеспечивают доходы нелегального в России, но по большей части легального в КНР бизнеса, а также кредитная, расчётная и иная поддержка китайских банков. Китайские фирмы тесно сотрудничают с российскими теневыми структурами.
Объемы валютной наличной выручки, получаемой иностранными гражданами в результате неконтролируемого ввоза и реализации товаров на территории Приморского края, а также объемы торговли на приграничных территориях КНР можно оценить на основании объемов вывозимой ими из страны по легальным каналам (через банковские счета) иностранной валюты.
С территории Приморского края ежегодно физическими лицами – нерезидентами переводятся за рубеж сотни миллионов долларов, полученных, в том числе в результате конверсии наличных рублей (табл. 1) .

Таблица 1- Объемы трансграничных валютных операций физических лиц – нерезидентов на территории Приморского края в 2008–2010 гг., тыс. ед. валюты

Показатель 2008 2009 2010
Ввоз наличных рублей 7 478 867,0 8 156 609,0 11 400 149,0
Перевод безналичной иностранной валюты 609 345,0 503 618,0 754 632,0
Средний размер разовой операции 10,1 63,3 90,5
Отсутствие регламентированных условий открытия и ведения валютных счетов физическими лицами (как резидентами, так и нерезидентами) обусловило возможность бесконтрольного вывода ими средств за рубеж (в основном КНР) по основаниям «материальная помощь», «пожертвование» и т.п. Ежегодно граждане Приморья приобретают товары для «личного пользования» и оказывают «материальную помощь» жителям сопредельных стран на сотни миллионов долларов, а граждане КНР зачисляют на свои счета миллиарды рублей собственных средств для последующей конверсии и перевода их на родину.

Рисунок 3

Таблица 2.- Переводы денежных средств из РФ и в РФ, осуществленные физическими лицами (резидентами и нерезидентами) в 2008–2010 гг., в эквиваленте млн. дол.

Показатель Из России В Россию
2008 2009 2010 2008 2009 2010
Операции физических лиц – резидентов
Переведено средств, всего 307,9 575,5 1 002,2 119,9 134,4 171,5
По расчетам с контрагентами из Японии 221,7 417,3 753 6,0 7,9 3,5
Операции физических лиц – нерезидентов
Переведено средств, всего 609,3 499,7 754,7 33,8 26,6 24,5
По расчетам с контрагентами из КНР 535,9 440,9 632 2,3 1,8 5,3

Представленные в табл. 2 статистические данные позволяют оценить масштабы оборота средств по операциям физических лиц, которые переводили средства в оплату товаров, приобретаемых (реализуемых) в коммерческих целях. В Японию российские граждане переводили средства в основном для расчетов за подержанные автомобили, которые импортировались в большинстве случаев на подставных лиц, а затем реализовывались на авторынках. Обычно физические лица декларировали получаемые иномарки «для личного пользования» либо как «запасные части», что значительно уменьшало размер таможенных платежей и сумму налоговых отчислений.
Иностранцы (в основном граждане КНР) переводят за рубеж миллионы долларов, полученных после конверсии рублевой выручки от реализации товаров народного потребления на вещевых рынках края. Большая часть китайских торговцев не состоит на учете в налоговых органах и, следовательно, не производит обязательных налоговых отчислений.
Сумма недополученных налоговых выплат (из расчета 13 %) от указанных операций физических лиц (резидентов и нерезидентов) только за 2009 г. составила 6,2 млрд. руб. Для сравнения: расходная часть бюджета г. Владивостока на 2009 г. – 7,3 млрд. руб.
Анализ информации о движении финансовых средств через банковскую систему (безналичные расчеты), а также о трансграничном перемещении валюты РФ и иностранных государств через таможенную границу позволяет констатировать растущую динамику операций, связанных с вывозом денежных средств за рубеж, что, в свою очередь, создает угрозу экономической безопасности России.

2.5. Организация канала нелегальной миграции из Китая в страны Европейского Союза через территорию Российской Федерации.

Географическое положение Российской Федерации, территория которой выступает в роли своеобразного моста, связывающего Азию и Европу, а также наличие совместной границы с КНР, успешно используется китайскими преступными организациями для широкомасштабной нелегальной миграции. Преступники пользуются, во-первых, слабой охраной государственной границы и высоким уровнем коррупции, благодаря которой легко получить поддельные документы. Данные всех правоохранительных и силовых структур говорят о том, что проблема нелегальной миграции за последние годы только обостряется..
Только в Москве переброской нелегальных мигрантов в Западную Европу занимаются не менее двух десятков китайских преступных групп. Каждая из них ежемесячно обеспечивает переправку до ста человек. Стоимость переезда – от 3 до 10 тысяч долларов. Для переправки мигрантов китайцы в России изготавливают все необходимые документы – загранпаспорта стран Юго-Восточной Азии, Великобритании, Германии, Португалии, Украины. У них имеются поддельные штампы и печати консульских служб МИД и МВД РФ, ОВИРа, Министерства общественной безопасности КНР, МИД Японии и других
Канал переправки китайских «рабов» через территорию России в Европу работает уже шесть лет. Дорога настолько нелегкая, что ее даже прозвали «путь дракона». Доходы, полученные от переправки нелегалов через Россию на Запад, китайские преступные группировки активно вкладывают в российский бизнес. .

2.6. Торговля российскими женщинами в целях сексуальной эксплуатации.
В тесном сотрудничестве с российскими преступными группировками китайским триадам удалось наладить нелегальный канал поставки российских женщин для целей сексуальной эксплуатации в притоны Гонконга, Макао и некоторые регионы континентального Китая.
Это же подтверждается и результатами диссертационного исследования «Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации как проявление аномии в современном российском обществе: социологический анализ», проведенного Кулажниковой С.С., свидетельствующими, что в Приморском крае формируется продуманная и организованная система вывоза женщин, с заранее спланированными, преступными целями.
Девушек обманным путем выманивают на территорию Китая, где забирают у них документы и фактически продают в рабство.
Со слов одной из пострадавших подобным образом, в Макао, очень много русских девушек. Часть из них попала туда из Центральной России, даже из Москвы и Санкт-Петербурга, однако большинство из Хабаровского и Приморского краев. Некоторые из них, отправляясь в Китай, осознавали с какой целью их студа везут, однако многих просто обманули, пообещав приличную работу и высокий заработок. Почти все хотели вырваться обратно, даже те, кто сознательно приехал заниматься. Однако у сутенеров существует договоренность с местной полицией, которая возвращает сбежавших обратно: Иногда местная полиция устраивала целые облавы на русских. Выбраться из Макао в Китай тоже очень сложно, т.к. между Макао и Китаем существует административная граница, которую даже китайским гражданам пересечь проблематично. Русских девушек, сбежавших в Китай, отлавливают и сажают в тюрьмы за проституцию.
По недавно обнародованным официальным сообщениям, более 15 тысяч российских молодых женщин пребывают в Китае в статусе «секс-рабынь». По мнению оперативных работников правоохранительных органов, эта цифра занижена, как минимум, в два раза.

3. Факторы, способствующие активизации китайских преступных организаций на территории российского Дальнего Востока

Рассмотренные в предыдущих разделах данной работы транснациональные проявления китайской организованной преступности, наглядно свидетельствуют, что она по существу превращается в реальную угрозу национальной безопасности России, как по своим масштабам, так и по разрушительному влиянию, учитывая, что, экономика страны пока еще находится в стадии переходного периода.
Для реального противодействия этой глобальной угрозе необходимо четко представлять себе те факторы, которые детерминируют существование и развитие китайской организованной преступности на территории Дальнего Востока Российской Федерации. Они весьма разнообразны. Одни из них играют формирующую роль в этом процессе, другие лишь способствуют, облегчают деятельность китайских, а по сути дела, транснациональных преступных организаций. Так или иначе, имея объективный характер, эти факторы развиваются в различных сферах жизни нашего общества, преобладающими из которых являются экономическая и политическая сферы.
По мнению профессора Репецкой А. Л. транснациональная организованная преступность - явление по своей природе экономическое. По сути, это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги, либо законные продукты незаконными способами, и инвестирующая полученный в итоге капитал, в том числе и в законные сферы экономики. Это в первую очередь применимо к китайским преступным организациям, т.к. именно Китай в настоящее время является основным производителем и поставщиком товаров широкого потребления в США, ЕС не говоря уже о других менее развитых страх, а доля товаров китайского производства, в общей массе товаров, приобретаемых российскими гражданами вообще доходит до 70-75%.
Процесс проникновения китайской преступности в Россию имеет уже некоторую историю, в которой вырисовываются отдельные этапы развития этого явления, представляющего собой динамичный, стремительно развивающийся процесс. На него оказывают влияние множество разнообразных факторов, порожденных изменениями социально-экономических условий, как России, так и Китая.
В начале 20-го века на территории Дальнего Востока активно действовали «хунхузы» - банды китайских налетчиков. Отряды хунхузов состояли из беглых китайских солдат, крестьян, деклассированных элементов и ссыльных и иногда насчитывали несколько тысяч человек. Хунхузы часто нападали на города и сёла, где занимались грабежами и захватом в рабство, терроризируя таким образом местное население. Свою деятельность на территории СССР хунхузы прекратили в 30-годах 20-го века после принятия Руководством страны жестких мер и усилением пограничного надзора за границей СССР.
После этого, до начала 90-х годов Россия находилась вне сферы интересов китайской организованной преступности. Связано это было как с практическим отсутствием постоянной китайской диаспоры, почти полностью исчезнувшей за годы советской власти, так и тотальным контролем за внешними переселенцами со стороны государства. Особую роль играло и то обстоятельство, что в СССР отсутствовала сама база для развития и активной деятельности транснациональной преступности в виде легального и развитого частного сектора экономики.
Однако с конца 80-х - начала 90-х годов, вместе с наплывом «челноков», на российский Дальний Восток начинает проникать и китайская преступность. Свою лепту в этот процесс внесли и российские государственные органы, своими непродуманными действиями или, по сути способствовавшие процессу ухода китайцев из-под контроля. В 1992 - 1994 годах, фактически было создано несколько каналов, бесконтрольного проникновения китайцев на территорию РФ. Прежде всего, это режим приграничной торговли и безвизовый групповой туризм. В соответствии с подписанным в декабре 1992 года «Межправительственным соглашением о порядке безвизового обмена между КНР и Российской Федерацией» процедура въезда в Россию для китайских граждан неимоверно упростилась, чем они незамедлительно и воспользовались. Если учесть, что протяженность общей российско-китайской границы в районе Дальнего Востока составляет около 4 300 километров, нетрудно представить себе масштабы такого обмена.
Открытость границ в совокупности с перенаселенностью приграничных с Россией провинций Китая, явилась одним из факторов, стимулировавших рост миграционных процессов, в том числе и нелегальную миграцию, активное формирование китайских диаспор в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе и из мигрантов, находящихся незаконно на территории РФ, и как следствие образование этнических криминальных структур, основной специализацией которых является грабеж и вымогательство у соотечественников, занимающихся бизнесом, а также контрабанда.
Хотя признаки того, что в Россию действительно пришли китайские преступные сообщества относятся к середине 90-х годов, когда легальный и нелегальный оборот в секторах экономики, связанных с деятельностью выходцев из Китая достиг существенных объемов, на этот же период времени приходится и «разграничение» деятельности российских и китайских криминальных сообществ и налаживание между ними тесного сотрудничества. Китайцы быстро вытеснили россиян из сферы «проведения разборок» с соотечественниками, отдавая им взамен часть награбленного. Стремительные темпы усиления могущества китайских преступных группировок на территории России, можно объяснить только тем, что наиболее известные из них, в том числе – триады, существуют уже более 300 лет. Со временем они достигли такого могущества, что контролируют практически всю криминальную деятельность в регионе Юго-восточной Азии и частично в станах Северной Америки и Европейского Союза. Помимо хорошо отлаженной организационной структуры, высокой степени конспирации и многолетним опытом ведения преступной деятельности на территории наиболее развитых стран, что, безусловно, было адаптировано к российской специфики, они обладали главным – колоссальными финансовыми ресурсами, без которых немыслимо совершение широкомасштабных транснациональных операций, таких как контрабанда товаров широкого потребления из нелегальный вывоз сырьевых ресурсов. (По данным Дальневосточного таможенного управления за период с 1997 по 2001 годы через Уссурийскую и Гродековскую таможни китайские граждане ввезли в Приморский край 540 миллионов долларов США наличными. Характерно, что за период с 2008 по 2010 годы этот объем составил уже порядка миллиарда долларов США). Именно мощную финансовую поддержку следует считать еще одним из факторов, способствующих быстрому становлению китайской организованной преступности на территории России.
Все это происходило на фоне резкого сокращения объема инвестиций в экономику России в 90-х годах 20-го века, что фактически привело к началу распада производственного и научно-технического потенциала страны и свертыванию промышленного производства. Особенно пострадали высокотехнологические производства – приборостроение, электроника и микроэлектроника, а также предприятия легкой промышленности. Удорожание себестоимости и снижение уровня конкурентоспособности товаров, производимых российскими предприятиями в условиях становления рыночных форм хозяйствования привели к изменению структуры промышленного производства в сторону преобладания добывающей промышленности над обрабатывающей, что естественным образом проявилось и во внешнеэкономической деятельности. В экспорте из России обозначилось преобладание сырьевой составляющей. На топливо, сырье, продукты их переработки приходится более 80 % экспорта в зарубежные страны. В 1995 году по данным Госкомстата РФ на экспорт ушло 40% добытой нефти, а с учетом продуктов ее переработки продажа на мировом рынке поглотила 55% добычи жидкого топлива. За рубеж перекачено 32% жидкого газа, вывезено 63% проката черных металлов, 70% рафинированной меди, большая часть алюминия, 80% никеля, 50% каучука, 40% аммиака, 80% минеральных удобрений, значительная часть древесины и лесоматериалов. Отмеченные тенденции развития национальной экономики обусловили т.н. «российскую» специфику деятельности китайской организованной преступности взявшей под свой контроль нелегальный вывоз из страны сырьевых ресурсов и наладивших в условиях образовавшейся (из-за закрытия большинства российских предприятий легкой промышленности) ниши, контрабандные каналы поставки товаров широкого потребления.
Низкий уровень социальной ориентированности российской экономики в 90-е годы привел к росту преступности, коррупции и значительному увеличению масштабов «теневой» экономики. По данным МВД России «теневая» составляющая оценивается в 45 – 50% от величины ВВП, производимого на территории Российской Федерации. (Для сравнения доля западных стран оценивается в пределах 5 – 10%.). По оценке иностранных специалистов, прямые потери России от коррупции составляют ежегодно 15 миллиардов долларов США. Как отмечено в предыдущих разделов, одной из главных движущих сил китайской организованной преступности является возможность получения большой прибыли в сравнительно короткие сроки. Исследования целого ряда специалистов показывают, что важнейшим условием появления и эволюционирования преступности является криминальная сфера теневой экономики. Таким образом, высокая степень криминализация экономики и коррумпированность государственных служащих, часть из которых сами оказались замешанными в той или иной форме преступной деятельности, выступили одним из основополагающих факторов, способствующих активизации транснациональной китайской этнической преступности на территории российского Дальнего Востока.
Еще одним из факторов, способствующих укреплению китайской организованной преступности на территории Российской Федерации, является неадекватная оценка данной проблемы, объективно представляющей угрозу национальной безопасности страны и как следствие не принятие со стороны высших органов государственной власти адекватных мер по ее локализации, а также недостаточный уровень международного сотрудничества в названной сфере, в первую очередь между КНР и Российской Федерации.
Вместе с тем, необходимо иметь ввиду, что дальнейшее пренебрежение к проблеме формирования китайских этнических преступных групп, уход от ее решения в настоящий момент приведет к тотальной криминализации иммигрантских сообществ, их полной непроницаемости для властей, коррумпированием представителей последних, работающих в окружении диаспор, огромными потерями госбюджета от недополученных налогов и сборов, утечке капиталов, деформации рынка труда и многому другому.
Следует отметить, что в последние годы Россия и КНР предприняли ряд конкретных шагов в области сотрудничество по борьбе с транснациональной преступностью.
В декабре 2002 года состоялся визит президента РФ Владимира Путина в КНР. В числе межправительственных соглашений, которые были подписаны и которые имеют непосредственное отношение к дальнейшему развитию российско-китайских экономических отношений (в том числе и для приграничной торговли), были Договор между РФ и КНР о передаче осуждённых; Соглашение о сотрудничестве в области борьбы с нарушениями налогового законодательства и другими экономическими преступлениями; Соглашение об организации информационного обмена и подготовки кадров в сферах противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путём, борьбы с финансированием терроризма, а также в сфере валютного контроля.
В марте 2006 года Министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев и Министр общественной безопасности КНР Чжоу Юнкан подписали протокол о создании совместной рабочей группы по сотрудничеству двух ведомств в борьбе с трансграничной преступностью. Этот документ предусматривают основные формы и направления дальнейшей активизации сотрудничества министерств двух стран в области борьбы с трансграничной преступностью и международным терроризмом, оказание практической помощи в раскрытии преступлений, в том числе террористической направленности, проведение совместных целевых операций, обмен группами оперативных сотрудников министерств и оперативно значимой информацией.
Российско-китайское сотрудничество приносит немало положительных результатов. Один из ярких примеров - изъятие в 2005 году в Хабаровске крупнейшей партии наркотического вещества «экстази». Тогда поставку опасного зелья из Китая на российский Дальний Восток сумели выявить и пресечь совместными усилиями оперативные сотрудники ГУ МВД РФ по ДФО и ФСБ России. Далее к делу подключилась китайская сторона. Вместе российские и китайские оперативники сумели полностью ликвидировать этот крупный канал поставок наркотиков в Дальневосточный федеральный округ. В 2010 году на Дальнем Востоке был перекрыт крупный канал контрабанды древесины ценных пород в Китайскую Народную Республику. Устойчивая трансграничная преступная группа контрабандистов состояла из граждан Российской Федерации и Китайской Народной Республики и действовала на территории Хабаровского края. Лидером ОПГ являлся гражданин КНР, активными участниками - его соотечественник и двое хабаровчан. За три года эта устойчивая трансграничная преступная группа переправила в Китай контрабандным путем лесоматериалы на сумму свыше 100 млн. рублей.
Вместе эффективное сотрудничество двух стан существенно осложняется тем обстоятельством, что китайские правоохранительные органы, как и китайские предприниматели, начали постепенно организовывать свою работу на территории России, не всегда извещая об этом российских коллег и вне их контроля. Например, по данным китайского журнала №Будни прокуратуры» № 5 (109) за 2001 год сотрудники органов общественной безопасности г. Муданьцзян (провинция Хэйлунцзян) неоднократно выезжали в г. Уссурийск (Приморский край) в качестве туристов, но для сбора доказательств по действиям китайской преступной группы Чжэн Жэньхао. Они опрашивали китайских коммерсантов, вели оперативную работу среди китайского сообщества. Как правило, китайские оперативники приграничных районов изучают русский язык. Российские представители правоохранительных органов - МВД, прокуратуры, за исключением ФСБ, не могут похвастаться наличием кадров юристов, владеющих китайским языком и изучающих право Китая. И уж тем более им ещё и в голову не приходит обеспечивать правовую защиту российских граждан и сотрудничать с китайскими правоохранительными органами на самой территории КНР.

4. Некоторые предложения по локализации активности китайских преступных организаций на территории Российской Федерации

Проведенные в предыдущих разделах данной работы исследования характерных особенностей функционирование китайских этнических преступных на территории Российской Федерации и факторов, способствующих их укреплению, позволяет с одной стороны сделать вывод о реальности угрозы для российского Дальнего Востока со стороны китайской организованной преступности, прежде всего в экономической (незаконный вывоз сырья и стратегических ресурсов; наводнение страны контрабандными товарами широкого потребления), в политической (установление тесных связей с коррумпированными чиновниками и проникновение таким образом в правоохранительные структуры, органы власти и управления) и социальной сферах (сращивание с российскими ОПГ, осложнение криминогенной обстановки, усиление социальной напряженности и т.п.), а с другой выделить некоторые проблемы и выработать предложения по снижению активности китайских преступных группировок.
Следует иметь ввиду, что эффективная локализация названной угрозы возможна только при комплексном подходе, предусматривающим применение экономических, правовых, организационных и иных мер направленных на достижение поставленной цели.
В настоящее время в Российской Федерации китайская организованная преступность рассматривается лишь как составная часть этнической преступности, действующей в отдельных регионах страны. По этой причине, не проводится мониторинг деятельности китайских ОПГ в масштабах страны, отсутствуют всесторонние аналитические исследования этого явления.
В этой связи представляется возможным обратиться к китайскому опыту борьбы с китайской организованной преступностью. Как известно архитектор китайских реформ Дэн Сяопин был также инициатором создания в структурах Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) мощных системно-аналитических подразделений, которые занимаются долгосрочными прогнозами развития геостратегической и региональной криминогенной ситуации в стране, разрабатывают планы проведения тотальных операций. Существует еще несколько центральных аналитических организаций (к примеру, Исследовательское бюро при Госсовете КНР).
С 1983 до настоящего времени подобного рода тотальные операции проводились более 10 раз. В результате ликвидировано более 1 млн. преступных формирований. Немало их лидеров и наиболее одиозных членов было казнено. Следует отметить, что тотальные операции против организованных преступных формирований, как и вся борьба с мафией и коррупцией, ведутся в Китае на основе строгого соблюдения законности. Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство КНР постоянно модифицируется в зависимости от изменения ситуации. В китайских законах, в отличие от российских, содержатся четкие определения мафиозных организаций, одновременно Верховный народный суд КНР постоянно дает развернутые разъяснения судебной практики по делам об организованной преступности и коррупции.
Таким образом, одной из организационных мер направленных на борьбу с китайской организованной преступностью в Российской Федерации, наряду с существующей практики, должен стать переход работы правоохранительных органов к широкомасштабным долгосрочным операциям, предусматривающим четкую координацию действий разных ведомств, направленных на решение конкретных задач в пределах их компетенции.
В целях обеспечения мониторинга за состоянием и тенденциями развития китайской организованной преступностью, помимо аналитических подразделений различных ведомств, представляется необходимым шире привлекать российских ученых и специалистов для фундаментальных аналитических исследований, проводимых не по их личной инициативе, а по заказу федеральных органов исполнительной или законодательной власти.
Российский и зарубежный опыт наглядно доказывают, что китайские преступные организации: триады, тонги, банды обладают высокой степенью закрытости, широко используют методы конспирации и достижения научно-технического прогресса для сокрытия следов своих преступлений. По этому признаку они весьма схожи со специальными органами различных государств, а, следовательно, эффективно бороться с ними могут в первую очередь только спецслужбы, а не обычные полицейские подразделения.
Еще одна проблема, требующая организационного решения заключается в необходимости подготовки кадров, специально для работы в подразделениях правоохранительных органов, занимающихся проведением оперативно-розыскных и следственных мероприятий по уголовным делам, возбужденным по фактам совершения преступлений членами китайских этнических ОПГ.
Принимая во внимание, что в настоящее время ВУЗы России не готовят юристов со знанием китайского языка, представляется возможным задействовать в этих целях т.н. международные образовательные программы, учебный процесс по которым был бы организован по формуле «2,5 + 2,5» или «3 + 2» непосредственно на учебной базе юридических институтов (факультетов) российских высших учебных заведений и ВУЗов-партнеров из Китайской Народной Республики. Подобные программы позволили бы готовить специалистов не только с хорошим знанием китайского языка, но и с глубокими знаниями китайского законодательства с последующим их трудоустройством в правоохранительные структуры. Опыт сотрудничества с китайскими университетами по совместным программам по экономическим и техническим специальностям имеется в Хабаровском техническом университете и других дальневосточных ВУЗах.
По мнению экспертов, уровень сотрудничества между правоохранительными органами Дальнего Востока и КНР является пока еще не удовлетворительным. Однако, укрепляя сотрудничество названных ведомств на федеральном и на региональном уровне, необходимо задействовать и политические рычаги давления на китайские власти, прежде всего заграничные учреждения МИД России в целях вызволения из рабства российских женщин и детей, вывезенных на территорию юрисдикции КНР для целей сексуальной эксплуатации, число которых достигает несколько тысяч человек.
Учитывая, что колоссальный ущерб экономике российского Дальнего Востока наносится в результате функционирования хорошо отлаженных каналов контрабанды сырьевых ресурсов (лес, морепродукты и др.) и товаров широкого потребления, налаженных представителями китайских преступных сообществ при участии ряда коррумпированных российских должностных лиц, наряду с вышеперечисленными мерами необходимо ужесточить контроль за легальностью происхождения капитала иностранных (китайских) компаний, подающих заявки за участие в аукционах на разработку полезных ископаемых на территории России. В противном случае Российская Федерация может превратиться в одну из основных «прачечных» по отмыванию доходов, полученных от преступных видов деятельности и утратить контроль над собственными сырьевыми ресурсами.
Кроме того, назрела необходимость заключить между Россией и КНР двусторонний договор «О порядке раздела, конфискуемых преступных доходов», что, безусловно, окажет стимулирующее воздействие на китайские правоохранительные органы и снизит эффективность сотрудничества китайских и российских преступных группировок в экономической сфере.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенных исследований можно сделать вывод, что начиная с 90-х годов двадцатого века российский Дальний Восток является объектом устойчивого интереса китайской организованной преступности.
При этом, наряду с преступной деятельностью относительно небольших ОПГ, на территории ДФО, отмечается активизация таких известных китайских триад как «Big Circle», «14K», «Red Sun» и «Sun Yee On». Они являются самыми могущественными в Гонконге, и на территории материкового Китая и специализируются на совершении наиболее сложных и масштабных преступных операций, таких как контрабанда и распространении наркотиков, контрабанда товаров, организация каналов нелегальной миграции, мошенничество в финансовой сфере и отмывание «грязных» денег, представляющих повышенную социальную, экономическую и политическую опасность.
В качестве характерных особенностей китайской организованной преступности на Дальнем Востоке в России можно выделить:
- относительно небольшой период деятельности китайской организованной преступности на территории ДФО и ее бурный рост, вызванный ускоренными темпами китайской миграции;
- усиливающуюся тенденцию сращивание китайской и российской организованной преступности, действующей в регионе;
- высокую степень конспирации китайских преступных организаций и ориентация на членов китайской диаспоры, находящихся на территории Российской Федерации, как на объект преступного посягательства;
Специфические направления деятельности китайских преступных организаций, действующих на территории ДФО, заключаются прежде всего в контрабанде и вывозе сырьевых ресурсов из России в Китай; контрабандных поставках товаров широкого потребления китайского производства в Россию; организации нелегальной финансовой системы и отмывание «грязных» денег путем вложения их в предприятия рыбохозяйственного комплекса и иных сырьевых отраслей промышленности; организации канала нелегальной миграции из Китая в страны Европейского Союза через территорию Российской Федерации; торговле российскими женщинами в целях сексуальной эксплуатации.
Рассмотренные в работе транснациональные проявления китайской организованной преступности, наглядно свидетельствуют, что она по существу превращается в реальную угрозу экономической безопасности (как по своим масштабам, так и по разрушительному влиянию) для российского Дальнего Востока.
Стремительные темпы укрепления могущества китайских преступных группировок на территории России, во многом были обусловлены тем, что помимо хорошо отлаженной организационной структуры, высокой степени конспирации и многолетнего опыта ведения преступной деятельности на территории наиболее развитых стран, что, безусловно, было адаптировано к российской специфики, они обладали главным – колоссальными финансовыми ресурсами, без которых немыслимо совершение широкомасштабных транснациональных операций, таких как контрабанда товаров широкого потребления из нелегальный вывоз сырьевых ресурсов. Открытость границ в совокупности с перенаселенностью приграничных с российским Дальним Востоком провинций Китая, явилась одним из факторов, стимулировавших рост миграционных процессов (в том числе и нелегальную миграцию), и как следствие образование этнических криминальных структур, основной специализацией которых является грабеж и вымогательство у соотечественников, занимающихся бизнесом, а также контрабанда.
Негативные тенденции развития национальной экономики, в первую очередь высокая степень криминализация экономики и коррумпированность отдельных государственных служащих, обусловили т.н. «российскую» специфику деятельности китайской организованной преступности взявшей под свой контроль нелегальный вывоз из страны сырьевых ресурсов и наладивших в условиях образовавшейся (из-за закрытия большинства российских предприятий легкой промышленности) ниши, контрабандные каналы поставки товаров широкого потребления.
Вместе с тем, следует иметь ввиду, что дальнейшее пренебрежение к проблеме формирования китайских этнических преступных групп, уход от ее решения в настоящий момент может привести к тотальной криминализации иммигрантских сообществ, их полной непроницаемости для властей, огромными потерями госбюджета от недополученных налогов и сборов, утечке капиталов, деформации рынка труда и многому другому.
В этой связи в качестве дополнительных мер, направленных на локализацию вышеназванной угрозы предлагается следующее:
- наряду с существующей практикой осуществить переход работы правоохранительных органов к широкомасштабным долгосрочным операция, предусматривающим четкую координацию действий разных ведомств, направленных на решение конкретных задач в пределах их компетенции;
- рассмотреть вопрос о создании специальных подразделений в правоохранительных ведомствах и внести изменения в некоторые законодательные и нормативные акты;
- в целях обеспечения мониторинга за состоянием и тенденциями развития китайской организованной преступностью шире привлекать российских ученых и специалистов для фундаментальных аналитических исследований, проводимых по заказу федеральных органов исполнительной или законодательной власти;
- использовать международные образовательные программы для подготовки специалистов со знанием китайского языка и с глубокими знаниями китайского законодательства с последующим их трудоустройством в правоохранительные структуры;
- задействовать политические рычаги давления на китайские власти, прежде всего заграничные учреждения МИД России в целях вызволения из рабства российских женщин и детей, вывезенных на территорию юрисдикции КНР для целей сексуальной эксплуатации;
- ужесточить контроль за легальностью происхождения капитала иностранных (китайских) компаний, подающих заявки за участие в аукционах на аренду лесных угодий и разработку полезных ископаемых;
- заключить между Россией и КНР двусторонний договор «О порядке раздела, конфискуемых преступных доходов».
Результаты исследований были апробированы на межрегиональной конференции «Экономические и управленческие аспекты рыбопромышленного комплекса Дальнего Востока» (20-21 мая 2011 года. Г. Владивосток) и на заседании круглого стола
«Транснациональные криминальные вызовы безопасности АТР» (июнь 2011 года, г. Владивосток) и получили положительную оценку.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Универсальные договоры и иные международные акты
1. Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. // Десятый Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями : сб. документов / сост. А. Г. Волеводз – М. : Изд-во «Юрлитинформ», 2001. – С. 427 – 477.
2. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. 20.12.1988 г. Вена. Ратифицирована СССР Постановлением Верховного Совета СССР от 9.10.1990 г. № 1711-1 // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. – М, 1994. – С. 133 – 157.
3. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, открыта для подписания всеми государствами с 9 по 11 декабря 2003 года в Мериде, Мексика. A/58/422. [Electronic resource] – Доступно из URL: http://www.unodc.org/pdf/crime/convention_corruption/signing/Convention-r.pdf – Федеральный закон РФ о ратификации принят Государственной Думой 17 февраля 2006 г. и одобрен Советом Федерации 22 февраля 2006 г. (О ратификации Конвенции ООН против коррупции : ФЗ от 08.03.2006 № 40 ФЗ // Рос. газета. – 2006. – 17 марта).
4. Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам // Сборник российско-китайских договоров. 1949-1999 гг. – М. : Терра-Спорт, 1999. – С. 136 – 144.
5. Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о выдаче // Сборник российско-китайских договоров. 1949–1999 гг. – М. : Терра-Спорт, 1999 – С. 294 – 301.
6. Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством общественной безопасности Китайской Народной Республики от 18 декабря 1992 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве : сб. документов. Вып. 1. – М., 1999. – С. 163 – 165.
7. Декларация глав государств (по итогам встречи глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества 29 мая 2003 г. в г. Москве) // Дипломатический вестник. – 2003. – № 6. – С. 45 – 48.
Нормативные акты Российской Федерации.
8. Конституция Российской Федерации (с изм., внесенными Указами Президента РФ от 09.01.1996 № 20, от 10.02.1996 № 173, от 09.06.2001 № 679, от 25.07.2003 № 841, Федеральными конституционными законами от 25.03.2004 № 1-ФКЗ, от 14.10.2005 № 6-ФКЗ). – М. : Юрист. 2005. – 56 с.
9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях : Федер. закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ. / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 2002. – № 1. – Ст. 1.
10. Уголовный кодекс Российской Федерации : Федер. закон от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
11. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : Федер. закон от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ. (в ред. Федер. закона от 27.07.2006 г. № 153-ФЗ) / Рос. Федерация – Официальный текст. – М. : Омега-Л, 2006. – 272 с.
12. О милиции : Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-I //Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. – № 16. – Ст. 503; с изменениями: СЗ РФ. – 2004. – № 35. – Ст. 3607, Федер. закон Российской Федерации от 25 июля 2006 г. № 126 // Рос. газета. – 2006. – 28 июля.
13. О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию : Федер. закон от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 1996. – № 34. – Ст. 4029.
14. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации : Федер. закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3032; 2003. – № 27. – Ст. 2700; 2003. – № 46 (ч. 1). – Ст. 4437.
15. О прокуратуре Российской Федерации : Федер. закон от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ. – 1995. – № 47. – Ст. 4472.
16. О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности и дополняющих ее Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее : Федер. закон от 26 апреля 2004 года. № 26-ФЗ / Рос. Федерация // СЗ РФ, – 2004, – № 18. – Ст. 1684.
17. О Концепции национальной безопасности Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 10 января 2000 года № 24 // СЗ РФ. – 2000.– № 2. – Ст. 170.
18. Концепция приграничного сотрудничества в Российской Федерации : утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 9 февраля 2001 г. № 196-р. [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.scrf.gov.ru/Documents/Decree/2001/196.html
Нормативно-правовые акты зарубежных стран
19. Уголовно-процессуальный кодекс КНР // Современное законодательство Китайской Народной Республики : сб. норм. актов – М. : ИКД «Зерцало-М», 2004. – С. 314 – 365.
20. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. : пер с кит. / под ред. и предисл. А. И. Коробеева. – Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. – 176 с.
Монографии, пособия, учебники, научные статьи
21. Аминьева Я.А., Транснациональные проявления организованной преступности на Дальнем Востоке России: предпосылки и общая характеристика// Доступно из URL: http://sartraccc.sgap.ru/Pub/amineva(10-01-06).htm .
22. Баранник И.Н.. Незаконная миграция и некоторые аспекты сотрудничества правоохранительных органов российского Дальнего Востока и приграничных стран АТР в борьбе с транснациональной преступностью. Актуальные проблемы борьбы а преступностью в Азиатско-тихоокеанском регионе. сб. мат. междунар. н-п конф. Хабаровск: ХГАЭиП, 2001, - 123-129 с.
23. Гельбас Виля. Перспективы китайской миграции в Россию// Доступно из URL: . http://www.statusquo.ru/main.php?f=31&art=
24. Ерохина, Л. Д. Торговля женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации в социальной и криминологической перспективе / Л. Д. Ерохина, М. Ю. Буряк. – М. : Профобразование, 2003. – 432 с.
25. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под общ. Ред. В.М. Лебедева – 4- изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2006, - 912 с.
26. Ларин В. «Посланцы поднебесной на Дальнем Востоке: ответ алармистам»// Доступно из URL: http://mion.isu.ru/pub/russ-ost/diaspr/4.html .
27. Лелюхин С.Е. Региональные аспекты экономической безопасности.//монография: Владивосток: Дальрыбвтуз, 2006, -178 с.
28. Номоконов В.А. Дальний Восток: преступность завтрашнего дня./Актуальные проблемы борьбы а преступностью в Азиатско-тихоокеанском регионе. сб. мат. междунар. н-п конф. Хабаровск: ХГАЭиП, 2001, - 20-25 с.
29. Номоконов В.А. Особенности транснациональной преступности на Дальнем Востоке России.// Доступно из URL: http://www.politbarometr.ru/journal_n25_art13.shtml
30. Репецкая А.Л. Китайская организованная преступность в Восточной Сибири: характеристика, проблемы борьбы.// Доступно из URL: http://irkcenter.isea.ru/issledovan/orgpresrus/7.htm,
31. Репецкая А.Л. Угроза международной и национальной безопасности со стороны транснациональной организованной преступности. http:// Доступно из URL: irkcenter.isea.ru/rezult/nauch_isled/13.htm,
32. Диссертации и авторефераты диссертаций
33. Баранник И.Н. Транснациональная организованная преступность и сотрудничество правоохранительных органов российского Дальнего Востока и стран АТР в борьбе с ней (криминологические аспекты): дис. канд. юрид. наук/И.Н. Баранник. – Владивосток, 2006. – 222 с.
34. Кулажникова С.С. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук /Электронный ресурс: http://www.ceninauku.ru/page_12811.htm
35. Периодическая печать
36. Верба И. Ползучая экспансия. Китайский криминалитет укрепляет свои позиции на Дальнем Востоке//Независимая газета. – 2001. -17 февраля
37. Восход дракона // ЭКОНОМИКА - №39 (176). – 2006. - 9 – 15 октября.
38. В Москве разросся филиал китайской Триады//Независимая газета. 2006. – 31 марта
39. Генералы широкого потребления//Новая Газета - № 75. – 2006. – 2 октября
40. Из сексуального рабства в Китае Елену вызволила мать//Комсомольская правда». – 2004. - 18 ноября
41. Как китаец нашего брата дурил//Золотой Рог - N2. – 1999. - 12 января
42. Китайский связной//Ежедневные новости – 2002. – 3 апреля
43. Китайская братва//газета Новости. – 2000. – 11 августа
44. Китайская наркота отправлена в топку//Ежедневные новости. – 2006. – 12 декабря
45. Львов О. Этнокриминал – Новое или давно известное//Иркутская Губерния. – 2005. - 8 июня
46. Окосеть можно//Золотой Рог - №13. – 2007.
47. Пахан с кувалдой// Мегаполис-Экспресс - № 14. – 2002. – 8 апреля
48. Похождения иностранцев в России//Золотой Рог - №87. - 2004 - 10 ноября
49. Путь дракона. Москву прибирают к рукам китайские банды//Московский комсомолец. – 2006. – 19 января
50. Триады: миф или реальность?//газета «Гудок». – 2005. – 19 мая
51. Утро публичной казни//газета «Владивосток» - № 1256. – 2002. – 25 октября
52. Чернов Д. Братья навек// Время новостей - N°115. – 2000. - 31 августа.
53. Черные» придут — грабят, «красные» придут — снова грабят…//Золотой Рог. – 2006. - 26 октября
54. East Line опять уличили в контрабанде//Коммерсант. – 2001. - 3 марта
55. Литература на иностранном языке
56. Glenn E. Transnational activities of Chinese crime organization/ A Report Prepared by the Federal Research Division, Library of Congress under an Interagency Agreement with the United States Government. April 2003. Authors: Glenn E. Curtis, Seth L. Elan, Rexford A. Hudson, Nina A. Kollars Project Manager: Glenn E. Curtis.
57. Kerstin Holm . Chinesen kolonisieren Russen . «Frankfurter Allgemeine Zeitung», 28.02.2006
58. Lintner Bertil. Triads tighten grip on Russia's far east. // Доступно из URL: http://www.asiapacificms.com/articles/russia_triads/.
59. TRANSNATIONAL ACTIVITIES OF CHINESE CRIME ORGANIZATIONS, A Report Prepared by the Federal Research Division, Library of Congress under an Interagency Agreement with the United States Government. April 2003. Authors: Glenn E. Curtis, Seth L. Elan, Rexford A. Hudson, Nina A. Kollars Project Manager: Glenn E. Curtis

60. Электронные ресурсы
61. Беспрецедентный случай на Дальнем Востоке: изъята огромная партия товара из Китая/. PrimaMedia, 1 ноября, 2006 г.// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://www.synka.ru/news_detail.php?id=20,
62. В 2004 г. через пункты пропуска Приморского края въехали 408455 иностранных граждан и лиц без гражданства/ТИА-Острова // [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.tia-ostrova.ru/node/22239 ,
63. В Москве растет подпольный Китай-город/2002-08-20//[Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://hl.mailru.su/cached?isu=,
64. Китайская ОПГ/01.07.2004 г//[Электронный ресурс] –. Доступно из URL http://rustrana.ru/article.php?nid=1103&sq=19,23,673,661,697,705&crypt=
65. Китайцы на Дальнем Востоке// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.russedina.ru/frontend/print.php?id=488,
66. Контакты спецслужб// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://www.warweb.ru/GetMaterial.asp?Page=327022006,
67. Контрабанда китайских товаров. Таможенный информационный сервер/TKS.RU// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://www.legprominfo.ru/prom/130006.html,
68. Милиция ликвидировала канал контрабанды из Китая. Деловая газета «Взгляд», 25 апреля 2006 г// [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.vzglyad.ru/news/2006/4/25/31349.html,
69. Овчинский В.С. Мафия XXI века: сделано в Китае//[Электронный ресурс] – Доступно из URL: . http://babr.ru/index.php?pt=news&event=v1&IDE=32090,
70. Сайт Владивостокского Центра по изучению организованной преступности (ВЦИОП) [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.crime.vl.ru/
71. Сайт издательства Синьхуанет [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.russian.xinhuanet.com/
72. Сайт китайского информационного Интернет-центра. По материалам Агентства Синьхуа (на рус.яз.) [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://www.china.org.cn/russian/
73. Сайт МВД России [Электронный ресурс] – Доступно из URL: http://mvd.ru.
74. Электронный ресурс: http://deita.ru/interview/dalnij-vostok_16.06.2011_169125_ezhegodno-v-primorje-izymajutsja-tonny-narkotikov.html
75. Электронный ресурс: http://tajmigrant.com/po-dannym-nashix-ekspertov-narkosituaciya-v-stranax-shos.html
76. Электронный ресурс: http://www.vesti.ru/doc.html?id=189519
77. Электронный ресурс: http://www.narkonet.ru/news1370.html
78. Электронный ресурс: http://narkoportal.ru/2010/05/27/10-narkotikov-v-rossii-iz-kitaya/
79. Электронный ресурс: http://newskey.ru/news/45646
80. Электронный ресурс: http://deita.ru/interview/dalnij-vostok_16.06.2011_169125_ezhegodno-v-primorje-izymajutsja-tonny-narkotikov.html
81. Электронный ресурс: http://dv.rian.ru/economy/20110331/81991766.html
82. Электронный ресурс: http://www.infox.ru/accident/crime/2009/12/15/__Krabovoye_dyelo___.phtml
83. Электронный ресурс: http://www.fishnews.ru/mag/articles/7275
84. Электронный ресурс: http://ahomten.com/index.php?option=com_content&view=article&id=78:l-------r-----q-q&catid=48:2011&Itemid=169
85. Электронный ресурс: http://translate.googleusercontent.com/translate_c?hl=ru&prev=/search%3Fq%3D%25D0%259F%25D0%25B0%25D1%2581%25D0%25B8%25D1%2584%25D0%25B8%25D0%25BA%2B%25D0%2590%25D0%25BD%25D0%25B4%25D0%25B5%25D1%2581%26hl%3Dru%26newwindow%3D1%26prmd%3Divns&rurl=translate.google.ru&sl=en&u=http://www.pacificandes.com/html/corp_grouphistory.php&usg=ALkJrhgHhgvngpqGvBzDORG8_pc8WNtDNg
86. Электронный ресурс: http://perevod.yandex.net/en/translate/?url=http%3A%2F%2Fwww.nationmaster.com%2Fencyclopedia%2FTriad&ids=93290&ref=http%3A%2F%2Fperevod.yandex.net%2Fen%2Ftranslate%2F%3Furl%3Dhttp%253A%252F%252Fwww.nationmaster.com%252Fencyclopedia%252FSun-Yee-On%26ids%3D93290%26ref%3Dhttp%253A%252F%252Fyandex.ru%252Fyandsearch%253Ftext%253DSun%252BYee%252BOn%2526lr%253D75%26key%3D33a58d83a0c7755d50878142d62950c5&key=ba812b9f89146050fa58b7c8d445ceb0
87. Электронный ресурс: Центр развития.2000-2011. Режим доступа: World Wide Web. URL: http://www.dcenter.ru; Официальный сайт Банка России. URL: http://www.cbr.ru.
88. Электронный ресурс: Официальный сайт дальневосточного таможенного управления. URL: http://dvtu.customs.ru.
89. Электронный ресурс: http://www.rian.ru



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 6
Поделиться
Всего комментариев к статье: 3
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Все дело в коррупции
Владимир Ким написал 24.10.2012 07:32
Во всем что происходит в стране виновны коррумпированные чиновники всех уровней вплоть до верховной власти.
А законы в нашей стране хорошие и даже очень на фоне других стран мира. Дело не в законе, а в том как оно исполняется.
Нужно заменить прежде всего исполнительную власть в том числе упразднить нынешние спецслужбы и создать новые по образцу КГБ
где честь и идеология сотрудников были ключевым фактором. Отсутствие идеологии, вот еще одна причина всех бед в России.
У страны должна быть НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ! Другими словами ЦЕЛЬ!
А все остальное демагогия и людей не возможно изменить без идеи а значить страна обречена.
Китайцы и Америкосы имеют национальную идею, китайцы - коммунизм, америкосы - демократию и поэтому они сильнее нас.
И не важно что это всего лишь пустышка и ширма, важно что эти идеи являются мотивирующей и консолидирующей силой нации для достижения ЦЕЛИ пусть и мистической.
(без названия)
M99 написал 11.10.2012 16:21
С ворами своими надо прежде всего бороться. А для этого нужно радикально изменить законодательство. Меры, которые перечислены в конце статьи результата не дадут.
С китайцами в особенности, поскольку, если наши власти будут действовать вне правого поля через существующие спецслужбы или создавая новые, то это долго не продлится,
как в конце 90х. Все это понимают, китайцы могут уйти и вернуться, а с диаспорой вообще трудно иметь дело, она слишком многочисленна.
Вариантов реформы законодательства много. Например, можно вернуть смертную казнь, причем радикально: за убийство без смягчающих - смертная казнь, за содержание в неволи
или взятие в заложники - смертная казнь, за двойной рецидив тяжкого преступления - смертная казнь. Это дешевый и эффективный вариант.
Можно конечно иногда и вне правового поля - через пропаганду, добровольные объединения, обмен информацией с населением.
Но это требует особой культуры и времени.
Толково, но несколько устарело
Александр ДВ написал 11.10.2012 15:10
ДВ - один из углов кущевского бантустана, и по другому быть не может.
Понятия бантустана никто не отменял, нет млрд.- иди в ж..., хоть на ДВ, хоть где.
Даже Машковцев, бывший назначенец Камчатский, уже чегой-то не верит более в треп ПЖиВ
про "подымание коленное", в нац. проекты и госкорпорации.
А банки китайские на ДВ уже легально открываются
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss