Кто владеет информацией,
владеет миром

Родители погибших в Беслане школьников требуют обжаловать приговор Кулаеву и наказать истинных убийц

Опубликовано 01.09.2006 в разделе

Родители погибших в Беслане школьников требуют обжаловать приговор Кулаеву и наказать истинных убийц

1 сентября, во вторую годовщину теракта в Беслане обжалован приговор единственному выжившему террористу Нурпаше Кулаеву, причастному к захвату школы в Беслане. Кассационную жалобу на приговор подали потерпевшие из организации "Голос Беслана".

"Мы, потерпевшие, входящие в общественную организацию "Голос Беслана", подали в Конституционный суд РФ расширенную кассационную жалобу на приговор террористу Нурпаши Кулаеву, вынесенный Верховным судом республики Северная Осетия-Алания", - говорится в сообщении, полученном в пятницу редакцией NEWSru.com.

В тексте документа отмечается, что в уголовном деле четко указана причина смерти подавляющего большинства заложников: первые взрывы (член федеральной парламентской комиссии депутат Юрий Савельев подробно анализирует обстоятельства первых взрывов в спортзале, их причины и последствия в первой части своего доклада), прозвучавшие в спортзале в 13:03 3 сентября 2004 года. Именно поэтому, потерпевшие свои усилия и свое расследование решили сосредоточить на выяснении вопроса о природе первых взрывов.

"Мы категорически не удовлетворены так называемым "расследованием" Генеральной прокуратуры РФ. Мы возмущены давлением, которое на нас оказывается. Год назад, 2 сентября 2005 года, президент В.Путин на встрече с потерпевшими обещал проведение объективного следствия. Но нам не нужны обещания. Нам нужно, чтобы президент выполнял свои обязанности. Обеспечить нам право знать всю правду о гибели наших родственников - его прямая обязанность. В Беслане было нарушено основное конституционное право - право на жизнь. Если президент РФ не может гарантировать нам наши права - он должен уйти. Если он остается и его удовлетворяют результаты работы Генеральной Прокуратуры - значит он покрывает преступников".

Суд в своем решении указал, что "3 сентября 2004 года примерно в 13 часов 00 минут неустановленный член банды, действуя в соответствии с ранее разработанным планом, объединенный с Кулаевым и другими членами банды единым преступным умыслом (...) привел в действие установленные в спортивном зале школы N1 самодельные взрывные устройства".

Потерпевшие считают, что этот вывод не соответствует действительности, что выяснилось в том числе и на суде по делу Кулаева. Но суд, по словам потерпевших, не захотел в полной мере исследовать обстоятельства первых взрывов, а также истинные причины смерти заложников.

"Во время судебных заседаний потерпевшие и свидетели сообщили под присягой важнейшие подробности о первых взрывах в спортзале, о стрельбе по школе из танков, огнеметов и гранатометов, когда в школе были живые заложники, назвали имена тех, кто не позволил тушить пожар спортзале, в результате чего сгорело 116 человек, - отмечается в сообщении. Суд не учел и не упомянул в своем решении эти данные, не дал оценки действиям власти, армии и спецслужб, руководивших операцией по "спасению заложников".

Жалоба потерпевших состоит из шести частей:

1. Игнорирование судом фактов не обеспечения со стороны властей мер по предотвращению захвата школы. Отказы суда в установлении действительных обстоятельств трагедии;
2. Отказ суда в установлении лиц, возглавлявших оперативный штаб ;
3. О первых взрывах в спортзале первой школы г. Беслана, прозвучавших 03.09.04 и послуживших сигналом к началу штурма школы;
4. Применение оружия неизбирательного действия в ходе антитеррористической операции по освобождению заложников в СОШ N1 г. Беслана РСО-Алания;
5. Ограничение судом права участников уголовного судопроизводства, что повлияло на постановление законного и обоснованного приговора;
6. Нарушение в отношении потерпевших статьи 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ст.2 Европейской Конвенции гласит: "Право каждого на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни".

"Нарушение данного права заключается в том, что властями изначально не была обеспечена безопасность людей, не предотвратили проникновение вооруженных боевиков и захват заложников в школе, считают потерпевшие. Мы уверены, что по вине силовиков погибло большинство заложников и требуем, чтобы наша жалоба была объективно и полно рассмотрена в Верховном суде России".

Тем временем в пятницу Генпрокуратура сообщила о продлении срока следствия по основному уголовному делу, возбужденному в связи с терактом в школе 1 в Беслане 1-3 сентября 2004 года, продлен до января.

По словам заместителя генпрокурора РФ по Южному федеральному округу Ивана Сыдорука, в настоящее время проводится комплекс различных следственных оперативных мероприятий, назначен ряд экспертиз, проводятся эксперименты. "Эти действия проводятся с приглашением женщин Беслана", - добавил Сыдорук. Кроме того, сказал заместитель генпрокурора, продолжается сбор свидетельств очевидцев и участников трагических событий. В частности, в настоящее время опрашивается ряд представителей МЧС и силовых структур, которые "принимали участие в погашении этого конфликта", - добавил Сыдорук.

Что произошло в Беслане два года назад

Даже спустя два года обстоятельства теракта в Беслане с трудом поддаются реконструкции. На сто процентов ясно только одно: официальная версия не подтверждается, пишет в пятницу "Новая газета".

Когда потерпевшие сдали прокуратуре найденные тубусы использованных огнеметов и гильзы от снарядов, отстрелянных танками, прокуратура была вынуждена признать очевидный факт. Но зате6м последовали отговорки: да, стреляли, но когда в школе не осталось живых заложников. Стоит отметить, что оправдываться стали не военные, применившие танки, ни ФСБ РФ, чьи спецназовцы стреляли из РПО, РПГ и РШГ, а именно следователи Генпрокуратуры.

По делу состоялся открытый суд, на котором официально велась запись судебного следствия. Несмотря на то, что жителей Беслана не раз упрекали за эти годы в спекуляции своим горем, они достойно выдержали этот многомесячный судебный процесс, сформулировав все основные вопросы, на которые так не хотело отвечать следствие.

Но главное все же, что на судебном процессе по террористу Кулаеву, а теперь и в суде над осетинскими милиционерами, обвиненными в халатности, дали показания и женщины, и мужчины, и старики, и дети. И те, кто был в школе и около нее все эти три дня. На суде также дали показания сотрудники МВД, МЧС, ФСБ, военные 58-й армии, члены республиканского правительства, экс-президент Северной Осетии Дзасохов. И хотя на суде прозвучало много вранья, а реальные обстоятельства штурма скрывались, установлению истины эта ложь не помешала. Абсолютно все показания стали важнейшими составляющими, из которых сложилась картина трех сентябрьских дней, которые потрясли мир. Это не версия, а факты, изложенные именно так и в той последовательности, как они происходили.

Захват

В восемь часов школа N1 Беслана была уже открыта, первыми пришли учителя и работники школы. На 9:30 была назначена торжественная линейка. Многие узнали об этом только утром первого сентября (обычно линейку проводили в 10:00). Сыну Инги Басаевой-Чеджемовой Зелимхану позвонил одноклассник и сказал, что в школу нужно прийти пораньше. Инга с дочерью и сыном заторопились.

К девяти стали активно подтягиваться ученики. Довольно много детей и взрослых находились внутри школы, но самое большое скопление людей - снаружи, где все ждали сигнала к началу линейки.

Некоторые из очевидцев потом расскажут, что со стороны ул. Коминтерна задолго до линейки заметили около ворот школы вооруженных людей. Но этим фактам почти никто не придал значения. Подумали - вневедомственная охрана. Двоих мужчин уже во время построения на линейку увидел на крыше бывший заложник А. Комаев.

Проходя через переезд, Инга заметила две медленно движущиеся машины - крытую тентом "ГАЗ-66" с номером А 3012 СЕ и белую "семерку" без номеров. Эту же связку машин видела и впереди идущая женщина, которая потом подтвердит слова Инги. Зелимхан сказал маме, что в машине сидят бородатые люди. Не вернуться ли домой? Инга ответила сыну: не выдумывай, не пытайся отвертеться от школы, но на душе, очевидно, стало неспокойно.

Немного притихла озабоченность, когда увидела в легковушке на переднем сиденье человека в милицейской форме. Но машины эти все равно не выпускала из глаз, заметила, как они остановились у хозмага "Бонус" на улице Коминтерна; водитель "семерки" подошел и что-то сказал водителю "ГАЗа". Инга обогнала машины, подошла к школе и все же нашла Фатиму Дудиеву, майора Правобережного РОВД, дежурившую в этот день в школе. Инга сказала ей о машинах, вызвавших ее подозрение, правда, оговорилась: может, это военные едут охранять школу (муж Инги, сотрудник ГИБДД, предупреждал о том, что в Осетии возможны теракты).

Майор Дудиева пошла звонить на второй этаж. Этот разговор слышала Инга Хазбиевна Харебова, которая потом расскажет об этом на предварительном следствии.

Тем временем завуч школы Ольга Щербинина в 9:20 дала три звонка и вышла на улицу. Линейка построилась, директор школы Лидия Александровна Цалиева поздравила учеников с началом нового учебного года. В тот момент, когда заиграла музыка, в небо взметнулась сигнальная ракета. Сразу же зазвучали автоматные очереди. Большинство заложников, описывая момент захвата, повторяют одни и те же детали:
1) сначала они увидели 6 людей в камуфляже в масках и без масок, особое внимание привлекал высоченный, атлетического сложения боевик с рыжей бородой, который стоял у входа в школу со стороны ул. Коминтерна, стрелял из снайперской винтовки в воздух и кричал: "Это захват!";
2) боевики успели окружить линейку и стояли на всех выходах (их всего два) со двора школы;
3) люди, испугавшись выстрелов, сами побежали в здание школы, но только немногие смогли убежать из открытой задней двери школы, остальные выбивали окна и запрыгивали в коридор школы, бежали на второй этаж и прятались по классам;
4) в школе уже было много боевиков, в том числе боевик с раненой рукой, которого многие заложники опознают на фототаблице под N20

Одновременно с началом террористической операции к школе подъехал (по некоторым версиям стоял, дожидаясь сигнальной ракеты) "ГАЗ-66", из которого выпрыгнули около 15 человек в камуфляже. "ГАЗ-66" высадил боевиков, развернулся и уехал.

Наконец, со стороны переулка Батагова к школе прошла еще одна немногочисленная группа боевиков. Их видели поливавший в своем огороде картошку Валерий Дзгоев и его жена, моментально оценившая обстановку и загнавшая мужа в дом (Валерий не сразу понял, что происходит: услышав выстрелы, принял их за салют).

Несколько человек еще на предварительном следствии дали схожие показания, что видели подъехавшую к школе "Газель", из которой выпрыгнули вооруженные боевики, а еще двое потерпевших видели машину "УАЗ" с боевиками. Белая "Газель" действительно простояла все три дня у центрального входа в школу и даже попала в уголовное дело. Потом "Газель" без всяких объяснений перестала фигурировать в официальной версии.

Открытым остается вопрос и о втором "ГАЗ-66" с номерами А 8130 СЕ, который непонятно когда появился у школы. По показаниям свидетелей, это произошло уже после захвата заложников. Маирбек Туаев живет около школы в доме по Школьному переулку. В своих показаниях на предварительном следствии Маирбек рассказал, что один из боевиков выбежал за территорию школы метров на десять и начал кого-то вызывать по рации на чеченском или ингушском языке. После чего он добавил: "Все уже сделано, давайте подкрепление". (По показаниям большого количества заложников, кроме сотовых телефонов практически у всех боевиков были рации).

Возможно, на "ГАЗ-66" с номерами А 8130 СЕ и подъехало к школе то самое "подкрепление".

Вот только, по версии следствия, именно на этой машине, обнаруженной впоследствии около школы, приехали все террористы: всего тридцать мужчин и две женщины. Впрочем, после приговора суда по Кулаеву замгенпрокурора Николай Шепель неожиданным образом признался: "Следствие никогда не утверждало, что бандитов было 32 человека". А в переписке с потерпевшими прокуроры практически согласились: "ГАЗ-66", судя по техническим характеристикам, не мог проехать до Беслана с 32 боевиками (даже с 28 - четыре человека пересели в машину Гуражева) и со всем оружием, которое было обнаружено в школе уже после штурма.

Можно с большой вероятностью предположить, что в теракте участвовали не менее пяти-шести групп террористов. Общая численность террористов могла, по разным оценкам, достигать 60-70 человек, среди них была группа русскоязычных, европейской внешности боевиков, до пяти женщин и группа численностью 15-16 высокопрофессиональных боевиков-фанатиков, поразивших заложников своим видом (черные длинные бороды и волосы, черные халаты), а также неуместным чтением Корана во время штурма. Все они попали в Беслан разными маршрутами, на разном транспорте и в разное время.

Показателен факт: через несколько дней после теракта Инга Басаева-Чеджемова, у которой в школе погиб сын Зелимхан, прорвалась к замгенпрокурору Владимиру Колесникову (он вел тогда дело по теракту) и сообщила о странных машинах. Она упорно настаивала на своей версии и просила провести проверку. Колесников послушал и спросил Ингу: "У вас фамилия известная очень. Басаева. Вы сами-то не боитесь?".

Штаб

В школе все три дня происходил один сплошной ужас, а вне вне ее стен -один сплошной бардак. Причем, по версии следствия, неразбериха, царившая в оперативном штабе, не сказалась на положении заложников. Уже сразу же после штурма выяснилось, что все телодвижения контртеррористического штаба еще как влияли на ситуацию в захваченной школе.

В результате упорно звучавшей в новостях (террористы смотрели телевизор) цифры "354 заложника" в спортзале был ужесточен режим содержания (в первый день людям позволяли выходить в туалет и давали воду, на второй - большинство уже пили свою мочу и справляли нужду в спортзале), но показательных расстрелов тем не менее в школе не произошло.

Напомним, при захвате школы террористы убили 5 человек, более 10 человек получили ранения. На второй день, однако, террористы выкинули со второго этаже 18 трупов. Обстоятельства гибели 13 мужчин уже после непосредственного захвата во второй половине 1 сентября непонятны до сих пор.

По официальной версии, их расстреляли террористы. Но, по показаниям выживших заложников, которых первого числа боевики вывели из спортзала для баррикадирования окон школы, стало понятно, что эти мужчины погибли около четырех часов 1 сентября от взрыва женщины-террористки около учебного кабинета N10, что возле входа в спортзал. От этого же взрыва погиб один из боевиков, была ранена заложница Мамитова. Тяжело раненных в результате этого взрыва мужчин-заложников террористы впоследствии расстреляли и выбросили из школы. Тех, кто был легко ранен или просто контужен, отправили обратно в спортзал к остальным заложникам.

Член федеральной Парламентской комиссии, депутат Госдумы РФ Юрий Савельев в 6-й части своего доклада рассматривает версию об обстреле школы из гранатомета извне, со стороны ул. Коминтерна. Возможно, именно попадание гранаты в женщину-террористку (об этом свидетельствали заложники - Ю. Айялров и С. Бзиев и др.) и явилось причиной взрыва.

В процессе обнародования деталей о действиях тех или иных лиц, вовлеченных в антитеррористическую операцию, стало ясно, что бардака в штабе никакого не было. Была в действительности несогласованность действий, возникшая в результате существенных разногласий между членами штаба, из которых одни являлись сторонниками освобождения заложников, а другие - сторонниками уничтожения террористов. С самого начала руководство по противодействию теракту взял на себя президент республики А.С. Дзасохов, прибывший в Беслан в 10:30 утра. Были проведены все необходимые первичные действия: от оцепления непосредственно школы (оно было организовано достаточно быстро и предотвратило попадание в заложники большего числа людей) до первых попыток наладить переговорный процесс с террористами.

Через муфтия Волгасова в 12:50 террористам передается рация, то есть, по сути, установлен первый контакт с террористами. По указания ОШ (оперативного штаба) используется аппаратура для сканирования всех переговоров, которые ведут боевики, установлено, что они пользуются закодированным сигналом. В 11:20 прокуратура заводит уголовное дело о захвате "более 600 человек". В 11:40 Дзасохов первый раз разговаривает по телефону с президентом РФ.

О подробностях разговоров (с Путиным Дзасохов будет говорить еще несколько раз за эти три дня) известно мало. Тем не менее можно с большой вероятностью предположить, что президента информируют обо всех деталях, в том числе и о предполагаемом количестве заложников, и о требованиях террористов. В свою очередь, по словам Дзасохова, Путин просит сделать "все возможное для освобождения заложников". Но вот уже в первые часы теракта(5) речь заходит о выполнении требования террористов, звучавшего на протяжении всех трех дней: чтобы в школу пришли президент Ингушетии Зязиков, президент Северной Осетии Дзасохов, детский врач Рошаль и присоединенный к этому списку чуть позже (после своего телефонного разговора с террористами, состоявшегося 1 сентября) советник Путина Аслаханов.

Реакция Москвы на это категорически негативная. Поступает приказ любыми способами (вплоть до ареста) остановить Дзасохова. Зязиков также не появится в Беслане все эти три дня и впоследствии, оправдываясь, сошлется на указание из Москвы. Аслаханов тоже будет утверждать, что он вылетел в Беслан, как только получил соответствующее разрешение (было, правда, уже слишком поздно - Аслаханов прибыл в Беслан около 17:00 3 сентября, то есть после штурма).

Таким образом, можно сделать вывод, что реальному налаживанию переговоров помешала Москва, категорически не допустившая приезда в Беслан высокопоставленных переговорщиков (за исключением Рошаля, который официальным лицом не являлся). Также запрет на участие в переговорах получили напрямую из администрации президента некоторые известные политики, участвовавшие в переговорах в "Норд-Осте".

Издание отмечает, что реальные попытки наладить контакт с террористами исходили исключительно от Дзасохова и республиканских властей. Именно президент Северной Осетии предложил отпустить задержанных по подозрению в нападении на Назрань ингушей, сидящих на момент теракта во Владикавказском СИЗО. Дзасохов позвал на переговоры братьев Гуцериевых и Руслана Аушева.

Дзасохов предложил террористам (через Гуцериева) обменять детей-заложников на 800 человек, в том числе чиновников регионального правительства и депутатов местного парламента. По личной просьбе Дзасхова и Мамсурова криминальные авторитеты Чечни и Ингушетии выходят на боевиков по мобильной связи. Дзасохов, наконец, несколько раз разговаривает с Закаевым, требуя от последнего привлечь к переговорам Масхадова. Пожалуй, единственное, чего не сделал Дзасохов: не попытался переговорить с террористами лично по телефону.

1 сентября в 13:01 в Москве президент Путин проводит совещание с силовиками и в Беслан направляются три заместителя директора ФСБ Николая Патрушева: генералы Проничев, Тихонов, Анисимов.

Надо сказать, что Проничев и Тихонов стали широко известны благодаря штурму с применением газа здания на Дубровке в октябре 2002 года. Анисимов же впервые фигурирует в такого рода ситуации, но потом его присутствие в Беслане будет объяснено председателем федеральной парламентской комиссии А.П. Торшиным и руководителем штаба Валерием Андреевым.

Представитель администрации президента РФ Дмитрий Песков руководит информационным освещением теракта.(7) В результате все три дня официальная информация о количестве заложников застывает на цифре 354. Начальник штаба Андреев, "консультируемый" (выражение самого Андреева) генералом Проничевым, выделяет на переговоры с террористами сотрудника северо-осетинской ФСБ Зангионова, который пытается установить контакт с террористами под наблюдением переговорщика из ЦСН ФСБ РФ.

Допрошенный на суде по Кулаеву Зангионов расскажет об уникальной ситуации: являясь официальным переговорщиком, он не знал о том, что переговоры с террористами ведут братья Гуцериевы, не знал о переговорах с Закаевым и Масхадовым, об участии Руслана Аушева и освобождении 26 заложников, не знал о политических требованиях террористов, изложенных в записке, вынесенной Аушевым из школы, наконец, Зангионов понятия не имел о том, что террористы разрешили сотрудникам МЧС забрать трупы убитых заложников.

Однако Зангионов подтвердит, что на протяжении всех дней террористы не уставали повторять одно и то же: что они начнут переговоры, когда в школу придут Дзасохов, Зязиков, Рошаль, Аслаханов.

Выводы 1) Несмотря на всю свою беспрецедентную жестокость, а также невыполнение их требования, террористы не уничтожают заложников - с вечера 1 сентября до начала штурма в захваченной школе никого не расстреляли;

2) Реальные предложения (торг, переговоры и т.п.) поступают от регионального правительства Северной Осетии (А.С. Дзасохова), все эти действия согласовываются с представителями из Москвы. С другой стороны, тот же Дзасохов не имеет доступа в неофициальный центр управления контртеррористической операцией, который образуют заместители Патрушева, начальник ЦСН ФСБ РФ, представители центрального аппарата ФСБ РФ, других федеральных спецслужб, а также сотрудники администрации президента РФ;

3) Очевидно, что вышеупомянутый неофициальный штаб тянет время, чтобы подготовить силовую операцию. В Беслан прибывают войска 58-й армии и подразделения ВВ, которые поступают вместе с танками и БТРами в распоряжение начальника ЦСН ФСБ генерала Тихонова. Уже в ночь с первого на второе сентября восемь оперативно-боевых групп ("Альфа" и "Вымпел") сформированы, между ними распределены задачи, расставлены снайперские пары по всему периметру захваченной школы, к трем пятиэтажкам (дома 37, 39, 41 по Школьному переулку) подвозится в больших количествах вооружение: огнеметы, РШГ, РПГ и т.п. Найдена похожая на бесланскую школа, на которой спецподразделения отрабатывают возможные способы штурма. При этом внимательно изучается и максимально обследуется сама захваченная школа, исследуются образцы лексановых стекол спортзала, схема кабинетов и помещений, мест расположения выходов из школы; освобожденных и сбежавших заложников тщательно допрашивают о схеме минирования, нахождении и скоплении боевиков, определяются снайперские позиции террористов.

Надо полагать, в результате полученной информации силовики приходят к неутешительному выводу: невозможно проникнуть в школу, не спровоцировав взрыв спортзала, а значит, и гибели подавляющего большинства заложников. То есть штурм в любом случае приведет к неизбежным потерям, в которых впоследствии обвинят именно спецназ ФСБ. И потери эти будут огромны, особенно в сравнении с ранее озвучиваемым количеством заложников. (В "Норд-Осте" этих обвинений удалось в принципе избежать, переложив ответственность за гибель людей на МЧС и медиков. Впрочем, применить "норд-остовский" сценарий в Беслане не представилось возможным: боевики с самого начала разбили окна спортзала, имеют при себе противогазы и рассредоточены по всей школе, в спортзале на протяжении всех трех дней постоянно находились всего от 3 до 10 боевиков).

Перед силовиками встает трудно разрешимая задача, которую можно сформулировать так: не как провести штурм, а как его спровоцировать. То есть сделать так, чтобы ответственность за штурм была возложена именно на террористов. На решение этой проблемы у силовиков не так много времени. Дзасохов, Аушев и Гуцериевы развивают свою деятельность и устанавливают-таки контакт с террористами. У них уже есть конкретные договоренности, Аушев уже выводит заложников, показывая тем самым, что переговоры эффективны. К тому же Аушев выносит из школы более чем странную записку.

"От раба Аллаха Шамиля Басаева Президенту РФ В.В. Путину. Владимир Путин, эту войну начал не ты. Но ты можешь ее закончить, если тебе хватит мужества и решимости Де Голля. Мы предлагаем тебе разумный мир на взаимно выгодной основе по принципу: "Независимость в обмен на безопасность".

В случае вывода войск и признания независимости Чеченской Республики Ичкерия, мы обязуемся: не заключать ни с кем против России никаких политических, военных и экономических союзов, не размещать на своей территории иностранные военные базы, даже на временной основе, не поддерживать и не финансировать группы или организации, ведущие вооруженные методы борьбы против РФ, находиться в единой рублевой зоне, войти в состав СНГ. Кроме того, мы можем подписать ДКБ, хотя нам более приемлем статус нейтрального государства. Также мы можем гарантировать отказ всех мусульман России от вооруженных методов борьбы против РФ, как минимум на 10-15 лет, при условии соблюдении свободы вероисповедания, что закреплено в Конституции РФ).

Мы не имеем отношения к взрывам домов в Москве и Волгодонске, но можем в приемлемой форме и это взять на себя.

Чеченский народ ведет национально-освободительную борьбу за свою Свободу и Независимость, за свое самосохранение, а не для того, чтобы разрушить Россию или ее унизить. Будучи свободными, мы будем заинтересованы в сильном соседе. Мы предлагаем тебе мир, а выбор за тобой. Аллаху Акбар" Подпись 30.08.04 Круглая печать.

Записка кажется странной, потому что свидетельствует о несомненной грамотности автора, а также его знании дипломатических нюансов - ДБК (Договора коллективной безопасности) - малоизвестный термин.

И уже практически официально в переговорном процессе начинают фигурировать Закаев и Масхадов. Не исключено, что именно согласие Масхадова стать посредником в освобождении заложников спровоцировало штурм, осуществленный силовиками 3 сентября 2004 года.

Штурм. Хронология событий 3 сентября

C утра террористы переминируют спортзал, подвесив на стенах взрывчатку, находившуюся до этого момента на полу.

В 11:11. Аушев и Гуцериев договариваются с террористами об эвакуации тел погибших заложников. Террористы ставят об этом в известность заложницу Ларису Мамитову, приказывая ей осуществить переговоры с сотрудниками МЧС.

11:15. Дзасохов на встрече с жителями Беслана заявляет: «В переговорном процессе появились новые фигуры. Штурма не будет». 12:00. Закаев в телефонном разговоре подтверждает Дзасохову заявление Масхадова, прошедшее в 22.15 02.09.04 по AFP, о своей готовности "без предварительных условий" содействовать мирному разрешению кризиса. Закаев говорит Дзасохову о своей и Масхадова готовности прибыть в Беслан под гарантии беспрепятственного проезда к школе. Дзасохов просит на организацию два часа и докладывает о разговоре с Закаевым генералу Проничеву. На полигон "Шалхи" по приказу командующего 58-й армией В.И. Соболева выдвигаются два БТР № 826 и № 833 и около 50-60 военнослужащих "Альфы" «для отработки взаимодействия». Дополнительно с ними отбыл БТР внутренних войск (ВВ) со своим экипажем.

12:55. К школе подъезжает машина и четыре сотрудника МЧС, которые должны забрать тела погибших. Их сопровождает начальник штаба Андреев. Гуцериев отдал эмчээсовцам свой телефон и гарантировал им безопасность.

13:03. Раздается сильный взрыв. Взрыв вызван разрывом термобарической гранаты, выпущенной из РПО-А (равновероятно, из РШГ-2 или гранатой ТБГ-7В из РПГ-7В1), в чердачном отсеке между крышей и потолком восточной части спортзала, примыкающей к тренажерному залу. Через 22 секунды слышен еще один взрыв, в результате которого образуется дыра под первым от основного здания школы окном спортзала со стороны школьного двора. Взрыв вызван выстрелом из РШГ-1 с пятиэтажного дома № 41 со стороны Школьного переулка. Краткий промежуток времени, в который последовали взрывы, а также цель стрельбы - два боевика- "педалиста», находящиеся в спортзале, позволяют судить о приказе начать силовую операцию, поступившем снайперам ЦСН ФСБ, дислоцирующимися на крыше и пристройке домов по Школьному переулку. В "результате обстрела спортзала оба боевика-"педалиста" погибают. Взрывы слышат все, кто смотрит новости в этот момент.

13:04-13:25. Из спортзала убегают способные самостоятельно передвигаться заложники. Выжившие заложники фиксируют, что бомбы, закрепленные террористами в баскетбольных кольцах, на стульях и в центре зала, не взорвались. Многих (около 300 человек) заложников, сохранивших способность двигаться, но не успевших убежать из спортзала, боевики загоняют в основное здание школы - в актовый зал, столовую и мастерские.

13:05. В штаб поступает сообщение о возгорании восточной части спортзала, чердачного помещения над тренажерным залом. (От разрыва в чердачном помещении термобарической гранаты в потолке спортзала образовалась дыра размером около 1х1 метр. Края дыры, утеплитель и деревянные балки тлеют). С этим сообщения ознакомлены руководитель штаба Андреев, руководитель боевой операции Тихонов, министр МЧС РСО-А Дзгоев и другие. Пожарные машины пытаются выехать на пожар, но Тихонов приказывает оставаться на месте в полной готовности.

13:30. Оперативный штаб сообщает, что боевики открыли по бегущим детям огонь. В районе школы идет шквальная перестрелка. Кто и куда стреляет понять невозможно.

14:20-14:55. В спортзале, в результате пожара взрывается мощное самодельное взрывное устройство. В это же время к школе подбегают гражданское население, местные ОМОНовцы, спецназовцы ВВ. Начинают производить хаотичную эвакуацию раненых и убитых (боевиков в спортзале нет) в результате взрывов заложников. Снайперы-террористы ведут огонь из окон второго этажа. Пожар разгорается, горят деревянные конструкции чердачных перекрытий, потолок, угол у входа в спортзал со школьного двора и сваленные здесь же парты и вещи заложников. Спецназ ЦСН ФСБ наносит удары реактивными гранатами из различного вида оружия по окнам второго этажа южного корпуса школы, параллельного спортзалу. В этот момент в южном корпусе могли находиться выведенные из спортзала террористами и рассредоточенные по всей школе заложники. Танки № 325 и № 328 выдвигаются на боевые позиции вблизи школы.

Саперы 58-й армии Набиев и Гаглоев без приказа (добровольно) проводят разминирование тренажерного зала. Население пытается тушить пожар с помощью вневедомственных пожарных машин завода "Исток". Началось обрушение потолка спортзала, часть спортзала полыхает. БТР № 826 возвращается с полигона "Шалхи" и сразу же включается в штурм - прикрывает спецназ ВВ во дворе школы № 1. Там же находился второй БТР, предположительно № 519.

14:25. Один из танков произвел выстрел по зданию школы. Потом оба танка маневрируют, танк № 328 занимает новую позицию между спорткомплексом и зданием ДОССАФ, танк № 325 - между ДОССАФ и домом Т. Кокова по улице Коминтерна, 128.

14:55. Пожар активно развивается, обрушается часть потолка и шиферного покрытия спортзала. В зале еще есть живые заложники. Спецназ ЦСН ФСБ РФ наносит удары из РПО-А (равновероятно, также РПГ-7В и РПГ-7В1) по крыше основного здания школы. Боевой вертолет МИ-24, вероятно, гранатой ТБГ-7В наносит удар по крыше корпуса школы, прилегающего к спортзалу (в чердачном помещении между крышей и потолком кабинета осетинского языка находился снайпер-боевик). Продолжает обстреливаться здание южного (параллельного спортзалу) корпуса школы из РПГ-26 и РШГ-2. Из РПО-А наносится удар по крыше южного корпуса, примыкающего к флигелю столовой.

15:00. Оба танка стреляли неоднократно по школе по наводке офицеров ЦСН ФСБ РФ, находящихся с рациями как на танках, так и в школе. В результате танковых выстрелов решетки срывают с окон и они вваливаются в помещение столовой. В 16.00 в столовую через окна заходит спецназ ЦСН ФСБ РФ. Танки прекращают стрельбу.

15:10. Генерал ФСБ Тихонов дает команду подразделениям «Альфа» и «Вымпел» заходить в школу. Начинается непосредственная зачистка школы от боевиков. Также Тихонов дает приказ министру МЧС РСО-А Дзгоеву на тушение пожара в спортзале.

15:27. Именно в это время пожарные (ПСЧ № 6 МЧС РСО-А) начинают подавать воду в спортзал. Активно горит деревянный пол, свободный от тел заложников, начинают гореть переплеты оконных рам и деревянные облицовки батарей. К тушению пожара подключаются остальные силы МЧС РСО-А.

15:28. Крыша спортзала обрушена полностью за исключением небольшой части, прилегающей к западной стене спортивного зала. Сильно горит пол спортзала в западной, восточной и центральной частях.

16:37. Первый заход сотрудников МЧС с пожарным рукавом в спортзал.

17:00. Пожар потушен.

17:10-18:00. Организация жесткого оцепления вокруг школы, все гражданские лица, МЧС, военные и т.п. (кроме спецназа ЦСН ФСБ РФ) отводятся с территории школы.

17:25. В коридоре рядом со столовой спецназовцы ЦСН ФСБ РФ устраивают минуту молчания в память погибших товарищей.

18:05-19:34. По крыше южного (параллельного спортзалу) корпуса спецназ ЦСН ФСБ РФ наносит удары из РПГ-26 и, возможно, РШГ-2. Обстреливается крыша актового зала.

24:00. Стрельба из РПО-А по южному флигелю для обрушения стен и потолка учебных мастерских. Причина обстрела до сих пор неизвестна. Подвал, несмотря на сообщения официального штаба (по официальной версии, именно там оставались террористы и отстреливались до последнего), абсолютно цел (это можно увидеть и сегодня, побывав в школе). Признаков нахождения там террористов и следов боя не обнаружено.

Итог: 4 сентября из спортзала вынесено 112-116 тел обугленных заложников. Из остальных помещений школы сотрудники МЧС в этот же день вынесли 106-110 человек, погибших в южном флигеле школы, в столовой, в актовом зале и других помещениях школы. Общий учет тел (вместе с 18 заложниками, убитыми террористами), найденных в школе четвертого сентября, - 237. Все они были вынесены на школьный двор (место проведения торжественной линейки), а потом перевезены в морг Владикавказа.



Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss