Кто владеет информацией,
владеет миром

Старые антисоветские песни на новый польский лад

Опубликовано 21.11.2005 автором Владимир Кожевников в разделе

Старые антисоветские песни на новый польский лад

Все нынешнее лето некоторые политики из Варшавы пытались накалить страсти, настроить этнических поляков, проживающих в Беларуси, против официального Минска. И делали это настолько шумно, что отвлекли внимание белорусской и международной общественности от проблемы, которая действительно существует.

Но не в Гродненской области, где все в порядке и где власти спасли ОО “Союз поляков на Беларуси” от раскола, а по другую сторону границы. Ибо речь пойдет не о поляках в Беларуси, а о белорусах в Польше. Люди без прошлого Странные цифры попались мне на глаза. Согласно справочникам, в Польше проживают около 300 тысяч этнических белорусов.

Сведения устаревают, потому периодически проводят перепись населения. И вот результаты последней переписи ошеломляют. Выявили всего 48,7 тысячи белорусов -- почти все этнические белорусы этой страны, более чем четверть миллиона человек, в одночасье исчезли... Хотя всем доподлинно известно, что не было в Польше в последнее время ни войны, ни мора, ни переселения массового. Что же стряслось с нашими соотечественниками в соседней стране?

Председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Беларуси по международным делам и национальной безопасности Николай Чергинец, который не так давно побывал в Польше, пришел к выводу, что нынешние польские власти целенаправленно размывают местные диаспоры. Такого опыта современной польской государственной машине не занимать. Накапливался он еще в период между первой и второй мировыми войнами.

Инородцам -- украинцам, белорусам, русским -- планомерно и методично мешали проявлять свою национальную самобытность, стирали их историческую память. А память эта хранит и родную восточнославянскую речь, и народные обычаи, и национальные традиции, и православную веру.

Православные восточные славяне веками населяли земли западнее Буга -- нынешние восточные воеводства Польши. О себе говорили: мы “тутэйшыя”, то есть здешние. Согласно переписи 1931 года, более 1 миллиона православных коренных жителей Польши считали своим родным языком украинский, почти 1 миллион -- белорусский, еще 100 тысяч -- русский. Время жестоко обошлось с ними. В период между 1918-м и 1938 годами православные в Польше потеряли более 600 храмов. Часть из них была отобрана римско-католической церковью, другие -- разрушены.

Православным твердили: вы не коренные жители, ваших предков привез в Польшу в вагонах русский царь. Не хотелось бы верить в то, что драматичная судьба восточных славян в Польше возвращается на круги своя, но достоянием гласности становятся тревожные и уже отнюдь не исторические, а свежие факты: при переписи неполяков счетчики указывали в сведениях без учета их мнения и согласия польскую национальность. Либо в графе “национальность” ставили прочерк.

Так вот и вышло, что в Польше проживают сейчас около 700 тысяч человек без национальности.

Злой телеэкран

Признаться, меня заинтересовала не столько польская государственная статистика, сколько настроения самих восточных славян, которые живут за Бугом. Ознакомиться с ними в век Всемирной паутины -- не проблема. В Польше действуют несколько интернет-форумов, на которых обсуждают свои проблемы наши соотечественники. Те из них, на которые я послал свои вопросы, оказались довольно посещаемыми.

Посыпались комментарии, люди начали охотно обсуждать тему своей жизни в Польше и связь с исторической родиной. Приведу, в частности, такие вот высказывания: “Когда начинаются нападки на Беларусь, когда ее называют недемократичной страной, становится просто смешно. Польская пропаганда жестоко обманывает свой народ.

Возьмите любую новость из Беларуси и посмотрите, в какой интерпретации ее подает польское телевидение. И делают это с особым смаком. Потом народ спрашивают: а за что русских любить -- за то, что на много лет Польша исчезла с карты? Но... простили же немцам”. “У меня своя фирма, и все у меня есть. Но последнее время стал жалеть, что живу в этой стране. И все, кого я знаю из наших, думают так же. Нам все чаще дают понять, что Польша -- для поляков”. “Моя знакомая созналась, что стыдится общаться на русском. А ведь русскоязычные, живущие в Польше, в большинстве своем болеют душой и за свою Польшу. Хотят, чтобы здесь лучше было”. “Попробуйте в очереди по-белорусски что-то сказать. Головы будут вертеть так, будто случилось что-то из ряда вон выходящее. Грустно осознавать, что нужно говорить только по-польски. И ни словом, ни видом не показывать, откуда твои корни. Особенно это стало заметно в последнее время”.

А вот для контраста откровения одного поляка: “...Убирайтесь домой, вы нам здесь сильно надоели. Отнимаете у поляков работу. Никто вас сюда не приглашал!” Судя по этим высказываниям, нас и впрямь пытаются поссорить с западной соседкой.

Стремятся опорочить и Беларусь, и Россию, посеять в умах поляков ненависть к “выходцам с востока”, якобы отнимающим работу, а белорусам и русским -- привить мысль о их некой “ущербности”. На смену оптимизму пришел страх Феномен странного “исчезновения” четверти миллиона белорусов, как выяснилось, объясняется еще и тем, что представители национальных меньшинств в Польше, пытаясь избежать притеснений по национальному признаку при трудоустройстве, при продвижении по службе, вынуждены сами называть себя поляками.

За примерами далеко ходить не надо: в городской управе Белостока, в месте компактного проживания белорусов, нет ни одного чиновника белорусской национальности, белорусов здесь не принимают в полицию и другие органы государственной безопасности и управления. (Это, кстати, разительно отличается от того, что мы наблюдаем в нашей стране. В Гродненском облисполкоме, например, двенадцать из двадцати руководящих должностей занимают этнические поляки.)

Нечто подобное живущие в Польше белорусы уже проходили. В межвоенный период они не могли работать в госучреждениях и занимать ответственные должности, что было запрещено законом. Занимать ответственные должности могли только поляки -- а белорус для этого должен был официально принять католическую веру, только тогда он мог получить работу.

Несмотря на все нынешние сложности, белорусы в Польше открывают свои независимые издательства и редакции СМИ. Выходит еженедельник белорусов “Нива”. Свою цель его сотрудники видят в том, чтобы белорусы не ассимилировались, сохранили национальное самосознание, помнили об исторических корнях. Кое-кому такая цель пришлась явно не по душе -- и сотрудников редакции этого издания решили дискредитировать...

Представительство Высшей контрольной палаты в Белостоке учинило проверку, в ходе которой были выявлены ошибки формального характера, которые допустил главный бухгалтер. Сразу следует заметить, что дотошные ревизоры не выявили ни единого злотого, ни единого гроша растраты или расходования денег на неуставные цели.

Но, изощренно манипулируя цифрами и фактами, обвинили и учредителя, и издателя, и редакцию, и сотрудников еженедельника в нарушениях финансового законодательства. Ревизоры развернули клеветническую пропагандистскую кампанию. На “жареные” факты тотчас сбежались репортеры польских масс-медиа. В Белостоке побывал шеф Высшей контрольной палаты Мирослав Сэкула, который на пресс-конференции поддержал психологический террор в отношении белорусской интеллигенции -- одобрил действия своих подчиненных.

Масла в огонь подлила прокуратура, состоящая из поляков. Она распространяла в СМИ информацию о том, будто белорусы, издавая свой еженедельник, совершили деяния, за которые им угрожает до 8 лет тюремного заключения. Пресса настолько разожгла страсти, что оскорбления в адрес “Нивы” на польских интернет-форумах сопровождались шовинистическими предложениями упрятать за решетку всех находящихся в Польше белорусов...

После такой лихо спланированной “артподготовки” дело было направлено в прокуратуру. По отношению к лидерам диаспоры, журналистам, словно к опасным уголовникам, применили унизительные процедуры. Прокуратура возбудила 11 уголовных дел и предложила сделку: согласиться на “условное наказание”.

Это означает, что активисты белорусской диаспоры должны были признать свою вину в умышленном нарушении закона и отделаться испугом. Но белорусы на такую сделку не пошли и заявили о готовности предстать перед судом, чтобы доказать свою невиновность. Их дела в соответствии с польскими законами отправлены на судебное расследование.

После всего этого многие белорусы, проживающие в этой стране, почувствовали страх. До этого они жили с оптимистическим убеждением, что являются гражданами цивилизованного европейского демократического государства, платят налоги на содержание полиции, прокуратуры, администрации, а те охраняют их гражданские права. У пожилых белорусов это вызвало еще и определенные исторические ассоциации.

После первой мировой войны в результате неприятия подобной националистической политики в Восточной Польше возникла “Белорусская крестьянско-рабочая Грамада” -- самая массовая в Европе крестьянская партия. Она включала в себя около 100 тысяч членов. Но в 1927 году польские власти арестовали руководителей “Грамады” и бросили их в тюрьмы...

А к 1935 году вообще ликвидировали все белорусские организации. Земля уходит из-под ног Польская пресса дошла до того, что пишет: нет в стране никаких белорусов. Те, кого белорусами называют, -- русифицированные православные поляки... И это не в диковинку. Манипулирование с понятиями национальности и вероисповедания в польском государстве -- отработанный прием.

В межвоенный период местные власти провозгласили: белорусы -- это только православные. А те, кто католики, -- те все поляки. Но, похоже, современные власти продвинулись куда дальше довоенных. Администрация преднамеренно перекроила карту, изменила границы избирательных округов таким образом, чтобы в каждом из них не было слишком много этнических белорусов.

Цели понятны: чтобы при “демократических” выборах они не продвигали своих кандидатов, а те не лоббировали национальные интересы белорусов. Родная земля медленно, но верно уходит у тамошних белорусов из-под ног. Формально польские власти не отрицают, что белорусы в восточном регионе страны живут на своей земле. Но тем временем поляки из Варшавы скупают в деревнях дома и участки белорусов.

В европейских документах записано, что в местах проживания национальных меньшинств не может наступить отчуждение земли -- но мало ли что напишут в Брюсселе... Забирать землю у выходцев с востока -- давняя традиция в Польше.

Во время первой мировой войны полтора миллиона белорусов были вынуждены стать беженцами. А когда они возвращались наконец в родные места, то оказывались совсем в другом государстве, которое их не признало. Белорусы лишились тогда своих земельных наделов, ими завладели польские “осадники”. Большинство поляков не желают, чтобы что-то экстраординарное на их земле происходило.

Народ, натерпевшийся бед от войн, революций и политических противостояний, жаждет мира и спокойствия, стремится жить в согласии с соседями, и особенно с братским славянским восточным соседом. Ныне Польша, устремившись на Запад, продекларировала свою приверженность к общечеловеческим ценностям, к демократии, к соблюдению прав национальных меньшинств. И теперь дело за немногим: свято блюсти то, что продекларировано. Вот это, как видим, у варшавских политиков пока и не получается.



Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss