Кто владеет информацией,
владеет миром

Кого и как слушают в Латвии

Опубликовано 20.05.2005 автором Леинид Якобсон, Василий Кузнецов в разделе комментариев 1

Кого и как слушают в Латвии

'В Латвии ведется тотальная слежка!', - заявил адвокат Андрис Грутупс, в середине апреля обнаруживший в своем офисе прослушивающее устройство. Известный защитник убежден, если не остановить этот процесс, то через год-два слушать будут всех и повсеместно - на работе, дома и даже в церкви, во время исповеди.

В свою очередь спецслужбы утверждают (смотри 'SAB уполномочен заявить'), что прослушивание используется лишь в исключительных случаях и лишь для оперативных нужд. Да и то после специального разрешения Верховного суда. Но, несмотря на все эти строгости, политики не доверяют мобильной связи и во время важных переговоров вынимают из телефонов батареи питания. Действительно, по данным неофициальных источников, уже более года в Латвии мобильные телефоны спецслужбами используются в качестве жучков.

Происходит это следующим образом. Со специального аппарата представитель контрразведки звонит вам на мобильный. Телефон распознает 'специальность' и переходит в режим жучка, то есть включается без 'шума и пыли', а затем передает все окружающие звуки в аналитический центр.

Вы же никогда не узнаете, что вас подслушивали, потому что:

а) вы сами носите всегда с собой в кармане/сумочке электронный жучок - это ваш телефон;

б) он тихо включается по команде извне и никаких записей, естественно, не хранит;

в) вы никогда не узнаете, когда он включился, и откуда пришла команда на включение/выключение.

Это вдобавок к тому, что по телефону ваше местоположение можно определить с точностью до каких-то 50-ти метров. Сведения же о ваших перемещениях, как рассказал нам источник, хранятся семь дней. Поговаривают, что аппаратура для подслушивания мобильных телефонов находится не только в распоряжении спецслужб, но имеется и у частных структур.

Жучок по кличке Татьяна

Два года назад в офисах LMT (как сообщила пресс-служба этой компании, на закупку специального оборудования ушло 318 тысяч евро) и Tele2 появились специальные комнаты, в которых засели люди из полиции и контрразведки с наушниками, микрофонами и звукозаписывающей аппаратурой. Согласно Закону 'О телекоммуникациях' операторы мобильной связи обязаны не только пускать 'чужие уши' на свою территорию, но даже саму аппаратуру для прослушивания устанавливать за свой счет. Конечно, честным людям нечего скрывать, но...

Представьте ситуацию: спецслужба открывает оперативное дело, под него прослушиваются и записываются разговоры, и дело вскоре закрывается. Но кто-то из спецагентов получает мзду от заинтересованной коммерческой группировки или политической партии, а заказчики - записи разговоров своих конкурентов.

Еще сценарий. Представитель политической партии, имеющий определенное влияние на какую-либо оперативную службу, организует анонимку на своего противника. После чего отдается приказ о необходимости полной проработки фигуранта всеми возможными методами, включая прослушивание. Собранная информация затем используется для оказания давления на оппонента.

В советские времена прослушка была вотчиной КГБ. Чекисты запросто вторгались в частную жизнь в рамках мероприятий, носивших незамысловатые псевдонимы - 'Татьяна' (установка жучка в помещении), 'Сергей' (прослушка телефона), 'Ольга' (слежка с помощью спецоптики).

Изредка этим же баловались милиционеры. Хотя комитетчики выдавали разрешения на подобные мероприятия крайне неохотно. Впрочем, бывало, что интересы ментов и чекистов смыкались: как это было, например, при разработке проректора ЛГУ Григория Лучанского (ныне - президента скандально известного холдинга Nordeks). Сегодня, как рассказал нам источник, полицейские используют прослушку не столько для сбора доказательств, сколько для того чтобы составить общее мнение об 'объекте'. В этом случае они негласно следят за жертвой, как правило, не тратя времени на бумажную волокиту.

Детектив 'под колпаком'

Рассказывает Сергей Лебедев, подполковник полиции в отставке, частный детектив:

- По телефону лишнего не болтаю. Другим тоже не советую. Вот случай из моей практики. О нашумевшем взрыве в рижском универмаге 'Центр' я узнал из теленовостей. Сразу позвонил бывшему коллеге Эдгару Майшелису, тогдашнему начальнику службы безопасности универмага. Предложил помощь. Договорились встретиться с Майшелисом на следующий день. Как позднее выяснилось, нашу встречу фиксировала полиция безопасности. Скажу сразу: я уже тогда имел лицензию частного детектива. Через недели две после встречи с Эдгаром у меня в офисе сработало специальное устройство: защита телефонной линии от подключений. Таких ловушек от чужих ушей, пристроившихся к вашей стационарной телефонной связи, изобретено достаточно много. Приобрести их можно вполне легально. Так вот, проведя ряд оперативных действий, выяснил, что после встречи с Майшелисом я попал под колпак. В таких случаях разрешение на прослушку судьи, как правило, дают не глядя.

Понять их можно: речь идет о теракте. Через несколько дней моей жизни 'под колпаком' из 'Латтелекома' пришло уведомление: мол, уважаемый абонент, в связи с ремонтом линии возможно искажение связи. Тогда я вместе со знакомым телефонистом прошелся по линии. Обнаружили место, где расположились чужие электронные уши. В общем, слушали меня около десяти дней. Но на этом дело не закончилось.

Спустя примерно месяц опять сработало в моем офисе устройство. И опять пришло такое же уведомление из 'Латтелекома'. Я в ответ направил им письмо: почему у меня должны быть перебои со связью, если я дисциплинированный плательщик. В результате, дали мне скидку в два лата.

Но на этом история не закончилась. Решили поставить на прослушку домашний телефон и моего компаньона по детективному бизнесу, в прошлом технаря. А у него на лестничной клетке ведется видеозапись, которую он каждый день просматривает. Так в его видеотеки появился сюжет о том, как два полицейских и служащий 'Латтелекома' пытаются найти распределительный телефонный щит. А он у моего коллеги установлен в квартире. В общем, покрутились спецы да и ушли ни с чем. Болтун - находка для шпиона В новейшие времена эта поговорка особенно актуальна.

Рынок технических устройств, предназначенных для коммерческого шпионажа и защиты от него, насыщен до предела. Культовым местом латвийских Джеймсов Бондов стал Латгальский рынок, он же 'Блоха'. Выбор 'железок', как мы убедились, здесь громадный. Простейший передатчик стоит на 'Блохе' от пяти латов, причем на его установку в квартире конкурента никаких бумаг из Генпрокуратуры не требуется. Телефонный микродиктофон (можно ставить как в квартире, так и в подъезде, если знаешь, куда), включающийся от проходящего звонка, стоит порядка 300 латов. Миниатюрное устройство, считывающее электромагнитные волны на расстоянии 100 метров, обойдется в 250 латов. Приблизительно во столько же встанет 'зубочистка', бьющая на 300 метров. За квартирные прослушки размерами с зажигалку вы заплатите чуть более 130 латов. Тем более что волны могут приниматься на обычный радиоприемник. А вот дорогостоящих лазерных устройств, считывающих голосовой сигнал по вибрации оконного стекла, обнаружить не удалось. Впрочем, один из торговцев брался его достать в течение недели.

Некоторые фишки, продаваемые на 'Блохе', может сделать и обыкновенный специалист в электротехнике. Простейшая прослушка собирается за полчаса при наличии соответствующей элементной базы. Схемы берутся в Интернете. Если хоть что-то понимаешь в физике, размером устройство смастеришь не больше зажигалки...

Профессиональное же шпионское оборудование - удовольствие дорогое. Оригинальный жучок made in Japan может стоить и тысячу латов. И это далеко не предел. И главное - разрешения на приобретение подслушивающих устройств не требуется. Итак, как остаться не услышанным в зоне досягаемости чужих длинных ушей? Что думают на этот счет специалисты? Опрошенные нами спецы убеждены: 'Следует думать, что и о чем говоришь'. Но этот простой совет, к сожалению, сложно выполнить. Люди, увы, болтливы. SAB уполномочен заявить Заявление адвоката Андриса Грутупса прокомментировал нам пресс-секретарь Бюро по защите Сатверсме (SAB) Дайнис Микельсонс. Приводим его дословно: - SAB категорически опровергает обвинения адвоката Андриса Грутупса. SAB никогда не осуществлял и не будет осуществлять противозаконных действий. Поэтому недавно высказанные опытным адвокатом необоснованные обвинения без приведения каких-либо фактов удивляют, смущают и огорчают. SAB гарантирует, что имеющаяся в его распоряжении специальная техника, оперативные возможности и агентура использовались и будут использоваться исключительно в рамках закона. SAB соблюдает и сам осуществляет контроль за соблюдением законности. Спецтехника, с помощью которой осуществляется прослушивание мобильных телефонов, настолько профессиональна, что обнаружить прослушивание невозможно. Подслушанная в оперативных целях конфиденциальная оперативная информация используется только для оперативных нужд. Контроль за прослушиванием разговоров осуществляет непосредственно директор SAB. Регулярно эту деятельность проверяет Генпрокуратура, а парламентский контроль осуществляет комиссия cейма по национальной безопасности.

Скрытое оперативное прослушивание переговоров (в том числе по телефону, а также при посредстве электронных видов связи) осуществляется в обстановке секретности и с одобрения председателя Верховного суда или специально уполномоченного им судьи Верховного суда. Разрешение на прослушивание можно получить на период до трех месяцев, в случае обоснованной необходимости этот срок можно продлить на время оперативной разработки лица. В случаях, когда необходимо действовать незамедлительно - для предотвращения терроризма, убийств, бандитизма, массовых беспорядков, других тяжких и особо тяжких преступлений, а также при наличии угрозы безопасности жизни и здоровью или собственности людей, скрытое оперативное прослушивание разговоров может проводиться без одобрения судьи. Об этом в течение 24 часов должен быть проинформирован прокурор, а разрешение судьи необходимо получить в течение 72 часов. В противном случае оперативное прослушивание прекращается. Право на прослушивание переговоров имеют все субъекты оперативной деятельности, например, криминальная полиция, SAB, полиция безопасности, финансовая полиция, экономическая полиция, Служба госдоходов, Бюро по борьбе и предотвращению коррупции.

Скандалы с прослушкой В 2002 году руководитель Бюро по борьбе с организованной преступностью и коррупцией полковник полиции Леонид Богданов пожаловался парламентариям, что в распоряжении его подчиненных техника, которая позволяет писать с расстояния не дальше 200 метров. В июле 2003 года премьер-министр Эйнар Репше заявил, что его телефонные разговоры с министром юстиции Айваром Аксеноксом могли быть прослушаны.

В ходе проверки этой информации глава Бюро по защите Сатверсме Янис Кажоциньш допустил возможность того, что кто-то слушал премьера, но оговорил, что это были не спецслужбы. В сентябре 2003 года Айнар Шлесерс заявил, что его мобильный телефон прослушивается. При этом известный политик поделился со СМИ противоядием: во время встреч мобильный телефон следует обесточивать. В ноябре 2003 года газета 'Неаткарига Рита Авизе' сообщила, что ряд депутатов сейма и ряд других должностных лиц как официально, так и неофициально признали, что слышали о том, что во время обыска в принадлежащей экс-премьеру Андрису Шкеле фирме 'Узнемуму Вадиба ун Консультацияс' были найдены записи телефонных разговоров высокопоставленных государственных лиц. Однако позже представители Бюро по защите Сатверсме сообщили, что никаких записей обнаружено не было.

В сентябре 2004 года был обнаружен жучок в помещении Латвийского комитета по правам человека. Депутат сейма Владимир Бузаев вел прием избирателей. А в соседней комнате находились четверо активистов Штаба защиты русских школ, которые проводили в тот день голодовку, протестуя против реформы образования. Они настраивали радиоприемник на музыкальную волну, как вдруг в эфире услышали голос Бузаева. Затем нашелся и виновник ретрансляции: жучок находился в стене под обоями. Впрочем, позднее Бузаев признал, что прибор был ручной сборки. Что не следует говорить Специалисты рекомендуют не упоминать в разговоре по мобильному телефону никаких цифр. На любую числовую комбинацию срабатывает датчик и автоматически начинается запись разговора. Цифра В 2000 году правительство выделило Бюро по защите Сатверсме на закупку спецсредств для прослушки 819 тысяч латов. Спустя еще год главная спецслужба страны получила на эти же нужды дополнительно 546 тысяч латов. Оборудование приобрели во Франции у компании, которая поставляет подобную технику спецслужбам стран НАТО.

К сведению

Согласно вступившим в силу 4 мая 2001 года поправкам к Закону 'О телекоммуникациях', операторы мобильной связи должны организовывать специальные пункты прослушивания телефонных разговоров для нужд спецслужб. Закон устанавливает, что прослушивание мобильных телефонов может быть организовано при наличии письменного разрешения руководителя Бюро по защите Сатверсме. Заказчик телефонной слежки сможет в течение двух месяцев бесплатно пользоваться услугами пункта прослушки. Как пояснил глава комиссии Сейма по национальной безопасности Индулис Эмсис, эти поправки связаны с приходом на латвийский рынок третьего оператора, поскольку и Tele2, и LMT аналогичные пункты прослушки уже установили, но закон не вменял новым операторам это в обязанность.



Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
Всего комментариев к статье: 1
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
ССЫЛКА НА ИСТОЧНИК
Леонид написал 21.05.2005 22:03
http://kompromat.lv/index.php?docid=readn&id=1351
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss