Кто владеет информацией,
владеет миром

Правозащитник Вадим Курамшин сидит под арестом незаконно?

Опубликовано 30.11.2012 автором Андрей Андреев в разделе

Правозащитник Вадим Курамшин сидит под арестом незаконно?

Источник: "Республика"
Адвокаты подали ходатайство об изменении меры пресечения Курамшину на подписку о невыезде. В ходе допроса одного из свидетелей обвинения выяснилось, что он все время давал разные показания. 
 
В среду на очередное заседание по делу Курамшина в Тараз прибыли мать правозащитника Ольга Колтунова и его 20-летний сын Степан Курамшин. Являясь близкими родственниками подсудимого, они подали заявления с просьбой разрешить принимать участие в процессе в качестве дополнительных защитников Вадима. Судья Абидов на месте принял решение ввести в процесс только мать Вадима, а сыну отказать. 
 
- Я не усматриваю оснований для введения сына подсудимого в процесс, — произнес он. — Он не обладает достаточными юридическими знаниями. 
 
В зал были приглашены присяжные заседатели, у которых судья осведомился, не было ли на них оказано какого-либо давления за время перерыва в заседаниях. 
 
- Нет, не было — последовал ответ, и процесс продолжился. 
 
Свидетель обвинения путается в показаниях? 
 
Был вызван свидетель, житель села Кордай Рамис Мамедов. Мамедов пронес через таможенный пост в Кордае сумки с товаром, принадлежащим предпринимательнице Анне Кузьминой. В дальнейшем автомобиль с этими сумками был задержан на выезде из Кордая и вокруг задержанного товара разгорелся спор, в который оказался втянут и Вадим Курамшин. 
 
- В сентябре 2011 года мне позвонила ранее незнакомая Анна Кузьмина, — рассказал суду свидетель. — Она попросила меня осуществить таможенное оформление 10-ти сумок с товаром на таможенном посту в Кордае. Я выехал на рынок Дордой, где встретился с ней. Сумки были 50-го размера. Мы погрузили их в мой автомобиль и направились к таможенному посту. По пути определили сумму растаможки в 300 тысяч тенге. Я пояснил ей, что процесс переноса сумок через границу займет 10 дней, по одной сумке в день. Получив с нее 300 тысяч, я сгрузил все сумки у моего знакомого на киргизской стороне Бабаева Рустама. Затем я начал проносить их через пост по одной в день. Вес каждой сумки был в среднем 50 килограмм. Через 10 дней сумки лежали у меня дома в Кордае. В ноябре Кузьмина позвонила и попросила отправить их в Алматы. Также меня попросил отправить его сумки и Гайдар Алиев. Я вызвал своего знакомого водителя, Онгарбаева Кайрата, погрузил ему 15 сумок в автомобиль (10 Кузьминой и 5 Алиева), вручил декларации на товар, и он уехал. Минут через 30 он позвонил и сообщил, что его задержали. Я приехал в райпрокуратуру, написал объяснительную. Потом позвонил Кузьминой, сообщил о задержании. Она спросила, почему задержали, если документы в порядке. 
 
По словам свидетеля, сразу после вышеперечисленных событий Анна Кузьмина снова обратилась к нему с аналогичной просьбой и даже перечислила ему деньги. 
 
- Она перечислила еще 300 тысяч тенге, чтобы я передал их на рынок Дордой некой Татьяне. Взамен Кузьмина попросила от меня расписку. Я написал расписку и передал ее представителю по имени Карибай. Если в течение двух дней автомобиль с товаром не отпустят, я должен был передать деньги Татьяне. Если же отпустят, то я должен был вернуть их назад Кузьминой. Примерно через два дня задержанный автомобиль с товаром отпустили, а водителю предъявили обвинение в работе без лицензии. Онгарбаев приехал ко мне, выгрузил товар у меня дома. Потом я нашел другого водителя и отправил товар в Алматы с ним. 
 
- Дальнейшая судьба товара вам неизвестна? — спросил прокурор. 
 
- Знаю, что Кузьмина его полностью получила, — последовал ответ. — Кузьмина написала мне расписку, что претензий не имеет. 
 
- Почему сумки по одной переносили через пост? — поинтересовалась у свидетеля Разия Нурмашева. 
 
- Надо было. 
 
- Кому? 
 
- Нам. Это в наших интересах. Мы так решили с Кузьминой. 
 
- Что было бы, если бы вы все сумки перенесли за один день? — спросил судья. 
 
- То же самое, но возникли бы затруднения. 
 
- Какие? 
 
- Пришлось бы нанимать 10 человек. 
 
- Это вызвано тем, чтобы не платить пошлину? 
 
- Нет, то же самое было бы. 
 
- Почему Анна Кузьмина доверила вам, незнакомому человеку, 300 тысяч тенге и 10 сумок с товаром? — продолжил судья. 
 
- Это у нее спросите, — последовал ответ. 
 
- Ответьте. 
 
- Татьяна посоветовала меня ей. 
 
- Когда вы приехали в прокуратуру? — спросила Разия Нурмашева. 
 
- Не помню, прочтите ранее данные мной пояснения. 
 
- Их 4, и все разные! — не выдержал Вадим Курамшин. — Какая именно версия правдивая? 
 
- Все! 
 
- Но они все разные! 
 
- Не может быть. 
 
- На кого был оформлен товар? — продолжила адвокат. 
 
- На грузчиков, которые проносили эти сумки. 
 
Здесь опять судья начал вмешиваться в ход допроса, отклоняя один за другим вопросы стороны защиты. Абидов мотивировал это тем, что задаваемые вопросы не относятся к предъявленному Курамшину обвинению в вымогательстве. 
 
- Спрашивайте только о том, что касается обвинения! — настаивал судья. 
 
- Но мы хотим всесторонне исследовать дело! — возразили адвокаты. 
 
- Этот свидетель лжесвидетельствует! Если не даете мне возможности защищаться, просто казните меня! — вставил подсудимый. 
 
- Я попрошу соблюдать порядок! — оборвал его судья. — Есть еще вопросы к свидетелю? 
 
- Есть, и много! Но вы мешаете их задавать! — не сдавались адвокаты. 
 
В итоге судье Абидову вновь был заявлен отвод. 
 
После обеденного перерыва рассматривать заявление об отводе пришел судья Сырлыбаев. Впрочем, выслушав все доводы защиты, Сырлыбаев в удовлетворении отвода отказал. Никто в зале заседания не удивился этому, все ждали такого результата. 
 
После этого допрос свидетеля продолжился. 
 
- Вы нам сказали, что Татьяну с Дордоя вы лично не знаете. А на следствии говорили, что знаете. Почему так? — задал вопрос Искандер Алимбаев. 
 
- Да, действительно... — заметил судья. 
 
- Я не знаю, — свидетель не нашелся, что ответить. 
 
Курамшина держат под стражей незаконно? 
 
Подали адвокаты ходатайство об изменении меры пресечения своему подзащитному. По мнению защитников, суд апелляционной инстанции вышел за рамки своих полномочий в данном случае. Решать вопрос о мере пресечения имеет право только суд первой инстанции либо суд второй инстанции в случае оспаривания решения суда первой инстанции. Кроме того, Разия Нурмашева зачитала постановление об отказе в рассмотрении кассационной жалобы, полученной из областного суда. 
 
- Как говорится в этом постановлении, все доводы мы можем представить в суд первой инстанции, — процитировала защитник полученный ею документ. 
 
- Мы не можем давать оценку законности решения апелляционной инстанции, — отреагировал судья. 
 
Адвокаты сослались на статью 150 Уголовно-процессуального кодекса, в которой перечислены основания для избрания меры пресечения в виде ареста. По их мнению, Вадим Курамшин не подходит ни под одно из этих оснований, так как на момент избрания меры пресечения не являлся ни подозреваемым, ни обвиняемым. Что касается его поездки в Польшу на заседание ОБСЕ, то поездка имела место быть после истечения 15 дней со дня провозглашения приговора, а о самом факте подачи апелляционного протеста прокуратурой сам Вадим Курамшин, его родные и адвокаты узнали только после отъезда правозащитника в Польшу. 
 
- 12-го сентября, когда приговор должен был вступить в законную силу, я звонила в суд, — пояснила Разия Нурмашева. — Мне сообщили, что о том, подан ли протест, ничего не известно. 

Материалы по теме:
 
 


Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss