Кто владеет информацией,
владеет миром

Боссы ФНПР подают в суд за знание их собственного устава

Опубликовано 03.09.2013 в разделе комментариев 3

Боссы ФНПР подают в суд за знание их собственного устава

Мещанский районный суд г. Москвы

129090, г. Москва, ул. Каланчёвская, д. 43

 

Истец:

Общественная организация Федерация

Независимых Профсоюзов России (ФНПР)

119119, г. Москва, Ленинский проспект, д. 42

 

Ответчики:

ЗАО «Редакция «Независимой газеты»

101000, Москва, Мясницкая улица, д. 13, стр. 10

Делягин М.Г.

 

Возражения ответчика на исковое заявление о защите деловой репутации

 

Считаем, что иск ФНПР о защите деловой репутации и взыскании морального вреда к ЗАО «Редакция «Независимой газеты»» и Делягину М.Г. не подлежит удовлетворению в судебном порядке, поскольку иск не содержит всех необходимых и достаточных признаков нарушения норм материального права, а именно ст. ст. 150-152 ГК РФ, 1100 ГК РФ. В иске ФНПР отсутствует предмет иска, а именно не соответствующие действительности сведения, порочащие деловую репутацию истца.

Как следует из разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», юридически значимыми обстоятельствами, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются:

 факт распространения ответчиком сведений об истце;

 порочащий характер этих сведений;

 несоответствие их действительности.

Пленум Верховного Суда РФ указал: «При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен».

Исходя из вышесказанного, в иске ФНПР о защите деловой репутации и взыскании морального вреда к ЗАО «Редакция «Независимой газеты» и Делягину М.Г. должно быть отказано, так как в иске отсутствуют необходимые обстоятельства.

Все четыре оспариваемые фразы из статьи «Обломки империи» («Независимая газета» от 01.02.2013 г.) представляют собой либо сведения, выражающие мнение автора, либо сведения фактического характера, соответствующие действительности, либо высказывания, носящие оценочный характер (критическое мнение, отрицательная оценка), которые не являются наказуемыми, т.к. не образуют состава правонарушения.

Каждый имеет право на собственное мнение, которое гарантировано п. 1 ст. 29 Конституции РФ. Никто не может быть принужден к отказу или изменению своего мнения (п. 3 ст. 29 Конституции РФ). Именно поэтому мнение, оценка, суждение не могут опровергаться в суде и могут опровергаться исключительно в порядке дискуссии.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» указывает: «…при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности».

По мнению истца, не соответствующие действительности факты, порочащие деловую репутацию ФНПР, содержатся в следующих фразах:

1. Заголовок статьи «Федерация Независимые профсоюзов России построена по принципу «крепостного права».

2. «ФНПР построена по принципу «крепостного права»: приписанные к ней профсоюзы даже при желании не могут выйти из неё; для этого они обязаны заново перерегистрироваться».

 

Прежде всего, «крепостное право» - это художественная метафора, которую активно используют сами представители ФНПР и ФНПР в целом, причем даже в официальных документах.

Так, на официальном сайте ФНПР 1 мая 2011 года был размещен материал «Мы не рабы – рабы не мы!», в котором говорится: «отвечая на вызовы РСПП, ФНПР не допустит нового крепостного права» (все цитируемые материалы имеются и могут быть представлены суду прямо сейчас, цитируются только основные материалы, а отнюдь не весь их массив, имеющийся в распоряжении ответчика).

На пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» 28 апреля 2011 года председатель ФНПР Шмаков, критикуя предложения РСПП по модернизации трудовых отношений в России, заявил: «Эти предложения… возвращают экономическое рабство или, как принято говорить…, - крепостное право. Экономическое крепостное право ничуть не хуже, чем крепостное право административное».

В размещенном на сайте ФНПР письме М.В.Шмакова президенту Республики Беларусь А.Г.Лукашенко от 21 декабря 2012 года №101-134-574н говорится: «В последние дни многие профцентры стран Европы… обращаются ко мне… с требованием дать принципиальную оценку последствиям принятия Декрета Президента Республики Беларусь №9. На наш взгляд, суть декрета заключается в том, что людей заставляют работать путем насилия и «палочной» дисциплины. Человечество давно миновало стадию рабовладения и крепостного права.»

По сообщению информационного агентства «Лента.ру», «Лидер ФНПР призвал Лукашенко отказаться от «крепостного права»».

 

Таким образом, ФНПР пытается лишить независимых экспертов права пользоваться теми самыми метафорами, которые она сама активно использует в своей повседневной деятельности.

Между тем художественная метафора не может быть предметом иска о защите деловой репутации, поскольку содержит мнение автора, которое не может опровергаться в суде, а может опровергаться только посредством дискуссии.

Более того, данное мнение автора основано на реальных фактах, имеющих место в действительности.

Так, согласно ст. 7 Устава ФНПР, членство в Федерации действительно прекращается в определенных Уставом случаях, и решение о выходе из Федерации, согласно п.3 ст.7, рассматривается в 3-х месячный срок. Однако истец тактично умолчал о следующем, четвертом пункте той же ст.7, по которому «до утверждения руководящим органом Федерации решение о выходе из Федерации общероссийский межрегиональный профсоюз обязан выполнять настоящий Устав». При этом срок утверждения этого решения в Уставе не записан, а «рассмотрение» решения о выходе из ФНПР отнюдь не означает его «утверждения».

Таким образом, профсоюз может принять решение о выходе из ФНПР, но рассмотрение этого решения может не сопровождаться его «утверждением».

При этом может не работать даже «лейтенантский способ увольнения»: даже если профсоюз не выполняет свои обязательства перед ФНПР, согласно п.2 ст.7 он лишь «может быть» исключен из Федерации, то есть его могут исключить, а могут и не исключить.

Ситуация, когда желание выйти из организации в соответствии с Уставом этой организации может быть не удовлетворено, по мнению ответчика, вполне соответствует метафоре «крепостное право».

 

Мнение ответчика о том, что выход профсоюзов из ФНПР существенно затрудняется положениями Устава ФНПР и может даже блокироваться ими, основано на многочисленных и, что принципиально важно, не оспариваемых ФНПР публикациях в СМИ и Интернете. В частности, 29 июля 2011 года издание «Ньюсру.ком» указывает на «странную ситуацию», «при которой профсоюзы, входящие в ФНПР, выйти из объединения не могут – могут только распуститься и создать новый профсоюз».

В интервью изданию «Полит.ру» председатель объединения профсоюзов России «Соцпроф» Сергей Вострецов заявил: «Мне недавно руководитель одного профсоюза из ФНПР говорит: «Сергей Алексеевич, мы бы с удовольствием к вам перешли, но я не могу выйти из ФНПР».

Таким образом, возможность блокирования выхода профсоюзов из ФНПР не только заложена в ее Устав, но и, что принципиально важно, по мнению деятелей профсоюзного движения России, реализуется на практике.

Таким образом, метафора «крепостное право», при всем своем художественном характере и выражении мнении автора, основана на собственных документах ФНПР и ее практике, о которой свидетельствуют участники профсоюзного движения, - причем эти свидетельства не вызывают со стороны ФНПР не только судебных исков, но даже и формальных протестов, что свидетельствует о согласии ФНПР с этой позицией.

 

3. «Хотя специалисты отмечают, что, если убрать из списков ФНПР унаследованные от Советского Союза «мертвые души», ее численность рухнет с 28 до 2 млн.чел., что сопоставимо с числом членов независимых профсоюзов».

Истец предъявляет претензии к ответчику на основании того, что он не приводит данные специалистов, на которых ссылается. Однако формат газетной статьи просто в силу ограниченного объема не предполагает полного раскрытия информации об источниках.

В данном случае источником (помимо личных бесед автора со специалистами) является публикация в издании «Полит.ру» от 29 июля 2011 года «Монополии ФНПР грозит опасность», в которой приводится следующие слова председателя объединения профсоюзов России «Соцпроф» Сергея Вострецова: «Если бы господин Шмаков сегодня переписал старые списки членов профсоюзов, их оказалось бы два миллиона вместо двадцати восьми… Если господин Шмаков хочет помериться силами с альтернативными профсоюзами, то давайте, например, 1 августа все пересчитаем своих членов».

В тот же день эти слова были процитированы и на «Ньюсру.ком» и не вызвали, насколько известно, никаких протестов ФНПР.

 

Истец предъявляет претензии к ответчику также на основании того, что статья создает впечатление, что ФНПР занижает численность своих членов. Однако это мнение, пусть и без указания точных данных, разделяется широким кругом специалистов, рассматривающих данную тему, мнение которых также не оспаривается ФНПР в судебном порядке.

Так, в газете «Солидарность» - собственной газете ФНПР – от 16 января 2013 года в статье «Хроника объявленного увольнения» главного редактора этой газеты Александра Шершукова в главе «Мертвые души?» прямо говорится: «Проверить, насколько заявляемая численность (профсоюза) соответствует действительной, практически невозможно. А похоже, что разница в этих цифрах имеется, потому что порой заявленное количество членов профсоюза не подтверждается взносами. К примеру, если разделить взносы, собираемые обкомом профсоюза работников АПК, на заявленное число работающих членов профсоюза, то выйдет, что средняя зарплата у них – 1800 рублей. Втрое ниже минимальной!»

И дальше в статье объясняется, что, поскольку значение каждого профсоюза в руководящих органах определяется числом его членов, это объективно толкает руководство профсоюзов на завышение своей численности – при том, что механизмы контроля в ФНПР практически отсутствуют.

При этом мы возвращаемся к ситуации с художественной метафорой «крепостное право»: как и в случае с ним, использование метафоры «мертвые души» по отношению к численности профсоюзов самой ФНПР – в данном случае ее же газетой - не вызывает у нее никаких претензий. Когда же эту метафору приводит сторонний эксперт, опираясь на мнения самих представителей ФНПР и вынося таким образом сор из «профсоюзной избы», это становится предметом судебного иска.

Существенно, что, по данным статьи Никиты Круглова «Доходный профсоюз», опубликованной ИА «Руспрес» 16 мая 2011 года, «все больше профсоюзных организаций на местах заявляют о выходе из состава ФНПР…» При этом, как указывалось выше, Устав ФНПР позволяет продолжать считать членов этих организаций членами ФНПР.

Наконец, в научной работе «Тенденции изменения численности профессиональных союзов» научного сотрудника Самарского филиала Института сравнительных исследований трудовых отношений Марины Викторовны Карелиной, опубликованной на сайте института (isras.ru), на основании изучения деятельности ФНПР 8 территориальных профобъединений и 24 региональных структур отраслевых профсоюзов в разделе «О профсоюзной статистике» прямо указывается:

«Система профсоюзного учета дает сбой на всех уровнях. В силу отсутствия необходимых ресурсов, а где-то просто желания, зарождается неточная информация в первичной организации, затем по пути в вышестоящие структуры она нарастает, как снежный ком…»

В научной работе приводится высказывание работника ФНПР из Кемерово: «Люди давно не работают и неизвестно, где находятся, а их учетные карточки стоят в картотеке».

При этом «отраслевыми обкомами и областным советом профсоюзов в разные годы применяются различные принципы учета первичек».

«Нельзя также сбрасывать со счетов «цифры с потолка», элементарную недисциплинированность…

Помимо изъянов в учетной работе…, к искажению реальной картины профсоюзного членства приводит общепринятая практика включения в состав организаций… пенсионеров, учащихся…, временно не работающих. Учитывая, что они практически не платят взносов и не участвуют в работе, включение их в численность представляется нам своеобразной уловкой. В профсоюзах отдают себе отчет в том, что это «мертвые души», но такая практика продолжается, поскольку позволяет придать профсоюзному представительству более солидный вес в процессе трехстороннего сотрудничества с властями и работодателями».

Таким образом, термин «мертвые души» применяется к ФНПР не только в ее собственной газете, но и в научных работах, - но, при практической общепринятости, вызывает негодование ФНПР в публицистических материалах.

 

4. «А московское руководство ФНПР и вовсе осудило забастовку» (на «АвтоВАЗе»).

Прежде всего следует подчеркнуть, что данная фраза (в формулировке «Московское руководство ФНПР даже публично осудило забастовку») уже была предметом иска со стороны ФНПР о защите деловой репутации. В ноябре 2007 года Никулинский районный суд Москвы уже рассматривал (дело № 4188/9) исковое заявление ФНПР к иностранному социологу Карин Клеман, которое содержало претензии ФНПР по этой фразе, и отказал ФНПР в удовлетворении иска. ФНПР подало кассационную жалобу на решение суда, но в апреле 2008 года снова проиграла.

Возвращение к этой теме в другом суде 5 лет спустя производит впечатление попытки злоупотребления правосудием и проявлением неуважения к судебной системе Российской Федерации, которой, по моему скромному мнению, есть чем заняться помимо повторного рассмотрения давно отвергнутых обвинений.

В своих возражениях на исковое заявление ответчик тогда справедливо указывал на то, что руководители ФНПР, в частности, А.К.Исаев (как указано на официальном сайте ФНПР, он является первым заместителем председателя ФНПР на общественных началах), осуждали забастовку на «АвтоВАЗе» 1 августа 2007 года.

22 августа 2007 года на сайте autosphere.ru в материале «Рабочие в России и за рубежом поддерживают участников забастовки на АвтоВАЗе» было указано: «Андрей Исаев заявил, что мероприятие профсоюза «Единство» было незаконным, так как профсоюз не провел необходимых собраний, конференций и, главное, переговоров с руководством предприятия. По словам Исаева, «Единство» изначально не ставило перед собой цели улучшения условий труда, а ставило цель остановить конвейер. Тем самым Исаев подтвердил точку зрения администрации АвтоВАЗа, которая, посчитав действия бастующих противозаконными, уже уволила двоих инициаторов и применила дисциплинарные взыскания (выговоры и лишение премий) к остальным участникам забастовки».

28 сентября 2007 года в статье Романа Малинина «Профсоюзы нашли организатора акций на АвтоВАЗе» в газете «Коммерсант-Самара» было указано: «По словам господина Исаева, забастовка носила «политический характер», ее основной целью было «не преследование конкретных требований рабочих, а сам факт ее проведения»… Господин Исаев оговорился, что за забастовкой также могли стоять прямые конкуренты АвтоВАЗа, которые недовольны тем, что предприятие может вырваться «в лидеры российской экономики»».

 

Важно, что оспариваемая фраза сама по себе не содержит ничего, порочащего руководство ФНПР. Ведь профсоюз, в отличие от мафиозной организации, должен защищать своих членов не в любом случае и в любой ситуации, а лишь тогда, когда они правы.

ФНПР призвана защищать действительно существующие трудовые права своих членов, но не может и не должна защищать их необоснованные действия – например, злоупотребление этими правами. Поэтому руководство ФНПР имеет полное право считать ту или иную забастовку незаконной либо мотивированной исключительно политически, а не социально, и на этом основании осуждать ее подобно А.Исаеву.

 

В то же время следует отметить, что в целом ряде случаев ФНПР, насколько можно судить, действительно выступает против законных прав трудящихся. Конкретные примеры этого могут быть представлены как в ставшем предметом упомянутого выше иска ФНПР научном докладе Карин Клеман, так и в ее возражениях на исковое заявление ФНПР, так и в многочисленных материалах СМИ.

Так, «Аргументы недели» 25 февраля 2010 года опубликовали статью Надежды Поповой «Профсоюзные мутанты из будки «желтого барбоса». У ФНПР все больше уголовных дел», где указывается: «В Астрахани… коллектив трамвайно-троллейбусного управления потребовал и увеличения зарплаты, и изменения графика работы… Тяжба дошла до Верховного Суда. И вот что любопытно: на всем протяжении суда сторону администрации защищали… представители ФНПР. Получается, штрейкбрехерство чистой воды».

20 февраля 2012 года президент компании Headhunter, – это одно из крупнейших в России агентств, занимающихся подбором персонала, - Юрий Вировец заявил в интервью ИА «Лента.ру»: «ФНПР фактически не выполняет свои функции защиты прав граждан, а, наоборот, является органом при правительстве, задача которого – как раз подавлять забастовки и стараться как-то погасить любое независимое профсоюзное движение, получая за это недвижимость и прочие подарки от правительства».

18 апреля 2012 года Алексей Этманов, председатель Межрегионального профессионального союза работников автомобильной промышленности, отвечая на вопросы посетителей сайта Trudorg.ru, отметил: «Я сталкивался с предательством ряда функционеров ФНПР. А последнее предательство было как раз в Калуге, когда чиновник от ФНПР, председатель калужского обкома, он же член генерального совета ФНПР, явился на завод, где нет ни одной организации ФНПР. Профсоюз готовился там к забастовке… Мы попросили Шмакова… отреагировать на предательство этого чиновника, который выступил на стороне работодателя».

 

Таким образом, статья в «Независимой газете» не содержит в себе порочащие ФНПР сведения.

Под порочащими деловую репутацию сведениями в соответствии с п. 7 Постановления Верховного Суда РФ №3 от 24.02.2005 г. понимаются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина, либо юридического лица.

Т.о. для признания сведений порочащими, важно не только содержание данных сведений, но и то, что данные сведения умаляют деловую репутацию.

 

Деловую репутацию ФНПР исчерпывающе, на мой взгляд, характеризует положения оспариваемой статьи, которые истец не считает умаляющими эту деловую репутацию.

Итак: истец не считает, что деловую репутацию ФНПР умаляет указание на то, что большинство принадлежащих ей спортивных объектов, как отмечал Д.А.Медведев в бытность президентом, «или проданы, или используются не по назначению. А те, которые все-таки остались, деградируют просто на глазах».

Истец не считает, что деловую репутацию ФНПР умаляет указание на то, что она как собственник предельно неэффективна и частью распродает доставшееся ей имущество, а частью разрушает его.

По мнению истца, деловую репутацию ФНПР не умаляет указания на то, что «в вопросах защиты прав трудящихся значительно больше заметны небольшие и всячески третируемые независимые профсоюзы», а также следующие содержащиеся в статье высказывания:

«Из-за ФНПР у профсоюзов отнято право на согласование приказов об увольнении по сокращению штатов, согласование графиков сменности, отпусков. Без пособничества Шмакова это было бы невозможно. …Уничтожили систему внятной тарификации в бюджетной сфере. Это было сделано Шмаковым в 2008 году… Он не влияет на забастовочное и рабочее движение. Ни одна громкая акция не была организована даже внутри ФНПР».

По мнению истца, деловую репутацию ФНПР не умаляет утверждение о том, что значительная часть рабочих «АвтоВАЗа» «была доведена до крайности – в том числе и потому, что зарплата председателя «официальных» профсоюзов, занимавшего должность вице-президента компании, почти на два порядка превышала зарплату многих «защищаемых» им тружеников».

Наконец, истец не считает, что деловую репутацию ФНПР умаляет указание на «функционирование (в течение как минимум года) нелегального банка, занимавшегося незаконным обналичиванием денег и бывшего, по сути дела, структурой организованной преступности. Банк располагался не в подворотне, а в центральном московском офисе ФНПР!»

Истец не считает, что деловую репутацию ФНПР умаляет указание на то, что «за почти два десятилетия руководящей деятельности» Шмакова «канули в небытие или же сменили хозяев великолепные здравницы, укреплявшие здоровье советских трудящихся. Многие из них перепрофилированы и превращены в охотничьи клубы, заведения по подготовке «моделей», подпольные игорные дома. Весьма недорого распродавались стадионы, парки культуры и отдыха, пионерлагеря…» В результате «люди, получающие на производстве… травмы, … лишены возможности поддержания здоровья и даже трудоспособности. А ведь полученная ФНПР недвижимость (2582 объекта, включая 678 санаториев, 131 гостиницу, 568 стадионов и спорткомплексов, более 500 пионерлагерей) оценивалась экспертами примерно в 200 млрд.долл..» «Независимые журналисты порой сравнивают его (Шмакова) с подпольным миллионером Корейко».

Не протестуя против указанных положений статьи, явным образом свидетельствующих о деловой репутации ФНПР, истец признает тем самым либо их соответствие действительности, либо – как минимум – то, что они не умаляют деловой репутации ФНПР в том виде, в которой она сложилась на момент выхода статьи.

Таким образом, истец считает, что деловую репутацию ФНПР умаляют метафоры и оценки ее действительной численности, но не умаляют описания связанных с ней действительно тяжких и масштабных злоупотреблений.

Налицо вполне очевидная подтасовка или, как минимум, логическая ошибка: если деловая репутация ФНПР такова, что все описанное выше не может ее умалить, - ее тем более не могут умалить те четыре фразы, которые являются предметом претензий истца, по тем же причинам, по которой репутацию серийного маньяка не может «умалить» похотливый взгляд, который он мимоходом бросил на женщину, а репутацию мошенника и обманщика – небольшая задержка в исполнении им своих обязательств.

 

Оспариваемые цитаты статьи не умаляют деловую репутацию истца, а уж тем более не могут сами по себе сформировать мнение у читателей о том, что ФНПР по отношению к своим членам ведет себя нечестно, неправильно, неэтично.

«Русский толковый словарь» В.В. Лопатин, Л.Е. Лопатина, «Эксмо» 2004г., дает такие определения данным словам:

 нечестный – лишенный честности, порядочности;

 неправильный – не отвечающий правилам, нормам;

 неэтичный – не соответствующий правилам.

Ни одного из подобных утверждений в тексте статьи нет; в частности, ответчик не обвиняет ФНПР в нарушении установленных ею правил и норм. Истец безосновательно излагает их в исковом заявлении для усиления своей позиции, но при этом не приводит конкретных и соответствующих действительности аргументов в поддержку своих претензий.

 

Истец, помимо опровержения, требует взыскать с ответчиков компенсацию возмещения причиненного репутационного вреда в размере 400 000 рублей.

Право на компенсацию репутационного вреда может иметь место при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение репутационного вреда.

Однако, учитывая репутацию ФНПР, очевидную на основании не оспариваемых истцом утверждений статьи, оспариваемые им утверждения просто не могли нанести ей никакого репутационного вреда.

Кроме того, как было показано выше, они либо соответствуют действительности, либо носят характер личного мнения и оценочного суждения автора статьи.

Наконец, истец не представил никаких подтверждений своего ущерба от оспариваемой статьи, в силу чего требуемая им компенсация производит впечатление произвольной, взятой «с потолка».

 

Поскольку достаточных и достоверных документов в подтверждение порочащего и не соответствующего действительности характера содержащихся в статье сведений истцом не представлено, на основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 150, 151, 152 ГК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ №3 от 24.02.2005 г., просим вынести решение от отказе в полном объеме в иске ФНПР к ЗАО «Редакция «Независимой газеты» и Делягину М. Г.. 

 

Ответчик М.Г.Делягин

 

Ответчик ЗАО «Редакция «Независимой газеты»



Рейтинг:   4.43,  Голосов: 7
Поделиться
Всего комментариев к статье: 3
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Re: коза кричала человеческим голосом
именно написал 04.09.2013 20:02
так
коза кричала человеческим голосом
обоснуй написал 03.09.2013 22:35
и все
Отлично, Григорий!
lavr написал 03.09.2013 14:32
Нормально, Константин!
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss