Кто владеет информацией,
владеет миром

Жалоба нацболов в Европейский суд по правам человека

Опубликовано 16.06.2005 в разделе

Au Greffier de la

Cour europeenne des Droits de l'Homme

Conseil de l'Europe

F-67075 StrasbourgCedex

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Совет Европы

Страсбург, Франция

ЖАЛОБА

в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека

и статьям 45 и 47 Регламента Суда

ВАЖНО: Данная жалоба является юридическим документом и может повлиять на Ваши права и обязанности

1. СТОРОНЫ

А. Заявители

1.Фамилия заявителя      Линд      

2.Имя, отчество      Владимир Яапович               

            пол:              мужской                                                                                                                                

3.Гражданство    Российская Федерация, королевство Нидерланды   

4.Род занятий                  студент Санкт-Петербургского государственного университета,          

                              с 14 декабря 2004 года находится под стражей

5.Дата и место рождения    5 октября 1981, г.Гаага,  Нидерланды

6.Постоянный адрес    г.Санкт-Петербург, ул.Сикейроса, д.12, кв.161

7.Номер телефона     8-812-510-98-56      

8.Адрес проживания в настоящее время    103055 Москва, улица Новослободская, дом 45, ИЗ 77/2.

9.Имя и фамилия представителя    Дмитрий Аграновский

10.Род занятий представителя         адвокат

11.Адрес представителя      144006 Московская область, город Электросталь, улица 

                                                 Первомайская дом 6, Электростальский филиал 

                                                 Московской областной коллегии адвокатов.

12.Номер телефона               8-903-746-98-94, 8-09657-64890

9.1. Имя и фамилия представителя   Елена Липцер

10.1. Род занятий представителя       адвокат

11.1. Адрес представителя     125009 Москва М.Кисловский пер. д. 7 стр. 1 пом. 22

                                                 Центр содействия международной защите                                           

12. 1. Номер телефона            8-095-291-10-74

В. ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА

13.

Российская Федерация

               II. ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

14.

14.1.   14 декабря 2004 года Заявитель, будучи членом левой политической организации Национал-Большевистская Партия Российской Федерации, имея право на свободу мысли, включающее в себя свободу исповедовать убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, в том числе публичным порядком, а также имея  право на свободу мирных собраний для защиты своих интересов, вместе с группой граждан, состоящих в Национал-Большевистской Партии Российской Федерации, общим  количеством 40 человек, пришел к Общественной Приемной Администрации Президента РФ, расположенной по адресу: Москва, ул.Ильинка, д.23 строение 1.

Учитывая, что вход в Общественную Приемную Администрации Президента РФ свободный, Заявитель и другие граждане общим количеством сорок человек, прошли в кабинет №14, расположенный в Общественной Приемной Администрации Президента, где, задвинув изнутри входную дверь металлическим сейфом, потребовали, чтобы Президенту РФ было передано их Обращение, в котором перечислялись нарушения Прав Человека в России, ответственность за которые, по мнению авторов Обращения, лежит на Президенте Российской Федерации.    

Такими нарушениями, по мнению авторов Обращения, в частности являются:

- фальсификация выборов – как в Государственную Думу, так и Президентских;

- лишение граждан России избирательных прав: переход к назначению губернаторов, разрушение таким образом федеративного государства.

- закрытие независимых телеканалов;

- вмешательство в выборы в Абхазии и на Украине;

- возобновление политических репрессий в России.  

Никто из участников акции не повреждал и не уничтожал никакого имущества, а также не применял насилия к кому бы то ни было.

Примерно через 40 минут прибывшие в Общественную Приемную Администрации Президента сотрудники ОМОН ГУВД г.Москвы  и Федеральной службы охраны (ФСО) РФ выбили дверь  кабинета №14 Общественной Приемной Администрации Президента, задержали всех находившихся в кабинете граждан, в том числе и Заявителя и доставили их в ОВД «Китай-город» г.Москвы.

            

  14.2. Хамовнический районный суд г.Москвы 16.12.2004 г. избрал Заявителю меру пресечения виде заключения под стражу.

  Всем остальным лицам, задержанным 14.12.2004 в кабинете №14 Общественной Приемной Администрации Президента, среди которых было 9 женщин и 9 граждан, не достигших 18-летнего возраста, также была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

  

14.3. 21.12.2004 г. Заявителю было предъявлено обвинение по ст.214 УК РФ «Вандализм», предусматривающей наказание в виде штрафа, ст.167 ч.2 УК РФ «Умышленное  уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба и иные тяжкие последствия», предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет и ст.278 УК РФ «Насильственный захват или насильственное удержание власти». Санкция статьи 278 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет (см. Приложение 1).

Полностью идентичное обвинение было предъявлено и  всем остальным лицам, в количестве 39 человек, задержанным 14.12.2004 в кабинете №14 Общественной Приемной Администрации Президента.

14.4.  8.02.2005 г.Постановлением Замоскворецкого районного суда г. Москвы мера пресечения Заявителю  – заключение под стажу – продлена до четырех месяцев, т.е. до 14 апреля 2005 года включительно (см. Приложение 2).

14.5. 16.02.2005 г. Заявителю было предъявлено новое обвинение – его действия переквалифицированы со ст.ст.214, 167 ч.2, 278 УК РФ на ст.212 ч.2 УК РФ «Участие в массовых беспорядках», предусматривающую наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 8 лет (см. Приложение 3).

Как видно из текста Постановления о привлечении в качестве обвиняемого, даже органы предварительного расследования полагают, что массовые беспорядки, в которых, якобы, участвовал Заявитель, происходили внутри одного изолированного помещения – кабинета №14 Общественной Приемной Администрации Президента.

   

14.6.  14.04.2005 года Постановлением Замоскворецкого районного суда г. Москвы мера пресечения Заявителю – заключение под стажу – продлена до семи месяцев, т.е. до 14 июля 2005 года включительно (см. Приложение 4).

В судебном заседании Заявитель и его защита сообщили суду, что не нуждаются в столь длительном сроке для ознакомления с материалами уголовного дела и завершат процесс ознакомления значительно раньше.

Также Заявителем и его защитой суду было сообщено, что Заявитель ранее не судим, студент 5-го курса дневного отделения философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, по месту жительства и учебы характеризуется положительно.

Защита Заявителя попросила суд обратить внимание на конкретные обстоятельства инкриминируемого Заявителю деяния. Проанализировав эти обстоятельства, не составляет труда сделать вывод, что Заявитель не представляет никакой опасности для общества (и даже наоборот!). Кроме того, суду был сообщен  тот факт, что объем обвинения по делу существенно снижен – действия обвиняемых переквалифицированы со ст.ст.167 ч.2, 214, 278 УК РФ на ст.212 ч.2 УК РФ.

Правоприменительная практика, сложившаяся в России такова, что к лицам, впервые обвиняемым в совершении  аналогичных по тяжести преступлений, положительно характеризующимся и имеющим постоянное место жительства на территории Российской Федерации, мера пресечения в виде заключения под стражу применяется лишь в исключительных случаях. В чем исключительность случая Заявителя, ни в одном из судебных решений по его делу не указано.

14.7. Само производство предварительного расследования по одноэпизодному  делу было неоправданно затянуто – с 14.12.2004 г. по 14.03.2005 г., то есть на 4 месяца. Продление еще на три месяца срока содержания под стражей под предлогом необходимости ознакомления обвиняемых с материалами дела (принимая во внимание, что никто из обвиняемых об этом не ходатайствует), нарушает право Заявителя на  рассмотрение его дела в разумный срок.

Однако суд, в обосновании принятого решения, в Постановлении о продлении срока содержания под стражей указал: «Оснований для отмены или изменения обвиняемому меры пресечения не имеется, так как с учетом тяжести предъявленного ему обвинения и данных о его личности по делу имеются достаточные основания полагать, что он, находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда.»

Другой мотивировки принятого решения суд не привел.

14.8. Адвокатом Заявителя на Постановление Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 14.04.2005 г. была подана кассационная жалоба (см. Приложение 5), в которой были приведены вышеперечисленные доводы.

В кассационном слушании по делу Заявитель и его защита сообщили Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда, что ознакомились с материалами дела в полном объеме и  13.05.2005 г. ими будет подписан соответствующий протокол.  Заявитель и его защита ознакомились бы с материалами уголовного дела еще раньше, если бы процесс ознакомления не был затруднен нахождением Заявителя и всех других проходящих по делу лиц в различных следственных изоляторах г.Москвы.

14.9. Однако, 11.05.2005 г. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда (см. Приложение 6). Постановление Замоскворецкого районного суда г.Москвы от 14.04.2005 г. о продлении срока содержания под стражей Заявителю  оставлено  без  изменения.

14.10. 13.05.2005 г. Заявитель и его адвокат подписали протокол об окончании ознакомления с материалами уголовного дела.

14.11. В настоящее время Заявитель содержится в следственном изоляторе 77/2 г.Москвы, в корпусе, предназначенном для опасных и особо опасных преступников. В камере, размером примерно 3 на 4 метра, помимо Заявителя, содержится еще четверо заключенных, то есть на одного заключенного приходится примерно 2,4 кв.м., что является нарушением российского законодательства, в соответствии с которым на одного заключенного должно приходиться 4 кв.м.

Таким образом, возможность для какого-либо уединения в камере отсутствует, что для Заявителя, студента-философа, ранее никогда не бывавшего в тюремных условиях, является постоянным стрессом.

Освещение в камере включено круглосуточно, что значительно ухудшает условия для сна и отдыха Заявителя, а кроме того, способствует дальнейшему ухудшению  зрения Заявителя – Заявитель страдает миопией средней степени и вынужден носить очки.

В камере Заявителя имеются насекомые – тараканы, сверчки. Туалет в камере отделен от остальной части камеры ширмой высотой около метра. Умывальник располагается здесь же. Таким образом, возможность уединения исключается, Заявитель вынужден пользоваться туалетом, фактически, при других заключенных и  присутствовать при использовании туалета другими заключенными. Душ в камере отсутствует. Заявитель обладает правом на посещение бани один раз в неделю, где имеет возможность принять горячий душ в течение 10 минут.

Заявитель не получает в тюремных условиях ни специального питания, ни специальной медицинской помощи, за исключением простейших дешевых лекарственных препаратов (аспирина, анальгина).

Заявитель пользуется правом на прогулку один раз в сутки в течение 40 минут – 1 часа в крытом тюремном дворике размером приблизительно 3 на 5 метров. Все остальное время он вынужден находится  в камере в условиях недостаточной вентиляции.

Несмотря на то, что Заявитель обладает правом иметь при себе в камере до 10 книг, книги ему не передаются,  из газет доступна только одна – «Комсомольская правда», но даже она приносится  с опозданием в месяц. Телевизор в камере не работает.

Все вышеперечисленное привело к ухудшению физического и особенно психического и психологического состояния Заявителя.

При решение судом вопроса о заключении Заявителя под стражу, о продлении срока содержания под стражей, защита указывала суду на все эти обстоятельства. Однако, суд оставил Заявителя в тюремных условиях, являющихся бесчеловечными по отношению к Заявителю и  унижающими его человеческое достоинство.

Фактически, нахождение Заявителя под стражей является ни чем иным, как формой наказания, которое Заявитель вынужден нести еще задолго до того, как суд решит, виновен  ли Заявитель по существу предъявленного ему обвинения, или нет.

14.12. Как было сказано выше, Заявитель и проходящие по  делу лица в количестве 39 человек, являются членами оппозиционной политической организации «Национал-Большевистская Партия Российской Федерации». Социальный состав этой организации  - в абсолютном большинстве студенты и молодые люди из средне- и малообеспеченных семей. Полагаю, что по отношению к членам Национал-Большевистской Партии в Российской Федерации применяются неоправданно суровые меры воздействия со стороны государственных органов.

Так, кроме привлечения к уголовной ответственности Заявителя и 39 проходящих с ним по делу молодых людей, 20.12.2004 г.Москве 7 членов Национал-Большевисткой Партии осуждены к 5 годам лишения свободы за участие в мирной ненасильственной акции протеста в Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации (в последствии  приговор изменен – троим осужденным наказание снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы и четверым – до 3 лет лишения свободы).

Кроме того, в настоящее время к уголовной ответственности привлечены двое 19-летних членов Национал-Большевистской Партии (Евгений Логовский и Ольга Кудрина) за то, что они 4.05.2005 вывесили на здании гостиницы «Россия» лозунг «Путин, уйди сам!» и выдвигали требования правозащитного характера, в частности освобождение политических заключенных в России. Им предъявлено обвинение по ст.167 ч.2 УК РФ Умышленное уничтожение и повреждение имущества», предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет и по ст.213 ч.2 УК РФ «Хулиганство с применением предметов, используемых  в качестве оружия», предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

Таким образом, только в Москве необоснованным и неоправданным мерам государственного воздействия (привлечение к уголовной ответственности) по политическим мотивам были подвергнуты 50 (пятьдесят) молодых граждан – членов Национал-Большевистской Партии.

Все эти факты позволяют сделать вывод, что незаконное и необоснованное привлечение к уголовной ответственности с последующим заключением под стражу членов оппозиционной политической организации, не запрещенной законом, носит систематический характер.

III. ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШИХ МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЙ КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И СООТВЕТСТВУЮЩИХ АРГУМЕНТОВ ЕГО/ИХ ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ.

15.

15.1. Вышеуказанными действиями и решениями органов Российской Федерации были нарушены следующие права Заявителя:

- Право не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, предусмотренное статьей 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Полагаем, что содержание Заявителя в течение неоправданно длительного времени в условиях следственного изолятора представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение.

Условия содержания Заявителя описаны в разделе изложения фактов п. 14.11. Из описания Заявителем условий содержания в следственном изоляторе следует, что на одного заключенного приходится менее 4 кв. м., предусмотренных российским законодательством.

В решении «Калашников против России» в п. 97. Суд отметил, что: «камера, в которой содержался заявитель, была размером 17 квадратных метров (согласно информации, предоставленной заявителю) и 20, 8 квадратных метров (согласно информации, предоставленной Правительством). Она была оборудована койками и предназначалась для 8 заключенных. Может обсуждаться вопрос, соответствовало ли такое помещение  общепринятым стандартам. В этой связи Европейский  суд указывает, что Европейский Комитет по предотвращению пыток и унижающего и бесчеловечного отношения и наказания установил стандарт 7 квадратных метров на заключенного (см. 2 Доклад – CPT\inf(92)3 п.43), таким образом, 56 квадратных метров на 8 заключенных».

Следовательно, на 5 заключенных должно приходиться 35 кв. м., а не 12 кв. м. как это имеет место быть в настоящее время.

            Учитывая тот факт, что Заявитель практически лишен нормального воздуха, не обеспечен необходимым питанием, учитывая его болезни, находится в камере с постоянно включенным светом в антисанитарных условиях, полагаем, что есть основания говорить о нарушении его права, гарантированного статьей 3 Конвенции.

- Право на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренное пунктом  «с» части 1 статьи 5Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Нарушение этого права выразилось как в неправомерном  избрании в отношении Заявителя меры пресечения в виде заключения под стражу, так в ее необоснованном продлении на неоправданно длительный срок.

Суд, избирая Заявителю меру пресечения в виде заключения под стражу, указал, что Заявитель подозревается в совершении нескольких преступлений, в том числе и особо тяжкого, находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, оказать давление на свидетелей, скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу. Кроме того, суд указал, что принимает во внимание обстоятельства и способ совершения преступления.

Однако, все эти выводы суда являются лишь предположениями, ничем не обоснованными и никак не мотивированными.

Как видно из описания обстоятельств дела, приведенном в п.14.1 настоящей жалобы, деяние, совершение которого вменяется Заявителю, являлось однократной и законченной формой выражения протеста и в принципе не могло быть продолжено. По этой же причине Заявителю не было необходимости оказывать давление на свидетелей, препятствовать установлению истины по делу либо скрываться от следствия и суда. Обстоятельства и способ совершения преступления – мирная ненасильственная акция протеста в Общественной приемной Администрации Президента РФ – никак не должны были повлиять на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу.

Таким образом, для избрания Заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу  не было ни одного основания предусмотренного пунктом  «с» части 1 статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В избрании в отношении Заявителя меры пресечения в виде заключения под стражу усматривается также нарушение в отношении Заявителя статьи 18 Конвенции, в соответствии с которой ограничения, допускаемые в Конвенции в отношении прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены.

Как указывалось в п. 14.6 изложения фактов, в отношении лиц, которые аналогично Заявителю впервые привлекаются к уголовной ответственности, положительно характеризуются, имеют постоянное место жительства, только в исключительных случаях применяется мера пресечения в виде заключения под стражу.

Заявитель полагает, что заключение его под стражу имеет истиной своей целью воспрепятствовать его деятельности в Национал-Большевистской Партии.

 В Постановлении о продлении срока содержания под стражей от 14.04.2005 суд, продлевая Заявителю содержание под стражей на три месяца, указал, что оснований для отмены или изменения обвиняемому меры пресечения не имеется, так как с учетом тяжести предъявленного ему обвинения и данных о его личности имеются достаточные основания полагать, что он, находясь на свободе, скроется от следствия и суда.

Свои выводы суд не обосновал ничем. Он просто «проштамповал» ходатайство следователя. Данные о личности Заявителя исключительно положительные, тяжесть обвинения значительно снижена по сравнению с тем обвинением, которое послужило основанием для взятия  Заявителя под стражу. Никаких оснований полагать, что Заявитель скроется от следствия и суда, в Постановлении суда не приведено.

           Таким образом, мера пресечения продлевалась в нарушение п.«с» части 1 статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В продлении в отношении Заявителя меры пресечения в виде заключения под стражу усматривается также нарушение в отношении Заявителя статьи 18 Конвенции, в соответствии с которой ограничения, допускаемые в Конвенции в отношении прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены.

-Право на освобождение до суда, предусмотренное части 3 статьи 5  Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Продление Заявителю срока содержания под стражей на три месяца неоправданно затягивает сроки проведения предварительного расследования и не вызвано никакой необходимостью.

В судебных решениях по делу не приводится,  убедительных доводов, почему  Заявитель  не может быть освобожден из-под стражи до суда.

К настоящему времени Заявитель содержится под стражей уже 6 месяцев.

В соответствии с практикой Европейского Суда «Наличие обоснованных подозрений в совершении преступления является обязательным условием содержания обвиняемого под стражей, но по прошествии определенного времени одного такого подозрения недостаточно». (Ilijkov v. Bulgaria, Application no. 33977/96, Judgment 26 July 2001, para. 77; Demirel v. Turkey, Application  no. 39324/98, Judgment 28 January 2003, para. 58).

            Предварительное расследование по делу уже закончено. В этой связи Европейский суд придерживается следующей позиции: «Суд без труда понимает, что власти должны содержать подозреваемого в тюрьме, по крайней мере, в начале расследования, чтобы помешать ему создать помехи для этого расследования, особенно, когда речь идет (…) о сложном деле, требующем трудных и многочисленных исследований. Однако обязательных требований расследования не достаточно – даже в подобном деле – для оправдания такого заключения под стражу: обычно, опасность уменьшается со временем, по мере того как расследование проведено, свидетельские показания записаны и проверки выполнены» (W. cSuisse, 33,35; Clooth,43).

            Данное дело нельзя назвать сложным, однако, производство предварительного расследования по одноэпизодному делу было неоправданно затянуто – с 14.12.2004 по 14.03.2005, то есть на 4 месяца. Еще менее оправдано содержание все это время Заявителя под стражей.

Замоскворецким судом при продлении срока содержания Заявителя не было доказано наличие оснований для дальнейшего содержания Заявителя под стражей. Ссылка суда на то, что «необходимо выполнить ряд следственных действий» не является достаточным основанием для того, чтобы содержать обвиняемого под стражей.

В соответствии с практикой Европейского Суда «…Продолжительный срок предварительного заключения может быть оправдан по конкретному делу лишь в том случае, когда имеются конкретные признаки реального требования общественного интереса, которое, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает правило уважения личной свободы. Любая система обязательного предварительного заключения под стражу сама по себе несовместима со ст. 5 § 3 Конвенции… Когда [внутреннее] законодательство предусматривает презумпцию в отношении факторов, имеющих значение для продления срока содержания под стражей… наличие конкретных факторов, перевешивающих правило уважения личной свободы, должно быть, тем не менее, убедительно продемонстрировано. Кроме того, Суд убежден, что обязанность установления таких факторов лежала на правительстве. Возложение бремени доказывания в таких вопросах на заключенного равнозначно отмене действия статьи 5 Конвенции – нормы, которая делает заключение под стражу исключительным отклонением от принципа личной свободы, которое позволительно лишь в исчерпывающе перечисленных и строго определенных случаях» (Ilijkovv. Bulgaria, Applicationno. 33977/96, Judgment26 July2001, para. 84, 85).

В данном случае наличие конкретных факторов, перевешивающих правило уважения личной свободы судом продемонстрировано не было.

Однако, из практики Европейского Суда следует, что позиция Суда состоит в следующем.

«Если содержание под стражей продолжается только из-за опасения, что обвиняемый скроется от правосудия, его, тем не менее, следует освободить из-под стражи, если он представит соответствующие гарантии» (Wemhoff, 15).

«Если содержание под стражей продолжается только из-за опасения, что обвиняемый скроется от правосудия, его, тем не менее, надо освободить из-под стражи, если он представит соответствующие гарантии, что не скроется от суда, например, внесет залог» (Letellier, 46).

- Право свободно выражать свое мнение, предусмотренное пунктом 1 статьи 10 Европейской Конвенции о защите  прав человека и основных свобод.

Заявитель, участвуя в публичной акции, проводимой Национал-Большевистской партией, в числе прочих высказывал свое мнение относительно деятельности Президента РФ, которая по его мнению, ущемляет права граждан РФ.

В решении Европейского Суда по делу Handyside указано, что: «Свобода выражения мнения, сформулированная пунктом 1 статьи 10, составляет одну из существенных основ демократического общества, одно из основных условий прогресса. За исключением ситуаций, определенных пунктом 2 статьи 10, положения этой статьи имеют прямое отношение не только к информации и идеям, полученным для подтверждения благоприятной для государства точки зрения, безобидным и нейтральным, но и к тем идеям и той информации, которые провоцируют действия, вызывают шок или беспокойство, этого требуют плюрализм, терпимость и открытость, без которых не существует демократического общества». Это же относится и к способам выражения своих идей и мнений.

Заявитель и иные участники проводимой ими акции считали, что только таким путем они смогут привлечь  внимание властей к общественно значимой проблеме.

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции предусмотрены ограничения или санкции со стороны государства, но они должны быть предусмотрены законом и быть необходимыми в демократическом обществе.

Привлечение Заявителя к уголовной ответственности и помещение его в следственный изолятор представляется не пропорциональным и не соразмерным вмешательством государства в его право выражения своего мнения.

Заявитель считает, что такое вмешательство в его право со стороны государства не было «необходимым в демократическом обществе».

- Право на свободу мирных собраний для защиты своих интересов, предусмотренное пунктом 1 статьи 11 Европейской Конвенции о защите  прав человека и основных свобод.

Исходя из утверждения Европейского Суда о том, что «Свобода мнений, обеспечиваемая статьей 10, является одной из целей свободы мирных объединений, чему посвящена статья 11» (Ezelin, 37), доводы Заявителя относительно нарушения данного права (гарантированного статьей 11 Конвенции) аналогичны доводам о нарушении его права, гарантированного статьей 10 Конвенции.

Заявитель считает, что он имел право на участие в мирном собрании лиц, направленном на защиту их интересов. Вмешательство же государства в данное право не было «необходимым в демократическом обществе» и не является пропорциональным и соразмерным.

15.2. Учитывая, что незаконное и необоснованное привлечение к уголовной ответственности с последующим заключением под стражу членов оппозиционной политической организации, не запрещенной законом, носит систематический характер, просим в соответствии с Правилом 40 Регламента Европейского Суда по правам человека,  незамедлительно проинформировать Российскую Федерацию о факте подачи настоящей жалобы и ее предметном содержании.

Кроме того, учитывая большое и постоянно увеличивающееся количество лиц – членов Национал-Большевистской Партии и других оппозиционных политических организаций, привлекающихся в России к уголовной ответственности, в соответствии с Правилом 41 Регламента Европейского Суда по правам человека, просим дать настоящей жалобе приоритетный характер.

IV.ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 ПАРАГРАФ 1 КОНВЕНЦИИ

16. Окончательное внутреннее решение –

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11.05.2005 г. Постановление Замоскворецкого районного суда г.Москвы от 14.04.2005 г. о продлении срока содержания под стражей Заявителю оставлено без изменения.

17. Другие решения

Постановлением Замоскворецкого районного суда от 14.04.2005 г. срок содержания под стражей Заявителю продлен на три месяца, а всего до семи месяцев, то есть до 14.07.2005 г. включительно.

18. Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

Не располагаем.

Учитывая явную тенденциозность и необъективность предварительного расследования по делу Заявителя, судебных решений по его делу, а также с учетом практики рассмотрения в Российской Федерации уголовных дел в отношении членов Национал-Большевистской партии  и членов других оппозиционных ораганизаций, учитывая то, что потерпевшими признаны государственные учреждения – Федеральная  служба охраны (ФСО) Российской Федерации и Федеральное государственное учреждение «Производственно-техническое объединение» Управления делами Президента Российской Федерации, полагаем, что нами исчерпаны все национальные судебные средства защиты прав Заявителя.

V. ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ПО СПРАВЕДЛИВОМУ ВОЗМЕЩЕНИЮ

19.

Просим Суд признать, что в отношении Заявителя имели место нарушения  статьи 3, пункта «с» части 1 статьи 5, части 3 статьи 5,  части 1 статьи 10,  части 1 статьи 11 Европейской Конвенции о защите  прав человека и основных свобод.  Обязать Российскую Федерацию принять меры для устранения допущенных нарушений. В соответствии со ст.41 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, учитывая наступившие тяжкие последствия в виде нахождения Заявителя под стражей в течение длительного времени,  обязать Российскую Федерацию выплатить Заявителю справедливую компенсацию в размере 50.000 (пятьдесят тысяч) евро.

VI.ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО

20. Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии в другие международные инстанции с целью рассмотрения или урегулирования? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.

Не подавали.

VII.СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ

21.

1. Копия Постановления о привлечении Заявителя в качестве обвиняемого по ст.ст.214, 167 ч.2, 278 УК РФ от 21.05.2004.

2. Копия  Постановления Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 8.02.2005 о продлении Заявителю  меры пресечения в виде заключения под стажу до четырех месяцев, т.е. до 14 апреля 2005 года включительно.

3. Копия Постановления о привлечении Заявителя в качестве обвиняемого по ст.212 ч.2 УК РФ от 16.02.2005.

4. Копия Постановления Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 14.04.2005 о продлении Заявителю меры пресечения в виде заключения под стажу до семи месяцев, т.е. до 14.07.2005 года включительно.

5. Копия кассационной жалобы адвоката Аграновского Д.В. на Постановление Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 14.04.2005.

6. Копия Определения Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11.05.2005.

7.  Доверенность Линда В.Я. на представление его интересов в Европейском Суде по Правам Человека адвокатом Аграновским Д.В.

8. Доверенность Линда В.Я. на представление его интересов в Европейском Суде по Правам Человека адвокатом Липцер Е.Л.

VIII.ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ

22. Мы, нижеподписавшиеся, подтверждаю, что все сведения, которые я указал (а) в формуляре являются верными.

Адвокат                                                                      Аграновский Д.В.

Адвокат                                                                      Липцер Е.Л.



Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss