Кто владеет информацией,
владеет миром

Ночь в Склифе

Опубликовано 29.01.2016 автором в разделе комментариев 46

беспредел москва собянин склиф травмы
Ночь в Склифе

У кого – когда начинается работа. Сам того не подозревая, возвращаясь в девять вечера по Петровке домой, я шёл на работу. Тоже поругивал Собянина и дворников, скользя, обходя, лавируя – на улице Чехова (Малой Дмитровке) они вместо того, чтоб убирать всей оранжевой стайкой (женщины в основном) стояли под церковною защитой от дождя (Рождества или успения в путинках, уж и не помню). А рядом народ изощрялся в траекториях обхождения с собянинской фирменной плиткой, торжественно заменившей асфальт всего пару лет назад – но об этом и дальше, и больше… 

И вот - звонок. Мама уже дома, но со сломанной рукой, мне надо бежать, насколько это возможно в таких условиях. Довели её до дома добрые студенты (на них, на добрых, всё и держится), а то швейцар под ресторацией и шагу бы в её сторону не сделал, не по этикету, прогонят с работы. Лежите, товарищи, в лужах – нам господ встречать велено. 

Болевой шок проходит, принимаем сердечные. Ждём скорую – час, два… Возникают мысли просто на троллейбус сесть да и в Горлов тупик, как обычно. Но с такой болью – куда же? Да, я год назад писал про сокращения-слияния «скорой» в Москве – писал зло и актуально (предупреждал, что замена Мосгордумой 24-й больницы на Страстном бульваре приведёт именно к таким заторам в ближайших больницах), но что с того? Кто-то это переделал, реагируя на критику? Нет – и тема накрыла уже нас, на дому. Вот такой «фидбэк»… «Скорая» в самый час пик, конечно, добирается медленно, особенно в центр. Наконец, появился одинокий парнишка в синем с громадным оранжевым ящиком – вежливый, обходительный, интеллигентный. Но один! Сделал обезболивающий укол, подождал 20 минут – всё по инструкции. От чая отказался, некогда, погрузились в «скорую», задали вопрос: а почему один-то паренёк (меня помладше лет на пять), с кем он носилки таскает, если надо. Оказывается, просит соседей, прохожих! Вот так нынче укомплектованы бригады оказания первой, жизненноважной помощи, когда от времени доставки в больницу зависит жизнь. 

- Так нас же сократили, а ещё зарплаты урезали, год как, некому работать, бардак… 

Отмечу, что говорит это человек не в мегафон на митинге громко, а очень цивильный, вдумчивый, на своём рабочем месте говорит, тихо – с искренним выражением лица «ну как так может быть?!». Узнав, что я к журналистике имею отношение – с удовольствием рассказывает, за что получают диспетчеры «скорой» от Собянина премии. За рапорты о прибытии за 12 минут на место. (Ну, вот я свидетельствую – 2 часа ждали!). А диспетчеры просто ставят отметку о прибытии раньше, чем «скорая» входит в дом, мухлюют, и это как раз встречает понимание мэрское. Наша машина «скорой» в это время, пересекая сплошные полосы, за десять минут доезжает до Склифа через Колхозную (Сухаревскую), долго ждали, зато быстро приехали. Выгружаемся – и начинаются новые часы, часы ожидания и долгожданного коридорного сопребывания с народом. Время – к полуночи… 

Поди разбери их тут, в травматологии – может, гриппом больные? Каталки стоят прямо в коридоре и столпотворение – у рентгеновского кабинета. И не поймёшь тут – где очередь начинается, только медсёстры и спасают. Мужик с красным лицом (может, грипп?) пока кто-то рядом нервничает, просто спит на своей каталке, мерно высапывает… Бабушка с сыном возле ней – лицом сын полячок, утончён, но одеждой почему-то бомжеват, в обращении сверхделикатен: «Яицкий, Яицкий, ударение на Я». Все, конечно, с болью, а не просто так – ждут осмотра и направлений на рентген. То есть это – тоже час пик, пик падучих последствий вечернего кошмара, что наблюдался в центре. 

Нет, не все дворники прятались от дождика с лопатами, свидетельствую: на Долгоруковской самочинно рассеивали эту чёртову соль-реагент, используя её скорее просто как песок, подсыпку под шаги, ведь наледь была тонкой, едва ощутимой, но потому и чудовищной даже для моего опорно-двигательного аппарата… 

Родимый народ, где ж тебя ещё встретишь? Вот, плывёт наш механизм Москва, плывёт всё куда-то, уже не в коммунизм, оттого и поломки частые. И мы оказались в одной кают-кампании, а точнее – просто в трюме. Глядим друг на друга, все с тревогой, ведь – ЧП, что-то отломалось. Все терпят боль, но кто-то начинает строить причинно-следственные связи… Да-да, наше здоровье зависит от конкретных решений конкретных чинуш - которых мы вроде бы выбираем. В городе, где человек человеку когда-то был брат, а теперь - конкурент, а значит - ломайтесь, падайте, меньше трат на вас, дорогие россияне...

Вот передо мной прямо – поставили ещё одну каталку (краснолицый, словно с большого бодуна дрыхнущий мужик не проснулся, уж кто тут спокоен – так это он и его сумка стоящая ближе к ногам). На каталке – парнишка двадцати лет, таджик, грохнулся с лестницы покрытой этой адской собянинской наледью (патентую название), сломал позвоночник. На шее его – специфический такой пластмассовый «капюшон», его – на операцию. Судя по тем, кто привёз паренька, он – пролетарий наш московский, а его дядья – такие же гастарбайтеры. Пузатый один, в кепочке, вроде прораба, говорят на своём. Держат в руках пластиковую полуторку газировки и чипсы – как некое важнейшее лекарство, которое понадобится после операции. Сам паренёк терпит боль, мимо него проходит оранжеватая медсестричка Настя – внимательная ко всему этому человекодвижению – да уж, устроил мэр тут им неспокойную ночку. Медсестричка делает указание двадцатилетнему: «Так! А ну-ка не двигаться!» - но эту строгость он воспринимает как благо. 

Рядом с мамой усаживается даже в свои лета привлекательная дама – сломано плечо, плохо переломано, судя по снимку, будут лангету конструировать. Шла на вечер музыки, глядела на плитку – и ведь видит, что глянцем коварным блестит, а обойти-то негде. Пошла и грохнулась… 

Пан Яицкий крестится – оказывается, маму со сломанной шейкой бедра привезли. Сын с утончённым лицом и в странном то ли спортивном, то ли войлочном домашнем, засиженном и захоженном костюме – творит неслышную молитву. Медсестричка Настя, сутуловатая от усталости вахты – по виду только вчера со школьной скамьи, - улыбается в их сторону со здоровым удивлением и снисхождением. Мимо проходят уже явно те, кто будут лечить – как команда корабля, внимательно всматриваясь в лица больных, властно заглядывая в кабинеты. Старшая, видимо, медсестра армянского весёлого вида снимает всё в коридоре на мобильник и будит заснувших в кабинете: "Эй, три бэздэльницы, на телефон ответьте!". Хирурги, травматологи, врачи - хмурее. Один – с боцманской бородкой, другой с приземистым лбом и усталыми глазами. Да, им так всю ночь тут бдеть – по белейшему халату и по выражению лица хирург – как-то окостенело и окаянненько, словно военачальник своё войско, оглядывает битых плиткой москвичей. Суров, но справедлив, перемещая свой угловатый, но целый скелет среди ломанных – сегодня их кости в его власти, а больше-то врачей на огромном этом первом этажей и нет… Оптимизация. 

Веду маму на рентген через призрачно-двоящиеся коридорами-дублёрами полэтажа – оказывается, туда надо сдавать как в больницу, вещи забирать, халат получать. Сижу и почти дремлю, впитывая всё новые истории поступающих на второй сан-пункт. Вот девушка, она была в приёмном покое в инвалидной коляске, хотя ходит сама нормально. Её привезли в гинекологию по линии онкологии – работает в социологической службе при администрации президента, но квартиру вынуждена снимать… Звонит квартиросдающей: надо передать подруге таблетки, приём которых нельзя прекращать. Строгая приёмная бабуля в синих резиновых перчатках и с кругами недельной усталости под глазами, – что описывает вещи в случае надобности – покрикивает на восточноликую девушку, растерянную, но не без гонора: 

- Да привезут вам ваши родители таблетки, сдавайте вещи быстрее, и в палату, у меня за вами больные! 

- А у меня никого нет, кроме подруги… 

Тут подбегает подруга и с матом пополам успокаивает: заберёт она таблетки, но надо успеть и сюда вернуться, а час-то уже – второй ночи. Если тревогам девушки в отделении гинекологии ещё долго рассеиваться или, наоборот, усиливаться, то с палатой в травматологии, битых плиткой – всё вполне ясно, в порядке общей очереди. Их там, вместе с мамой – уже восемь человек, а врач, который будет кости направлять на верную дорогу – всего один. И ведь не только руки – головы тут пробитые, жатва одного вечера. Спасибо мэру и за это… 

И вот оттуда-то и доносятся сквозь мой сон единогласные «одобрения» смены асфальта на плитку: 

- Его жене доход – а нам что, трамвы? Это в каком гражданском или градостроительном там кодексе-то прописано? 

- Да вроде не жены завод, не доказано… 

- А какого чёрта тогда и все его телеканалы трубили о пользе плитки? Что дольше живёт и так далее. Да, блин, она-то может жить хоть сто лет – теперь понятно, за чей счёт, мы столько не проживём, сколько его проклятая плитка! Семейный бизнес тут у него, дочки в зарубежных вузах пасутся. 

- Собака, и ведь продолжает улыбаться нам с экранов, скотина – он-то по этой плитке не ходит, не падает, у него машины и охраны, а уж медицина явно без очередей, личная, семейный доктор, поди… 

- Сколько у него телеканалов-то – шесть? 

- А десять не хотите?! Это с кабельными вместе – бюджет обдирает для прославления себя, как липку, я вон даже в Банке Москвы взяла вместе с пенсией буклет – так там же один Собянин! Резко они от Лёни Бородина и Лужкова под его крыло перенырнули-то! 

- Я теперь лично выковыряю хотя бы одну плитку – и в мэрию его закину, мне, пенсионеру, да и ветерану, к тому же – ничего не будет. Но ответить пора этой мрази! 

Увы, сон всё же взял своё – заботливая медсестра. Пока «описывала» очередного поступившего в ивалидном кресле – пузатого мужика и с травмой руки тоже, висящей грозно и тяжело, подсказала мне, как удобнее улечься на банкетке. Это я и делал, имея теперь лишь две опции-позиии лежания: на правом боку и на спине. Не засыпалось, скорее что-то грезилось. 

Вот привезли, судя по запаху, бомжа. И глаз открывать не надо. Сипатый голос, перелом – только его-то сопровождать некому. Жизненная философия его, однако, сквозит в голосе – момент торжественный, государство вроде как и о воспроизводстве его скелета должно позаботиться. Тут ведь уравнены все, потому и медленно так течёт время – советское время в советском механизме воспроизводства, ремонта нас, но уполовиненном, урезанном, загнанном в уголок, где работает втрое меньше врачей, чем требуется в день ударной ломки костей. 

- Ва-ле-рИ! Ва-лле-рИ! – сипло объясняет бомж что-то записывающей медсестре. 

В этот момент, а может позже, что-то я проспал, подмешивается к коридорной прозе голос яростного парня: 

- Нет, мне будут в этой стране эбальник защивать!? 

- Если ты сюда попал – то попал, - добавляет не такой яростный, но идейно согласный его брат сидящим рядом (при вооружении АКСу!) полицаям, - ты ж не из России, брат? тогда поезжай домой, там тебя вылечат, а тут ты чужой, как мы, тут ты враг… 

Сарказм очкастого, менее восточного на вид братца понятен: они из Германии, хоть родом-то оба явно с Кавказа, но вот натурализовались там, стали патриотами Германии, а тут вдруг настигла их московская постсоветская медицинка. А родные просторы – кроют родным матом, не щадя врачей. Всё это происходит, напоминаю, в непосредственной близости от ствола АКСу полицая, который внимательно слушает мат чеченского немца и нисколько ему не перечет, а тот, видимо истекая кровью и яростью, продолжает: 

- Дайте Собянина этого сюда, я ему мозг вынесу одной левой, сука! Кто так устроил тут всё? Где врачи, нах? Моя фамилия – Кляйн, Кляйн, это значит маленький, нэжний, но я бываю и злой, и сэйчас буду! Будут меня в этой стране грёбаной лечить, мать вашу всех! – это я ещё смягчаю набор эпитетов… 

Кавказские немцы проорав весь первый этаж и добившись операции, настроив против себя одну медсестру, а сестричку Настю, наоборот, закадрив – уходят обратно, к спящему краснолицему мужику. У русского спящего лицо уже не такое красное – видно, кризис миновал, но его пока никуда не госпитализировали, палату не дали. А меня будит врач – осторожно, хотя после этой серенады солнечной долины Тангейзера по фамилии Кляйн, я не сплю, а улыбаюсь с закрытыми глазами. Кляйн, кстати, не на плитке упал, как выяснилось позже – влез в драку с секьюритинами в ночном клубе, вот его полиция сюда и привезла на освидетельствование. Носится, капает кровью – повязка на голове, прямо герой сражения, на колчаковских фронтах раненный. 

Мы снова на первом рубеже, где проходили диагностику. Руку маме загипсовали, накололи новокаина, аж тошнит теперь – но срастаться будет трудно, до конца вправить не удалось. Конечно – мама рассказала, что вдвоём жали врачи, молоденькие парни. Тот «боцман» и его помощник. После такой изнурительной ночи – откуда же взяться силам. Как дворники – недосыпали, недоочистили, недотянули. Медсестричка Настя, кстати, получает тут 17 тысяч рублей в месяц - это в центре Москвы работая по 12 часов вахтой! А сколько собянинские чинуши получают? А с премиями за обустройство такого вот комфорта?!

- Что, ломаем? – спрашивает «боцман», прекрасно понимая, что мамы уже на эту переделку не хватит. 

Решили репозицию не трогать. Гимнастикой исправлять, разрабатывать… 

На исходе ночи и сил – к шести утра вызываю такси, но наледь никуда не делась, а реагент, которым с избытком посыпали легко тающий снежок в декабре и начале января – видимо, кончился во всей Москве Собянинской… Глядя из окна такси на убийственную плитку Садового кольца, думаю, как говорится, из последних сил. 

Когда мы будем эту плитку выламывать ломами и направлять на борьбу с коренной, а не локальной проблемой власти градом классовой ненависти – мы будем понимать, что выполняем ещё и завет сотен, если не тысяч тех, кто в мирное время стал жертвой собянизации Москвы. Вот этих беззащитных бабушек, что провели бессонную ночь в Склифе и выносили муки вправки костей. А когда эта самая плитка ударно послужит революции, мы снова положим тут асфальт, у которого не та темплоёмкость и влажность внутренняя, чтобы обрастать ледяным глянцем. И памятник новой революции «плитка – оружие москвича против мэра» плиткой же и выполним. 

Теперь, Серёга Собянин, ты враг мне кровный, личный – и это «не так, как вчера», поверь профессиональному революционеру и москвичу в 8-м поколении!

 



Рейтинг:   4.51,  Голосов: 69
Поделиться
Всего комментариев к статье: 46
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
(без названия)
злая написал 31.01.2016 19:57
Эти говенные реагенты разъедают даже полимерные подошвы обуви, которые начинают просто кусками вываливаться. Советский песок - самый экологически чистый, дешевый и надежный реагент, но тварям надо тырить баблосы, потому отравили все вокруг дорогущей химией. Плюс стоки убрали, в итоге город просто заливает по уши после любых осадков. А за плитку надо просто убивать на месте - вредительство в самом натуральном виде.
Re: Зажрались
Елена написал 31.01.2016 14:01
Донбасс, не нужно обижаться на всех русских! Мы такие же заложники ситуации. Кремлевские вас предали - и нас также предадут. Вы с оружием в руках ничего не можете сделать. А мы безоружные - и подавно ничего не можем сделать. Не русские вам враги, а те, кто на этой войне зарабатывает. Те кто между собой договаривается, "уважаемые партнеры" в России, Украине и в республиках. А мы сочувствуем Вам, переживаем за Вас.НО не мы решаем как победить в войне. Наша очередь тоже подходит, "партнеры" не угомонятся пока всех русских не ликвидируют. Отсюда делай вывод, с кем объединяться, и кого ненавидеть.Кто тебк друг, а кто - враг!
(без названия)
Несогласный Сергей написал 31.01.2016 12:09
Начинать надо с главного, этого мэра КТО-ТО поставил на должность и очень доволен результатом его работы! Вот он и есть главный ВРАГ!!! Позор власти, мне не нужна такая власть!!!
Re: Зажрались
ЕЕ написал 31.01.2016 01:10
Это не к нам вопрос.
Re: для мОти ДроЧера
.Доктор жЫдоведоФФ*ДальССкий. написал 30.01.2016 22:26
да, про пистолет я тебе сказал ещЁ вчера,
а вот с зубами = могу помочь.
( две вставные челюсти не подайдут, не...
а чЁ, взял в руки и по горлу его = клац
и он падет к твоим ногам, как отлетевшие бараньи яйца при кастрации оного.
В КОНЦЛАГЕРЕ - ОСТАНУТСЯ ТОЛЬКО - ГАЗОВЫЕ КАМЕРЫ - И - КЛАДБИЩА
РАШКАЗОНВ - КРЕМАТОРИЙ РУССКОГО НАРОДА написал 30.01.2016 21:10
будущее тут - война, голод, мор, людоедства.
.
НЕИЗБЕЖНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА - ЭТО - ЕДИНСТВЕННОЕ БУДУЩЕЕ - КОНЦЛАГЕРЯ МОРДОР.
.
ВСЕМ ТУТ - СМЕРТЬ.
.
ВСЕМ.
для мОти ДроЧера
.Доктор жЫдоведоФФ*ДальССкий. написал 30.01.2016 20:12
Слушай, киллер револьюсьионный, когда на акт пойдешь ?
Пистолет я тебе не дал, так что, зубками-зубками будешь его за горло и загрызайт в соплю.
Re: Зажрались
Rin написал 30.01.2016 19:59
а не надо было этого провокатора Гиркина пригревать, жили бы сейчас без войны.
Re: Собянинд, шавка Абрамовича
Доктор//жЫдоведоФФ-ДальССкий..* написал 30.01.2016 17:52
главнодело все всЁ знают и знают как кого и куда надо.
( но нихЕра не делают, поучают только...
Собянинд, шавка Абрамовича
давно егов шею гнать написал 30.01.2016 15:30
с конфискацией!
Тренировки и соревнования...
Выпь из Дели написал 30.01.2016 14:27
...по швырянию литки на меткость. начала дворовые, потом районные, городские, всероссийские, олимпийские.
(без названия)
Док написал 30.01.2016 13:05
На самом деле в больницах каждый вечер так. Ведь, что бы собянину хватило на плитку, бОльшую их часть закрыли, так что в оставшихся аншлаг.
Петухи, упрекающие автора в том, что он не купил еще полис дмс или не повез маму в частную клинику за нал - прекрасный пример удобного и нужного государству электората терпил.
стоц
от написал 30.01.2016 12:23
первертоц
Re: Re: Черный ты даже хуже жида
Саня написал 30.01.2016 12:19
А отчего тогда экс-министр обороны Израиля делал операцию в Беларуси? ( Подсказка: жаркий климат, опасность осложнений)
(без названия)
Саня написал 30.01.2016 12:15
А мне на гордых оленей плявать! Я в казахской степи родился и вырос! Мечтаю о трехметровых сугробах в Зеленограде!
(без названия)
Случайный прохожий написал 30.01.2016 11:22
У меня уже не осталось более-менее приличных слов,чтобы оценить "деятельность" этого мрСобянина.Этот как надо ненавидеть город,которым тебе волей дурацкого случая довелось руководить!Ни один деверсант и вредитель не нанес бы такого вреда,как этот оленевод.Все лето ВСЮ Москву копали,заменяли новые бордюры на...новые,наделали километровых остановок,содрали плитку,уложенную 2 года назад и положили другую. Количество отмытых денег не поддается описанию.Итог.Эти многие километры не чищены,плитка превратилась в сплошной каток,число травм запредельно, а сколько миллионов появилось на счетах чиновников в проклятых
"гейропах" неизвестно.И только мрСобянин с идиотской улыбкой еще что-то открывает.
Зажрались
Донбасс написал 30.01.2016 09:53
Зажрались ***** - вас бы к нам сюда под артобстрели и что-бы два года в подвале 9-ти этажки жили. Своихнебросатели флагомахатели хреновы
Re: Черный ты даже хуже жида
Роман написал 30.01.2016 08:00
Во всех своих проблемах срашеянцы виноваты сами, - нечего на евреев свой рабский менталитет и трусость сваливать.
Знаю многих евреев, - от подавляющего большинства из них срашеянцам только польза, т.к. это все сплошь высококлассные специалисты (врачи, инженеры, конструкторы, ученые).
А срашеянцы за предательство в 1993 году будут хлебать ***** большой ложкой и это очень справедливо.
Re: Черный ты даже хуже жида
Джо Байдюк написал 30.01.2016 07:29
Таки жиды на свои и не живут.
Черный ты даже хуже жида
Ларри написал 30.01.2016 03:10
Жиды на матерях не экономят. А ты революцонер хеорв пожалел денег на нормальную клинику
1 | 2 | 3 | >>
Опрос
  • Как вы относитесь к налогу на неработающих граждан?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

Вакансии Россия - резюме, охранник, инструктор, Rabota.

                 
      читайте нас также: pda | twitter | rss