Кто владеет информацией,
владеет миром

Оценка качества образования: подходы, опыт, системы, модели. В Москве прошли два "круглых стола" на эту тему

Опубликовано 27.11.2009 в разделе

Оценка качества образования: подходы, опыт, системы, модели. В Москве прошли два "круглых стола" на эту тему
Круглый  стол по обсуждению предварительных материалов плана мероприятий по формированию условий для развития институтов оформления независимой оценки качества образования.

(семинар в редакции Полит.ру, 27 ноября 2009 г.)

Измерение качества образования - проблема чрезвычайно многогранная. И в силу неоднозначности самого понятия «качества образования», и в силу неочевидности создания формализованного инструментария, с помощью которого было бы возможно осуществлять его оценку, согласились участники экспертного семинара «Полит.ру» по проблемам качества образования.

В семинаре приняли участие работники образования и методических структур (среди них - один самых известных школьных директоров России, руководитель московского Центра образования №548 «Царицыно», член Общественной палаты РФ, народный учитель России Ефим Рачевский, к.и.н., старший преподаватель, заместитель декана исторического факультета МПГУ Юрий Романов), известные специалисты в сфере социологии образования (среди них - замдиректора по науке Санкт-Петербургского филиала ГУ-ВШЭ Даниил Александров, декан факультета социологии и политологии МВШСЭН Виктор Вахштайн), другие сотрудники системы общего и высшего образования, эксперты «Полит.ру».

Одним из основных препятствий на пути объективного подхода к оценке качества образования была названа неразработанность научно - методических основ подхода к качеству образования, технологий и инструментария его оценивания. Существующая модель оценки качества образования  ориентирована  в основном  на оценивание  развитости  сети организации образования,  их материально - технической базы, кадрового состава в ущерб оценке образовательных достижений учащихся, как  конечного результата всей деятельности системы образования. Нет сопоставимости отечественных индикаторов и показателей развития образования с международными, что не позволяет проводить  сравнительный анализ. Отсутствует полноценная региональная сеть оценки качества образования.

На семинаре было подчеркнуто, что существующие процедуры оценки учебных достижений учащихся в виде ЕГЭ  требуют не просто серьезного методологического и технологического совершенствования, но и должны быть кардинально пересмотрены в качестве таковых и - по крайней мере на нынешнем этапе - дополнены другими не менее значимыми моделями, включая творческие конкурсы.

Значимым для участников семинара стало методологическое разделение общего понятия «качество образования» на качество образования как процесса (здесь огромную роль играет образовательная среда) и качество образования как результата, а также сопоставление только в рамках определенного функционального типа образовательных учреждений (отказ от сопоставления, например, коррекционного, специализированного или углубленного обучения с обычным).

В результате было обозначено три основных способа определения качества образования: функционально-управленческий (индикатор - выполнение функции, определенной для учреждения муниципальной или государственной властью), потребительский (индикатор - выбор семьи) и ценностный, т.е. выявляемый с позиции предоставляемых жизненных шансов.

Функционально-управленческий способ имеет наибольшие предпочтения в российской среде, однако представляется экспертам наименее перспективным. Прежде всего, потому, что насаждаемые сверху критерии и показатели эффективности обучения автоматически превращаются в самоцель, достижение которой постепенно отрывается от самого процесса обучения, а подчас и от его сути. Е.Рачевский даже привел пример, когда директор одной сельской школы заявил: для школ его района эффективным результатом обучения будут низкие оценочные показатели учащихся - в этом случае у них не будет стимула уезжать из сельской местности, а значит, глубинка не останется без рабочих рук и своих жителей. 

Потребительский критерий качества образования кажется, на первый взгляд, наиболее применимым в ситуации действующего рынка образовательных услуг (в основном крупные областные, краевые и республиканские центры), где разнообразие качественного предложения дает возможность семьям выбирать школьное учреждение. Однако не во всех региональных законах об образовании закреплено право семей на выбор школы.

Что касается ценностного принципа, то здесь следует различать позиции обучаемых и их родителей. С одной стороны, значимым для определения качества образования оказывается учет характерных для школьников различного возраста установок. С другой стороны, в подавляющем количестве случаев выбор за школьника делают его родители, которые могут совсем иначе,  нежели их ребенок, оценивать его будущие жизненные шансы, связанные с получаемым образованием.

Вряд ли пригодны для оценки качества образования прямые критерии - например, количество слов в минуту, которое читают ученики и т.д. Выделение косвенных критериев качества образования на определенном этапе возможно и даже необходимо, однако следует помнить, что они перестают действовать по мере их учета образовательными учреждениями используемых критериев. Эксперты выделили следующие группы косвенных критериев, по которым можно проводить оценку качества образования в данном учебном заведении: «Водят ли в школу своих детей ее выпускники? Советуют ли водить в эту школу родители учащихся там школьников своим знакомым? Стараются ли проводить в ней больше необходимого времени школьники? Идут ли в школу работать ее выпускники?» и т.п.

Однако косвенные критерии работают не только на муниципальном и региональном уровне, но и на федеральном. Так, например, общеобразовательная школа с 1 по 11 класс теряет «по дороге» по разным оценкам от 2,5 до 4,7 млн. человек (достоверная статистика отсутствует). Из них примерно 700 тыс. чел. поступает в учреждения начального профессионального образования, 800 тыс. чел. - среднего профессионального. Но несколько миллионов человек уходят из школы «в никуда», становясь люмпенами, маргиналами, пополняя ряды преступников, наркоманов и т.п. Эта цифра не включает тех детей, которые вообще не посещают школу. Как правило, к ним относятся дети мигрантов и вынужденных переселенцев, а также беспризорники, дети из самых малообеспеченных слоев населения, лишенных, в том числе, и жилья. По данным Всемирного банка в России школу посещают 90,8% детей в возрасте от 7 до 14 лет, а в возрастной группе от 15 до 18 лет в учреждениях общего, и профессионального образования вместе учится лишь 69,5% молодежи. А что делают остальные 30,5%?! В данном случае показатель - сколько не обучили из тех, кого можно и нужно было учить - это тоже оценка качества деятельности системы образования.

В конечном итоге, эксперты согласились, что система определения критериев качества образования должна быть достаточно мобильной и гибко, упреждающе реагировать на намечающиеся изменения в общественных запросах, чтобы заменять одни группы критериев на другие.

Исходя из сказанного, эксперты сочли целесообразным следующие практические меры по формированию системы оценки качества общего образования в стране.

1. Прежде всего, это - формирование независимых, в т.ч. общественных организаций, осуществляющих оценку качества образования, определение их статуса и полномочий. Европейская практика оценки качества образования идет по пути создания специализированных аккредитационных агентств - общественных организаций, занимающихся разработкой инструментария и методик оценки качества, а также проводящих проверки и подтверждающих качество образования. В компетенцию этих агентств входит также отбор и обучение экспертов, проводящих обследование, а также периодическая публикация материалов проверок, анализ результатов деятельности, проблем и перспектив систем качества в сфере образования.

Сходные процессы разворачиваются и в российском высшем образовании. За последние годы возникли организации, берущие на себя ответственность за аккредитацию образовательных программ в различных секторах высшего образования и претендующих на исполнение части функций, возложенных на органы исполнительной власти. Важной стороной здесь является упорядочивание и дополнительная регламентация их деятельности в направлении:

- определения статуса аккредитационных агентств и гарантии их независимости от учебных заведений и государственных органов;

- формирования прозрачных оценочных процедур и их соответствие целям аккредитации;

- подтверждения компетентности экспертов, привлекаемых агентствами, их обучение и сертификация;

- периодическая проверка деятельности самих агентств и подтверждение их статуса;

- создание реестра аккредитационных агентств; внедрение стандартов качества деятельности этих организаций.

В области общего (среднего) образования этот процесс находится в совершенно зачаточном состоянии. Достаточно сказать, что, например, в Москве существует так называемое независимое рейтинговое агентство, позиционирующее себя чуть ли не единственным «рыночным» экспертом по центрам общего образования в столице. К сожалению

Эксперты отмечают, что подобные рейтинговые или даже аккредитационные агентства смогут работать в системе общего образования наиболее эффективно, если они, будучи административно независимыми от образовательной системы, начнут действовать как фактически саморегулируемые организации (СРО). При этом особое внимание следует уделить механизмам формирования состава этих СРО в области общего образования, обеспечивая широкое представительство в них родительской, научной, вузовской и профессионально-отраслевой общественности. Гарантией успеха деятельности этих агентств станет наличие между ними реальной конкуренции.

2. Далее эксперты сочли необходимым развивать на базе указанных «общеобразовательных» СРО системы комплексных косвенных оценок качества образования в муниципалитетах и субъектах Федерации, таких, в частности, как:

- уровень образованности населения (среднее число лет, проведенных каждым взрослым жителем в стационарном образовательном учреждении), в т.ч. уровень профессиональной образованности населения;

- доступность образования для каждого жителя страны: финансовая, территориальная и т.д. - по уровням образовательных программ[5];

- влияние профессионального образования на уровень занятости населения, безработицу, уровень НВП, и т.д.;

- влияние образования, в том числе профессионального образования на развитие гражданского общества, на снижение социальной напряженности, на количество правонарушений, и т.д.

- удовлетворенность качеством образованности выпускников учреждений общего и профессионального образования, их квалификацией;

- удовлетворенность уровнем образовательных программ, их соотношением по количеству выпускников учреждений начального, среднего, высшего профессионального образования, их соотношением по отраслям и профессиям (специальностям);

- удовлетворенность профессионально-квалификационной структурой выпускников профессиональных образовательных учреждений - соотношение потребностей в рабочих и специалистах по каждой профессии, специальности и их фактический выпуск из учреждений профессионального образования[6];

- увеличение прибыли и рентабельности предприятий за счет снижения издержек на переобучение персонала, сокращение доли затрат на внутрифирменную подготовку в структуре себестоимости продукции и т.д.

В настоящее время оценки не формализованы.  Поскольку в настоящее время подобные оценки не формализованы, процесс развивается за счет развития социального партнерства органов управления и образовательных организаций с общественными организациями, развития наблюдательных, попечительских и др. советов, с предприятиями, союзами работодателей, предпринимателей, с торгово-промышленными палатами и т.д. Однако подобное партнерство носит эпизодический, несистемный характер, что свидетельствует в целом о незрелости российского гражданского общества.

3. Наконец, эксперты отметили необходимость формирования вокруг указанных «общеобразовательных» СРО дифференцированной системы оценки качества образования со стороны населения (гражданского общества, личности, родительского корпуса, семьи как социального института и т.п.). В настоящее время подобные оценки как таковые отсутствуют. Необходим «внешний мониторинг качества» образования по таким параметрам, как:

- удовлетворенность/неудовлетворенность получаемым (или не получаемым) образованием - уровнем осваиваемой образовательной программы и качеством обучения, а также условиями обучения - комфортность, личная безопасность и т. д.;

- удовлетворенность/неудовлетворенность полученным (или не полученным) образованием - уровнем образовательной программы и качеством полученного образования;

- уровень капитализации полученного общего и профессионального образования, выражающийся в повышении личных доходов (зарплаты) человека.

- преемственность образовательных программ и государственных образовательных стандартов для продолжения образования;

- степень удовлетворенности образовательных учреждений каждого последующего уровня уровнем подготовленности выпускников образовательных учреждений предшествующего уровня: основное общее образование - старшая ступень средней школы, учреждения начального и среднего профессионального образования; старшая ступень общеобразовательной школы, учреждения начального и среднего образования - ВУЗы;

- снижение ресурсных затрат на переучивание, доучивание, дотягивание обучающихся.

Отдельный вопрос - удовлетворенность полученным образованием выпускников школ и профессиональных образовательных учреждений по прошествии определенного времени. Эта информация может быть получена посредством лонгитюдных социологических исследований (например, системы опросов в рамках многолетнего мониторинга выбранных групп и т.п).

 В заключение эксперты отметили еще один печальный факт. В Законе РФ «Об образовании», принятом еще в 1992г. предусмотрена внешняя оценка качества образования: «...объективный контроль качества подготовки выпускников... обеспечивается государственной аттестационной службой, независимой от органов управления образованием в соответствии с государственными образовательными стандартами» (статья 15 (п.5)). Эта формулировка должна была бы стать важнейшим шагом на пути демократизации образования. Но уже 17 лет эта государственная аттестационная служба не только не создана, но даже и не продекларирована. Это означает, что она невыгодна самой системе образования - ни учителям, ни руководителям образовательных учреждений, ни органам управления образованием. А внешние структуры «потребителей» образования - общественные организации, политические партии, бизнес и т.д. в России, к сожалению, еще не настолько оформились, чтобы активно воздействовать на этот процесс.



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 1
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss