Кто владеет информацией,
владеет миром

"Плутоний для Фиделя": как делать революцию и побеждать кризис

Опубликовано 27.07.2013 автором в разделе комментариев 7

"Плутоний для Фиделя": как делать революцию и побеждать кризис

К 60-летию кубинской революции вышла книга Анны Гранатовой о "железном команданте" - Фиделе

Текущий 2013-й год для Кубы - юбилейный. Ровно 60 лет назад группа молодых революционеров во главе с юристом Фиделем Алехандро Кастро, попыталась взять штурмом казармы Монкада, и, несмотря на сокрушительное поражение, нанесенное повстанцам со стороны действующего режима диктатора Фульхенсио Батисты, создало в честь тех драматических дней "Движение 26 июля", названное так по дате штурма казарм Монкады.

Невероятное упорство и талант профессионального революционера, интеллект, образованность, и психологическая выдержка, помогла Фиделю, - человеку с железной волей, вернуться к борьбе с режимом Фульхннсио Батисты, который к тому времени до такой степени "продался" игорной мафии, что его режимом все более становились недовольны даже его покровители - американцы. В Фиделе Кастро, чей отец владел несколькими сахароперерабатывающими заводами, военные аналитики Соединенных Штатов видели "нового капиталиста", который в случае прихода на смену режима Батисты, мог бы навести определенный порядок в делах игорной мафии, досаждавшей уже и политическому истеблишменту США, но, оставаясь одновременно очень удобным капиталистичесому режиму Штатов. Так рассуждали американские аналитики, и именно поэтому кубинскую революцию они "проглядели". Лишь когда стала очевидна социалистическая суть реформ Фиделя, в Штатах схватились за голову, и президент Дуайт Эйзенхауэр, передавая бразды правления страной молодому политику, сенатору Джону Кеннеди, в качестве своего политического завещания озвучил:

- Ликвидируйте режим Кастро. Или его самого. Но лучше всего, и то и другое, и Фиделя, и его революцию.

В качестве "руководства к действию" Дуайт Эйзенхауэр держал в руках план ЦРУ "Мангуста", одна из операций которой ("Сапата") в апреле 1961 года в кубинском "Заливе Свиней" ужен успела провалиться, и этот провал ЦРУ, хоть и закончился увольнением со всех руководящих постов легендарного Аллена Даллеса, курировавшего "Сапату", но продолжал жечь душу американских военных и политиков.

А потом последовали американские ракеты "Юпитер" в Турции, юридически оформленные таким хитрым образом, что сами де-факто владельцы ракет, американцы, оказались лишены возможности их демонтировать. Штаты, являясь де-юре собственниками ядерных боеголовок, при этом делегируя все управление ракетами, их сборку и демонтаж - Турции. И это станет одним из "камней преткновения" знаменитого Карибского кризиса 1962 года, когда Джон Кеннеди, получив от Никиты Хрущева знаменитое предложение "демонтаж американских ракет в Турции в обмен на демонтаж советских ракет на Кубе", и назвав это предложение логичным и разумным, (если внимательно изучать стенограммы заседаний в Белом Доме), неожиданно узнает, что выполнить просьбу Хрущева, почти невозможно. Для этого необходимо вмешивать в переговоры Турцию, которой юридически принадлежат права на американские ракеты, и этот политический треугольник станет лишь одним из малоизвестных "камней преткновения" Ракетного Карибского Кризиса, о котором, казалось бы, сказано уже все и дополнит нечего.

Но история богаче наших представлений. Задолго до Турецкого грома, отозвавшегося Карибским эхом, на международной политической арене происходят события, на первый взгляд, малозначительные, но создающие в итоге тот самый неповторимый орнамент исторической драматургии, проявившей себя в кульминационные дни Каритбского Кризиса. Эту драматургию создают реальные люди, с вполне определенным складом ума и характером. Будь на международной арене в те годы другие люди, колесо истории пошло бы по другому кругу, и мы стали бы очевидцами совсем иных событий.

"Политические портреты на фоне эпохи", "антология разведки в лицах", "исторические документы и исторические характеры", "политическая конъюнктура через призму психологии личности", - таковы принципы работы над книгой Анны Гранатовой ("Клан Ельциных", "Операция "Горби"). Новая книга Анны Гранатовой "Плутоний для Фиделя. Турецкий гром. Карибское эхо" ( изд. "Алгоритм"), разворачивает перед читателем всю богатейшую палитру политических характеров середины XX столетия. "Карибский кризис" лишь вершина того айсберга, за котором стоят многомерные исторические пласты и течения, возглавляемые политическими лидерами. Политическая "Оттепель" Никиты Хрущева, с легкой руки Ильи Эренбурга ставшая нарицательным словом и его борьба с "культом личности". Миротворческие шаги и попытка остановить гонку вооружений в "холодной войне" со стороны Джона Кеннеди. ну, и самая загадочная фигура тех времен, - команданте Фидель. Кем он был в драматичные дни Ракетного Кризиса- участник или заложник грандиозной политической игры? Почему согласился на беспрецедентную операцию русской разведки "Анадырь"?

Фиделю удалось пережить на своем посту обоих президентов, разыгравших с ним опасную геополитическую партию в дни Карибского ракетного кризиса октября 1962 года. Никиту Хрущева отстранили от занимаемой должности спустя два года, и, уже спустя год, после завершения Карибского Кризиса убили Джона Кеннеди. Кто же убил Кеннеди и почему? Историки теряются в догадках.

"В убийстве Джона Кеннеди четко прослеживается кубинский след, - парадоксально замечает в своем политическом расследовании "Плутоний для Фиделя" Анна Гранатова, - Главный политический оппонент Фиделя отдал свою жизнь за сохранение независимости Острова Свободы"!

И это лишь один из исторических парадоксов, который обнаруживается при кропотливой работе с документальным материалом, архивными справками, стенограммами заведений и воспоминаниями очевидцев.

Со свойственной Анне Гранатовой манерой "развенчания мифов" и поиском логических взаимосвязей в казалось бы очень далеких друг от друга событиях, изложено повествование книги "Плутоний для Фиделя". нельзя и не подчеркнуть отличительную авторскую особенность ее книг, - сочетание оригинальных документальных источников, цитирование архивов с художественными портретами участников событий, что превращает чтение книги в удовольствие.

Литературный портрет команданте Фиделя автор изображает техникой широких и тонких штрихов, прорисовывая его характер, начиная с драматичного штурма казарм Монсады 26 июля 1953 года. Автор убежден, что без этого понимания невозможно понять. почему Фидель себя повел в дни прихода к власти Джона Кеннеди и Никиты Хрущева именно так а не иначе, и доносит до читателя мысль, что будь в ни Карибского Кризиса на месте Фиделя другой человек, не обладающий железной волей и высочайшим интеллектом, опасная игра Никиты Хрущева - Родиона Малиновского могла бы закончиться трагедией для всего мира.

Характер Фиделя Кастро выковывался годами революционной борьбы, начало которой ему принесло лишь поражение, гибель соратников, тюрьму. и знаменитую адвокатскую речь "История меня оправдает". Нужно обладать фантастической целеустремленностью, чтобы бороться за возможность проводить на Кубе социалистические реформы, начиная с 26 июля 1953 года и вплоть до 1 января 1959 года. А между двумя этими датами, - политическая иммиграция в Мексику, тюрьма, подготовка старенькой яхты "Гранмы" к решительной переброске борцов за свободу на Кубы, два года партизанского движения в горах Сьерра - Маэстра, бегство наконец, диктатора Батисты в Штаты. Нечеловеческая воля и упорство, фантастическая энергетика и высокий интеллект. Говоря современным языком, Фидель изображен в книге "суперменом".

История кубинской революции беспрецедентна. Ее эпизоды легко могли бы составить основу для захватывающего фильма, превосходя любую фантазию сценариста. Будет знакомство с аргентинским революционером Че Геварой, с его второй женой Алейдой Геварой, и их общей мечтой о "семье, детей в которой будет не меньше, чем игроков в бейсбольной команде", будет предательство соратников, которым пообещали солидный куш за голову команданте, валькирии революции, - Селия Санчес и Айде Сантамария, обучающие кубинских девушек стрелять из винтовок, и боевой дуэт брата Рауля, любовь на всю жизнь, революционный союз, ставший семьей, с Вильмой Эспин, в чьих жилах текла французская кровь, - любопытно, что о ней, возглавившей после революции Лигу Женщин Кубы, думала выпускница факультета искусств Сорбонны Жаклин Бувье- Кеннеди?

И не только эти люди "делали революцию", бесстрашно и бескорыстно помогая железному команданте Фиделю в его упорной борьбе, но и другие, чьи литературные портреты изображены Анной Гранатовой в ее новой книге "Плутоний для Фиделя". Середина XX столетия и Остров Свободы оказался в эпицентре интересов ряда выдающихся личностей, и не только профессиональных политиков. Кубинскую революцию неожиданно поддерживает американский писатель Эрнст Хемингуэй, купивший на кубе виллу "Финка Вихия" и около трех девятилетий проживший именно там, на Острове Свободы.

И сегодня, когда наш мир захвачен волной глобализации, маленькая Куба продолжает притягивать к себе рядом загадок. Каково ее политическое будущее? Об этом вместе с автором книги рассуждает в экслюзивном интервью, вошедшим в книгу, легендарный генерал российской разведки, верный друг Кубы, Николай Сергеевич Леонов.

В Карибском Кризисе, как в капле воды, отразилась вся драматургия международной политики середины XX столетия.

Презентация книги Анны Гранатовой "Плутоний для Фиделя" запланирована на 07 августа 2013 года в 19.час. в клубе выпускников ВИИЯ Красной Армии ("Школа здравого смысла"), Центральный Дом Предпринимателя, VIP зал. (7 минут от метро "Красные ворота").

Вход для прессы свободный. Дополнительная информация- на порталах ВИИЯ, издательства "Алгоритм" и "Форум.мск". В мероприятии примут участие российские военные аналитики, историки, политические журналисты.

 


 

Отрывок из книги Анны Гранатовой "Плутоний для Фиделя"

КОМАНДАНТЕ ФИДЕЛЬ: РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ СМЕРТЬ!

Имя легендарного революционера, полностью звучит так: Фидель Алехандро Кастро Рус. «Дополнительное» имя Алехандро Фидель придумал себе сам, это его псевдоним, выбранный им во время революционной борьбы. Именем «Александр» он подписывал свои статьи для газеты «Обвинитель», в которых критиковался режим Батисты. Кастро восхищался полководцем Александром Македонским, который был его любимым историческим персонажем.

Уже после победы кубинской революции, историки обратили внимание на то, что в отряде Фиделя почти все бойцы были потомками испанских эмигрантов. Главный упор в идеологической подготовке делался на знакомство с марксистской теорией. «Если бы мы не изучали марксизм, если бы мы не были вдохновлены примером Хосе Марти, мы не смогли бы даже представить себе революцию на Кубе, потому что группа людей, из которых никто не учится в военной академии, не смогла бы начать войну против армии, хорошо организованной, хорошо вооруженной и хорошо обученной, и одержать победу практически без потерь», - вспоминал эти годы Фидель Кастро. Когда 10 марта 1952 года к власти на Кубе пришел крупный сахаропромышленник Фульхенсио Батиста, революционер Фидель Кастро назвал эту дату одним из самых важных дней в своей жизни. «Винтовку и приказ- вот и все, что я желал имеет в тот момент», говорил Кастро. Однако, ни президент, ни лидеры партии «ортодоксов» не желали проявлять решительность. Именно тогда Фидель решил порвать контакты с политиками подобного рода, коорых его брат, Рауль, именовал «людьми - пробками», они стремились оставаться на плаву любым путем. Фидель, юрист по образованию, проанализровал антиконституционные действия Батисты, и уже 24 марта 1952 года отнес в Конституционный суд досье на Батисту, в котором, по мнению Фиделя, диктатор нарушил сразу семь статей уголовного кодекса: этого хватило бы, чтобы Батиста окончил свои дни за решеткой. Кроме того, Фидель не побоялся отнести открытое письмо к Батисте в редакции самых смелых кубинских газет. В нем в частности говорилось: «Вы совершили переворот не против беспомощного, и находящегося в прострации президента Прио, а против собственного народа, да еще сделали это накануне выборов, результаты которых были практически известны заранее. Своими действиями вы сеете не мир , а зерна ненависти! (…) Наступил час борьбы, отдать жизнь- это значит ничего не потерять, а вот жить в кандалах – это жить в позоре». (цит. по: Леонов Н.С., Бородаев В.А. «Фидель Кастро, Политическая биография», с. 60). Вскоре после этого Кастро стал собирать революционный отряд из молодых людей, возраст которых, как правило, не превышал 30 лет. Посвятившая себя семье и воспитанию сына, жена Фиделя, - Мирта Диас, была абсолютно безразлична к революционным исканиям супруга. Более того, родной брат Мирты, Рафаэль, пытавшийся заводить дружбу с влиятельными людьми, работавшими на Батисту, стал одним из главных идеологических противников Фиделя, и выбирая между взглядами мужа и взглядами своих родственников, Мирта выбрала второе.

Отметим, что женщины в революционной борьбе Фиделя сыграли далеко не последнюю роль. Среди них были боевые валькирии и музы, соратницы и вдохновительницы, отличные стрелки из винтовки и единомышленницы, и просто женщины, влюбленные до беспамятства в этого поразительно волевого, энергичного, жизнелюбивого, сильного мужчину почти двухметрового роста.

В период разрыва с Митрой, в окружении Фиделя появляется светская львица Натидат Ревуэльта. Она считала себя социалисткой, и тянулась к революционной борьбе, однако ее богатая семья не позволила Нати Ревуэльте стать социалисткой не на словах, а на деле. При знакомстве Фиделю Нати показалась кинозвездой: у нее были большие зеленые глаза, темные и жесткие волосы цвета воронова крыла и загорелая кожа. Нати была замужем за старым но состоятельным кардиологом, к которому ходили «сливки гаванского общества». Роман с Фиделем для Нати ассоциировался с началом политической деятельности, революционной и мятежной, как сама молодость. Она не порывала с буржуазными кругами, но старалась помогать революционерам, и даже продала свои фамильные драгоценности чтобы .деньгами помочь революционерам в их тайной деятельности. Деньги революционному кружку действительно были очень нужны, и в своей знаменитой речи на суде «История меня оправдает», Фидель сказал: «мы собрали свои средства лишь благодаря беспримерным лишениям» Действительно, соратники Фиделя продавали, даже то, что их кормило- свои лаборатории, фотостудии, фармацевтические лавки, и даже мебель. Была собрана смехотворная для революционных преобразований сумма - 20 тысяч песо. Но именно с этой суммы начиналась кубинская социалистическая революция, на которую приобретались ружья и винтовки. «Однажды я подсчитал, во сколько обошлась Монкада, яхта «Гранма» и война в Сьерра-Маэстра, и возможно, все это в сумме даст лишь 300 тысяч долларов. Так что можно сказать, что мы совершили самую дешевую в мире революцию» - позже говорил Фидель, (цит.по : М.Макарычев «Фидель Кастро. Серия ЖЗЛ», М, 2008)

Штурм казарм Монкада в 1953 году дал начало движению, именуемого «26 июля», но закончился для армии повстанцев неудачей, и сам Фидель был на волосок от гибели. В один из моментов, агрессивно настроенные солдаты Бастисты уже готовы были нажать на курок, когда раздался повелительный голос: «Не трогайте их!» Немолодой человек, которого звали Педро Саррия, стал одним из ангелов- хранителей Фиделя. Он отвел Фиделя и других пленников к грузовику, тихо сказав «Вы очень отважные ребята». Затем был суд и тюрьма. И в том, что Фиделю была сохранена при этом жизнь, немаловажная заслуга оказалась со стороны его уже почти чужой и далекой супруги, Мирты Диас Баларт. Она использовала все каналы связи с Батистой, которые были у ее родственников, и просьба Мирты сохранить жизнь Фиделю дошла до самых высших инстанций, включая архиепископа Сантьяго Перес Серантеса, который пообещал, что Фидель будет жив. Только в тюрьме Фидель узнал, что его брат, Рауль, жив, его схватили двумя днями раньше. Не миновать бы братьям Кастро смерти, если бы к тюрьме в Сантьяго не съехались журналисты, включая и зарубежных. Никто из них не догадывался что революция Фиделя – социалистическая, зато государственный переворот, организованный Батистой, сомнений не вызывал, и потому либеральная пресса подняла шум о том, что в тюрьме могут заживо сгнить два талантливых брата Кастро, которые борются за конституционные выборы в стране и законную президентскую власть. Некоторых журналистов допустили к подсудимому, так что его идеи о возрождении Кубы стали быстро достоянием общественности. Находясь в полной изоляции от своих товарищей, Фидель объявил голодовку. Это был его протест против судебного решения: якобы Фидель по состоянию здоровья не может находиться на общем процессе, его дело перенесено на более поздний срок. Тем временем были распространены сотни фальшивых листовок, в которых предлагалось «выкрасть Фиделя из тюрьмы». Сам Фидель считал, что это было алиби для тюремщиков, которые собирались инсценировать бегство Фиделя, и в процессе этой инсценировки его убить. Фидель отказался от адвокатов, и обвиняющая сторона уже потирала руки. Но Фидель, профессиональный юрист, замыслил на суде сложную игру, выступая одновременно и в роли обвинения и в роли адвоката. Он получил в суде все привилегии как адвокат, и даже обращался к судье «Ваша честь!», требуя перевести его в адвокатскую ложу. Фульхенсио Батиста узнав об этом театре, приказал сократить число журналистов на суде. Приговор самого суда был неумолим, Рауль Кастро и трое революционных лидеров получали по 13 лет тюрьмы, остальные – к сроку от трех до десяти лет. Айде Сантамария и Мельба Эрнандес, которые проходили по делу как «медсестры» получали по шесть месяцев тюрьмы.

12 октября 1953 года Фидель произнес в зале суда знаменитую речь «История меня оправдает», это был трехчасовой политический памфлет, в котором он рассказывал о том, как готовился штурм казарм Монкада и зачем. Позднее эта речь была напечатана отдельной брошюрой, и ее разносили по конторам, раздавали на митингах. Прокурор просил приговорить Фиделя к 26 годам тюрьмы, (видимо, по созвучию с движением «26 июля»? ) хотя Уголовный кодекс Кубы ограничивал пребывание в тюрьме 20 годами. В итоге 17 октября 1953 года заключенный номер 4914 (номер Фиделя) отбыл из тюрьмы Сантьяго на остров Пинос для отбывания 15 летнего срока. Батиста был доволен, он был уверен что подобный «урок» отобьет у молодых людей, чьи имена пресса уже успела сделать легендарными, охоту к подобным выходкам. Всем лидерам «движения 26 июля»- Раулю Кастро, Педро Мирет, Хуан Альмейда, Айде Сантамария и Мельба Эрнандес была сохранена жизнь. В эти ряды чуть позже вольется и легендарный Эрнесто Че Гевара. В «образцовой тюрьме» Пиноса Фидель имел возможность читать книги, в числе авторов оказались Карл Маркс, Иван Тургенев, Николай Островский, Уильям Теккерей. О «Капитале» Маркса Фидель с присущим ему юмором отзывался: «Дочитал до 370-й страницы, а дальше не осилил».

«Фидель, - самый читающий из известных мне политических деятелей, главной материальной ценностью – рассказывал разведчик, генерал-КГБ, Николай Леонов, (цит. по: Леонов Н.С, Бородаев В.А. Фидель Кастро. Политическая биография. с. 93). – Книги Фидель читает бесконечно много. Когда я был в его скромном дом в Гаване, то я ничего кроме книг и гимнастических снарядов не увидел».

В июле 1954 году Фиделю сообщили что у его жены Мирты Диас Баларт любовная интрижка с известным политиком, министром внутренних дел батистовского правительства Эрмидой, который был начальником ее брата Рафаэля, при случае напоминавшего Мирте, что она «из приличной семьи» и что за «революционного мятежника» она вышла замуж против воли родителей. Для Фиделя это был удар, интрига в ведомстве его злейшего врага Фульхенсио Батисты! «Только такой женоподобный субъект, как Эрмида, мог опуститься до последней степени половой дегенерации, лишиться всякой мужественности» - отозвался Фидель об Эрмиде. Несмотря на желание пообщаться со своей любовницей Натидад Ревуэльта, Фидель мужественно удерживался от переписки с нею. Светская львица с революционным шармом не выдержала первой, и передала через мать Кастро- Лиину Рус письмо. К этому времени Нати уже успела развестись со своим старым мужем и чувствовала себя свободной. В ответ на ее письмо Фидель написал строки, от которых тюремная охрана, обязанная читать всю переписку, должна была, вероятно, уронить слезу. «Дорогая Нати, - писал Фидель, - Я с радостью отдам свою жизнь за твою честь и счастье. Ты- женщина. Женщина- это самое нежное, что есть на свете. Женщина в мужском сердце- это источник священного и неприкосновенного почитания. Сегодня в моей памяти вновь возникли дни, когда я грустный, опечаленный и униженный чем-нибудь приходил к тебе. Мои ноги сами вели меня в твой дом, где я находил покой, радость и умиротворение. Краткие мгновения общения с твоей чистой и благородной душой были для меня наградой за долгие часы горестей и печалей». (цит. по: М.Макарычев, «Фидель Кастро, серия ЖЗЛ», М, 2008, с. 145). Но Рафаэль, брат Мирты, замминистра внутренних дел, легко мог контролировать подобную переписку. Он взял письмо для Нати и положил его в конверт для Мирты, а письмо, адресованное Нати, он отправил Мирте. После этого, взбешенная Мирта сама подала на развод. А уже спустя несколько месяцев после развода с Фиделем. Мирта вышла замуж за Эмилио Неньеса Бланко- одного из сторонников Батисты. Когда же режим Батисты был свергнут, Мирта и Эмилио уехали жить в Мадрид, где и остались, и Мирта всю оставшуюся жизнь держала в тайне свой брак с Фиделеми Кастро. Что касается ее брата Рафаэля, то он перебрался жить в США, а кроме того, умудрился стать другом конголезского диктатора Мобуту Сесе Секо.

В феврале 1954 года медсестры Мелба Эрнандес и Айде Сантамария вышли на свободу, Тем временем, Фульхенсио Батиста, назаконно захвативший власть два года назад, решил «юридически узаконить свой президентский статус» и назначил в стране на 1 ноября 1954 года демократические выборы президента. Годом ранее он ввел «конституционный статус», отменяющий Конституцию 1940 года, и «конституционный статут» Батисты фактически делал невозможным существование оппозиционных партий. На Кубе, в угоду американца начались гонения на коммунистов, и в мае 1955 года появилось бюро по подавлению коммунистической деятельности. Шеф разведуправления США Ален Даллес выразил благодарность «понятливому» кубинскому президенту Бастисте. «Создание кубинским правительством бюро по подавлению коммунистической деятельности является важным шагом вперед в деле борьбы за свободу», писал Даллес Батисте. Диктатор упивался своей властью. Желая продемонстрировать, какой он справедливый и гуманный, он решил устроить амнистию в тюрьмах. Слухи об амнистии мгновенно разнеслись в прессе, кубинский народ начал требовать милости по отношению к Фиделю. Одновременно, через свои каналы связи с людьми Батисты светская львица Натидат Ревуэльта добивалась амнистии для возлюбленного. Удивительно, но все призывы, просьбы и требования, «Фиделя - на волю», возымели должный эффект. Батиста решил отпустить Фиделя и его товарищей, посчитав, что молодые революционеры больше вреда ему не принесут. Известие об амнистии участников штурма Монкады было встречено кубинцами с восторгом.

15 мая 1955 года Фидель и его 27 товарищей, отбывавших срок на острове Пинос, вышли на свободу. В тюрьме они пробыли двадцать один месяц и пятнадцать дней. Однако агрессивность солдат Батисты не вызывала у Фиделя сомнений, что его ставят перед выбором, или же забыть о прежней политической деятельности или же покинуть стану или снова сесть в тюрьму.

Так началась тайная и длительная подготовка Кубинской революции. Понимая, что подпольную революционную деятельность развернуть на Кубе солдаты Батисты не позволят, Фидель предложил вынести штаб –квартиру революционеров за пределы страны. Уже в этом проявился его недюжинный интеллект. Государством, подходящим для штаб-квартиры революционеров, стала Мексика, а сами участники борьбы собирались в Мехико на улице Эмпраран, в доме 49. Это было маленькое и тесное помещение, очень простое, в котором были лишь кухня, столовая, ванная и спальня, где стояло несколько раскладушек, днем их сворачивали, и спальня превращалась в гостиную. Эта квартира принадлежала Марии Антонио Гонсалес, которая эмигрировала с Кубы после переворота Батисты. У этой немолодой женщины был свой счет к режиму Батисты, ее родной брат умер вскоре после выхода из тюрьмы, не оправившись после пыток. Именно в ее квартире состоялась судьбоносная встреча Фиделя Кастро с Эрнесто Че Геварой де ла Серной, молодым аргентинским врачом, прибывшим в Мексику из Гватемалы, о котором выдающийся французский философ-экзистенциалист и писатель Жан Поль Сартр сказал: «Я думаю, что Че был не только интеллектуалом, но и самым совершенным человеком нашей эпохи». Сам же Че Гевара был так восхищен Фиделем, что спустя всего несколько дней после из знакомства, сочинил «Песнь в честь Фиделя».

Однажды хозяйка квартиры в Мехико, кубинка Мария Антонио Гонсалес, где располагался штаб революционеров, заметила подозрительного человека возле своего дома. Увидев Марию Гонсалес, он испуганно скрылся за углом. Мария Гонсалес немедленно об этом сообщила революционерам, и тем удалось его схватить. Незнакомец оказался генгстером Поликарпо Солер. 10 тысяч долларов- такой гонорар ему пообещали за убийство Фиделя, чья фотография оказалась у него в кармане. Оказалось, что заказчиками убийства были сотрудники кубинского посольства, получившие в свою очередь «заказ» от Батисты, до которого стали доходить слухи о том, что Фидель готовится в Мексике к тому, чтобы свергнуть его режим. Спустя годы Фидель будет вспомнить о беспокойных днях, проведенных в Мексике, когда практически ежедневно приходилось сталкиваться с угрозой гибели: «Для нас началась большая Одиссея в Мексике. Когда я доставал оружие для наших бойцов, меня арестовали. Они думали, что ловят контрабандистов. Нас спасло то. что полицейские стали с нами разговаривать. Батистовские агенты подстрекали мексиканскую полицию взять ранчо «Санта-Роса» штурмом. Пришлось сказать, что мы им сами покажем ранчо. Расчет был прост, в толпе горожан полицейские не могли по нам открыть огонь. (…) В сумке оказался номер телефона квартиры, где мы держали оружие. Я про эту бумажку забыл, а полицейские, обыскивая нас, нашли ее. Это был самый сильный удар. Однако, чем больше о нас эти полицейские знали, тем больше они нас уважали». (цит. по: И.Рамоне «Фидель Кастро. Моя жизнь. Диалог на два голоса». М, 2009, с.202- 204).

Несколько недель длилось заключение Фиделя Кастро и его боевых товарищей в мексиканской тюрьме, а выйдя на свободу в июле 1956 года, Кастро столкнулся с проблемой, где взять деньги, чтобы восстановить арсеналы конфискованного оружия? Но для Фиделя неразрешимых задач не существовало, его фантастическая воля к победе позволяла находить путь к выходу в самом запутанном лабиринте. Проанализировав ситуацию, Фидель решил встретиться с бывшим кубинским президентом Карлосом Прио Сокаррасом, на которого в свое время Фидель собрал внушительное досье, уличавшее Сокарраса в связях с гангстерами и мафиози, и что давало возможность утверждать, что экс-президент Кубы «продавал и покупал убийства». Встреча с Сокаррасом была, конечно, не слишком приятной для Фиделя, но у Сокарраса были деньги, и Фидель рассчитывал на совпадение интересов с ним против Батисты, одного из которого Батиста сверг с трона, а другого упрятал в тюрьму. Кастро с пятью товарищами тайно прибыл в американский городок Макаллен, и поселился в его отеле «Королевская пальма». Здесь в номере 21 его ждал экс-президент Кубы, Сокаррас. После переговоров, враг Батисты пообещал выдать революционерам 50 тысяч долларов. Эта сумма устраивала революционеров. Яхта, на которой они собирались отплыть, чтобы совершить революцию на Кубе, ориентировочно могла стоить половину этой суммы. Остальных денег должно было хватить на покупку оружия. Как водится, не обошлось без случайностей. Однажды Фидель проезжал мимо мексиканского города Тукспан, и из окна машины увидел небольшую яхту, стоявшую на приколе в устье одноименной реки. Только Фидель с его звериной интуицией мог посчитать эту утлую посудину под названием «Гранма» полезной делу революции. Владелец яхты - американец Вернер Грин уступил ее за символические 15 тысяч долларов. Революционерам пришлось полностью перестилать палубу, заменить мачту и оба двигателя, баки для воды и горючего. Но хуже, что «Гранма» могла взять на борт полрядка 20- 30 человек, а у Фиделя было 80 бойцов. А еще надо было везти оружие. Яхта плыла, столь перегруженная, что ватерлиния у нее находилась глубоко под водой. К тому же, она отклонилась от курса и попала в шторм, так что все страдали от морской болезни. У Че Гевары начался приступ бронхиальной астмы, и только благодаря тому, что его коллега, врач Фаустино Перес захватил с собой несколько ампул адреналина, Че Геваре удалось облегчить страдания. Неожиданно в каюты стала поступать вода, и тогда стали бросать за борт весь балласт - даже консервы с мясом и канистры с горючим и пресной водой! А когда все это оказалось на дне мексиканского залива, оказалось, что иллюзию течи создал… сломанный санузел. На пятый день из еды на «Гранме» остались лишь одни гнилые апельсины. Пресная вода заканчивалась. А предстояло плыть еще три дня! Вдобавок ко всем бедам, ночью в воду упал штурман Роберто Роке – пришлось его вылавливать.

В нескольких милях от Кубы «Гранма» столкнулась с военными катерами, кто-то из предателей донес Батисте, что на Кубу идет корабль с отрядом вооруженных революционеров. Однако, не имея описания корабля повстанцев, обшарпанную и невзрачную «Гранму» не тронули. Впрочем, военные катера были хорошим предупреждением, и Фиделю пришлось вместо намеченного порта Сантьяго поменять курс на горы Сьерра-Маэстра. Израсходовав последние литры горючего, «Гранма» села на мель в сотне метров от берега. Обессиленные голодом, морской болезнью и бессонными ночами, повстанцы стали прыгать в воду, поднимая над своей головой винтовки, Рауль Кастро переправлял на берег боеприпасы. И в этот момент на горизонте показались военные катера, и открыли по уже пустой «Гранме» огонь.

«Мы брели - напишет в своем дневнике Че Гевара, - через мангровые заросли болота, спотыкаясь от усталости, напоминая армию призраков. Этой армии призраков из восьмидесяти человек предстояло воевать с тридцатипятитысячной армией Батисты». Бойцы десантировались в трех десятках километров от того места, где их ждал отряд под руководством удивительной женщины- стрелка Сели Санчес.

Именно Селия Санчес, валькирия и боевая подруга Фиделя, надолго заняла место в сердце команданте после светской львицы Нати Ревуэльте, которая в революционной борьбе ценила лишь романтику да разговоры про мораль и справедливость, а пот, кровь и выстрелы ее пугали. А Селия Санчес была не только теоретиком, но и практиком революции, и имя этой женщины стоит запомнить, оно будет значимым и во времена Карибского кризиса.

Трое суток, с 2 по 5 декабря 1956 года, когда отряд Фиделя пробирался по мангровым зарослям навстречу отряду Селии Санчес, тянулись как один страшный и кошмарный день. Покружив над горами Сьерра-Маэстра, летчики Батисты никого не заметили, и в газетах написали, что «Фидель утонул в болоте». Но сам Батиста в это не верил. К облаве на отряд Фиделя подключились владельцы плантаций и крестьяне- за звонкую монету. Сам Фидель одним из самых страшных дней своей жизни называет 5 декабря 1956 года, когда солдаты Батисты обнаружили в тростниках отряд Фиделя и открыли по нему огонь. В этом бою погибли и попали в плен многие, к условленному месту из 82 добралось всего 22 человека, включая братьев Кастро, Че Гевару, Хуан Альмейду. Но «когда есть воля к победе, когда человек не теряет присутствия духа, когда он верит в свое дело, никакое поражение не заставит человека отступить», заметил позже, вы одном из своих интервью Фидель. В рождественскую ночь 25 декабря 1956 года отряд Фиделя ушел в горы Сьерра-Маэстра. За информацию о местонахождении повстанцев Батиста пообещал гонорар в 5.000 долларов. А поскольку, как выразился Че Гевара, «крестьяне- люди добрые и благородные, но боялись, что за покровительство повстанцам, солдаты Батисты их упрячут в тюрьмы, а за шпионство щедро вознаградят», надеяться, что среди местных жителей не будет лазутчиков, не приходилось.

В истории движения Кастро начались страшные эпизоды с появлением внутри отряда шпионов и предателей, один из них, Эутимио Герра, вооруженный револьвером, чтобы за гонорар от Батисты застрелить Фиделя, умудрился даже оказаться с команданте в одной походной палатке. Звериным чутьем почувствовав в отряде предателя, Селия Санчес настояла на ночном дежурстве возле палатки Фиделя, а в ту тревожную ночь она сама охраняла его сон. А затем, Селия, влюбленная в Фиделя, и безумно боящаяся его потерять, на рассвете настояла на обыске Герры – и пистолет, точь-в-точь такой, как у солдат Батисты, выдал шпиона с головой. Был полевой суд и Герро был казнен по законам военного времени, но спустя некоторые время, когда революция завершилась, Фидель разыскал семью этого крестьянина, решившегося на подобное, чтобы вытащить из нищеты семью, и позаботился о ней, добившись, чтобы все дети этого крестьянина получили хорошее образование.

1957 год Фидель Кастро провозгласил «годом накопления сил». В горах Сьерра-Маэстра Фиделю пригодились знания, почерпнутые из книг о великих полководцах. На 16 февраля 1957 года была назначена встреча Фиделя с лидером «движения 26 июля» Франком Паисом. Встреча проходила на ферме Эпифанио Диаса. Здесь Фидель встретился и с боевой подругой всей его жизни, Селией Санчес. Здесь Рауль Кастро познакомился со своей будущей женой, впоследствии председателем Федерации кубинских женщин, Вильмой Эспин, с которой они вместе прожили полвека.

Вильма Эспин, наполовину француженка, была девушкой из обеспеченной семьи. Ее отец занимал высокий пост руководителя завода по производству рома «Баккарди», а мать была дочерью французского консула на Кубе. Вильма училась в Гаване на химическом факультете, а закончила свое обучение в США, в Массачусетскоми технологическом институте. Удивительно, что Вильма не только поддержала революционеров, но и вместе с Селией Санчес и с Айде Сантамарией стала одним из руководителей женского партизанского отрада.

К тому времени, как Фидель сошелся с Селией Санчес, не столь чувственной и сексуальной, как Нати Ревуэльта, но обладающая жестким характером, и яркостью личности, Нати уже воспитывала дочку Фиделя- Алину, которой передался весь его бунтарский дух. Повзрослев, Алина бежала в Испанию со словами «Это не мой банкет!» и выпустила там скандальную книгу о похождениях мятежной дочери Фиделя.

Война армии Фиделя против армии Батисты длилась 25 месяцев. В своих дневниках Фидель вспоминает, что это была и «история появления знаменитой бороды. Она проста. В полевых условиях борода росла сама по себе. А за два с лишним годом повстанческой борьбы, он успел к ней привыкнуть». Отметим, что за это время число сторонников Фиделя росло, а режим Батисты стал неудобен США. Батиста перешел роковую черту, в бессмысленных убийствах и пытках оппозиционеров, и Белый Дом в марте 1958 года объявил, что прекращает поставку оружия армии Фульхенсио Батисты. Кроме того, Батиста начал активно общаться с главарями американской мафии, принимая в Гаване короля игорного бизнеса Лаки Лучано и других мафиози, как родных. Видя, что самые крупные американские бандиты нашли «политическое убежище» в Гаване, ФБР убедило Белый Дом, что пора прекращать покровительствовать кубинскому диктатору. В отношении же Фиделя, явно метившего на место диктатора Батисты, в США предположили, что Кастро – такой же сахаропромышленник с хваткой капиталиста, как и Батиста, и потому не возражали против смены власти. Социалистическую суть революции Фиделя в США проглядели- потому и не удушили ее в зародыше.

В новогоднюю ночь 31 декабря Бастиста бежал с Кубы, и 1 января 1969 года стало днем рождения новой Кубы. Пять лет, пять месяцев и пять дней - начиная с 26 июля 1953 года по 1 января 1959 года, когда Фидель Кастро и его товарищи ежесекундно подвергали себя смертельной опасности.



Рейтинг:   4.55,  Голосов: 11
Поделиться
Всего комментариев к статье: 7
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Re:
парася написал 02.08.2013 23:19
тока вот нерадостные события-параноики кругом-навадроцкая..., -и море других, умолчим, остается ждать когда кнам придет ХОРОШИЙ параноик. Разьве хрущ-не параноик, а кеннеди? А писатели?-кругом вподряд
(без названия)
ларики написал 29.07.2013 17:01
Куба - любовь моя,
Остров зари багровой.
Песня летит над планетой звеня -
Куба - любовь моя!
Мужество знает цель! -
Стала легендой Куба,
Вновь говорит вдохновенно Фидель -
Мужество знает цель!
Родина или смерть! -
Патриа, о муэртэ!
Солнцу свободы над Кубой гореть!
Родина или смерть!
Куба - любовь моя!
Остров зари багровой.
Песня летит над планетой звеня -
Куба - любовь моя!
1959
Куба на правильном пути
vir написал 28.07.2013 02:54
Приветствую усилия Кубы на пути к справедливому обществу!
***
И тут не обошлось без маниакального крепостного из Рашкин Па-тяжкое наследие реформы 1861 года. На каждом форуме оставляет свои кучки тяжелых раздумий...
сельцо Рашка Па
Вадим , К Р Е П О С Т Н О Й написал 27.07.2013 20:32
Фидель был знаменит тем, что у него был длинный и толстый. И всЁ. В то время у латинов очень популярны были ходоки т.с. Это сейчас в век инета и хорошей медицины это факт отошел на задний план, а тогда Эге-геЙ!
Плюс везунчик, типа ботексноймрази : упс! и СССР нарисовался для ходока, упс! и цены на сырье полезли вверхЪ для мрази.
(без названия)
Лев написал 27.07.2013 16:01
Спасибо за анонс книги. Обязательно куплю.
(без названия)
Светослав. написал 27.07.2013 13:11
Получается, что если бы не Штаты, то не бывать Фиделю руководителем Кубы ))
.
(без названия)
посмотрим написал 27.07.2013 04:10
Всю жизнь восхищаюсь Фиделем и кубинской революцией. Помню, мне было 5 лет и с другими детьми мы пели песню, что слышали по радио: Куба, любовь моя. Вспоминаю и сердце наполняется радостью и гордостью. Моя мама была ровесницей Фиделя и тоже ему симпатизировала. Жизнь Фиделя Кастро - это всегда достоинство, верность идеалам, честность, неизменная симпатия к простым людям и много труда им для их блага. Радостно сознавать, что и в наше время среди руководителей государств не все предатели, не все подельники и приказчики буржуазии. От всей души желаю Фиделю здоровья и счастья, а Кубе - процветания.
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss