Кто владеет информацией,
владеет миром

Сергей Иванов пока и не думает о своем участии в президентских выборах 2008 года

Опубликовано 25.12.2006 в разделе

Сергей Иванов пока и не думает о своем участии в президентских выборах 2008 года

Заместитель председателя правительства - министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что не обсуждал с главой государства перспективы своего возможного участия в президентских выборах 2008 года. "Никаких разговоров не было. И договоренностей никаких не было", - сказал Иванов в интервью "Коммерсанту", опубликованном в газете в понедельник.

Сергей Иванов вновь отверг предположение о том, что его назначение на пост вице-премьера следует расценивать в качестве номинирования на "должность" преемника президента. По его словам, на этот счет "никаких разговоров не было. И договоренностей никаких не было".

"Я прекрасно понимаю, что об этом говорили, говорят и будут говорить... Но у меня отношение к этому спокойное, потому что у меня очень много зон ответственности, мне надо делать то, что я обещал: выполнять обязательства по модернизации вооруженных сил к концу 2007 года, реализовывать программу вооружений... И если я сейчас начну думать или тем более предпринимать что-то для того, чтобы утвердить кого-либо в мыслях о возможном преемничестве, то это не даст мне возможности заниматься текущими делами. Это во-первых. Во-вторых, у нас еще год до парламентских выборов и не надо принижать их значения", - подчеркнул Иванов.

По его словам, назначение двух новых вице-премьеров в правительстве РФ - естественный процесс, поскольку кабинет министров при одном зампреде не мог выполнять ряд функций и концентрировать усилия на главном. Главное же, по мнению Иванова, - национальные проекты, которым занимается первый вице-премьер Дмитрий Медведев, и вопросы оборонно-промышленного комплекса.

При этом министр отметил, что вопросы "оборонки" иногда выходят за пределы только военной промышленности, потому что оборонные предприятия производят и гражданскую продукцию. Также, по его словам, надо заниматься и военным ведомством. "Эту нагрузку с меня никто не снимал, и в этом смысле я уникален, потому что я единственный вице-премьер, который руководит еще и министерством", - отметил Иванов.

Иванов: с Медведевым отношения хорошие, но на дружбу времени нет

Иванов сказал, что с Медведевым у него "хорошие отношения - и деловые, и личные". "Хотя времени на личное общение немного, но иногда мы общаемся", - сообщил Иванов.

На вопрос, дружит ли он с Медведевым семьями, вице-премьер ответил, что у них "нет времени на дружбу в классическом человеческом понимании". У них с Медведевым, считает Иванов, есть общие черты характера. "И небольшая разница в возрасте не сказывается. Есть даже общие какие-то черты характера - такая легкая ирония, например", - сказал вице-премьер.

Иванов напомнил, что он беспартийный и "в обозримом будущем" не собирается примыкать к какой-то партии или, сохраняя беспартийность, входить в высшие руководящие органы "Единой России". "И если бы министр обороны, даже не являясь членом партии, открыто занимался политической деятельностью, в условиях России на нынешнем историческом этапе это было бы неправильно", - подчеркнул глава российского оборонного ведомства.

Вице-премьер не сомневается, что "армия должна быть вне партии". "Это мое глубокое убеждение", - подчеркнул он.

Иванов не исключает, что его пытались дискредитировать с использованием "дела Сычева"

Вице-премьер - министр обороны РФ Сергей Иванов не исключает, что "дело рядового Сычева" являло собой целенаправленную компанию по его дискредитации. "Я не могу этого исключать. Но у меня нет никаких фактов", - сказал Иванов.

По его словам, в этом деле "в конечном счете, все естественным путем успокоилось после решения суда". "Суд все объективно исследовал, наказал виновных, ситуация выяснилась более или менее до конца, и многие вопросы отпали сами собой. Пережили - и идем дальше", - сказал Иванов.

Отвечая на вопрос: "То есть вы не думали, что кто-то вас "топил" и не прикидывали, кто бы это мог быть?", Иванов сказал: "Совершенно правильно. В этом и состоит искусство управления: ты должен, занимаясь десятками вещей одновременно, не упускать самые приоритетные из вида, и не давать втянуть себя в сотни вещей, потому что сотнями вещей уже ни одни человек одновременно успешно заниматься не сможет".

В "деле Литвиненко" могут появиться совершенно неожиданные версии

Иванов не исключает, что в "деле Литвиненко" могут появиться совершенно неожиданные версии и сомневается в том, что была попытка отравления Егора Гайдара.

"По поводу того, что случилось с Егором Гайдаром, можно строить любые догадки, говорить даже о попытке отравления. Но исходя из фактов - а я базируюсь только на фактах - ни о каком покушении говорить не приходится", - сказал Иванов.

"То есть можно выстраивать длинные цепочки гипотез, искать темные силы, но я бы поостерегся это делать. Это все гадание на кофейной гуще", - сказал он.

Что касается гибели экс-сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко, то тут, по словам Иванова, "можно строить сотни версий". Напомним, бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко скончался 23 ноября в Лондоне предположительно от отравления радиоактивным веществом полоний-210.

"Я вообще не исключаю, что если расследование будет продолжено - а я надеюсь, оно будет продолжено, и мы в этом заинтересованы - могут появиться совершенно неожиданные версии, которые сейчас вообще не рассматриваются", - отметил вице-премьер.

Однако он отказался, однако, выдвигать какие-либо версии, поскольку предпочитает "оперировать фактами". "Не знаю, но допускаю все что угодно, - сказал Сергей Иванов. - Полет фантазии не ограничен, но это опять-таки спекуляции".

Обилие трактовок вокруг этих и некоторых других резонансных событий Иванов объяснил тем, что Россия свободная страна. "Слава Богу, мы свободная страна, можно обсуждать, трактовать. Просто лишнее подтверждение, что мы свободная страна", - сказал Иванов, отметив, что лично он не занимается гипотезами, а предпочитает апеллировать фактами.

Иванов: авиапром и судостроение должны иметь таможенные и налоговые льготы

Вице-премьер Сергей Иванов намерен добиваться изменения таможенного и налогового режимов для авиапрома и судостроения, а также повышения ответственности предприятий за качественное и своевременное выполнение государственного оборонного заказа.

"Я буду добиваться изменения таможенного и налогового режимов для авиапрома и судостроения", - заявил Иванов. По его словам, производить гражданские самолеты и гражданские суда на российских предприятиях сегодня просто экономически невыгодно.

"Нынешние таможенные пошлины таковы, что тем же судоходным компаниям выгоднее строить суда на корейских или норвежских верфях. А то, что строят у нас, выгоднее строить под чужим флагом, потому что последующая эксплуатация судна под российским флагом опять-таки боком владельцу и выходит. И я его прекрасно понимаю. Поэтому я хочу изменить правила игры, чтобы отрасль стала конкурентоспособной", - сказал Иванов.

Он сообщил, что в последнее время были приняты серьезные меры, в том числе и экономического характера, для повышения ответственности предприятий за выполнение государственного оборонного заказа.

"Сейчас мы не работаем на доверии. Есть контракт. Если он не выполнен, начинаются экономические санкции. Мы близки уже к тому, чтобы контракт с министерством обороны ничем не отличался от экспортного. Сроки, цена и санкции. На день опоздал - 10 тысяч долларов заплати. На месяц опоздал - 100 тысяч долларов. И директора согласны, крутятся", - сказал Иванов.

Отвечая на вопрос, почему при внутреннем оборонном заказе порядка 11 млрд долларов российская армия получает серийных образцов боевой техники меньше, чем поставляется за рубеж, хотя объем оружейного экспорта в два раза меньше - 5-6 млрд долларов Иванов пояснил, что значительная часть расходов связана с проведением НИОКР и закупками, которые не экспортируются.

"Мы на экспорт практически не продаем научно-исследовательские разработки, а это почти 30% гособоронзаказа. И кроме этого примерно 20% гособоронзаказа - это ремонт и модернизация техники. Кроме этого, вы забываете, что мы на экспорт не поставляем ничего, связанного с оружием массового уничтожения и ракетными технологиями, а для себя закупаем. Стратегические силы - это еще в пределах 15-20% гособоронзаказа. Это та дополнительная ноша, которую Россия должна и будет нести, оставаясь ядерной державой и совершенствуя свои ядерные силы", - сказал Иванов.

У Иванова "нет ощущения", что "Рособоронэкспорт" превращается во второй центр власти

Вице-премьер - министр обороны РФ Сергей Иванов высоко оценивает работу ФГУП "Рособоронэкспорт" и заявляет, что госпосредник в области военно-технического сотрудничества не превращается во второй центр власти после Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ.

"Нет, ощущения появления второго центра власти у меня нет. "Рособоронэкспорт" - это государственная компания, а ее руководитель Сергей Чемезов сам входит в военно-промышленную комиссию. "Рособоронэкспорт" только помогает", - заявил Иванов.

Комментируя покупку "Рособоронэкспортом" крупных промышленных предприятий, в частности, АвтоВАЗа и ВСМПО-Ависма, Иванов заметил, что история с АвтоВАЗом ему самому не очень понятна. "Я этим не занимался, даже не спрашивал никогда, зачем им это надо", - сказал он.

"Что касается титана, то это мне как раз понятно. Титан – это стратегическое сырье. И это производная для всей авиации, для космического ракетостроения. Я считаю, что государство контроль над титаном должно иметь. А поскольку "Рособоронэкспорт" - государственная компания, то почему нет?", - сказал Иванов.

Он не исключил, что "Рособоронэкспорту" просто поручили "взять титан". "Возможно. А кому было еще поручать?", - сказал Иванов.

По его словам, именно благодаря "Рособоронэкспорту" удалось создать вертолетный холдинг. "Мне нравится, что там ситуация в общем нормальная, производство вертолетов увеличивается, есть один хозяин, который умело управляет целой сетью предприятий. До этого каждый завод сам стремился производить лопасти, каждый держал конструкторское бюро, каждый занимался обслуживанием. Но это же не эффективно", - сказал Иванов.

Он отметил, что сейчас система становится куда более эффективной. "А что касается принятия решений - ну, извините, здесь все-таки "Рособоронэкспорт" не имеет никакого отношения ни к Государственной программе вооружения, ни к Федеральной целевой программе реформирования оборонно-промышленного комплекса, ни к внутренним заказам, которых все-таки больше, чем весь объем экспорта. Я здесь не вижу каких-то противоречий, я думаю, это должно идти параллельно, далеко не везде и не тотально. Скажем, в судостроении "Рособоронэкспорт" вообще отсутствует", - сказал Иванов.

Говоря о перспективах предоставления крупным оборонным концернам и холдингам права самостоятельного выхода на рынок, Иванов сказал, что производитель должен заниматься производством. А вести внешние торговые отношения должны профессионалы в этой сфере. "И здесь, если бы мы всем крупным холдингам дали право выхода на внешний рынок, неизвестно, что бы началось. Что, в Пекине у нас бы сидело восемь или десять представительств крупных производителей?", - спрашивает Иванов.

При этом он заметил, что мировой опыт как раз доказывает, что крупные игроки, такие, например, как Airbus и Boeing сами производят и сами продают. "Но таких игроков не так уж много", - сказал Иванов.

Перспективы стратегического партнерства ОАК с EADS выглядят более реалистично, чем с Boeing

Иванов считает, что стратегическое сотрудничество с европейским концерном EADS является для Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) более реальным, чем партнерство с американской компанией Boeing.

"На сегодняшний день перспективы стратегического партнерства с EADS выглядят более реалистично с обеих сторон. И даже если говорить о формальных вещах, таких, как совладение акциями авиастроительных предприятий: EADS владеет определенным пакетом российской корпорации "Иркут", а ВТБ очень грамотно, на пике падения, скупил пакет акций EADS и сейчас держит у себя", - заявил Иванов.

Он отметил, что сотрудничество с такими крупными игроками как Boeing или EADS по определению несет в себе и плюсы, и минусы.

"Если предположить, что в конечном счете Россия или ее банковские инструменты будут владеть 15% акций EADS, это означает, что мы имеем право размещать часть производства Airbus на своих предприятиях. Это дополнительные рабочие места и так далее - тут все понятно. А по гражданской авиации у нас ситуация очень тяжелая. В то же время в ответ EADS, наверное, захочет увеличить свою долю в ОАК. Здесь возникает вопрос, будет ли EADS иметь влияние, допустим, на производство и, что самое главное, сбыт продукции военного дивизиона ОАК? Речь в этом случае идет о миллиардах долларов", - сказал Иванов.

По его словам, "тут может возникнуть вопрос о переделе рынка боевой авиации, где у нас очевидные преимущества, в этом смысле мы и EADS - игроки совершенно разного уровня. Есть еще вопрос сотрудничества в транспортной авиации, которая является авиацией двойного назначения, где у нас тоже пока преимущество".

"Вопрос стоит так: либо EADS и ОАК развиваются самостоятельно, как два крупных самостоятельных игрока, либо они в некоторых секторах начинают объединяться или, по крайней мере, не конкурировать. То есть делить рынок", - сказал Иванов. Отвечая на вопрос, нет ли с Boeing разговоров на таком уровне, Иванов сказал: "На таком уровне разговоров нет".



Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss