Кто владеет информацией,
владеет миром

К истории Молодежного левого фронта

Опубликовано 14.05.2005 автором Илья Пономарев в разделе

Идея Молодежного Левого Фронта (МЛФ) родилась вскоре после парламентских выборов 2003 года. Впервые МЛФ громко заявил о себе в ходе президентской кампании 2004 года, и далее в=ходе протестной кампании против монетизации льгот, антидемократических и антисоциальных реформ президента Путина. С самых первых дней появления инициативы Фронта он был окружен большим количеством различных споров и домыслов. Сейчас, после=Российского Социального Форума, который поставил вопрос о формировании уже полноценного "взрослого" Левого Фронта, настала пора разобраться, систематизировать тот опыт, который был получен в ходе работ по созданию МЛФ.

Итак, идея Молодежного Левого Фронта принадлежит двум видным деятелям Союза Коммунистической Молодежи (СКМ РФ, молодежной организации при КПРФ) Андрею Карелину и Алексею Неживому. Они предложили формализовать де-факто уже начавшую складываться ранее коалицию четырех крупнейших левых молодежных организаций (СКМ, АКМ, РКСМ(б), Социалистического Сопротивления). Но если раньше сотрудничество строилось исключительно на ситуативной основе (например, при проведении акций особенно в этом смысле выделялся молодежный марш "Антикапитализм"), то сейчас предлагалось зафиксировать принципы взаимодействия, сделать публичным процесс принятия решений, согласовать общую идеологическую платформу, т.е., фактически, построить конфедерацию левых молодежных сил.

Предпосылок для этого было несколько. Во-первых, итоги декабря 2003 года были справедливо расценены как показатель глубокого кризиса левой оппозиции, ее неспособности не только совершать нестандартные шаги, но и защищать уже имеющуюся идеологическую основу. Востребованность внятного демократического левого проекта была очевидна всем активистам. Во-вторых, между "организациями-основателями" МЛФ на тот момент уже не=оставалось каких-либо серьезных противоречий; напротив, было острое желание продемонстрировать "старшим товарищам", как можно вести объединительную работу на левом фланге. В-третьих (этот момент до сих пор не всеми признается, хотя он сыграл очень большую роль) необходимо было новое лицо, "бренд", через который можно было бы возродить интерес прежде всего журналистов к левым (которых они уже на тот момент для себя списали), создать феномен "новой молодежной левой политики". Ни на какие приманки КПРФ, занятой внутренними разборками, никто уже не реагировал несмотря на то, что наличие кандидата от оппозиции на президентских выборах было как никогда востребовано властью, и Николая Харитонова с удовольствием показывали все телеканалы. В-четвертых, самой КПРФ была нужна свежая кровь, причем такая, успехами которой всегда можно было бы воспользоваться, а от поражений откреститься. Учитывая, что любые действия "молодых коммунистов", "молодых левых" будут зачастую в массовом сознании приписываться КПРФ, а при этом никто на внутренние аппаратные должности претендовать не сможет, существование МЛФ было особенно выгодно руководству компартии в кризисный период.

Так или иначе, но в январе на совещании руководителей левых молодежных движений, в котором кроме упомянутых четырех организаций были еще представители РРП и ряда левых СМИ, после серьезных дискуссий появились два основополагающих документа: "Об=организационных принципах создания МЛФ" и "Политические тезисы МЛФ". Первый описывал процесс принятия решений представителями организаций на период до проведения учредительного Конгресса МЛФ; второй фиксировал идеологическую платформу Фронта.

О платформе стоит сказать особо. С одной стороны, общей точкой зрения было не уподобляться НПСР, и стать=коалицией идей и действий, а не личностей. Оппозиционность президенту было единогласно решено считать недостаточным основанием для вступления во Фронт. С другой стороны, во избежание нарушения хрупкого компромисса, с самого первого момента основатели МЛФ старались никаких идеологических дискуссий не устраивать, сосредоточившись на объединяющих положениях, а не различиях в подходах разных движений. Однако детальность проработки и степень конкретизации этих общих тезисов вызвала бурные споры. Одни (в основном это были представители организаций троцкистского толка, плюс РКСМ(б) и Лефт.ру) настаивали на максимально жестких формулировках, ограничивающих участие других политических сил во Фронте. Другие, более умеренные, выступали за втягивание в МЛФ колеблющихся, некоммунистических организаций, в которых сильны левые тенденции прежде всего молодежь партии СЛОН и Яблока. В чем споров не возникало это в невозможности участия во Фронте таких чуждых левым по идеологии структур, как НБП или молодежный СПС, несмотря на всю их оппозиционность. В итоге победила радикальная точка зрения. Было решено, что ничего не мешает по мере необходимости проводить совместные с другими организациями акции, однако МЛФ должен иметь четкое коммунистическое лицо.

Правда, как выяснилось достаточно быстро, дискуссия на эту тему только начиналась. В ее авангарде выступил окончательно вставший на позицию "конструктивной поддержки Путина и национальной буржуазии в борьбе против буржуазии компрадорской и международного империализма" сайт Лефт.ру (от этого СМИ в первых собраниях Рабочей Группы участвовал известный бывший левый публицист Д. Якушев). Он подверг резкой критике участие МЛФ в кампании "Россия без Путина", развернутой в ходе президентских выборов 2004 года, и прекратил участвовать в работе Фронта.

Другим испытанием для МЛФ была дискуссия, развернутая с другой стороны. Революционная Рабочая Партия, стоящая на позициях троцкизма, с первых дней активно включившаяся в работу Фронта, подвергла его критике. Ключевыми были два пункта: бессмысленность, с точки зрения РРП, отдельных акций МЛФ (в частности, флэш-мобов хотя они никогда не были акциями Фронта, о чем ниже); и верхушечный характер объединения. РРП=предлагала сделать основной упор на развитии рабочего движения. Большинство же организаций считало рабочее движение хотя и важной составляющей деятельности Фронта, но не единственной. В результате этой организацией было принято решение о выходе из процесса по созданию МЛФ, хотя и продолжении сотрудничества на базе участия в конкретных акциях.

Большой дипломатический успех МЛФ обернулся для него затем определенными проблемами. В феврале 2004 в рамках Фронта удалось примирить две ранее непримиримо враждовавшие части расколовшегося осенью 2003 года АКМ Удальцова и Донченко. Хотя основателем МЛФ выступил АКМ Донченко (АКМ ТР), в Рабочую Группу был введен также представитель от АКМ Удальцова (АКМ КПСС). Идиллия закончилась, однако, весьма быстро как только стало понятно, что на фоне активно действующего и развивающегося АКМ КПСС, умело пользовавшегося всеми возможностями МЛФ по работе со СМИ, организация Трудовой России теряется. В итоге напряжение нарастало, и летом 2004 года, после особо громких акций АКМ Удальцова, было принято решение о выходе АКМ=ТР из МЛФ (под флагом преобразования в "молодежное крыло Трудовой России").

Но самая громкая дискуссия вокруг МЛФ, была, безусловно, инициирована РКСМ(б). В этой организации в 2004 году сложился причудливый альянс резко реакционных "красных путинистов" и левых радикалов. Как это не прискорбно констатировать, но объединиться им помог именно МЛФ, а его неприятие стало главным консолидирующим фактором. Обвинения в адрес Фронта носили одновременно конспирологический ("заговор олигархов"), организационный ("попытка подмять под себя молодежное левое движение", "проект носит характер личного пиара [руководителя аппарата ОК МЛФ] Пономарева") и идеологический ("беспринципная попытка объединить левых и правых") характер. К сожалению, бόльшая часть аргументов лежала в плоскости слухов и домыслов, и поэтому противодействовать им было затруднительно. Когда активисты левых организаций, поддерживавшие МЛФ, выходили на акцию, в которой участвовали активисты, например, "Яблока", это считалось доказательством "тайного союза" МЛФ и либералов. Когда те же активисты выступали резко против позиции того же "Яблока" по Белоруссии, и дело доходило даже до открытых столкновений, это считалось "отвлекающим маневром" и дополнительным доказательством согласованности действий МЛФ и либералов! Аналогично, постоянные выступления ключевых деятелей Оргкомитета Фронта с критикой "оранжевой" революции не только сочтены иллюстрацией к "оранжевому" характеру МЛФ. Более того, штампом стали рассуждения "красных путинистов" о том, что Фронт является оплотом мифической "оранжевой левой". Позиция МЛФ же всегда была однозначной: сторонники как национальной, так и украинской, и любой другой буржуазии левыми считаться не могут в принципе. Тем более таких нет в составе Фронта.

На самом деле, конечно, идеологические вопросы просто использовались во внутренней аппаратной борьбе в РКСМ(б), которая закончилась отставкой наиболее горячих сторонников МЛФ тт. Казарян и Шапинова. Хороший пример этого резкая реакция части руководства РКСМ(б) на лозунг, утвержденный МЛФ в качестве главного на Антивоенном Марше в марте 2004 года "Нет войне в Ираке, Палестине и Чечне!". Хотя он был едва ли не предложен представителями РКСМ(б) в ОК МЛФ, факт его появления был представлен как попытка навязать извне этой организации чуждую ей политическую позицию. Характерно, что после изгнания главных сторонников МЛФ из РКСМ(б) отношение этой организации к идее общего Фронта на глазах начало меняться.

В итоге по состоянию на май 2005 года временный управляющий орган МЛФ (первоначально он назывался Рабочая=группа, затем Оргкомитет) выглядит следующим образом. В нем представлено по два человека от организаций-основателей, и по одному человеку от остальных организаций и от левых СМИ. По рядовым вопросам решения принимаются большинством голосов, по отдельным квалифицированным большинством либо консенсусом. Следует отметить, что решения ОК МЛФ не носят обязательного характера для участников Фронта. Любая из организаций вольна не участвовать в общих акциях МЛФ; хотя практика до сих пор была такова, что наиболее спорные вопросы представители организаций старались обходить стороной, и не прибегать к голосованию. Заседания Оргкомитета открыты для всех левых активистов. Членами ОК МЛФ являются тт.=Аграновский ("Советская Россия"), Афонин=(СКМ=РФ), Бениаминов ("Правда"), Будрайтскис ("Социалистическое Сопротивление"), Герман (АКМ), Карелин (СКМ РФ), Леонтьев ("Союз Советской Молодежи", с совещательным голосом), Марский ("Рабочая Демократия"), Неживой (Левый.ру), Пономарев=(КПРФ.ру), Сергеев=("Социалистическое Сопротивление"), Удальцов (АКМ), Шапинов=(Коммунист.ру). В=работе ОК МЛФ также регулярно принимают участие (в личном качестве без права голоса) тт.=Буслаев=(РКСМ(б)), Герасимов=(СКМ=РФ), Довгаль=(СКМ=РФ), Казарян=(РКРП‑РПК), Марусенко=(АКМ=ТР), Рудык=(АКМ=ТР).

Нельзя не отметить важную дискуссию, развернувшуюся при разработке организационных принципов создания Фронта дискуссию относительно возможности индивидуального членства в МЛФ (в т.ч. двойного, одновременно в одной из организаций-членов и в МЛФ напрямую). Такая идея высказывалась целым рядом товарищей, однако была отвергнута большинством голосов. Сторонники индивидуального членства обосновывали свою позицию тем, что такая возможность позволит снизить конкуренцию между отдельными организациями, с одной стороны; с другой даст возможность привлечь тех молодых людей, которые не готовы еще сделать окончательный выбор в пользу, например, СКМ или "Соцсопротивления". Кроме того, высказывался тезис, что индивидуальное членство повысит управляемость Фронта в целом. Противники идеи настаивали, что подобный подход приведет фактически к созданию еще одной организации вместо объединения существующих. Эта точка зрения и возобладала. Было решено отложить вопрос до учредительного Конгресса МЛФ, который и должен принять окончательное решение.

По вопросу развития региональных структур МЛФ Оргкомитет принял решение предложить регионам самим решать вопрос о целесообразности и принципах организации коалиции левых молодежных организаций. Главные требования безусловное официально выраженное согласие организаций-членов подобных коалиций с "Политическими тезисами", а также преимущественное право вхождения в координирующий орган у организаций-основателей общероссийского МЛФ. На май 2005 года публично заявили о создании координирующих структур (в некоторых случаях они появились даже раньше федеральных и имеют другое название) Краснодарский и Красноярские края, Новосибирская, Тюменская, Ярославская области, республики Карелия и Дагестан, гг. Ленинград и Москва. В целом ряде регионов создание местных фронтов просто не имеет смысла= т.к. в них присутствует только одна левая молодежная организация (чаще всего это СКМ, хотя встречаются и исключения). Фактически свои действия в рамках структур Фронта координирует около 30 регионов.

В марте 2004 года, проанализировав итоги первых трех месяцев работы по созданию Фронта, Рабочая Группа МЛФ была вынуждена констатировать существенное отставания организационного развития коалиции от ее информационного сопровождения. На принятое решение также сильно повлияла критика "показушности", "пиаровского крена" акций МЛФ. Необходима была группа людей, которая бы занималась региональным развитием Фронта, а также осуществляла бы техническую поддержку массовых акций. Кроме того, члены РГ МЛФ решили выстроить определенную, понятную всем организациям коалиции, схему взаимодействия со СМИ. С этой целью было принято решение о создании Аппарата РГ МЛФ на основе "Временного положения", одобренного представителями организаций Фронта. Его возглавил Илья Пономарев, а в состав структуры вошли сотрудники Института Проблем Глобализации, ранее составлявшие костяк Информационно-технологического Центра (ИТЦ) ЦК=КПРФ всего 7 человек.

Несмотря на то, что аппарат РГ МЛФ занимался вполне будничными вещами налаживал информационный и методический обмен с регионами, изготавливал раздаточные и агитационные материалы к акциям и т.п. вещами, с первых дней своего существования он стал любимой мишенью для критики. Основные претензии к нему состояли в том, что аппарат подменяет собой Оргкомитет, что его руководитель принимает решения в одностороннем порядке и воспринимается СМИ как лидер Фронта. Правдой в этом был только последний тезис т.к. все действия аппарата были очень жестко регламентированы "Временным положением об аппарате ОК=МЛФ". Однако сам факт существования "аппарата" у революционной структуры вызывал многочисленные кривотолки. В итоге в ноябре было принято решение признать "положение" утратившим силу. Было решено провести дискуссию в сети о том, нужен ли аппарат и если нужен, то зачем. Однако фактически подобная дискуссия так и не была проведена, вследствие значительных финансовых и организационных проблем, которые делали содержание аппарата практически невозможным. В=итоге осень ознаменовалась существенным снижением интенсивности акций по линии МЛФ. Эта тенденция была переломлена лишь в ходе протестной кампании января-февраля 2005 года, о чем рассказывается ниже.

Что касается содержательной стороны деятельности МЛФ, то главные приоритеты выглядели следующим образом:

1.===== Организация массовых акций и кампаний протеста. Наиболее важная часть деятельности МЛФ. Первая проба была произведена в марте 2004 года: в годовщину нападения США на Ирак по центру Москвы прошел "Антивоенный марш" (координацию действий организаций МЛФ осуществляло "Социалистическое Сопротивление"). Наиболее известными стали акции против нового законодательства о выборах, митингах и проведении референдумов (координировал СКМ, при активном участии АКМ, РКСМ(б), весна-лето 2004 года) и против монетизации льгот (координировал СКМ, активно участвовали АКМ, РКСМ(б) и РРП, проходили с лета 2004 года). Безусловно, нельзя забыть и об общероссийском марше, который дал жизнь МЛФ, и в котором принимали участие представители практически всех левых молодежных организаций "Антикапитализм" (осень 2004 года);

2.===== Проведение акций прямого действия. Они принесли известность МЛФ; с них легко начинать деятельность и в регионах, т.к. подобные акции не требуют наличия разветвленной и многочисленной организации, а также просты в подготовке и малозатратны. Обычно их проведение координируется АКМ либо СКМ. Такие примеры, как перекрытие Новой площади перед Администрацией президента РФ (АКМ), захват Красной площади (АКМ), символические нападения на министров Зурабова (АКМ) и Фурсенко=(СКМ), первый захват Министерства здравоохранения и социального развития (АКМ), захват поселка на Рублевском шоссе (АКМ) хорошо известны. Что отличает акции организаций МЛФ от аналогичных акций, например, НБП, это наличие продуманного и четко читаемого зрителем смысла;

3.===== Развитие рабочего и профсоюзного движения. Левые молодежные организации достигли значительных успехов, имевших широкий резонанс, в области развития рабочего движения на крупнейших предприятиях страны. Революционная Рабочая Партия, совместно с СКМ, несколько лет работала на объектах компании Дон-строй в Москве лидера строительства элитного жилья для самых богатых москвичей. В феврале 2005 года в управлении механизации компании под руководством РРП, и поддержке организаций Фронта (СКМ и АКМ), началась забастовка, которая парализовала на несколько дней предприятие и увенчалась победой рабочих. В августе 2004 года работа, проводившаяся СКМ на АО="Апатит" в Мурманской области, также привела к забастовке, закончившейся аналогично. В апреле 2005 года активисты СКМ подняли восстание рабочих на Ловозерском ГОКе. Организационную и методическую поддержку действиям левых активистов оказывает одно из крупнейших профсоюзных объединений ВКТ, в т.ч. входящий в него Независимый профсоюз горняков. Значительную работу организации МЛФ ведут по развитию студенческих профсоюзов (это направление координируется "Социалистическим сопротивлением";

4.===== Развитие идеологической базы левого движения. Ключевое направление работы МЛФ, которому всегда уделялось значительное внимание. Активисты Фронта принимали участие в организации и проведении форумов "Будущее левых сил", ставших предтечами Российского Социального Форума, а также семинарах Института Проблем Глобализации, посвященных текущим проблемам развития страны и левого движения. Одной из инициатив, поддержанной Фронтом, стал "Марксистский клуб" - дискуссионная площадка, созданная для обсуждений программы левых. В марте начато создание Открытой медиагруппы "Правда", включающей газету, Интернет-сайт, радио и ТВ, вещающие через Интернет. Газета "Правда.инфо", являющаяся частью группы, создана как общий для левых сил издание и посвящена освещению протестных действий и обсуждению проблем движения;

5.===== Правозащитная деятельность. В настоящее время, когда репрессии против левых нарастают экспоненциально, защита прав оппозиционеров становится особо важной. К сожалению, пока МЛФ не смог оказать существенную поддержку одному из членов своего Оргкомитета, адвокату Аграновскому, за редким исключением. Прежде всего эти исключения включают защиту незаконно обвиненного красного мэра Краснодара Приза и спикера Краснодарского горсовета Кирюшина, дело "Одесских комсомольцев", а также защиту еще одного члена ОК МЛФ, поднявшего красный флаг над Госдумой 7 ноября 2003 года Армена Бениаминова. Активисты СКМ поддерживали Аграновского, когда он вел дела по защите активистов НБП, обвиненных после захвата Минздрава и приемной Администрации президента. Надо подчеркнуть, что по всем этим делам позиция МЛФ заключается в том, что мы не обязательно поддерживаем действия обвиняемых в них, и не считаем себя их политическими единомышленниками и даже зачастую союзниками. Но мы всегда будем выступать против несправедливых и незаконных действий властей и будем оказывать любую возможную помощь тем, кто пытается восстановить справедливость;

6.===== Международная деятельность. Оргкомитет МЛФ при поддержке Института Проблем Глобализации прикладывает много усилий, чтобы преодолеть пропасть, разделяющую российских и международных левых активистов. Осенью 2004 года российская делегация на Европейский Социальный Форум стала самой большой за всю историю Социальных Форумов и составила около 150 человек. На следующем ЕСФ в Афинах русский язык будет одним из пяти официальных языков. Стратегические отношения развиваются с венесуэльскими товарищами. МЛФ присоединился ко всемирной кампании "HandsoffVenezuela" (действия Фронта координирует "Рабочая Демократия");

7.===== Инициирование культурных инициатив, популяризация "левого стиля". МЛФ оказал поддержку в организации альбома группы Sixtynine. В течение длительного времени продолжаются попытки создания т.н. "левых клубов" - мест общения молодежи, включающих музыкальную площадку, видеоклуб, библиотеку, Интернет-кафе. Существует надежда, что осенью 2005 года первые клубы появятся в российских регионах. Готовится также выпуск левой атрибутики, которую могли бы продавать и зарабатывать на этом региональные организации прежде всего, футболки, майки, кепки и т.п.

Из перечисленного явственно следует, что "молодежный" в названии Фронта указывает лишь на возраст активистов. Основатели МЛФ приняли принципиальное решение о неприятии концепции "молодежной политики", и никогда не сосредотачивались исключительно на вопросах молодежи. Напротив, задачей всегда было использовать молодежный протест для решения проблем, стоящих перед страной в целом.

Многие из действий МЛФ объединялись в кампании, которые координировала та или иная организация Фронта. Ниже приводятся основные из них (в хронологическом порядке):

1.===== Против недемократических безальтернативных выборов президента "Россия без Путина"(координировалась СКМ и АКМ, январь-март 2004 года, участвовало также "Молодежное Яблоко");

2.===== Против реформы транспорта в Москве и области(в течение 2004 года, координировалась РКСМ(б) и СКМ). В рамках нее прошла серия акций против введения турникетов в общественном транспорте. РКСМ(б) было проведен митинг против закрытия старейшего трамвайного депо Москвы депо Апакова. В мае 2004 года по центру Москвы ходил бесплатный для граждан "Красный Автобус" (далее эта акция была повторена в ряде регионов страны).

3.===== Против антидемократических реформ(апрель-июль 2004 года, координировалась СКМ и АКМ, участвовали также правозащитные и экологические организации и молодежное "Яблоко"). В рамках этой кампании в центре Москвы у здания Госдумы впервые за долгое время начались массовые столкновения с милицией (первое из них закончилось убедительной победой оппозиции).

4.===== Против монетизации льгот(с июля 2004 года, координируется СКМ). Началась в июле 2004 года декадой протестных действий в Москве (ее открыл АКМ захватом Минздрава и перекрытием Новой площади, далее состоялся общий митинг с КПРФ в центре Москвы с массовыми столкновениями с милицией, был разбит палаточный лагерь и проведена голодовка, в которых участвовали активисты РРП, СКМ, АКМ и РКСМ(б)). Кульминация кампания достигла в январе-феврале 2005 года. Тогда протестная волна была начата с перекрытия Ленинградского шоссе в Солнечногорске 9 января, которую провели активисты МЛФ (СКМ, "Социалистическое сопротивление", АКМ), совместно с РРП, РКСМ(б), РКРП-РПК и КПРФ. В регионах активисты организаций, входящих в МЛФ были в гуще событий повсеместно (полученный опыт был систематизирован в ходе РСФ и семинаров МЛФ и ИПРОГ). В настоящее время ведется работа над созданием единой сети сопротивления, на основе возникших стихийно в ходе данной кампании в регионах координационных комитетов протестных действий (см. ниже);

5.===== Против реформы образования(с мая 2004 года, координируется "Социалистическим сопротивлением"). Начата автопробегом активистов МЛФ по ВУЗам Москвы, где раздавались листовки, разъясняющие суть реформы. С тех пор кампания велась всеми доступными методами от организации семинаров до акций прямого действия в отношении министра Фурсенко. Важной составляющей кампании является создание новых или выстраивание отношений с существующими и активными студенческими профсоюзами или иными студенческими организациями. Так, в ходе митинга у МГУ в феврале 2005 года образован первый Комитет студенческой самообороны;

6.===== "Вся власть Советам!" (с мая 2005 года). Последняя по времени кампания МЛФ, направлена на создание общероссийской сети Советов протестных действий, которые были бы независимыми от отдельных политических сил координационными структурами, организующих протестное движение в своих регионах. В них могли бы войти не только представители политических движений, но и общественных организаций, отдельных левых групп и активистов.

Старания СМИ "визитной карточкой" МЛФ на протяжении продолжительного времени были т.н. "флэш-мобы" - точечные театрализованные акции, построенные по модному на Западе методу "внезапной толпы", когда группа людей собирается, чтобы делать одинаковые и не всегда понятные окружающим действия. На самом же деле, проходившие в России левые "флэш-мобы", далеко не всегда являлись акциями МЛФ. С Фронтом журналисты их ассоциировали, потому что их организовывала все та же команда ИТЦ ЦК КПРФ, и участвовали в них активисты левых молодежных организаций. Кроме того, первые флэш-мобы появились раньше, чем идея создания МЛФ. Первым опытом в этом направлении было проведение акции "Матрица.Революция.Неокоммунизм" 5 ноября 2003 года. Но максимальную раскрутку получила, безусловно, акция "Вова, домой!", прошедшая 28 февраля 2004 года в Ленинграде в рамках кампании "Россия без Путина", и закончившаяся задержанием семи активистов Фронта из СКМ, АКМ и РРП, а также двух товарищей из ФСМ.

Справедливости ради надо сказать, что театрализованные акции-перформансы появились гораздо раньше создания структур Левого Фронта. В 1999 году их активно использовали инициаторы кампании "Против всех". Даже отдельные региональные организации СКМ РФ, в частности Новосибирская, взяли эту технологию на вооружение на несколько лет до появления МЛФ. Однако именно в ИТЦ ЦК КПРФ его тогдашним пресс-секретарем Олегом Бондаренко было придумано превратить перформансы во флэш-мобы. Жаль, что для этого талантливого человека форма быстро затмила содержание. Это вызвало в итоге все нарастающую волну критики со стороны активистов МЛФ, которых не устраивал отход на задний план идейной основы акций. В=конце концов, он был вынужден покинуть наши ряды, уйдя в организацию, которую такой подход устраивал= в партию "Родина".

Следует отметить, что не только флэш-мобы приписываются МЛФ напрасно. Еще ряд акций, в которых принимали участие члены Оргкомитета Фронта в личном качестве (чаще всего в такой ситуации оказывался И.=Пономарев, как персона, привлекающая особое внимание многочисленных заинтересованных лиц), либо отдельные организации, входящие во МЛФ (как‑то АКМ) затем назывались в СМИ акциями Фронта. Среди наиболее известных примеров митинг правых сил 10 марта 2004 года, "Марш Свободных Людей" 12 декабря 2004 года и другие. Хотя гораздо чаще происходило совсем другое: акции, технически организованные МЛФ и обеспеченные Фронтом информационным сопровождением, потом объявлялись теми или иными силами, как не имеющие отношения к МЛФ. Так оспаривалась роль коалиции в организации декады протеста в июле-августе 2004 года против принятия закона N122 о монетизации льгот, или в организации митинга 9 января в Солнечногорске, ознаменовавшего начало январско-февральской протестной кампании.

В общем-то, это вполне объяснимо. Что такое МЛФ? Это коалиция отдельных организаций. На конкретные акции людей выводят эти самые организации под их собственными лозунгами. Выходят не потому, что какой-то орган какой-то структуры принял какое-то постановление а потому, что они разделяют цели конкретной акции и верят в ее эффективность. В то же время далеко не всегда большинство активистов знает, кто придумал и обеспечил проведение акции. Собственно, МЛФ никогда не ставил задачу всем об этом рассказывать, как и не ставил задачи развиться в отдельную структуру со своим собственным активом. Вместо этого задача стояла максимально помочь каждому члену Фронта реализовать свой потенциал, и максимально увеличить свой актив. Коалиция была сделана для обеспечения единства действий. Каждая организация имеет свои сильные и слабые стороны. У кого-то есть возможности по массовой мобилизации. У кого-то дисциплинированные боевые активисты. У кого-то наработки по той или иной проблеме. Кто-то может обеспечить связи со СМИ. Кто-то достать финансирование. И=т.д.= Сложение всех этих ресурсов дает не сложение, но умножение результата, что было показано практикой МЛФ.

Интенсификация протестного движения с началом работы над созданием Фронта произошла на порядок по сравнению с предыдущими годами (в отдельные месяцы 2004 года количество акций только в Москве доходило до 15 т.е. раз в два дня!). В конечном итоге, если мы ставим вопрос о революции, то главной задачей является развитие мобилизационных возможностей левого движения, особенно в среде наиболее активной и радикальной части населения, прежде всего молодежи (рабочей и студенческой). Поэтому на самом деле любое действие лучше бездействия; сейчас важно для всех активистов накопить организационный опыт, как позитивный, так и негативный, с тем, чтобы во всеоружии подойти к моменту, когда надо будет дать бой действующей власти.

Важным итогом создания МЛФ (и надо сказать честно абсолютно неожиданный для его создателей, которые изначально пытались отойти от идеологических споров, ограничившись принятыми "политическими тезисами") стало начало реальной и острой идеологической дискуссии в левом движении. Все происходило в полном согласии с тезисом Ленина о том, что объединение без предварительного размежевания невозможно.

Этот процесс шел по нескольким направлениям. Во-первых, началась дискуссия о коалициях, и о границах допустимого компромисса. Так уж получилось, что в начале 2004 года МЛФ встал в авангард объединительных процессов. Сам термин "лево-правая коалиция" был введен политологами в оборот в значительной степени в результате деятельности молодежных организаций и совместных акций левых с молодежным Яблоком и СПС. В момент, когда это происходило, критиков подобных шагов было гораздо больше, чем сторонников, несмотря на то, что в начале 2004 года в них был вполне конкретный и понятный смысл борьба с имитацией президентских выборов, устроенной Путиным и его администрацией. Осенью 2004 года все изменилось. Руководство КПРФ начало делать резкие зигзаги. Сначала начались переговоры с СПС, "Яблоком" и различными общественными организациями (в основном праволиберальной ориентации) о проведении совместного "Гражданского Конгресса", основным лозунгом которого была защита Конституции 1993 года. Тем более было интересно наблюдать за тем, как все той же осенью лидер КПРФ провозгласил основной опасностью для России перенос к нам так называемой "оранжевой революции" с Украины. Как известно, именно об этом мечтает подавляющее большинство участников "Конгресса". В итоге в январе маятник симпатий руководства коммунистов качнулся прямо в противоположную сторону. В то время, как активисты организаций МЛФ, наряду со многими другими общественными и политическими движениями, работали в рамках захлестнувшей страну волны протестов, КПРФ начала выстраивать отношения со структурами, в этой волне полностью потерявшимися, и имеющими очевидный националистический оттенок "Родиной" и НБП.

Позиция же МЛФ все это время не претерпевала никаких существенных изменений и состоит в следующем: мы=считаем=необходимым объединение всех левых сил. Мы выступаем за демократические свободы и против действий президента Путина, но считаем его антидемократические инициативы прямым следствием необходимости проводить неолиберальные реформы, против которых выступает подавляющее большинство населения. Именно экономические причины мы считаем первичными, поэтому блокирование с организациями, которые поддерживают экономические реформы нынешнего правительства РФ, мы считаем принципиально невозможным и контрпродуктивным для левого движения. Также мы считаем невозможным любые, в т.ч. тактические, союзы и коалиции с силами, которые выражают шовинистические, националистические, клерикальные взгляды, выступают за любые формы дискриминации, а также используют фашистскую символику в своих акциях. Что касается "оранжевой революции", то мы считаем политической ошибкой не только поддержку, но и оказание предпочтения одной из противостоящих друг другу сторон, т.к. обе они выражают интересы различных групп буржуазии. В то же время мы считаем неверным непринятие участия в любых формах массового протеста, в т.ч. тех, которые происходили в Киеве на Майдане. Левые должны использовать любую возможность для разъяснения своей позиции и для борьбы за перехват лидирующих позиций, используя коммунистическую идеологию и опыт протестных действий.

Исходной точкой для развития всего проекта МЛФ было стремление к созданию нового левого движения без размежевания со старой оппозицией. Такой подход был вызван тем, что с одной стороны, оппозиционные силы России остро нуждались в обновлении, а с другой стороны, попытка резкого разрыва со старыми организациями грозила спровоцировать внутренние конфликты в то время, когда силы следовало концентрировать на борьбе с системой. Конфликты могли возникнуть и внутри МЛФ, поскольку разные группы в разной мере были готовы к проведению самостоятельной политики, не в равной мере осознавали ее необходимость.

МЛФ благоприятствовала не только смена поколений, но и общее развитие политического процесса, эволюция российского капитализма и его политической системы все эти факторы способствовали возникновению объективных условий для подъема нового левого движения. Таким образом, стратегией МЛФ стала не попытка разрыва или размежевание, а постепенное замещение старой оппозиции новыми левыми силами. Однако дальнейший опыт показал, что все происходило не совсем так гладко, как хотелось бы. Во-первых, из-за отсутствия четкого размежевания на раннем этапе, многие противоречия старой оппозиции стали воспроизводиться в рамках нового движения. Во-вторых, кризис старой оппозиции прежде всего в лице структур КПРФ и ее фракции стал нарастать быстрее, нежели развитие нового движения (причем замедление организационного оформления новых сил отчасти вызвано именно ставкой на постепенное замещение, сотрудничество и лояльность по отношению к старому руководству).

К началу 2005 года стали сказываться еще два фактора. С одной стороны, часть бюрократии КПРФ и СКМ стало воспринимать МЛФ как угрозу, и никакими заверениями о лояльности предотвратить их наступление на молодежный проект было уже невозможно. Оно было начато непосредственно в момент разгрома семигинщины на Х=Съезде КПРФ. Стартом послужило сфальсифицированное ближайшим окружением председателя ЦК КПРФ заявление "об опасности, исходящих от левых фронтов и лидеров с троцкистским душком", которые были через СМИ КПРФ ложно приписаны лично Зюганову. К сожалению, лидеры КПРФ, возмущенные подлогом, тем не менее так и не нашли в себе сил отмежеваться от этих заявлений. В результате атака продолжилась, уже по линии СКМ. Партийная и комсомольская бюрократия вошла в беспринципный союз с националистически настроенным крылом КПРФ и их немногочисленными, но шумными адептами в СКМ. В то время, пока активисты МЛФ и других левых групп занимались организацией протестного движения, они занимались аппаратной борьбой. В целом, однако, весь этот процесс имел скорее оздоравливающий эффект, так как в итоге произошло неизбежное идеологическое размежевание левых и националистов, активистов и карьеристов, пока на уровне комсомола.

А с другой стороны, что даже более важно, на фоне активности реально оппозиционного МЛФ, стал разворачиваться процесс "замещения" КПРФ пропрезидентскими партиями: "Родиной" в качестве национально-патриотической силы, и "Партией пенсионеров", в качестве умеренно левой. В отличие от активистов МЛФ, сделавших ставку на возврат к идеологическим принципам марксистского движения, "Партия пенсионеров" тривиально перекупала местные Советы ветеранов, контроль за которыми гарантирует ей 10% на региональных выборах практически повсеместно. "Родина" же воспроизводила все идеологически противоречия и болячки старой оппозиции, фактически дублируя ее идейную амуницию, но одновременно используя новые, более эффективные формы деятельности и режим наибольшего благоприятствования, созданный СМИ. Вполне естественно, что такое "замещение" оказалось в краткосрочной перспективе более успешным. Причем, не связывая себя никакими моральными обязательствами по отношению к КПРФ, представители "Родины", маскируясь под "попутчиков", получили возможность одновременно открыто вести идейную борьбу против компартии и пытаться захватывать ее структуры (например, переманивая депутатов региональных законодательных собраний, они разрушают в них фракции КПРФ, а затем предлагают КПРФ создание совместных фракций, где аппарат старой партии ставится на службу новой).

Опыт последних лет показал, что идеологическое обновление становится не только вопросом теоретической "правильности" движения, но и необходимым условием его элементарной эффективности. На протяжении 1990-х годов против режима Ельцина выступала пестрая оппозиция, объединявшая совершенно разнородные силы от радикальных левых до фашиствующих черносотенцев, от умеренных социал-демократов до фундаменталистов троцкистского и сталинистского толка, от монархистов до коммунистов. Объединение этих течений под общими знаменами было вызвано общим кризисно-депрессивным состоянием общественного сознания, упадком левой политической культуры и отсутствием идеологически грамотных кадров ("капуста в бороде и капуста в мозгах", по выражению В. Шапинова). Хуже всего то, что в рамках оппозиции 1990-х годов сосуществование в одном лагере сил непримиримых не только идейно, но и по своим целям (например восстановление православной монархии и создание республики Советов), оценивалось не как временный тактический блок, а как стратегия и теоретический принцип "красно-белый союз".

В рамках такого "широкого фронта" возникала иллюзия массовости и "народности" движения, однако на практике именно подобная "идеологическая широта" предопределили фатальную неэффективность оппозиционных сил, их органическую неспособность к борьбе за власть. Не давая движению реально консолидироваться на классовых основах, подобная политика отталкивала от организованных оппозиционных сил именно тех людей, которые принципиально стояли на мировоззренческих позициях принципиальными марксизма, коммунизма или социализма и готовы были бороться за стратегические цели левых.

В 2005 году все эти проблемы выявились с новой силой в связи со знаменитым письмом 19=депутатов-антисемитов, под которым стояли подписи 6 членов фракции КПРФ. Скандальным образом, текст письма представлявший собой прямые (до цитат) заимствования из пропагандистских документов "Третьего Рейха", в течение более чем месяца оставался без ответа со стороны руководства партии (а тогда, когда подобный ответ был сделан, никаких организационных выводов не последовало), в то время как ответное письмо группы левых активистов (под которым, естественно, стояли подписи в т.ч. и деятелей МЛФ), было воспринято как удар против партии. Дело здесь, разумеется, не в еврейском вопросе и даже не в отношении к интернационализму как таковому. Антисемитская выходка была не более, чем частным случаем, в котором проявилась общая ориентация "старой" оппозиции на то, чтобы подчинить и использовать коммунистические элементы в качестве пушечного мяса для борьбы за последовательно правую повестку дня в рамках "красно-белого союза" (иными словами, напревращение левых в техническую обслугу "национальной" буржуазии, которая в свою очередь национальна только в лучшем случае по этнической принадлежности и вероисповеданию). В свою очередь, для Кремля в условиях бурного подъема протестов против закона N 122 жизненно важно было дискредитировать оппозицию, показать ее морально-политическую неадекватность. Совершенно ясно, что люди, переписывающие от руки тексты "Третьего Рейха" никогда и не при каких обстоятельствах к власти допущены быть не могут, и, что особенно важно, сами прекрасно понимают это. Иными словами, авторы "письма девятнадцати" объективно (а в ряде случаев и субъективно) выступили провокаторами.

В такой ситуации левые вынуждены были принять идеологический бой, независимо от того, сулило это им сиюминутные политические выгоды, или нет.

На этом фоне высветились противоречия между старой бюрократией и новыми активистами (прежде всего это специфический вопрос для КПРФ и СКМ, во многих регионах вылившийся в конфликты между поколениями оппозиционеров). За общетеоретическими дискуссиями явно стали заметны контуры конкретного аппаратного конфликта, вызванного страхом функционеров из КПРФ потерять контроль над СКМ. Выступление аппаратчиков фактически на стороне "письма девятнадцати" связано, в первую очередь, отнюдь не с расистскими, ксенофобскими или антисемитскими взглядами конкретных бюрократов (в большинстве случаев у них нет вообще никаких взглядов), а элементарным страхом перед переменами, трезвым пониманием того, что в обновленной оппозиции им просто не найдется место в силу их крайне низких профессиональных и идейных качеств.

Если просуммировать все вышесказанное, то можно сказать, что в деятельности МЛФ были как несомненные удачи, так и досадные поражения. Помимо уже описанных успехов в деле проведения многочисленных протестных акций, а также организационного и идеологического развития левого фланга, среди удач то, что удалось избежать целого ряда опасений, которые высказывались в момент начала процесса создания Фронта. Наиболее значимыми из них были следующие:

1.===== МЛФ станет ширмой для КПРФ, у которой никак не получается создать дееспособную и мобильную комсомольскую организации, а в итоге одна партия осуществит монополизацию молодежного левого движения. На самом деле оказалось, что, во-первых, молодежь КПРФ много радикальнее своих "старших товарищей", а во-вторых ни одна организация не получила большинства голосов в Оргкомитете и не имеет возможность диктовать свои условия остальным.

2.===== МЛФ станет орудием темных сил(олигархов, других политиков, Семигина и т.д.) по установлению контроля за молодежным левым движением, и отторжением СКМ от КПРФ (как вариант этого тезиса: МЛФ== молодежный НПСР). В реальности деятельность МЛФ привела к очевидной раскрутке организаций, в него вошедших (прежде всего СКМ и АКМ), резко активизировало деятельность молодежных левых групп, не только в Москве, но и в регионах. Главное различие между МЛФ и НПСР также бросается в глаза: Фронт задуман как коалиция вокруг идеи, а Союз вокруг определенных личностей.

3.===== Влияние каждой из организаций, вошедшей во Фронт, будет неадекватно ее реальной силе. Так, большой СКМ будет иметь такой же вес, как и относительное небольшое "Социалистическое Сопротивление", или совсем маленький "Союз Советской Молодежи". На самом деле создателям МЛФ удалось найти компромисс: благодаря удвоенному представительству организаций-основателей в Оргкомитете, а также вследствие участия в нем левых СМИ, структуры, связанные с КПРФ и СКМ контролируют чуть более трети голосов, АКМ и "Соцсопротивление" вторые по весу, остальные действительно имеют равное количество голосов. В результате и справедливость торжествует, и никто не имеет возможность доминировать при обсуждении спорных вопросов.

Как видно, в целом того, чего боялись больше всего, удалось избежать. Зато в полной мере проявились другие проблемы, которые изначально были не видны вовсе, либо казались не важными. Подводя итоги полутора лет работы по созданию МЛФ, необходимо поставить два вопроса. Во-первых, насколько успешной была деятельность Фронта. А во-вторых, какой должна быть организационно-политическая перспектива на будущее.

Можно сказать, что цели "первого порядка" успешно выполнены. Процесс обновления оппозиции запущен, молодежь встала в его авангард. В средствах массовой информации началась "раскрутка" образов СКМ и АКМ, нарушена монополия НБП.

На идеологическом уровне создана альтернатива как националистам, так и либералам. Если еще недавно либеральная оппозиция в лице "Комитета 2008" была уверена, что ей удастся использовать коммунистов и левых в качестве пушечного мяса в отечественной "оранжевой революции" (повторяя, кстати, методы "красно-белого союза" НПСР), то сегодня становится очевидно, что это затея безнадежная. В этом немалая заслуга именно МЛФ, выдвинувшего собственную оппозиционную перспективу.

С другой стороны, прошедшие полтора года показали и недостатки проекта МЛФ. Объединение пока остается в значительной мере "верхушечным". Нужно объединение активистов, а не организаций. Речь не идет о слиянии идейных тенденций. В их разнообразии (в рамках общей классовой позиции) как раз сила Фронта.= Но нужна единая организация работы на всех уровнях. Нужны ресурсы, связанные с коалицией газета, система политического образования. Нужно чаще общаться. Шагом в этом направлении станут летние лагеря МЛФ в 2005 году, семинары, проводимые под эгидой ИПРОГа. Нужна общая символика и создание объединяющего всех политического образа Фронта.

Но главное, нужно выходить за рамки молодежной организации. И здесь необходимо не "выдумывать велосипед", а взять за основу предложения, которые уже звучали как в рамках Российского Социального Форума, так и на собраниях активистов. С одной стороны, нужно превращать МЛФ во взрослую и дееспособную организацию пусть и опирающуюся прежде всего на молодежь. От Молодежного надо переходить к строительству общего Левого=Фронта. С=другой стороны, в ходе РСФ прозвучали слова о необходимости более широкого объединения в форме возрождения Советов первоначально, как Советов Протестных Действий, в которые придут и должны сыграть ключевую роль новые молодые активисты оппозиции. Опыт революции 2005 года оказывается востребован 100 лет спустя.

Эти два подхода отнюдь не требуют, чтобы мы отказались от одного ради другого. Как раз напротив, они органически дополняют друг друга. Объединение активистов на идейной основе нужно именно потому, что существует потребность в широком массовом движении. Без Левого Фронта организация массового протеста окажется лишена стратегической перспективы. Но без массовой организации борющихся трудящихся в форме Советов никакой фронт, состоящий из одних активистов, не достигнет своей цели.



Рейтинг:   2.33,  Голосов: 3
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss