Кто владеет информацией,
владеет миром

К годовщине массовых столкновений 2001 года

Опубликовано 05.07.2007 автором в разделе комментариев 1

К годовщине массовых столкновений 2001 года

5 июля 2001 года – хроника событий

15 июня внутри Госдумы и вне ее состоялись столкновения между левой оппозицией и проправительственными силами по вопросу о земле: в зале заседаний левые депутаты попытались сорвать принятие антинародного Земельного кодекса, а собравшиеся на улиц люди пытались поддержать левые фракции путем перекрытия Охотного ряда. 5 июля у здания ГД снова состоялись столкновения, на этот раз – против антинародного правительственного КЗОТа[1]. Казалось бы, точное повторение того, что было 15 июня. Но 5 июля в деле уличного протеста был сделан ряд шагов вперед.

14 июля Госдума будет рассматривать во втором чтении Земельный кодекс. Нужно всеми силами сорвать его принятие. Очевидно, нужно продолжить акции протеста у ГД. Чтобы они достигли результата, надо учесть опыт акций 15 июня и 5 июля. К стыду своему, 15 июня я не смог принять участие в акции. А 5 июля был в самой гуще событий. Поэтому подробно изложу их, сделав упор на совершенных нами 5 июля ошибках и о том, как в следующий раз их избежать.

Этап 1 (8-15 – 9-00) – наступление

Декларируемая цель акции – оказать максимально возможное давление на депутатов, чтобы не допустить принятия антинародных законов. Соответственно, цель властей, которые эти законы проталкивают, состоит в том, чтобы оградить слуг народа от этого самого народа.

Поэтому утром с 8 часов, до начала пикета, все подходы к главному входу здания ГД были блокированы милицией и металлическими ограждениями. Пикетчикам было отведено место у гостиницы «Москва», т.е. через дорогу от Госдумы, таким образом, влияние на депутатов было бы сведено практически к нулю. Расчет властей был на то, что оппозиционные вожди произнесут магические слова «не надо поддаваться на провокации» и всё будет так, как хотят власти. Наивные! Нет, фразу «не надо поддаваться на провокации» оппозиционные вожди в тот день действительно произносили многократно, но у людей хватало ума их не слушать.

Итак, пикетчики (протестующие против нового КЗОТа) собираются у гостиницы «Москва». И узнают: здесь же собирается проводить свой пикет ФНПР – на сей раз уже за новый КЗОТ. Поэтому тротуар рядом с гостиницей «Москва» поделен теми же металлическими ограждениями на сектора.

ФНПРвцев собралась жалкая кучка, наших же было так много, что они в своем секторе не умещались. Однако их попытки расширить свое пространство пресекаются милицией. Мы убеждаем как наших людей, так и милицию, что нам здесь тесно и надо расширяться.

Проблема решилась, когда ФНПРвцы, встав в своем секторе тротуара, достали свой голубой транспарант. Люди прорвались к ним, порвали их голубой транспарант и захватили всю территорию у гостиницы «Москва». Первая победа!

Тут появились высокие люди – секретарь ЦК КПРФ Серегин, а также В.И.Гусев, известный тем, что побывал в нескольких разных партиях, а недавно незаконно присвоил учредительные документы на движение «Трудовая столица». Они-то первыми и произнесли магическое слово «провокация», назвав этим словом захват митингующими всего тротуара, и потребовали вернуться за загородку на «разрешенное место». Не обошлось и без апелляций к партийной дисциплине: Гусев потребовал «всем членам КПРФ вернуться на разрешенное место», на что люди в толпе (а были там в основном анпиловцы, были и представители других партий) ответили: «мы не члены КПРФ, вашей дисциплине не подчиняемся». Впрочем, ни Зюганова, ни Анпилова, ни московских руководителей РКРП и АКМ на месте не было, т.е. приказывать было некому. Тротуар остался за нами.

Вскоре после окончательного захвата тротуара в толпе встретились представители организаций РКСМ(б) из разных городов и стали обсуждать, как бы организовать всё так, «чтобы было как 15 июня». В этот момент по толпе пошел шум: в одном месте люди пошли на прорыв милицейского оцепления. Их настойчиво пытались остановить как сотрудники милиции, так и собственные лидеры. Тогда представители РКСМ(б) быстро подскочили к месту прорыва и призвали: «Коммунисты, вперед!». Сопротивление милиции было сломлено, люди вырвались на Охотный ряд, перегородив движение по нему отобранными у милиции металлическими заграждениями. На пути к зданию ГД нам встретилась еще одна цепь милиционеров, которые сцепились локтями. Но тут люди интуитивно наши выход: этими самыми металлическими ограждениями двинули ментам по рукам, заставив их разжать руки. Некоторые из ментов замахнулись  было дубинками, но ударить не успели, поскольку были смяты толпой. Не без гордости отмечу, что именно члены РКСМ(б) были в первых рядах наступающего народа.

Газета «Коммерсантъ» за 6 июля, описывая этот прорыв, пишет: «Возникло ощущение, что сейчас начнется штурм Думы». Действительно, тогда прорыв людей в здании ГД был возможен так, что власти не смогли бы оказать никакого сопротивления. Но, увы, на это массы не решились. А тем временем охранники опомнились, заперли вход в Думу изнутри и прикрыли его тесной цепью милиции. Войти в ГД теперь не могли даже депутаты, поэтому они теперь входили через подъезд в Георгиевском переулке.

И еще следовало бы отметить такой эпизод. У входа в Госдуму стоят депутатские иномарки. После прорыва эти машины оказались как раз внутри толпы. При виде этой сцены мне сразу вспомнился эпизод из прочитанной незадолго до этого книги Д.Корецкого «Антикиллер-2», когда некие деятели вошли в забегаловку, крышуемую их конкурентами. Хозяева попытались было выгнать непрошеных гостей, но, взглянув в окно, «увидели, как среди припаркованных у входа иномарок прохаживаются люди с кирпичами в руках», что оказало серьезное давление на хозяев. Нет, наносить ущерб иномаркам или использовать их в качестве баррикады не обязательно – это уже крайние меры. А вот использовать их в качестве трибуны для выступления – запросто. Будет не хуже, чем с броневика или танка.

Этап 2 (9-00 – 11-30) – стояние

Все последующие события подтвердили правоту общеизвестного ленинского высказывания: «Раз начав, нужно… безусловно переходить в наступление… добиваться ежечасных успехов…, оборона есть смерть восстания» («Марксизм и восстание»). Эти слова применимы не только к восстаниям, но и подобным массовым акциям. Поскольку, как показывает опыт, такие пикеты (даже в самом радикальном виде) оказывают слабое давление на депутатов, нужно переносить их внутрь Думы. После того, как люди блокировали Думу и остановились, не став прорываться внутрь, их боевой пыл угас. Автор этих строк в тот момент обращался к выходившим из Думы депутатам с просьбой: «Проведите внутрь Думы по спискам часть собравшихся здесь людей, чтобы они оказали давление на депутатов изнутри»[2]. Депутаты шарахались от такого предложения как черт от ладана: типа, как можно пускать к нам всякое быдло, вон, до сих пор вспоминают, как 19 июня 1998 года в Госдуму прорвались шахтеры с проходившего тогда пикета на Горбатом мосту – сколько страха тогда натерпелись несчастные слуги народа, которых эти шахтеры тогда заставили-таки создать комиссию по импичменту ЕБНу.

Итак, на следующие три часа восставший народ занял всю ширину Охотного ряда и все подступы к Думе. Основная концентрация людей была в двух местах: одна группа скопилась у входа в ГД, где начался митинг, вторая группа двинулась по направлению к улице Тверской и манежной площади, где собрались несколько сотен «Идущих вместе»[3] под антикоммунистическими лозунгами. Собравшиеся представители молодежных организаций (АКМ, СКМ, РКСМ(б), РРП) двинулись бить «Идущих вместе». На их пути встали депутаты (были там, например, Т.Астраханкина и А.Куваев) с известным призывом «без провокаций». Под шумок между нами и «Идущими вместе» встала тройная цепь ОМОНа, якобы для предотвращения драки (впоследствии именно этот ОМОН будет разгонять собравшихся). Тем не менее люди купили в близлежащих магазинов яйца и помидоры и забросали ими «Идущих вместе». Иногда яйца не долетали до цели и попадали в ОМОНовцев. Те терпеливо стояли.

Попал под горячую руки и некий сотрудник думского аппарата, виновный лишь в том, что оказался внешне похож на лидера ФНПР Шмакова. Приняв его за упомянутого профбосса, люди кинулись его бить. Тот при помощи депутатов сумел-таки убедить людей, что он не Шмаков. Но свою порцию яиц он всё-таки получил.

Мы, однако, забыли про ФНПРвцев, оставив их на том эпизоде, как люди вытеснили их с тротуара и порвали голубой транспарант. Однако шмаковцы не исчезли. После того, как коммунисты заняли Охотный ряд и потеряли интерес к тротуару, шмаковцы вернулись-таки на отведенный им пятачок. Было их на порядок меньше, чем коммунистов, поэтому никто к ним интереса не проявлял. Чтобы не скучать, шмаковцы стали развлекаться пением песен под гармошку. Была в их репертуаре и известная песня «Под крылом самолета о чем-то поёт зеленое море тайги», что в отмечавшийся как раз в тот день траур по разбившемуся под Иркутском самолету было в высшей степени неуместно. Под конец коммунисты выразили свое отношение к шмаковцам: поскандировав «позор голубым», отобрали и порвали еще несколько голубых транспарантов. Хотели захватить в качестве трофея еще и власовский флаг, но его шмаковцы отстояли.

Под конец шмаковцы и «Идущие вместе» ушли. Зато поддержать акцию против нового КЗОТа пришли шахтеры НПГ с проходившего в те дни очередного пикета на Горбатом мосту, которые поддержали нас стуком касок.

Этап 3 (11-30 – 12-00) – разгром

К концу стояния у Думы диспозиция была такая: со стороны Манежной площади и Тверской – тройная цепь ОМОНа, со стороны же входа в Думу – цепь милиции, закрывавшая вход, и жиденькая цепь омоновцев, которых можно было легко обойти с флангов и которых люди уже успели распропагандировать. У самого входа в Думу происходил митинг, где захватить мегафон было сравнительно легко. Однако не нашлось авторитетного лидера, который с помощью этого мегафона призвал бы людей собираться у входа в здание для прорыва.

В таких условиях члены РКСМ(б) стали склонять собравшихся, (в первую очередь молодёжь) к такому варианту: когда ОМОН будет «освобождать» проезжую часть, то направить отступающую толпу в сторону Думы, что решило бы еще одну задачу: воссоединение различных группировок, на которые разбились митингующие, в одной ключевой точке.

В целях воспрепятствовать продвижению ОМОНа молодежь выстроила поперек улицы «баррикады» из столбов ограждения дороги с цепями. Естественно, и тут появились «борцы с провокациями», начавшие нас увещевать, что «когда люди будут отступать, они об эти штуки споткнутся и упадут». Пришлось убеждать осторожных в их неправоте: отходить люди будут не вдоль дороги, а по направлению к ГД, и эта дорога как раз будет свободна.

Тем временем появились машины ГАИ вперемешку с ОМОНом, вслед за ними виднелись поливальные машины. Последние, однако, не особенно испугали собравшихся: наоборот, по причине сильной жары холодная водичка пришлась бы очень кстати. Сначала милиция несколько раз объявляла в мегафон: «Сейчас будет восстановлено движение, просьба освободить проезжую часть». Кое-кто начал было отступать и расходиться. Однако молодежь призвала народ не отступать дальше линии «баррикад» и, сцепившись локтями, образовала живую цепь, пробить которую ОМОН с ходу не смог. Некоторые боевые старички легли перед ОМОНом на асфальт, и ситуация для милиции стала совсем сложной.

Тогда они применили военную хитрость: со стороны гостиницы «Москва» подогнали пару троллейбусов. Люди подумали, что этими троллейбусами их сейчас будут таранить, и бросились к этим троллейбусам срывать с них штанги. Но при этом в цепи образовалась брешь, и ОМОН сразу ринулся туда, рассекая толпу на две части и отсекая нас от входа. Тогда комсомольцы призвали народ: «Прорываемся к Думе!» и повернули цепь против ОМОНа. Пошло столкновение стенка на стенку. Что характерно, дубинок ОМОН не использовал, было противостояние двух цепей – нашей и омоновской, в каждой из которых участники соединялись локтями. Борьба шла с переменным успехом: иногда мы прорывались вперед, иногда отступали. Что интересно, в вытеснении нас участвовали как обычные менты, так и омоновцы – вперемешку. И если при этом у обычных милиционеров были осмысленные выражения лиц и они кричали осмысленные вещи, то у омоновцев были какие-то дебильные физиономии с идиотскими улыбками. Видимо, верны слухи, что перед боем омоновцев чем-то накачивают. Кстати, у командира московского ОМОНа говорящая фамилия – Козлов. За день до описанных событий в «МК» была большая статья о его коррумпированности.

Итак, столкновение шло с переменным успехом, но ОМОН опять начал применять военную хитрость. Доустим, выдернут кого-нибудь нашего из строя. Задержать его не задержат, поскольку наши его тут же отобьют[4], но наш строй при этом нарушается, чем ОМОН и пользовался.

Короче, к 12-00 все были вытеснены на тротуары и разделены на 3 группы. По сути, содержательная часть событий была закончена, хотя элементы сопротивления продолжались (закидывание омоновцев яйцами с тротуара и т.п.). К собравшимся выщли депутаты, в том числе В.Гартунг из фракции «Народный депутат»[5] - тоже якобы за народ. Затем к собравшися обратился депутат В.Гришуков из КПРФ и поблагодарил всех за поддержку. Все восприняли это как предложение «сливать воду».

Выводы

Про революцию 1905 года Ленин говорил, что ее главное значение в том, что она показала в действии все классы и партии. И действительно –все политические организации нужно оценивать не по тому, что они говорят и к какому «изму» себя относят, а по их реальным делам. Каковы же оказались дела современных политических организаций за последнее время?

а) все без исключения буржуазные организации: и филиалы партии власти («Единство», ЛДПР, «НарДеп»), и либералы (СПС, Яблоко), и мнящие себя левоцентристами (ОВР, «Российские регионы»)[6] выступили за антинародные законы единым фронтом. Поэтому не надо искать различий: какие из них лучше, какие хуже: как только дело дошло до баррикад, все они оказались (и в следующий раз окажутся!) на стороне баррикад, противоположной народу. Не исключена, конечно, вероятность того, что когда режим Путина всерьез зашатается, то некоторые из его нынешних жополизов тут же открестятся от него и перейдут на сторону народа (известно ведь, что кто громче всех клянется в верности, те первыми и предают). Но до этого еще надо дожить[7].

б) партии, имеющие в своем названии слово «коммунистическая» (КПРФ, РКРП, партия Анпилова с непостоянным названием и др.) дали абсолютно верные оценки антинародной сущности правительственных законов, но… чисто на словах. Сюда же относится и борьба внутри парламента: когда очевидно, что наша позиция не имеет в парламенте большинства, самый разумный вывод – проводить акции внепарламентского давления. Однако с этой точки зрения ничего сделано не было. От даже вполне законной идеи провести часть демонстрантов в здание парламента для развертывания пикета внутри здания, депутаты шарахались в ужасе. А уж магическое слово «провокация» мы в ходе событий 5 июля слышали от наших старших товарищей неоднократно.

В) основную же передовую роль в тех событиях сыграли молодежные организации упомянутых партий – АКМ, СКМ, РКСМ(б) – которые и взяли на себя основную роль – прорыв оцепления, проведение перекрытия, столкновение с ОМОНом[8]. И, что важно отметить, именно члены РКСМ(б), несмотря на их немногочисленность, были в первых рядах.

Итак, схема следующих акций должна быть такая. Скоро снова будет стоять вопрос о противодействии антинародным планам правительства (будь то КЗОТ или земельный кодекс во втором чтении, или ЖКХ, или транспортные проблемы). Кто-то из компартий соберет народ на митинг, а комсомольцы направят народ на радикальные действия. Таков наш план.

А.Буслаев, 9-10 июля 2001 года

(в сносках – современные комментарии к тогдашнему тексту)



[1] Официально этот документ называется «Трудовой кодекс РФ», однако во времена тогдашней кампании протеста использовалось преимущественно название «КЗоТ» («Кодекс законов о труде»), как назывался этот закон раньше.

[2] Вспоминая эти события, понимаешь, что депутаты, испорченные парламентским кретинизмом, истолковали эту обращенную к ним фразу как «включите участников митинга в избирательные списки на следующих выборах». Хотя на самом деле речь шла о том, чтобы в день митинга обеспечить пропуск внутрь здания Госдумы большой группы митингующих с помощью списка – в догрызловской Госдуме был такой демократичный способ проникновения в здание Думы, упраздненный при Грызлове.

[3] Сегодня эта организация известна под названием «Наши»

[4] Надо отметить, что в те времена ОМОН и милиция на митингах вели себя гораздо либеральнее, чем сегодня

[5] Впоследствии этот Гартунг побывает лидером «Партии пенсионеров»

[6] Дело было еще до объединения «Единства» и ОВР в «Единую Россию»

[7] Такой вариант, кстати, весьма вероятен по мере приближения конца президентского срока Путина. Известно же, что таких деятелей, как Медведев, Иванов, Сурков, Сечин и т.п. не объединяет ничего, кроме личности ВВП. Как только уход Путина станет неизбежен (или если его рейтинг будет всерьез подкошен), то тогда отношения внутри Кремля будут напоминать отношения в гитлеровской верхушке, описанные в «семнадцати мгновениях весны»

[8] Впоследствии это единство левых молодежных организаций в реальных действиях получило дальнейшее продолжение в виде акций «Антикапитализм», первая из которых состоялась через 2 месяца после описываемых событий



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 3
Поделиться
Всего комментариев к статье: 1
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой
Dr. Vogel написал 05.07.2007 16:10
Все равно все проиграли с 2001 года.
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss