Кто владеет информацией,
владеет миром

О скандалах вокруг операций спецслужб стран Запада и России в Африке, Ираке и Иране

Опубликовано 22.05.2006 автором Сергей Кургинян в разделе

О скандалах вокруг операций спецслужб стран Запада и России в Африке, Ираке и Иране

Как мы уже сообщали, 13 и 27 апреля 2006 года известный политолог, глава Экспериментального творческого центра Сергей Ервандович Кургинян выступал на заседании клуба «Содержательное единство» с первой и второй частями своего доклада на тему «Новая система вызовов и угроз». Сегодня мы публикуем третью заключительную часть этого доклад, прочитанного на клубе 18 мая.

Новая система вызовов и угроз (Продолжение)

Закрытые игры в Африке, Ираке, Иране и Пакистане. Их влияние на судьбу России и мира

Часть 1. Мониторинг и анализ реакций

Есть старый метод исследования систем. Он называется "метод черного ящика". Метод гласит: мы не знаем внутренней структуры системы, но мы можем подать сигнал на ее вход и зафиксировать реакцию на выходе. Сопоставляя определенными методами (методом спектрального анализа, методом решения определенных интегральных уравнений и так далее) функции на входе и выходе, мы можем получить характеристику системы.

Рассмотрим наш предыдущий доклад как функцию, подаваемую на вход системы.

Рассмотрим реакции на доклад - как сигнал на выходе.

А то, чему следует реагировать (общество вообще, аналитическое сообщество, его отдельные части, элиту, наконец) - как систему, изучаемую по принципу "черного ящика".

Что можно тут констатировать?

Что на выходе системы получены следующие "сигналы".

Первое. Доклад "Лефт.ру" на тему, косвенно сопряженную с моим докладом.

Второе. Ряд дискуссий в некоторых других интернет-изданиях. Не было бы этих дискуссий - было бы совсем скучно. А почему их мониторинг не вызывает скуки? Потому что кто-то что-то пытается для себя сформулировать. Причем по существу. Что надо знать, чтобы давать прогноз... Что такое стратегия... Каким вообще должен быть анализ... Чем теория элит отличается от конспирологии... Именно ради чего-то подобного и стоит вести общественный диалог.

Ну, и третье... Уже после моего доклада возник вильнюсский наезд на Россию со стороны Ричарда Чейни. А также был снят директор ЦРУ Портер Госс и назначен новый директор ЦРУ Майкл Хейден.

По поводу Госса... Мне вполне взрослые люди звонили и спрашивали: "Твоя работа?" Что ответить? Мои амбиции не идут так далеко. И одновременно, идут гораздо дальше.

Я, конечно, не снимал директора ЦРУ (тут сразу Гамлет вспоминается - "Что он Гекубе? Что ему Гекуба?").

Я давал аналитическое описание, из которого следовало, что борьба между Чейни и Госсом будет нарастать. И что это нарастание беременно какими-то кадровыми трансформациями. А также многим другим, еще более важным.

Я еще что-то по этому поводу обсужу ниже. А сейчас мне нужно отнестись к тому, к чему относиться не хочется. Скучно, противно. Но - профессия обязывает.

Постараюсь все же встроить в это "скучно-обязательное" какое-то серьезное содержание. И так, чтобы оно не выпадало из основной, "скучно-обязательной", темы.

Серьезное во всем этом - проблема отношений.

Человек - не компьютер. И не сверхробот. "Сократ мне друг, но истина дороже" - это, конечно, красивая фраза. Но есть и другая, не менее красивая, сказанная поздним врагом Сократа, Фридрихом Ницше: "Человеческое... Слишком человеческое..."

Предположим, что имеет место такая коллизия.

Есть Я. Есть некий Х, с которым у меня есть отношения. Есть Y, с которым нет отношений. Y конфликтует с Х. Я начинаю давать Y некомплиментарные оценки. А почему я их даю? Может быть, мне здесь важна не истина, а отношения?

Мне такой вопрос кажется вполне естественным. Но если этот вопрос задается честным и глубоким исследователем, то он должен понять, какие в этом вопросе есть для него "самозадания". Ведь он вводит в оборот понятие "отношения". А это самое трудное для верификации понятие. Откуда он, исследователь, знает, что у меня есть отношения? Как он определит качество отношений?

Серьезностью и глубиной, с которой это рассматривается, определяется качество аналитики. Я, например, всегда "ставлю неуд" любой аналитической работе, где говорится: "Х связан с Y, Y связан с Z, а значит - X связан с Z". Почему я этого не приемлю? Потому что тогда - "все со всеми связаны". Иначе говоря, оператор отношений не обладает автоматической передаточной функцией.

Если из факта связи Х с Y и Y с Z нельзя установить факт связи Х с Z, то уж тем более нельзя утверждать: "Х принадлежит к группе G, Y имеет отношения с Х - значит, Y принадлежит группе G".

Вот я довел это до схемы - и всем ясно, что это чушь собачья. Но сколько раз я сталкивался с такой чушью в анализе, который претендует на профессионализм! "Кургинян знаком с этим генералом, этот генерал - из КГБ, значит, Кургинян - КГБ". А я еще и с другим генералом знаком, из другого ведомства. И с третьим - из третьего. Значит, я сразу во всех ведомствах? И почему связь с элементом группы означает связь с группой? Если я полюбезничал со стюардессой, то я - член "мафии Аэрофлота"? Очень трудно искать черного кота в черной комнате, особенно если кота там нет.

Еще одна чушь, основанная на недопустимом логическом трансферте. "Х - в отношениях с Y. Y совершил деяние D. Значит, Х совершил деяние D".

"Кургинян что-то советовал Горбачеву. Горбачев развалил СССР. Значит, Кургинян развалил СССР". Что именно я Горбачеву советовал, и последовал ли он моим советам? Советовал я ему или другим лицам? Сколько людей (можно сказать даже - сотен людей) находились с Горбачевым в совсем других, очень плотных, отношениях, и никоим образом не считают себя ни за что ответственными?

Где корни у всего этого бреда? Понятно, что чаще всего бред организуется провокаторами. Провокаторы знают, что это бред, но такая уж у них работа.

Но к провокации все сводить нельзя. Тогда в чем еще корень?

Кому-то это покажется странным, но корень - это магическое мышление. Возбужденные люди перестают мыслить рационально. Они мыслят магически. А для магии присутствие - это участие. Там "передаточные функции" (и отношения) выглядят иначе.

Хотите аналитики - выскребайте из себя эту магическую дремучесть. Вступайте в диалог с архетипами, так сказать. И побеждайте свое коллективное и личное бессознательное. В противном случае - занимайтесь чистой магией, а не замешанной на ней аналитикой.

Занимаясь же аналитикой - не камлайте, а рассуждайте. Отбросьте лихорадочный разоблачительный тон. И, за неимением других средств, обратитесь, по крайней мере, к своему человеческому опыту. Он вам сразу подскажет, что отношения отношениям рознь. Начали заниматься отношениями - определите качество отношений.

Но как вы его определите, не находясь сами в отношениях? Установите прослушку? Она вам скажет немногое. Начнете кого-то выспрашивать? Кого? Врага выспрашивать бессмысленно, постороннего - тем более. Приятеля? Если он вам, постороннему, что-то говорит о своем друге, то он - морально сомнителен. Но тогда и его информация сомнительна. И почему он вам это говорит? Может, он дезинформирует?

Информация об отношениях - самая нужная и ценная в любом анализе. Но она одновременно самая труднодоступная и ненадежная. Ведь выявляя отношения, надо еще определить их тип. Если вы хотя бы посоветуетесь со своим собственным (но обязательно нормальным) человеческим опытом, вы поймете, что отношения размещаются в очень широком спектре. Человек может быть вам нужен или интересен, полезен или необходим. Он может быть вашим знакомым, приятелем или другом (вещи абсолютно разные). Отношения могут быть стратегическими и ситуационными. Одноуровневыми или системными.

Бред об отношениях - бесконечен. "Кургинян выступил против Родионова, который затеял "Армян-гейт". Понятно же, в чем дело? Очевидная армянская мотивация". Если бы это говорил бомж, я бы пожал плечами. Но это говорил человек, который в предыдущую советскую эпоху отвечал за аналитику очень серьезных ведомств. И, вдобавок, знал, что в конце 80-х годов, разбирая закавказские (в том числе армяно-азербайджанский) конфликты, я поступал диаметрально противоположным образом в весьма и весьма непростых ситуациях.

Можно ли тут вообще что-то обсуждать, и нужно ли? Свои и так все понимают, чужим все равно не объяснишь... Стоп! Но это ведь борьба, идеологическая, интеллектуальная война, война за умы. В этой войне "свой-чужой" - не статика, а динамика. Своих должно становиться больше, чужих - меньше. Сегодня он чужой, завтра свой. И потому - пожалуйста, не ленись, не фыркай. Объясняйся, доказывай, что не верблюд. Или не занимайся публичной деятельностью.

Кроме того, надо помнить, что публичная деятельность происходит в России. Страна продолжает пребывать в ситуации глубокой моральной травмы. На это накладывается очевидный социокультурный регресс. "Архаика и постмодерн как двуединая угроза"... Это я не на компьютере вычислил... Я каждый день с этим соприкасаюсь. Динамика - ужасающая. Магическое мышление - это элемент вторичного одичания. И это лакомое блюдо для постмодерна.

Заявив, что я с этими врагами борюсь, я не могу ограничиться словами, как это делают многие. Я должен реализовать заявленное. А это значит - разъяснять и такие вещи. Что? Низкий коэффициент полезного действия? В нашем деле это не аргумент.

Итак, об отношениях. У меня были отношения с Родионовым. А с теми, кого он "прессовал" по "Армян-гейту", никаких отношений не было. Но в том-то и дело, что (и это можно проверить по историческим теперь уже фактам, которые тут и являются основным свидетельством) мои действия, действия моих коллег и единомышленников, - никогда не мотивировались отношениями. Они мотивировались нашим пониманием правды и пользы. Иначе говоря, нашими представлениями о макросоциальных интересах, нормах... В чем-то даже идеалах...

Я десять лет назад, как и сейчас, считал, что армейское руководство не должно, проведя спецоперацию, представлять ее как криминальную сделку и грязно сдавать офицеров-исполнителей. Я об этом и сказал Родионову в соответствующих статьях. Я что, ждал "спасибо" от противников Родионова? Да ко мне вообще никто не пришел, кроме одного пострадавшего высокого военного чина. И тот не "спасибо" говорил, а, открыв рот, в ужасе слушал, как я ему зачитываю куски свежей газетной публикации, принесенной в мой кабинет.

И это не идеализм. Это, если хотите, прагматика. Я и те, кто со мной связал свою судьбу, знаем: если не будет определенного климата в обществе, в элите, в аналитической среде, то плохо будет всем, а значит - каждому. Если те, кто претендует на аналитику, "гонят" псевдокриминальный лубок, а мы против этого не выступаем - мы не цех, не аналитическое сообщество. И грош цена тогда и нашей деятельности, и нашей продукции.

Если криминальная операция и "специгра" отождествляются и уравниваются, то нет и не может быть не только правды, не только профессиональной этики, но и стратегической, политической безопасности. Потому что "пазл" этой безопасности складывается из рефлексий на специгровые элементы. Если вместо этой рефлексии возобладает криминальное разоблачительство - картинка исчезнет. И не только для любителей лубка, а для очень и очень многих. В том числе, и для тех, кто принимает решения.

Так что прекращайте дилетантский скулеж по поводу отношений - все равно вы тут ничего не поймете! Имейте мужество вчитаться в содержание. Если у вас есть, по крайней мере, профессиональное (не скажу гражданское) самолюбие. Если же этого нет, то и говорить не о чем.

А об отношениях я скажу сам. Как там у Маяковского? "Профессор, снимите очки-велосипед, я сам расскажу о времени и о себе..." Если вы любопытны, то читайте и мотайте на ус.

Спросят: "А почему надо верить?"

Объясняю.

Верить чему-нибудь и кому-нибудь вам все равно придется. Это только кажется, что можно не верить никому и ничему. Но на слово верить нельзя. Верить надо не слову, а, так сказать, запаху, вкусу... Тексты никогда не состоят только из слов. По крайней мере, для меня. Они источают из себя гораздо более тонкие эссенции. Ну, например (навскидку), самоуважение и независимость. Если вы это не способны уловить - ищите другую профессию. А если способны, то ориентируйтесь на уловленное. И на свое точное ощущение, что это не поддается имитации в принципе.

И что это несовместимо с туфтой. "Говорю, что отношения таковы - значит, таковы. А иначе и говорить не буду (что называется - западло)". Кстати, по поводу самоуважения и независимости. Очень, между прочим, важная (хотя и побочная) тема.

В классике рассматривался конфликт между теми, для кого самоуважение и независимость - неснимаемая норма жизни, и теми, кто эту норму потерял, но тоскует, сознавая, что именно потеряно. Например, между князем Мышкиным и Ганечкой в "Идиоте" Достоевского. Но то классика!

Постмодерн выводит на сцену нового коллективного персонажа, для которого самоуважение и независимость - это абсолютно пустые и ничего не значащие слова. Такой персонаж (а имя ему - легион) вообще не понимает, что существуют такие вещи, как самоуважение и независимость. И он вдвойне не понимает, что для кого-то - это может быть аж регулятором реального поведения. Ядовитая слизь Постмодерна разъедает всю ткань сегодняшнего думающего и действующего российского класса. Постмодернистский циник и дикарь, объединившись, схарчат всю нашу культуру. Все наши социальные каркасные ценности и критерии. Не сумеем отгородиться от этой антисоциальной чумы - потеряем и общество, и страну.

Опасность этого - не вымышленная. Она реальна и огромна. Все, что я делаю, - ответ на этот вызов. Потому что жить в обществе российского постмодерна я не смогу и не буду, а жить без России - тоже не могу и не буду. Значит, можно только ответить на вызов нелюди, пытающейся диктовать остальным, что человек - это понятие старомодное. Принять вызов - это значит постараться передать остальным свое ощущение остроты ситуации. Ради этого - мои рассуждения о "шипящих по закоулкам". Антикультура мысли, слова и действия хочет стать уже не модой даже, а нормой. Ну так что? Согласимся, или дадим отпор?

А вот теперь - о конкретном. Об отношениях, то есть, - с ориентацией на все вышесказанное.

Антон Викторович Суриков - участник моего международного семинара. В рамках этого семинара он ведет себя умно, тактично, эффективно. Объем наших межличностных отношений позволяет нам в рамках этого семинара искать ответы на очень непростые вопросы. Речь идет о глубинном понимании происходящего. Об определенной школе, об аппарате, на основе которого можно достичь подобного понимания. И о многом другом. Я никогда не стал бы, занимаясь таким поиском, взаимодействовать с человеком, скажем так, несерьезным и безответственным.

Но я никогда не бросаюсь и в другую крайность. Я не начинаю панибратски относиться к партнерам по такому диалогу. Я заведомо предполагаю, что у серьезных людей есть своя система приоритетов. И она абсолютно не обязана совпадать с моей. Что-то я могу поддерживать, что-то оспаривать.

Еще раз: для аналитика, и уж тем более для политика, очень важно понимать, что отношения - это, так сказать, широкое и многомерное множество. Без этого понимания нет адекватного описания.

Один мой бывший соратник по интеллектуальным войнам (человек милый, тактичный, умный и интересный) ушел с головой в бизнес, послав эти интеллектуальные войны "куда подальше" лет этак на 12-15. Потом вернулся к брошенной деятельности. Написал книгу. Вспомнил о наших отношениях. Дал мне вполне комплиментарную оценку.

А заодно лягнул, сказав, что "теперича не то, что давеча" и я, де, окружил себя людьми послушными, абсолютно зависимыми... Словом, тоталитарная секта, так сказать.

Вот вам и иллюстрация на тему о недопустимости зауживания множества отношений при описании явлений.

Если для какого-то неадекватного наблюдателя коллектив людей, глубоко верящих в одну идею, работающих в ситуации абсолютной сплоченности, - это секта, то Юрий Вульфович Бялый - конечно, сектант. А я - гуру. Но все знают - это совсем не так. Юрий Вульфович - крайне самостоятельный исследователь, способный очень жестко отстаивать свою позицию. Равно как и другие члены моего аналитического центра.

Мой центр может показаться сектой только совсем неадекватному наблюдателю. Этот наблюдатель может либо питаться слухами и быть при этом абсолютно доброкачественным, либо проявлять тенденциозность. Неважно. В любом случае тут есть путаница, на которую надо указать. А есть специфика, которую необходимо подчеркнуть.

Мой аналитический центр - отнюдь не секта. Но это очень плотная социальная микрогруппа. Для тех, кто не понимает, что плотные социальные микрогруппы - это совсем не обязательно секты, есть соблазн в подобной подмене. В искажении коммуникативных калибровок, то есть. А при таком искажении - какая релевантность описываемого?

Есть люди с такой степенью индивидуализма, для которых любой мировоззренческий коллектив - это секта. И им ничего не докажешь. Но это люди, так сказать, с проблемой по части социализации. Почему я должен им что-то доказывать? А людям, у которых нет этой проблемы, ясно, что мой центр - это плотная группа, эффективная за счет этой плотности. Но что плотность не является препятствием к личностному проявлению, личностному росту. А наоборот, является условием такого роста.

Таков мой аналитический центр. Если точнее - его ядро. Но даже очень ценимые мною советники центра - уже существуют по-другому. Совсем иначе, чем ядро. Я уже обсуждал это в связи с несколькими полуанекдотическими историями. Каждая из этих историй была недоразумением, основанным на "ложном сектантском постулате". "У Вас есть советник Х. Вы с ним связаны отношениями. Он дает оценку Y. Значит, это Ваша оценка. Она Вами продиктована или с Вами согласована..." Очень умные люди публично несли по моему поводу подобную околесицу.

А какие у меня отношения с советниками? Эти отношения предполагают вышеописанную процедуру или нет? Всем, кто знаком с моей организацией, ясно, что не предполагают. Всем, кто знаком с советниками, ясно, что не согласятся они быть советниками при наличии подобных процедур. Да и я никогда этого не потребую от советника. Точнее, того, кто хочет себя вести на основе такой процедурности, - в советники не возьму. Потому что ничего дельного не услышу. А услышу только то, что захочу.

Но если у стороннего наблюдателя в качестве параметров описания - множество отношений, и это множество заужено и искажено, он и будет описывать чушь. Даже сам понимая, что это чушь. Он запрограммирован на чушь самим искаженным "параметрическим множеством".

Моим реальным советникам ничего не стоит (в одном из случаев приходится, увы, сказать "не стоило") атаковать (что неоднократно происходило) не только какого-то моего знакомого, но и меня. И я считаю это тоже нормальным.

Хотя, повторяю, с Юрием Вульфовичем и другими членами аналитического ядра нас связывает другая норма отношений. Эта норма не предполагает публичных взаимных наездов. Но она предполагает и даже требует очень жестких внутренних дискуссий. В любом случае, поле отношений моего центра существенно диверсифицировано.

В чем абсурд определенных аналитических построений? В том, что, если говорить научным языком, многомерный вектор отношений превращается в бессмысленный скаляр. Если бы вы это проделали в науке или, еще хуже, технике, то ответили бы за сокрушительное фиаско. А в аналитике все сходит с рук!

Довожу рассматриваемый абсурд до совсем уж ослепительной наглядности. Участником моего международного семинара является, например, бывший директор Моссада господин Шабтай Шавит. Это очень умный человек, с глубоко развитым чувством собственного достоинства. Его оценки, вектор его интересов не только не совпадают с моими, но в принципе не могут не отличаться, причем самым существенным образом. Но это не мешает ему ставить перед собой такие задачи на понимание, которые (и это для меня большая честь) он хочет решать, в том числе, и на нашем международном семинаре. И что?

Аналитика, оперирующая коммуникативным "скаляром" - это не аналитика. Это смесь из вонючего компромата и дешевой конспирологии. Такая смесь, по определению, порождает только фантомы. И подчиняет описание реальности этой фантомности. Есть дьявол. Чего может хотеть дьявол? Чтобы ему служили. Какие могут быть отношения между дьяволом и прочими разными? Служебные. Прочие разные служат дьяволу.

Между тем адекватное аналитическое описание не может не рассматривать широкого спектра отношений. Есть не дьяволы, а люди. Они объединены в группы (социальные системы). Есть отношения внутри систем и между системами. Это широкий спектр отношений. Возможны расхождения в одних вопросах и сближения в других. Возможны целевые сближения или сближения по сиюминутному сходству очень разных в принципе интересов. Описать процессы в социальной среде - значит правильно калибровать отношения.

Ошибся в калибровке - описание будет неверным. Описал неверно - дал неверный прогноз. Кто-то стал действовать, ошибся. Возможно, заплатил жизнью. А ты "калибруешь" дальше... Это профессионально? Может быть, это нравственно? Весьма специфическое понимание и того, и другого...

Какова деятельность - таковы и отношения.

Есть такая специфическая деятельность - "углубление понимания". Это, так сказать, "мыследеятельность". "Мыследеятельность" предполагает, что и деятельность, и связанные с нею отношения мотивированы чем-то, имеющим самое непосредственное отношение к мысли. То есть в основе отношений, порождаемых "мыследеятельностью", лежит общая заинтересованность в "углублении понимания". И общее ощущение, что в одиночку не добьешься такого углубленного понимания. И что с кондачка его не получишь. Нужны методы, школа. Аппарат, если хотите.

А кто-то скажет: "Знаем, знаем, какая деятельность! Совсем другая и чисто конкретная! А раз другая деятельность, то и отношения другие!"

Человеческая деятельность всегда носит многомерный характер. Если я человек, то у меня есть разные потребности. И взаимодействуя с другими, я выбираю партнеров, исходя из потребности.

А если тот, кто анализирует, имеет одну потребность - "чисто конкретную", то он такую же одномерную систему потребностей навязывает другим. У него нет интеллектуальной потребности - значит, и у других нет. В театре это называется - играть не образ, а "я в предлагаемых обстоятельствах". То же самое - и в других профессиях, требующих человекознания. Аналитике - в том числе.

Тот, кто скажет - "знаем, знаем, какая деятельность", судит по себе. Это у него "одной лишь думы власть", "одна, но пламенная страсть". Он через это "знаем, знаем" себя описывает, а не другого. Это, во-первых, саморазоблачительно, а во-вторых, непрофессионально.

Потому что я достаточно знаком с Антоном Викторовичем Суриковым, чтобы категорически утверждать - интеллектуальная потребность у него есть. Это не значит, что других потребностей нет. Но эта есть. И носит очень мощный характер. А у того, кто его описывает, этой потребности нет. Он судит по себе, разоблачает себя и ошибается в оценке других. Так возникает "шизоаналитика". Постмодернисты говорили о шизокапитализме. А здесь - то же самое, но не в бизнесе, а в интеллектуальной деятельности.

Мне лень распутывать все "шизоаналитические" виражи, которые связаны с описанием Антона Викторовича на "Лефт.ру". Но я просто вижу, что за аналитика. И знаю, что "шизоаналитика" не может не попасть впросак. И обязательно попадает впросак.

С Александром Алексеевичем Нагорным "шизоаналитика" расправляется на тот же манер. И столь же саморазоблачительным способом. Как вам нравится фраза: "По некоторым данным, Нагорный вступил в тесный контакт со спецслужбами США еще в начале 90-х годов во время длительного пребывания в этой стране"?

Тут с важно-трусливым видом заявляется нечто, обладающее нулевой информационной ценностью и одновременно претендующее на убойную компрометационную мощь. Анализировать это можно только в рамках общей темы "параметры возможных коммуникаций". Что значит "вступил в тесный контакт со спецслужбами США"? Каково качество контакта? Нагорный - в том числе и американист. Он в США приезжал лекции читать, а не заниматься, к примеру, бизнесом в сфере легкой промышленности.

Если приехавший в США русский бизнесмен вместо контакта с теми, кому он хочет продать русские трусы или что-нибудь в этом роде, начинает диалог с профессиональными разведчиками, заинтересованными ядерными секретами... Если у этого бизнесмена, к тому же, есть брат в российских войсках стратегического назначения, то может быть высказана ни к чему не обязывающая гипотеза, согласно которой "что-то тут не так". Гипотеза начинает проверяться. Оказывается, что тут важен не брат русского бизнесмена, занятый в сфере обороны страны, а брат американского разведчика, работающий в американской легкой промышленности и очень заинтересованный в продаже русских трусов. После того, как это устанавливается, все успокаиваются. А до того, как это установлено, - русского бизнесмена "ведут", как положено, и молчат об этом "в тряпочку".

Но даже зацепкой для нехорошего предположения (подчеркиваю, всего лишь зацепкой, которую никто не будет сливать в печать) является парадоксальность коммуникации. Человек вроде трусами занят, а встречается с разведчиком, заинтересованным в наших ядерных секретах. Деятельность - одна, а коммуникации другие.

Деятельность Нагорного в США на сто процентов предполагала его контакты с американскими аналитиками, в том числе аналитиками спецслужб. Если я, например, занимаюсь контртеррором и веду международный диалог в этой сфере, то предосудительным является не наличие соответствующих контактов, а их отсутствие. Тогда я плохо веду диалог. Если бы Нагорный не наладил "тесных контактов" - это значило бы, что он в США не работал, а развлекался. Так что зачем тоскливо вонять "по некоторым данным вступил в тесный контакт"... По всем данным - "вступил в тесный контакт". В какой контакт и вокруг чего?

Либо определяйте, либо не нойте. А если определили - то доказывайте. Но тут-то мы имеем дело с "шизоанализом". А "шизоаналитик" вам скажет: "Знаем, знаем, какой контакт! Контакт - это и есть контакт, хе-хе-хе!"

Вы хотите разбираться в ситуации, опираясь на "шизоанализ"? Попутного ветра в паруса! Я не буду. Потому что я знать хочу о реальных процессах, а не нюхать сомнительные запахи. А знание о реальных процессах опирается в том числе на адекватные описания отношений. И на понимание того, что отношения всегда размещаются в широком спектре. Но "шизоаналитические" портные, шьющие "шизодела" белыми нитками компромата, этого признавать не хотят.

"Этот мужчина разговаривал с этой женщиной? Разговаривал! Значит, у них есть отношения? Есть! А какие у мужчины с женщиной могут быть отношения, хе-хе-хе? Значит, изменяет супруге, о чем супруге надо незамедлительно доложить".

То, что "Лефт.ру" использует такие технологии, - я показал. То, что это "шизоаналитика" - мой неголословный диагноз. Моя скучная и непреложная обязанность состояла в том, чтобы поставить этот диагноз. И не абы как, а именно доказательно. Я эту обязанность исполнил. А заодно - поговорил о гораздо более важных и интересных вещах. Теперь я подвожу черту.

Если диагноз в том, что аналитикой занимаются не аналитики, а "шизоаналитические" "портные", то кому может быть интересно, что еще и кому еще они будут "шить" подобными нитками? Если совсем уж просто: то, что для провокатора - результат его профдеятельности, для аналитика - диагноз под названием "халтура". Тут ведь и важно раз и навсегда зафиксировать качество. У нас так работали самые дремучие члены общества "Память" во второй половине 80-х годов...

С тех пор все стало намного изысканнее. Если, конечно, речь идет о сайтах, а не о встречах в подворотне... Да так, чтобы битой по голове. Часть погромщиков в России как бы пообтерлась и поднаблатыкалась... Эти "шьют" уже не столь белыми нитками. Часть перешла от погромной фени к прямому действию, не требующему слов. Сайт "Лефт.ру" застревает в трещине между этими двумя частями. Ему нравится так "торчать"? Пусть "торчит"! В конце концов, о вкусах не спорят.

А мы займемся серьезным делом.

Часть 2. Выдержки - или вновь о методе и предмете

За прошедшее время я успел побывать в Израиле и прочитать доклад. Поскольку доклад посвящен той же теме, которую я подробно затронул в своем предшествующем анализе, я не хочу его здесь повторять.

Но все же я считаю необходимым воспроизвести некие фрагменты. Ибо это, во-первых, сжатый дайджест того, что нами уже рассмотрено. А без дайджестов трудно двигаться дальше. И это, во-вторых, доведенный до зубодробительной простоты дайджест метода. Последнее, может быть, еще важнее.

Итак, привожу выдержки.

Выдержка #1 - или о том, как элита использует науку, а наука - элиту

Когда-то, в первый раз приехав в Одессу, моя мать спросила коренную одесситку, где ближайший гастроном. Одесситка спросила в ответ: "Зачем он вам нужен?" Мать сказала, что хочет купить масло. Одесситка отреагировала по-своему: "А-а, масло. Слушайте, а Вам не нужны нейлоновые кофточки?"

Те, кто планирует действия в Иране, запросят ученых "для приличия". Каков запрос - таков ответ. Специалисту по Сухраварди (это известный иранский поэт и мистик, им занимались очень многие иранисты, в том числе, Анри Корбен) - совершенно неинтересно, что вытворяет Ахмадинежад. То есть, "масла" у него нет. Но уловив, что покупателю неважно, что покупать, он с удовольствием продаст ему свои "нейлоновые кофточки". В лучшем случае, отредактировав товар под новую коньюнктуру. А покупатель? Ему надо блюсти приличия. В "интеллектуальной Одессе" положено купить продукта на миллиард долларов. И отчитаться. Нет масла - купим нейлоновые кофточки. Важно правильно оформить ведомость.

После 11 сентября 2001 года решили наказать талибов. А ученым предложили поразмышлять о терроре и антитерроре. Ученые уловили качество запроса и отреагировали по принципу "кофточки вместо масла". Контртерроризмом занялись не только психологи (что было бы естественно). Им занялись филологи, искусствоведы. Они что, всерьез поменяли свой профиль деятельности? У них на это не было ни времени, ни желания.

Потом - кампания в Ираке. Вновь спросили для приличия ученых. Они вновь ответили по принципу "кофточки вместо масла".

Теперь - Иран. Это - новая (третья) фаза одного и того же процесса.

У Бен Ладена не было государства и ядерного оружия.

У Хусейна было государство. О его ядерном оружии еще скажу. Но главное - Хусейн был вял и декоративен.

Иран - не вял и не декоративен. На высшем уровне заявлено намерение использовать ядерные возможности. Это, конечно же, третья фаза. И что?

Ни на первой, ни на второй фазе никто не смог по-настоящему спросить науку... И на первой, и на второй фазе наука в ответ вела себя по принципу "кофточки вместо масла"... Почему я должен считать, что на третьей фазе все изменится? И кто субъект возможных изменений?

Выдержка #2 - или о том, что такое ответственность интеллектуала, занимающегося анализом

У любого интеллектуала есть выбор. Он может продавать кофточки вместо масла. А почему бы и нет? Ведь это почетно, безопасно, политкорректно. Академично, наконец - то есть респектабельно. И - интересно.

Иран - очень интересная страна. Радикализация политического процесса в Иране обнажила очень многое. Все, что угодно - вплоть до эсхатологии. Есть спрос? И, слава Богу! Реализуй!

Возражение тут только одно: ты же живешь не на Луне! Ты реализуешь спрос, занимаешься интересными вещами... А потом на тебя кидают бомбу. Или на твоих близких, твоих друзей. Или происходит что-нибудь еще столь же неприятное. Ученого, как продавца интеллектуального товара, это не касается. Но он же еще человек, гражданин.

Что он может (и должен) сделать? Идти на митинг? Это из другой оперы. Тогда что? Отвечаю: зная, что нужно масло, он должен отказаться от соблазна продавать свои любимые кофточки.

Выдержка #3 - или о том, чем чревато для интеллектуала бремя ответственности

Что есть в данном случае это самое "масло"?

Есть ли у Ирана ядерный боезапас?

Есть ли у Ирана средства доставки этого боезапаса на территорию Израиля?

Применит ли Иран боезапас и средства доставки, если они имеются?

Я могу вместо этого обсудить махдизм (или махдиват, как говорят сами иранцы) или шиитский суфизм, или исмаилизм. Или структуру иранской светской и духовной власти. Но зачем голодным людям нейлоновые кофточки? Им нужно масло.

Как говорил русский поэт, "на проклятые вопросы дай ответы нам прямые".

И что же значит - дать такие ответы?

Начиная заниматься "проклятыми вопросами" и пытаясь давать на них прямые ответы, - вы покидаете территорию привычного метода. И, значит, теряете преимущества, связанные с нахождением на этой удобной территории. А это были серьезные преимущества.

Метод не существует сам по себе. Его приватизировала корпорация, именуемая "ученые". Уходя из этой корпорации - в какую вы переходите?

Альтернативной корпорации пока нет. Она только начинает складываться.

В мире складывается новая культура понимания, не сводящаяся к классическому научному методу. И при этом - не противостоящая этому методу. Речь следует вести и о системной эвристике, и о ряде других поисковых методов, и о настоящих трансдисциплинарных исследованиях, и об игровых методах (в том смысле, в каком это понимается, например, в современном военном деле, активно использующем нелинейную теорию игр). Я не хочу здесь даже перечислять всего набора дисциплин, из которого ткется у нас на глазах новый метод. Мне, например, очень интересно, какими проблемами "динамического хаоса" занимается господин Стивен Манн в Институте Санта Фе. И я могу назвать еще десятки мест, в которых научная классика трансформируется в нечто новое.

Но тут важнее другое. То, что новый метод предполагает новую коллективность.

Коллективы, которые выходят на эту территорию, не могут быть классическими научными организациями. Нигде в мире они ими и не являются. Параллельно с новым методом складывается новая коллективность. Не знаю, как это точнее назвать? "Интеллектуальная коммуна"? Но дело не в словах. Дело в действительно новом качестве коллективности, вне которого новый метод применен быть не может.

Выдержка #4 - или о том, куда не может не устремиться дух подобной ответственности

Почему на вопросы, которые я здесь назвал "проклятыми", вообще должна отвечать наука? Старая, новая - любая... На эти вопросы должна отвечать разведка, используя понятные оперативные методы. Люди другой специальности должны, напрягая прямые информационные каналы (то есть агентуру в стане противника), точно сказать, где чего и сколько имеется. Какие противник издает секретные директивы по поводу использования имеющегося. И так далее...

Почему этого не происходит? А то, что этого не происходит, - понятно всем. Соответствующие ненаучные специалисты дали соответствующую секретную информацию о нахождении в Ираке определенных видов оружия массового уничтожения. Была ли это просто неверная информация? Или это была информация, про которую знали, что она неверная? Или это была верная информация, но тогда где это оружие? С чем конкретно мы здесь имеем дело?

Информацию такого рода добывают люди. Люди эти - не одиночки. Они входят в организации. Организации, которые добывают такую информацию, обладают структурно-системной спецификой. Эту специфику, кстати, изучает определенное направление в социологии. Социология закрытых систем, или закрытых структур, - не фантом, а реальная дисциплина. Без нее невозможна, например, криминалистика. Потому что криминальные субъекты (их еще называют "организованные преступные группы") - это тоже закрытые социальные системы (или структуры).

Я не хочу проводить параллелей между мафиями и спецслужбами. Есть любители заниматься подобными параллелями. Но я к ним не принадлежу. Я только обращаю внимание на то, что и мафии, и спецслужбы, и религиозные секты, и многое другое, - это закрытые социальные системы. И они всегда будут существовать наряду с открытыми.

Я говорю не об абстракциях. А о том, с чем каждый из собравшихся сталкивается постоянно. В теории игр есть разграничения между фигурами и игроками. Если бюрократическая структура работает по инструкциям - она является фигурой в игре. Если она работает на свой корпоративный интерес - она прекращает быть фигурой и становится игроком.

Кто-нибудь видел в современном мире бюрократические структуры, являющиеся только фигурами? Все в игре! А закрытые структуры, занимающиеся добычей информации - фигуры или игроки? Мне кажется, вопрос риторический. Ни один процесс, и уж тем более, такой сложный, как тот, что сейчас происходит в Иране и вокруг него, нельзя оторвать от игровой рефлексии!

А играющая структура не будет дарить кому-то свою игровую рефлексию. Такую рефлексию еще надо суметь добыть. Если интеллектуал делает выбор, о котором я говорю - он становится на этот трудный, неблагодарный и небезопасный путь.

Для начала надо осуществить две, казалось бы, простейшие констатации.

Первая - мир закрытых систем существует. Он столь же реален, как и мир открытых систем. А значит, подлежит научному изучению.

Вторая - мир закрытых систем - это мир, подчиняющийся своим законам, эти законы не являются частным случаем законов мира открытых систем. И это мир, который складывается из особых элементов, обладающих особыми мотивациями.

Я не хочу давать оценку этим мотивациям, я не хочу морализировать, потому что тут каждый, кто морализирует, попадает в ловушку. Кроме того, из качеств людей нельзя выводить качество социальных структур. Поведение ЦРУ или Пентагона, ФСБ или ГРУ не определяется мотивами работников. Даже самых ответственных. Равно как не определяется оно и инструкциями. Социология - не частный случай психологии. Это другая наука. Психология участника закрытой группы - это одно. А поведение группы как целого, как гештальта, - это другое.

Выдержка #5 - или о том, что будет подрывать этот дух ответственности

Мир закрытых структур, во-первых, существует, и, во-вторых, специфичен. Почему два таких простейших признания так мучительны, так запретны, так табуированы? Почему они особо табуированы в тех обществах, которые провозгласили открытость, то есть свободу от табу?

Потому что их открытость, то есть неидеологичность, сама стала идеологией. Общество должно быть открытым? Значит, оно является открытым. А значит, в нем нет закрытого. А значит, если мы опишем институты и процедуры, то мы дадим полное описание.

Такой подход мгновенно превращает науку (то есть сферу, где ничто не существует без критики) в идеологию (то есть в сферу, где критика есть недопустимое посягательство на святое).

Причем эта идеология охраняет от критики не только свою "святая святых"! Она начинает защищаться "на дальних подступах"! И тут все доходит до абсурда, согласно которому "коза ностра" (или какая-то еще более закрытая мафия) должна, видимо, описываться тем же способом, что и... не знаю даже, как точнее сказать... как общество футбольных фанатов? Но и это общество - существенно закрытая система!

Общество филателистов? Любителей подводного спорта? Любителей зимнего плавания? Между прочим, какой пример ни возьми, - везде нет абсолютной открытости. Но тут все происходит по известному алгоритму. "Вижу закрытое, но поскольку оно противоречит идеологии, то я ему вменяю открытость и начинаю эту открытость описывать".

Что значит "вменяю открытость закрытости"? Это значит, я закрытость уничтожаю как предмет. Ученый ведь не только истиной занят. Он еще и ролевую социальную игру ведет. Когда в нем это ролевое доминирует, то он наплюет даже на очевидное (например, на то, что мир закрытых систем существует и является специфичным). Он предпочтет ролевое очевидному и будет осуществлять свою деятельность, не раскрывая, а истребляя предмет.

Он скажет: мир закрытых систем не существует и не является специфичным. А что это значит? Это значит - предмета нет.

Нам это тут говорят уже пятый год.

Мы изумленно спрашиваем, почему его нет, - ведь мафии есть, спецслужбы есть, секты есть, много еще чего есть... А предмета, якобы, нет.

Нам отвечают, что его нет потому, что его не должно быть. А дальше говорят: "Если нет предмета, то нет и метода".

Мы изумленно спрашиваем: "А как же социология закрытых структур, социальная психология (психология групповой мотивации), культурология закрытых систем, анализ особых форм поведения (так называемое игровое поведение), анализ внутренней системной структуры (ядро системы, ее периферия, коды поведения), анализ социогенезиса, логики социального воспроизводства?"

Нам говорят: "Ваш предмет - фантом! А метод - теория заговора".

Мы говорим: "А когда банда берет банк - это заговор? Или когда финансист обрушивает рынки целого региона и сам об этом заявляет? А война - это заговор? А конкурентные операции - это заговоры?"

Нам отвечают: "Мы знаем две территории: территория респектабельной науки и территория теории заговора. Если то, что вы делаете, не находится на территории респектабельной науки, значит, оно находится на территории теории заговора".

Мы робко возражаем: "А как же теория элит? Питирим Сорокин, вроде бы не конспиролог, как и многие другие, кто этим занимался..."

Нам отвечают: "Элита - это некорректное слово".

Мы говорим: "Ну, хорошо, группа".

Нам отвечают: "Ну, группа - это уже марксизм. Это прилично. Но тогда должны быть только материальные интересы. Группа - это интересы".

Мы говорим: "А если налицо явно нематериальная, например, суицидальная мотивация?"

Нам отвечают: "Хотите заниматься группами - ни шагу с территории интересов!"

Мы говорим: "А если на этой территории ничего понять невозможно?"

Нам, по сути, отвечают: "Корректность процедуры важнее, чем ее результативность".

Если бы нам отвечали так только научные оппоненты. Но ведь этот догматизм (или эта игра в догматизм - тут-то и надо разобраться!) проникает в поры живой политики. Отстаивание догмы "открытого общества" обернулось победой ХАМАС в Палестине и (пусть и относительным) успехом "Братьев-мусульман" в Египте. И оно много чем еще обернется - в разных регионах земного шара.

Но и это - не предел абсурда. Вы спросите, в чем тогда предел? Я отвечу.

Выдержка #6 - или о том, до чего может дойти подобный абсурд

Палестина, Египет - это отдельные регионы. То есть частность. Мафии, кланы - тоже частность. Не региональные, так социальные. Предлагается пожертвовать частными относительными истинами ради абсолютности процедур.

А террористы? Сами же сказали, что глобальный терроризм - это не частность, а новая общемировая реальность? Как ее соотнести с аксиомой открытости?

Террористическая группа - это закрытая система или же это система открытая? Аксиома диктует открытость. Но всем понятно, что это ложная аксиома. И в рамках ее надо разбирать нечто вполне глобальное. Всем понятно, что Бен Ладен не публиковал в общедоступных изданиях свои планы по атаке "близнецов". Всем понятно, что "Аль-Каида" - не группа по интересам.

Понятно-то понятно... А интеллектуальный инструментарий это понимание категорически игнорирует.

А поскольку нельзя бороться с новой реальностью, используя старые методы понимания, и поскольку только эти методы и были задействованы, то... То ответы на вызовы новой реальности стали эти вызовы не преодолевать, а наращивать. Причем и количественно, и качественно.

Ответом на вызов 11 сентября стали афганская и иракская кампании. Но эти кампании породили новые вызовы. В том числе, иранский. Я докажу, что это именно так. Воздействие на болезнь привело к усугублению заболевания. К чему приведет воздействие на это усугубление? Если неадекватность воздействий будет сохраняться, то ответ очевиден.

Выдержка #7 - или о том, как вернуться к адекватности

Чтобы возымела место хоть какая-то адекватность, надо признать следующее.

Первое. Закрытые системы - это не таинственные фантомы теории заговора. Это реальные социальные тела. Причем настолько реальные, что по отношению к ним многое другое можно назвать нереальным. Частным случаем этих социальных тел являются если не спецслужбы целиком (они всегда бюрократизированы), то ядра внутри спецслужб. Эти ядра мы назовем "внутренними элитными партиями".

Второе. Внутренние партии не могут не конфликтовать. Конфликт есть главная форма жизни закрытых социальных систем.

Третье. Эти конфликты далеко не всегда вписываются в рамку национального консенсуса. Иногда конфликтующим "внутренним элитным партиям" удобнее помочь партиям противника. Так строятся, например, общеизвестные межведомственные союзы "партий войны" против "партий мира".

Четвертое. Война в Ираке - крупный общеамериканский проект. Такой проект не может не обострить конфликты "внутренних элитных партий" в США.

Пятое. Внутренние элитные партии разных стран образуют причудливые трансгосударственные консорциумы. Это уже не сговоры, не "предательства интересов". Это вообще форма жизни современного глобализующегося макросоциума. И форма жизни "мира ЗС". Ибо в этом мире ЗС глобализация идет ускоренно.

Шестое. Активность закрытых систем (мы ее называем ЗС-активность) никогда не носит локально-ситуационного характера, а, напротив, как бы перетекает из ситуации в ситуацию.

Опираясь на данные утверждения, мы, в поисках ответа на иранские вопросы, начали искать в иракской ситуации следы ЗС-активности. И нашли следующее.

Выдержка №8 - или о том, как внутренние элитные американские партии играли на поле войны в Ираке

29 октября 2002 года сразу в нескольких американских изданиях появились разоблачения Пентагона. До начала войны оставалось менее месяца. В чем обвиняли Пентагон? В нарушении регламента. Конкретными нарушителями были Ричард Перл и его Совет по оборонной политике. При чем тут Пентагон? Дело в том, что Совет был близок к руководству Пентагона вообще, и особо близок к Дагласу Фейту, заместителю министра обороны по политическим вопросам.

В чем было нарушение регламента? В том, что Рамсфелд и Вулфовиц создали в Пентагоне, в офисе Дагласа Фейта (то есть под крылом Перла и его Совета по оборонной политике), собственную разведструктуру с целью составления своих собственных (внимание!) - абсолютно независимых от ЦРУ - аналитических материалов по Ираку.

Разведведомства всегда конкурируют. Эта конкуренция всегда обостряется перед началом войн. В данном случае привлекли внимание детали. А также оценки экспертов. Короче, что-то подсказало нам: дело не в обычном межведомственном конфликте. А в борьбе внутренних партий.

Да, борьба велась на иракском поле. Но такая борьба всегда перетекает с одного поля на другое. А что, если ответы на иранские вопросы связаны с логикой этой борьбы? Весьма влиятельные американские издания настаивали на том, что (прямая цитата) "Пентагон и ЦРУ вступили в отчаянные дебаты по поводу разведывательных данных, предназначенных для формирования американской политики в отношении Ирака".

Итак, был прямо обозначен конфликт двух "внутренних партий".

И тогда, очевидно, стоит разобраться в нюансах.

В своей игре против ЦРУ (точнее, против некоей конкретной "партии") группа Перла-Фейта сделала ставку на Ахмада Халаби, лидера Иракского национального конгресса (на тот момент это была эмигрантская организация, заседавшая в Лондоне).

ЦРУ, как минимум, не доверяло Халаби. А как максимум, сделало все возможное, чтобы подорвать эту ставку Пентагона.

Итак, игра Пентагона (Перла - Фейта) с опорой на Халаби, контригра ЦРУ с подрывом этой опоры... Локальный эпизод? Но Перл, выражаясь спортивным языком, "прессинговал на всем игровом поле"!

Он неоднократно обвинял ЦРУ в некомпетентности. Именно он являлся автором известной оценки, согласно которой все аналитические разработки ЦРУ по Ближнему Востоку (цитата) "стоят не дороже той бумаги, на которой напечатаны".

А вот еще одна цитата из того же Перла: "У меня есть сведения о том, что глава ЦРУ ни разу не пытался встретиться с президентом, чтобы объяснить ему, что происходит в исламистских школах Саудовской Аравии и Пакистана, где десятилетиями молодежь воспитывали в ненависти к США. Поэтому я считаю, что необходимо провести расследование (очевидным образом имеется в виду расследование против ЦРУ - С.К.), по результатам которого, возможно, нужно будет провести серьезные изменения, в том числе, и в руководстве тех организаций, которые призваны защитить нас".

Перл - не свободный публицист. Он озвучивал позицию Министерства обороны. Как минимум, группы влиятельнейших неоконсервативных политиков.

У нас были основания для того, чтобы продолжать исследование. И мы его продолжили.

Выдержка №9 - или о том, как война внутренних партий возобладала над национальными интересами

Соотношение военных сил США и Ирака не оставляло Ираку никаких шансов на победу. Но США и тем конкретным людям, которые настояли на войне в Ираке ("внутренней партии", маркируемой союзом Перла и Фейта), нужна была не победа любой ценой. Нужна была только победа, добытая очень малой кровью.

"Лимит на кровь" был задан жесточайшим образом. Превышение лимита означало бы дискредитацию Джорджа Буша и республиканцев вообще. За эту дискредитацию ответили бы "ястребы" - Чейни, Рамсфелд. То есть, весь неоконсервативный клан. Перл и Фейт были бы крайним звеном в этой системе ответственности за дискредитацию. Буш обвинил бы Чейни и Рамсфелда, след этого обвинения привел бы к Перлу и Фейту.

Соответственно, ЦРУ (точнее, той "внутренней партии", о которой я говорю) нужно было, чтобы Перл и Фейт провалились, чтобы лимиты на кровь оказались превышенными, чтобы это превышение ударило по всем пентагоновским "ястребам". И тогда самый наглый из них, Перл, был бы показательно наказан.

А Перлу (равно как и Фейту, равно как и его начальникам) нужно было получить победу, не превысив лимита на малую кровь.

Победа малой кровью требовала активизации "пятой колонны" в окружении Саддама Хусейна. В условиях борьбы американских "внутренних партий" (военных и ЦРУ) военные хотели иметь собственную "пятую колонну". ЦРУ они не верили. А ЦРУ было заинтересовано, чтобы эта "пятая колонна" военных сокрушительно провалилась.

Но через кого решили играть военные?

Группа Перла - Фейта сделала ставку на шефа иракской госбезопасности Тахера Джалиля Хаббаша. Однако как "подойти" к Хаббашу? Кого выбрать в качестве посредника?

Ричард Перл выбрал Аднана Хашогги, известного и очень двусмысленного торговца оружием, имеющего связи и в исламской среде, и в американской элите. Я не могу обсуждать причины, в силу которых этот выбор Перла был предопределен. Но это было именно так.

3 января 2003 года Перл обедает с Хашогги и саудовским предпринимателем Салехом аль-Зухейром.

Наши данные свидетельствуют о том, что Перл руководствовался вовсе не корыстными побуждениями. Чего же он хотел от Хашогги? Чтобы тот связал его с очень крупным иракским силовиком, способным взорвать иракский режим в момент начала американского наступления. Он попросил Хашогги об этом. Хашогги что-то попросил взамен. Что именно?

В феврале Перл получил от Хашогги контакт с Хаббашем.

Состоялась встреча иракца Хасана Аль Обейди с ливанцем Имадом Хаджем. Аль Обейди выполнял задание Хаббаша. Хадж? Хадж был человеком Хашогги.

Посланец Хаббаша заявил, что его начальник готов содействовать свержению Саддама Хусейна. Чуть позже сам Хаббаш подтвердил эту готовность. Перл довел сведения до Чейни и Рамсфелда. И все возликовали. Ведь речь шла о возможности выиграть войну малой кровью. А именно эта возможность была, повторим, решающей для данной группы неоконсерваторов, затеявших войну. Да и для всего американского руководства.

На рассвете 19 марта 2003 года началась американская операция "Свобода Ираку". В рамках этой операции американцы сразу же нанесли воздушный удар по бункеру, где, по данным Хаббаша, должен был находиться Саддам Хусейн. Смерть Хусейна в первые часы войны привела бы к настоящей блистательной победе, на что и делал ставку Перл, а также его доверители. Но Хусейна в бункере не было.

Наш диалог с экспертами позволяет высказать гипотезу, согласно которой Хаббаш играл не в пользу Саддама Хусейна, а в пользу ЦРУ. А ЦРУ использовало все возможности для того, чтобы дискредитировать канал Перла. Можно ли чем-то, кроме мнения экспертов, подтвердить такую гипотезу? Да, можно!

19 марта должна была быть проведена сверхважная секретная операция.

10 марта - за 9 дней до операции и начала войны в Ираке - Саймур Херш, обозреватель еженедельника "New Yorker", печатает статью "Обед с председателем", где засвечивает все детали секретной встречи 3 января. Это тот самый Херш, который сейчас "засвечивает" планы американцев по бомбардировкам Ирана. Точнее - планы все той же группы Чейни - Рамсфелда. А почему он их "засвечивает"? И кто являлся и является источником столь достоверной информации Херша? Трудно поверить, что это мог быть кто-нибудь, кроме людей из ЦРУ.

Кто позволил начать скандал за девять дней до начала войны? Притом, что скандал фактически проваливал нужные для успеха войны каналы коммуникаций? Критики скажут нам, что США - это такое открытое общество, где все возможно. Мы возразим, что в принципе, конечно, возможно многое, но не это.

Придавая действиям Перла коррупционный характер, устраивая вокруг этого громкий и абсолютно несвоевременный скандал, Херш проваливал спецоперацию Перла и Пентагона. Никакие закрытые операторы не любят, когда их так засвечивают. Засветили Хашогги? Но такие люди, как Хаббаш, понимают: если сегодня сдают Хашогги, завтра сдадут их. И "отпрыгивают".

Херш засветил спецоперацию. Через 9 дней она провалилась. Бункер, где должен был быть Хусейн, оказался пустым. Необходимая для успеха "малая кровь" оказалась под очень большим вопросом. И начались поиски ответа на этот - очень, очень больной - вопрос.

Выдержка №10 - или о том, как американский утопающий схватился за русскую соломинку и - удержался на плаву

10 марта - статья Херша (фактическая засветка операции Перла).

19 марта - провал удара по бункеру, где должен был находиться Хусейн.

24 марта конгрессмен-демократ из Мичигана Джон Конньерс направляет запрос генеральному инспектору Министерства обороны с требованием провести широкое расследование бизнес-активности Ричарда Перла. Основание для запроса - статья Херша.

27 марта Ричард Перл подает в отставку с поста Председателя Совета по оборонной политике. В дальнейшем Хаббаш еще два раза предлагает американцам голову Хусейна. И оба раза американцы проваливаются.

Но и первого провала для Пентагона достаточно. "Внутренняя военная партия" не может расписаться в беспомощности. И она не может обратиться к ЦРУ. К кому же она должна обратиться?

Да к кому угодно! И не в последнюю очередь, к тем русским, с которыми ее связывают долговременные стратегические отношения. Таких русских просто не может не быть. В скобках отметим, что Перл в постсоветский период яростно защищал русские интересы по очень важным вопросам. Но тут дело даже не в Перле. Пентагону надо было вырываться из капкана, поставленного не кем-нибудь, а конкретно ЦРУ.

Кстати, о связях ЦРУ с Хаббашем.

Когда в 2006 году Джон Негропонте, директор национальной разведки США, начал обсуждать то, как русские помогали Саддаму Хусейну, он оперся на некую клоунаду, устроенную Хаббашем в момент входа американских войск в Багдад. В клоунаду входили: обнаруженные американцами в офисах иракской госбезопасности фотографии неких арабов на фоне Кремля, переписка Кремля с Хаббашем по достаточно невинным вопросам (визовая поддержка и прочее). А также - копии рождественских открыток, которые Хаббаш посылал Патрушеву.

Здесь надо учесть биографию Негропонте и его сегодняшнюю очевидную интегрированность в конфликт между внутренними партиями Пентагона и ЦРУ. Негропонте тут явно действует не на стороне Пентагона. Дополнительно нужно учесть, что до назначения на пост директора национальной разведки Негропонте был послом США не где-нибудь, а именно в Ираке.

Шоу вокруг рождественских открыток дополняется таким же шоу вокруг автоколонны, в которой русский посол в Ираке Титоренко что-то вывозил через "окно" в Сирию... Почему мы считаем, что это было шоу? Если бы Титоренко вывозил что-то серьезное, то он либо действовал бы по полному дипломатическому протоколу и уходил, образно говоря, в дверь, а не в окно, либо... Либо этот вывоз осуществляли бы "не засвеченные" лица. Какие-нибудь арабы на верблюдах, а не всем известный посол. Это во-первых.

Во-вторых, если бы американцы хотели добыть секретную документацию из обоза Титоренко, то не они стреляли бы по автоколонне. Какие-нибудь "бандиты" напали бы на колонну и изъяли документацию. А тут все ограничилось выстрелами по колонне, протестами...

Если это не шоу, то в чем смысл? А если это шоу, то... то у такого шоу есть название. Это называется "операция прикрытия". "Внутренняя военная партия" США обратилась к сходной партии в России. Эта партия обеспечила "внутренней военной партии в США" нужную "пятую колонну" в Ираке (конкретно - Республиканскую гвардию). Переговоры между "пятой колонной" и американцами из "военной партии" шли при содействии русской "военной партии".

Инфраструктура переговоров (средства связи, площадки) - в рамках данной гипотезы - не могла не располагаться в российском посольстве. То есть на той самой "территории господина Титоренко", которую теперь пытаются представить как территорию русско-иракского сговора. При этом Титоренко вряд ли был посвящен в детали "настоящих мужских занятий". И мог считать себя главной частью русско-иракского терминала. Но был "прикрытием" для совсем другой, гораздо более сложной и серьезной игры.

Тогда какой же сценарий мы предлагаем для описания?

А вот такой.

Нет американцев и русских. Есть американская внутренняя военная партия (ВП #1). Есть русская внутренняя военная партия (ВП #2). Есть американская внутренняя ЦРУ-шная партия (ВП #3). И, видимо, есть ФСБ-шная внутренняя русская партия (ВП #4).

Явным образом в нашей модели ВП #4 не участвует, хотя мы просто обязаны ее предъявить как гипотетический член в указанном ряду закрытых структур.

Сразу же оговорим, что для настоящего описания процесса этих структур недостаточно, и что это лишь одно из возможных приближений.

В рамках этого приближения имеет место союз американской и русской военных партий. Американская военная партия воюет с внутренней партией ЦРУ. Русская военная партия, помогая американской военной партии, становится врагом внутренней партии ЦРУ. Внутренняя партия ЦРУ наносит удар по русской военной партии, мстя ей за "подлую поддержку" американской военной партии.

Где здесь страны? Где здесь народы? Где здесь, так сказать, линейные национальные интересы?

Но ведь этим все не исчерпывается. Иракский след ведет в другие места!

Выдержка №11 - или о том, куда ведет взятый нами иракский след

Внутри выдвинутой нами гипотезы есть технологическая подсказка. Русская военная партия не могла построить отношения с американской военной партией за 2 недели! Отношения, в рамках которых возможны такие договоренности, требуют других временных сроков. Если такие договоренности осуществлялись, то лишь как очередная фаза в развитии долговременного диалога двух "внутренних партий".

О каком долговременном диалоге могла идти речь? Ведь то, что я здесь описываю - это не снюхивание банальных банд. Это не операция, где кто-то кем-то манипулирует. ЭТО ЭЛИТНАЯ ИГРА. ЭТО ЧАСТЬ ЖИЗНИ ТОГО САМОГО МИРА ЗАКРЫТЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ, О КОТОРОМ Я ГОВОРИЛ ВЫШЕ.

Обсуждая этот вопрос, я никого не возвышаю и никого не дискредитирую. Я вообще не морализирую. Потому что морализаторство в вопросах о действиях закрытых социальных систем - просто смешно. С таким же успехом можно обсуждать, какая именно из девиц в публичном доме обладает более высокой нравственностью.

И опять же, говоря о публичном доме, я никого не принижаю. Я просто показываю, что есть игровые пространства, в которых определенные нормативные калибровки не срабатывают.

Я уверен в масштабности тех, кто играл. Я не пытаюсь превратить элитный сюжет в репортерский скандал. За моей спиной не стоят силы, обиженные, например, на Ричарда Чейни или кого-то другого. Я не выражаю здесь ничьих интересов. Я просто ответственно подхожу к анализу. И действую в рамках своей аналитической школы. А для этой школы нет плохих и хороших. Для нее есть элитные игроки.

Их игра не могла вестись вразрез с национальными интересами. Она могла своеобразно трактовать эти интересы, но это совсем другое. А раз так, то речь может идти только о следующем.

Первое. Военно-политические интересы США в ходе афганской и иракской кампании одинаково предполагали, что победы будут куплены малой кровью. Эта малость кровавой платы за победы составляла особый интерес той "военной внутренней партии", которая особо ратовала за осуществление указанных военных кампаний. И имела для этого, помимо национальных, еще и групповые цели. О них я уже сказал выше.

Второе. Минимизация потерь обеспечивалась не только наличием "пятых колонн" (особенно в Ираке). Минимизация потерь не в меньшей степени обеспечивалась "правильным" поведением Ирана.

Иранская тема могла быть (и была) предметом длительного диалога русской и американской "внутренних партий". В рамках этого диалога только и мог быть реализован иракский блиц-сюжет.

В Афганистане Ирану, как никому другому, нужно было уничтожение талибов. Это был его жизненный интерес. Но и разгром Ирака был для Ирана весьма желателен. Саддам Хусейн был давним противником, убийцей огромного количества иранцев. Он был светским, а значит, презираемым, диктатором. И, наконец, его разгром (при том, что он, вдобавок, был еще и врагом иракских шиитов) на следующем, легко предсказуемом, шаге отдавал власть над всем реальным Ираком в руки Ирана. Что сейчас фактически и произошло.

Выдержка №12 - или о том, что иракский бенц в том виде, в каком он был исполнен, не мог не привести к усилению и радикализации Ирана

Начиная с 2003 года, мы предупреждали американцев, что определенный тип воздействия на Ирак отдаст Ирак в руки Ирана. Мы предупреждали, кстати, не только американцев. Я лично выступал по этому поводу на нескольких израильских конференциях.

Сейчас уже всем понятно - в стратегическом плане от разгрома Хусейна выиграл только Иран. И именно этот выигрыш дает Ирану возможность начать новый виток игры.

Аргументы в пользу этого таковы.

1. Американцы получили в Ираке шиитскую, то есть проиранскую, публично выбранную власть. Она полностью зависит от поведения лояльных шиитов, ориентированных на аятоллу Али Хусайни Систани. Если кто-то думает, что Систани не связан с Ираном (конкретно - религиозным центром Кум), то этот "кто-то" глубоко заблуждается. Систани никогда не одобрит американских бомбардировок Ирана. Если американцы начнут бомбить, он перейдет на сторону Ирана. И тогда американцы в самый острый момент получат у себя за спиной - в Ираке - проиранскую власть. Причем власть легитимную, ими же законно оформленную. Которую они называют своим главным, если не единственным, достижением.

К этому добавится власть неформальная, которая подопрет власть формальную, как только она станет антиамериканской. Такую подпорку обеспечат радикальные шииты, идущие за Муктадой Садром и его сподвижниками. Так кому же отдан в руки Ирак политически?

Если кто-то рассчитывает на конфликт Систани и Садра, то этот "кто-то", опять-таки, очень глубоко заблуждается. Конфликт есть. Но как только начнутся бомбардировки - он будет забыт.

2. Завязнув в Ираке, американцы не могут начать вторую сухопутную кампанию в Иране. И кто же кого тогда загнал в ловушку?

3. Не имея возможности эффективно блокировать иранскую игру, американцы передают Ирану функцию антиамериканского лидерства. Когда в 1979 году Хомейни взял власть в Иране - Иран получил эту желанную роль лидера антиамериканского исламизма. Такую роль очень трудно держать шиитам, этому внутриисламскому меньшинству. И покупается роль только ценой особого накала антиамериканизма. Уже поздний Хомейни, увязнув в войне с Ираком, потерял этот особый накал. А после смерти Хомейни, да еще и в условиях относительно реформистского курса, эта роль была окончательно потеряна. Тут еще появился Бен Ладен. И казалось, что иранским шиитам в смысле лидерства вообще "ничего не светит".

И что мы видим теперь? И кто этому помог? Ответы тут вполне однозначны.

4. Втягиваясь в перепалку с Ахмединеджадом, но не имея шансов выиграть войну с ним, американцы дают дополнительные возможности иранским радикалам. А те обязательно этим воспользуются. Если война будет только информационной - американцы все проигрывают. Если даже они будут бомбить - они все равно получат ирано-иракский халифат под властью достаточно радикальных мулл. Без ядерного оружия? Это еще вопрос! А вот то, что халифат, - это точно. Спрашивается - в эту ловушку кто-то загонял, или туда шли сознательно?

5. Единственный шанс американцев - сухопутная операция в Иране. Но иракская ловушка украла шанс. После Ирака у американцев нет ни ресурсов, ни драйва на еще одну сухопутную операцию (чреватую гораздо большими потерями, чем в Ираке). Для такой операции нужна уже другая Америка. Даже если Буш попытается начать нечто подобное - это будет сорвано внутренними интригами, импичментами, миллионными митингами.

С учетом этих пяти пунктов, ранее рассмотренной гипотезы о специфических переговорах в Ираке, необходимости иметь предшествующую историю отношений для успеха таких переговоров, - мы далее выдвигаем гипотезу об американо-иранских переговорах по поводу поведения Ирана в ходе американских кампаний в Афганистане и Ираке.

Американцы не могли не добиваться, чтобы Иран им не мешал. Только таким поведением Ирана могла быть куплена все та же "малая кровь". "Малая кровь" была товаром. Такие переговоры - торговлей. И во время афганской кампании, и во время кампании в Ираке иранцы держали в своих руках товар. И хотели получить за него нужную цену.

Вопрос: что они могли потребовать в качестве этой цены?

Ответ: ядерный боезапас и ракетные средства его доставки.

Мы уже получили нужные ответы или еще нет? Если нет, то продолжим.

Вопрос: от кого они могли это получить?

Ответ: иранцы не столь наивны, чтобы считать, что американцы дадут им свое оружие искомого типа. Им нужно было другое. Некая санкция американцев на доставку к ним оружия из тех стран, которые и оружие готовы поставить, и ссориться с американцами не готовы. Речь, по определению, может идти только о двух странах - России и Украине. Ни у кого больше такого оружия нет.

Китай? Мы обсуждаем тему американо-иранской торговли при посредничестве некой русской "внутренней элитной партии", близкой такой же партии в Пентагоне. Китай мог дать Ирану что угодно. Но ему не нужны посредники. И, значит, если он в данном сюжете и участвовал, то достаточно косвенно.

Но что тогда получается? И есть ли в реальности что-то, что подтверждает нашу гипотезу? Да, есть.

Выдержка №13 - подтверждение в части средств доставки

Я не хочу подробно останавливаться на "деле Орлова". Я только вкратце зафиксирую, что специфика этого дела работает в пользу нашей гипотезы.

Дело это (речь идет о продаже Ирану украинских ракет Х-55) слишком очевидно элитное. И - очень тесно связанное с борьбой американских внутренних партий. Одни американцы ("внутренняя партия ЦРУ") требуют от нынешнего президента Украины Ющенко полной раскрутки скандала. Опять же - ЦРУ бьет не по русским вообще. Оно бьет по русским из военной внутренней партии так, чтобы максимально задеть американскую внутреннюю военную партию. Это, если хотите, очередная модификация "Иран-контрас". Только в условиях совсем иной, гораздо более острой, внутренней конфронтации.

Побудить Ющенко к игре против русских (а на самом деле против американских - кому нужны русские сами по себе?) военных должен был бывший директор ЦРУ Портер Госс. Именно ради этого он устроил с Ющенко закрытую встречу, которая сразу превратилась в открытый скандал. Снятие Госса - это тоже ход в рамках этой игры. Он оказался виноват и в том, что не сумел убедить Ющенко, и в том, что начал убеждать. Более всего в том, что провалил миссию, а доложил, что она успешна. Ну, недооценивают американцы своих украинских ставленников! А между прочим, у тех какая-никакая, но советская партийно-хозяйственная закваска. И в ее рамках "в одну игру" никогда не играют.

Игра двух американских партий (ЦРУ требует раскрутки "дела Орлова", Пентагон - свертывания этого дела) "поставила на уши" всю украинскую политику. Для раскручивания дела нужен Турчинов как директор СБУ. И это условие союза Тимошенко с Ющенко. Для свертывания дела Турчинов должен сидеть в тюрьме. А это ведет к войне Тимошенко и Ющенко.

Хаос на Украине не может не выплеснуться к соседям. Не буду показывать, как именно, но выплеснется он обязательно. А генезис - в чем? В войне двух транснациональных элитных партий. Что им Украина? У них свои счеты и свои интересы.

Сам масштаб этой истории (цена - стабильность всего восточно-европейского региона), уровень участников - все говорит о том, что "дело Орлова" - не частный эпизод.

Но если бы все исчерпывалось ракетной темой!

В декабре 2002 года, в преддверии военной операции США, из Ирака в Иран были переправлены 2 тонны золотых слитков. Это те самые 2 тонны, которые в 1990 году были вывезены из Кувейта в Ирак.

В январе 2003 года в Дубае эти слитки были переданы неким дилерам, осуществившим военно-технические поставки в интересах Ирана.

Какие именно поставки? И в рамках каких именно договоренностей? Если бы США не были интегрированы в эти договоренности, в историю с ракетами Х-55, - они бы подняли скандал. Потому что ракеты - не иголка в стоге сена. Да и тонны золота, передаваемые от одного лица к другому на Ближнем Востоке - тоже слишком легко отслеживаются.

Значит, речь идет все о той же игровой логике. Но уже касающейся не средств доставки, а того, что нужно доставить.

Выдержка №14 - подтверждение по боезарядам

Есть два основных оружейных ядерных материала.

Один - это высокообогащенный уран. Типичный оружейный стандарт требует 93-процентного обогащения ураном-235. Это чаще всего обеспечивается каскадами центрифуг, которые последовательно обогащают газообразный гексафторид природного урана, доводя его до необходимой кондиции.

Центрифуг для обогащения урана в количестве, позволяющем делать бомбы, должно быть очень много. Желательно, несколько тысяч. Для одной урановой бомбы необходимо, как минимум, 13-15 кг урана с указанной степенью обогащения.

Другой оружейный материал - плутоний. Он несколько эффективнее. Минимальное количество плутония, необходимое для одной бомбы, - не 13-15, а 5-6 кг. Но выделить плутоний можно только из уранового топлива, "поработавшего" в ядерном реакторе, причем это делать очень сложно. Нужны так называемые "горячие камеры" и специальные технологии. Поэтому обычно страны, встающие на путь ядерного вооружения, предпочитают обогащать уран.

Известны обстоятельства израильских поэтапных действий, направленных на недопущение появления иракской ядерной бомбы. Апофеозом была блестящая операция 7 июня 1981 года, когда ВВС Израиля нанесли бомбовый удар по реактору "Осирак" и прилегающим к нему объектам в пустыне Тхувайтха.

Этой бомбардировкой все и закончилось. СССР и США осудили Израиль. Париж больше не поставлял Багдаду нужное оборудование.

Однако ряд экспертов настаивает на том, что израильская бомбардировка не свела к нулю иракские ядерные возможности. Эти эксперты предлагают внимательнее вчитаться в документацию по визиту Саддама Хусейна во Францию в сентябре 1975 года.

Тогда между Саддамом Хусейном и его собеседником, премьер-министром Франции Жаком Шираком, были достигнуты договоренности. Обычно говорят о том, что эти договоренности включали большой реактор (тот, который через 6 лет разбомбили израильтяне) и еще несколько малых реакторов, повторивших судьбу большого. Но эксперты обращают внимание еще на один пункт франко-иракских договоренностей, который предполагал передачу Ираку годичного запаса ядерного топлива для промышленного реактора. Этот годичный запас составлял 72 кг урана. Какого урана? Обогащенного до 93%. Бери и делай ядерное оружие!

Я не буду здесь разбирать вопрос о "горячих камерах" для работы с плутонием, которые поставлялись в Ирак из Италии, начиная с 1976 года. Эксперты считают основным вопрос об этих 72 кг высокообогащенного урана. Они категорически отрицают возможность того, что все эти 72 кг были "выведены из игры" израильскими бомбардировками.

Дальнейшая судьба того, что от них осталось, - отдельный сюжет. Все те же эксперты считают, что 27 кг высокообогащенного урана из Ирака вошли в обойму тех "серых" договоренностей с Ираном, которые я рассматривал выше. А это позволяет сделать два ядерных заряда и оснастить ими средства доставки.

Я не могу проверить, достоверны ли эти сведения. У меня органическое отвращение к любой технике. Но экспертам, о которых я говорю, я в высокой степени доверяю. Я исключаю с их стороны какую-либо легковесность или двусмысленность.

Нечто очень невнятное и невразумительное на этот счет пытался поведать миру бывший заместитель министра обороны США Джон Шоу. Речь идет о февральской конференции 2006 года "Саммит разведок". На конференции Шоу рассуждал о том, как русские военные разведчики вывозили ядерный боезапас из Ирака по плану, предусмотренному на случай военных действий в стране, где есть подобный боезапас.

Однако, во-первых, никакие "русские военные разведчики" в одиночку в нынешнем мире ничего уже не делают. И в этом главный смысл всего моего доклада.

Во-вторых, сам же Шоу повествует о том, как его изыскания опровергались Пентагоном. Да и другими американскими ведомствами.

От себя добавлю, что такие опровержения всегда предполагают наличие чего-то сходного. Но, во-первых, - лишь отдаленно сходного. Есть армянский анекдот: "Правда ли, что Карапетян выиграл 40 тысяч в лотерею? - Правда. Но не Карапетян, а Бабаян. Не в лотерею, а в карты. Не 40 тысяч, а 40 рублей. И не выиграл, а проиграл".

А во-вторых... Во-вторых, когда людям, подобным Шоу, по их же свидетельству, беспощадно затыкают рот, то это значит только одно. Что тема слишком острая. И даже с поправкой на армянский анекдот - лучше бы господину Шоу ее не затрагивать.

Спросят: "А Кургиняну можно ее затрагивать?". Что ответить?

Я не был заместителем министра обороны, как господин Шоу. У меня нет вытекающих из этого ограничений. Да и вообще я пытался рассказать о другом. О том, что настоящая правда требует других аналитических средств. Других матриц понимания, как мы говорим. И что без них любые примитивные решения ведут в тупик. Именно любые. Нам не нужен такой тупик. А значит, аналитические средства надо отработать и применить.

Полагаю, что, приводя так подробно выдержки (скорректированные самым минимальным образом для емкости изложения), я не повторяюсь. Я закрепляю определенные методологические (да и практические) результаты с тем, чтобы двигаться дальше. Двигаясь дальше, я гораздо подробнее разберу иракский сюжет и роль "разоблачений" Шоу (так и хочется сказать "шоу-разоблачений").

Однако первый мой шаг в дальнейшем движении по "петляющему следу" не может не быть связан с назначением нового директора ЦРУ. Ведь это сейчас так горячо и противоречиво обсуждается. Откажись я от участия в этом обсуждении (столь важном для моей темы "внутренних партий"), вы бы меня не поняли. Да я и сам бы себя не понял.

Делая этот шаг, я не ухожу от взятых на себя "региональных" обязательств - и заявленного в названии рассмотрения ряда сюжетов. Я только сопрягаю региональный аспект с глобальным.

Часть 3. Назначение Майкла Хейдена и игра внутренних партий

Я напоминаю, что фигура Хейдена появилась в нашем анализе примерно за неделю до сенсационного назначения. И уже тогда мы подчеркивали - если существующей конфигурации "Негропонте - Госс" не удастся нанести сокрушительный удар по "внутренней военной партии" (иначе - группировке "Чейни - Рамсфелд"), то в игру может быть более активно введен Майкл Хейден. И именно как непримиримый враг Рамсфелда (а значит, и всей элитной военной партии).

Сейчас в этих "соснах" путаются даже матерые американисты. Кое-кто считает, что Хейден (как кастовый военный) является ставкой Рамсфелда, а не его противником. Между тем, ошибка в оценке может привести к очень серьезным последствиям.

Ниже мы этим займемся. Сейчас же дадим минимальные необходимые сведения.

3.1. Майкл Хейден как таковой

Генерал-лейтенант Майкл Винсент Хейден родился 17 марта 1945 года в Питтсбурге (Пенсильвания). Его отец работал сварщиком на трансформаторном заводе компании Allis Chalmers.

Питтсбург - центр сталелитейной промышленности США. Это вообще не лучшее место для прорыва в американскую элиту. А рваться в эту элиту со столь низкого старта (сын квалифицированного рабочего) - это почти безнадежное дело. Но Хейден преуспел. В чем-то он повторял традиционную схему прорыва. Картежники шутливо рекомендуют: "Хода нет - ходи с бубей". Те, кто играет в элитную игру, знают: если нет хода (с семьей не повезло), то надо, во-первых, очень хорошо учиться, а во-вторых, преуспевать в спорте. Сочетать и то, и другое трудно.

Но в своей элитной игре сын сварщика мог ходить только с этих "бубей". И он полностью отыграл такую возможность. Он был блестящим учеником. И одновременно блестящим спортсменом. Его знакомые утверждают, что он мог стать высококлассным профессиональным футболистом. И какие знакомые! Не дилетанты, а, например, Ден Руни, сын основателя Питтсбургской футбольной команды "Питтсбург стилерс".

Но не эти лавры привлекали молодого искателя отсутствующих элитных возможностей. Майкл Хейден был блестящим учеником по всем предметам. Особо он проявил себя в гуманитарной сфере. Впоследствии это ему пригодится. Окончив католическую (и это существенно) школу с отличием, он поступает в католический (не менее существенно) Университет Святого Духа "Дюкесн". Майкл выбирает для себя исторический факультет.

В 1967 году он получает звание бакалавра по истории.

В 1969 году оканчивает магистратуру (узкая специализация - современная американская история).

Но уже в 1967 году он делает неожиданный ход. Между прочим, крайне непопулярный в то антивоенное время. Он записывается в корпус подготовки офицеров резерва ВВС. Еще раз напомним, что у него нет богатых родственников. И что ему, женившемуся сразу после окончания университета, приходится нелегко. Учась в магистратуре и готовясь к защите докторской, он подрабатывает таксистом, ночным портье, тренером в средней школе (той самой, которую когда-то закончил).

Итак, Хейден вступает на военную (не обязательную для него) тропу в эпоху абсолютного могущества студенческих антивоенных настроений. Жгутся приписные листы. Молодые люди убегают в Канаду, чтобы не служить в американской армии. По всей стране идут огромные антивоенные демонстрации. То есть Майкл не просто выбирает профессию. Он делает моральный и политический выбор.

Окончив магистратуру и защитив диссертацию (и пройдя параллельно учебу в корпусе офицеров резерва - вспомним, что кроме этих двух учеб, он вынужден подрабатывать!), Майкл отправляется служить.

На военную службу он поступает в 1969 году. Первое место службы - военно-воздушная база Оффат в штате Небраска. Профилем сразу становится разведка (вначале - разведка ВВС США). Проявленные аналитические способности позволяют молодому аналитику лейтенанту Хейдену делать хорошую профессиональную карьеру.

В 1972-1975 гг. он служит в разведке ВВС на авиабазе "Андерсен" на острове Гуам (Тихий океан).

В 1975-1979 гг. - является преподавателем в военно-учебных заведениях для офицеров резерва.

Затем в течение нескольких месяцев - с августа 1979 по июнь 1980 гг. - Хейден является слушателем Школы военной разведки РУМО на военно-воздушной базе Боллинг под Вашингтоном.

В 1980 году он становится руководителем разведки на военной базе Осан в Южной Корее. Его начальник - полковник Чарльз Линк - сыграет решающую роль в дальнейшем возвышении Майкла. Линку очень понравился молодой майор Хейден. Он искренне сожалел о том, что тот, проработав два года в Южной Корее, отправляется повышать квалификацию в штабной колледж ВВС в Норфолке.

В Норфолке Хейден находится в 1982-1983 гг.

В 1983-1984 гг. - обучается на курсах военно-воздушных атташе в Вашингтоне.

После их окончания Хейден в 1984 году едет в Болгарию в качестве атташе ВВС США. Его настоящее занятие тоже известно. В Болгарии Хейден возглавлял резидентурную сеть американской военной разведки. Он проработал там два года, до 1986 года, после чего вернулся в США. На какое-то время он "подвис". Ему продолжали платить жалованье, но не давали нового места. И тут помогла удача, без которой дети сварщиков не становятся американскими элитариями. Даже если хорошо учатся, хорошо играют в футбол и проявляют старательность и талант. Удача состояла в том, что Хейден почти случайно встретился со своим бывшим корейским командиром Чарльзом Линком. Линк же к тому моменту стал заместителем руководителя отдела планирования штаба ВВС США.

Руководителем Линка был генерал Чарльз Бойд. Линк представил Хейдена Бойду. И Хейден Бойду очень понравился.

В результате к лету 1989 года Хейден получает свой первый важный и ответственный пост. Он становится директором по делам обороны и контроля за вооружениями Совета национальной безопасности США. Вот как важно иметь в Корее правильного командира и в нужный момент встретить этого командира, который тебя любит. И который уже успел сам сделать карьеру!

В Совете национальной безопасности Хейден работает под руководством Брента Скоукрофта, советника президента по национальной безопасности. Идет 1989 год. Президентом является Джордж Буш-старший. В этот период как раз и устанавливаются отношения между Хейденом и старшим Бушем. Они-то и определят все.

Уход Буша и приход Клинтона должны бы были свести к нулю успехи Хейдена, но этого не происходит. Хейден уже "вошел в обойму". И выходить из нее не собирается. Потому что некуда. Не в сварщики же! Проявляя беспрецедентную цепкость, Хейден в постбушевский период последовательно руководит разведуправлением командования американскими силами в Европе (1993-1995 гг.), разведуправлением ВВС в Сан-Антонио (1996-1997 гг.; до этого в течение нескольких месяцев в 1995 году Хейден являлся специальным помощником главы разведки ВВС). Он даже ненадолго возвращается в Южную Корею (1997-1999 гг.) - уже в качестве заместителя начальника штаба сил США и ООН в Корее. Перебирая четки этих скучных назначений, он молится и ждет своего часа.

Этот час приходит. Вот ведь какова сила молитвы!

В самом конце 1999 года Хейдену предлагают возглавить одну из крупнейших разведок США - Агентство национальной безопасности.

При Хейдене происходит два крупнейших скандала вокруг АНБ.

Первый из них связан с системой "Эшелон". АНБ обвиняют в попытке установить глобальный контроль за всем человечеством.

Второй - с эксцессом 24 ноября 2000 года, когда все компьютеры в центральном офисе АНБ оказались выведены из строя. И система впадает в полный паралич. Вот к чему приводят попытки контроля над человечеством!

Еще один грех Хейдена (который ему сейчас усиленно вспоминают) - всеобщая "прослушка" в США в связи с событиями 11 сентября. Хейден выполнял распоряжение Буша-младшего. По существу, он еще и обеспечил выполнение законодательных инициатив конгресса США. Но под инициативами не было нормативной базы. И в этом смысле Хейден все "взял на себя". Для кого-то это грех, для кого-то - геройский поступок. В любом случае, это сейчас реанимируется с целью создать препятствие на пути утверждения Хейдена конгрессом.

Как бы там ни было, Хейден беспрецедентно долго (с 1999 по 2005 год) возглавляет Агентство национальной безопасности.

В 2005 году он становится первым заместителем директора национальной разведки.

В 2006 году - директором ЦРУ.

Скромный юноша из Питтсбурга, штат Пенсильвания, к 61 году превзошел многие из недостижимых для него пределов карьерного роста. Порадуемся же за него и подумаем о себе.

3.2. Майкл Хейден - позиция в элитной игре

Начнем с того, что перестановки в ЦРУ не исчерпываются приходом Хейдена и уходом Госса.

Госс изгнал из ЦРУ многих профессионалов. В этом один из истоков его неприятностей. Насаждая на посты заместителей директора ЦРУ своих молодых протеже (которых называли "gosslings", условно - "гусята", игра слов по созвучию с фамилией Госса), Госс вызвал страшное раздражение опытных профессионалов. Теперь профессионалы возвращаются назад. А "гусята" должны оправдать свое название и оказаться лакомой пищей для профессионалов.

Одним из таких профессионалов, возвращающихся на волне назначения Хейдена и отставки Госса, является супершпион Стив Каппес. Каппес знаменит многими операциями, в том числе, участием в переговорах между главой Ливии Муамаром Каддафи и Джорджем Бушем-старшим. Результат переговоров - свертывание ливийской ядерной программы, за которую Каддафи очень держался. Что Каддафи получил взамен - вопрос открытый. По крайней мере, в этом докладе ему нет места. Но операция была очень крупная. И руководил ею именно Стив Каппес.

Итак, Каппес был изгнан Госсом, а сейчас представлен на пост заместителя директора ЦРУ. Что говорят американские эксперты? "Назначение Хейдена и возвращение Каппеса - это надежда на избавление национальной разведки от имперского контроля Рамсфелда".

Вот вам первый штрих к картине, призванной определить место Хейдена в элитной игре.

7 мая 2006 года республиканец от штата Мичиган, председатель комитета по делам разведки конгресса США Питер Хекстра сказал о представлении Хейдена на пост директора ЦРУ: "Я считаю, что это неподходящая фигура на неподходящем месте в неподходящее время". Сомнения по поводу Хейдена высказали представители обеих партий в конгрессе. По словам Хекстры, Хейден уже успел продемонстрировать фундаментальное непонимание Конституции и под присягой вводил в заблуждение конгресс. Речь идет о том самом эпизоде с прослушиванием.

Сенатор Саксби Чамблис сказал, что Хейден обречен в ЦРУ даже на большее фиаско, чем Госс.

Глава комитета по разведке сената Пол Робертс, ранее называвший Хейдена выдающимся человеком, не смог подтвердить, что поддержит его кандидатуру на пост директора ЦРУ.

Формальные претензии к Хейдену связаны с самовольным (как бы без уведомления конгресса) введением системы прослушивания. Те, кто отвергает эти претензии, говорят, что именно конгрессменам следует устыдиться того обстоятельства, что они не подготовили законодательную базу для специального независимого ведомства по прослушиванию на территории США. А обстановка требовала такого прослушивания.

Содержательные претензии для очень многих состоят в том, что назначение Хейдена - это усиление Пентагона. Мы не можем игнорировать мнение этих "очень многих". Однако, призывая учитывать это мнение, настаиваем на правоте ранее данной оценки. Хейден - это инструмент Негропонте в борьбе против Рамсфелда.

Госс - элитарий, оказавшийся слабаком. Он допустил много ошибок. Прежде всего, убрал профессионалов, а не перетянул их на свою сторону. И этим ослабил ЦРУ. Наконец, Госс просто спасовал перед Рамсфелдом. Американские эксперты настаивают, что Госс был выкинут не только из-за скандала "Хукергейт", в который, помимо его подчиненных, возможно, был вовлечен и он сам (незаконное лоббирование сделок с участием бывшего зама Госса - Фогго). Все это, скорее, повод. Причина же в том, что (цитата) "Госс никогда не был настроен на бюрократические битвы с целью отразить амбиции Рамсфелда в области контроля над национальной разведкой".

Эксперты настаивают: "Негропонте в последнее время уступал рычаги управления Рамсфелду". Некоторые даже предполагали, что он с этим смирится и согласится на доминирование Рамсфелда. И вот он делает сильный ход. Игра еще не сыграна до конца, считают эксперты. Негропонте сажает на ЦРУ не подручного Рамсфелда, а нечто прямо противоположное. При этом речь идет о профессионале. Он может опереться на свои кадры в АНБ. Он может мобилизовать антирамсфелдовскую партию в армии и, что особо важно, в ВВС (Рамсфелд пытается опереться на спецназ и ВВС в своей реформе армии). Да, на Хейдене "висит дело" по несанкционированному прослушиванию. Но он очень уважаем и очень компетентен.

Эксперты говорят: "Выдвижение Хейдена - это обострение проблем Рамсфелда, а не их снятие". Это новый раунд внутренней борьбы между Негропонте и Рамсфелдом.

По мнению наиболее агрессивных антирамсфелдовцев, "назначение Хейдена - это важная и потенциально конструктивная мера по сдерживанию шайки Рамсфелда-Чейни".

Они обращают внимание на то, что Фогго, фигура #3 в ЦРУ Госса, уходит вслед за Госсом.

Кайл Дастин Фогго - это исполнительный директор ЦРУ, назначенный Госсом и вовлеченный в скандал, получивший название "Хукергейт". В ходе следственных мероприятий в мае 2006 года агенты Федерального бюро расследований провели обыски в квартире и рабочем кабинете Фогго. Его, в частности, подозревают в причастности к крупному коррупционному скандалу, связанному с незаконным присуждением правительственных контрактов калифорнийскому бизнесмену Бренту Уилкису.

Следователи указывают на то, что Фогго хорошо знает главу строительной фирмы Брента Уилкиса - они были друзьями с детства. Фогго подозревают в том, что он получил от Уилкеса взятку в размере 525 тысяч долларов за то, что предоставит ему государственные контракты на общую сумму в 6 миллионов долларов.

Уилкис организовывал в вашингтонских отелях "Уотергейт" и "Уэстин" "дружеские вечера", участники которых - лоббисты, влиятельные представители администрации и конгрессмены, - играли в карты. Причем, по странному стечению обстоятельств, лоббисты обычно проигрывали. Помимо этого, согласно просочившимся в прессу слухам, участников "вечеров" посещали проститутки, услуги которых, опять-таки, оплачивал организатор. Соответственно, скандал и коррупционный, и сексуальный.

Ранее Фогго признал, что действительно бывал в "Уотергейте", где "перекидывался в покер с друзьями", однако никаких проституток на этих встречах не было, и ни о каких противозаконных сделках, которые якобы заключались на этих встречах, он не знал.

В ряде СМИ также промелькнули сообщения о том, что возможным участником "посиделок" у Уилкиса был и Госс. Сам же Госс, парируя эти обвинения, заявил, что никогда не бывал на таких вечерах в должности директора ЦРУ. Однако Госс не смог отрицать того факта, что в бытность конгрессменом-республиканцем от штата Флорида и главой комитета по разведке - бывал у Уилкиса.

Бывший сотрудник ЦРУ и бывший замдиректора отдела по борьбе с терроризмом Госдепа Ларри Джонсон заявил, что Госс, по его сведениям, не участвовал в "покерных вечеринках" Уилкиса, но, возможно, это делали его сотрудники.

В марте 2006 года калифорнийский суд осудил к восьми годам и четырем месяцам лишения свободы одного из участников мероприятий у Уилкиса - конгрессмена-республиканца Рэнди Каннигема. Ему инкриминировалось получение взяток и уход от налогов. В числе взяткодателей Каннигема был назван Уилкис.

С общих позиций все это означает удар по Госсу, в чем-то симметричный уже рассмотренному нами удару по Перлу. Только это более комбинированный удар. Он ответный, поскольку Госс все-таки не до конца "лег под Пентагон". И он комбинированный, поскольку Госс не смог бороться с Пентагоном в достаточной степени. Соответственно, в ударе оказались заинтересованы и Пентагон, и Негропонте, боровшийся с Пентагоном.

Кто на самом деле победит, покажет время. Нам кажется, что пока что выигрывает Негропонте. Но Пентагон получает важную для него паузу (пока Хейден будет утвержден, пока он вступит в дела...). И тут дело в том, как "военная партия" ею воспользуется.

В любом случае, Фогго находится под следствием по крупному федеральному делу о взятках и уходит, а Каппес возвращается.

Эксперты видят в этом (цитата) "серьезность антирамсфелдовских намерений Негропонте и Хейдена", стремление указанных лиц "восстановить порядок и моральный дух в осажденном ЦРУ", которое предал Госс. Стремление (вновь цитата) "отбросить назад империализм Рамсфелда".

Не правда ли, тут есть пища для размышления?

"Рамсфелд продолжает добиваться автономии военных по сбору разведданных с частных лиц и по спецоперациям, - сообщает полковник в отставке Патрик Лэнк, бывший руководитель ближневосточного отдела РУМО. - ЦРУ утратило возможность по сбору информации с частных лиц внутри страны". "Ныне основная борьба разворачивается между Негропонте и Рамсфелдом", - говорит генерал-лейтенант в отставке Дональд Керрик, бывший заместитель советника президента по национальной безопасности, в прошлом работавший в РУМО.

А вот еще один отзыв о ситуации (тоже зарубежный и компетентный): "Портер Госс был примерным аппаратчиком, лизавшим ботинки неоконсерваторам. Неоконсерваторы были заинтересованы в том, чтобы Госс уничтожил ЦРУ как независимый источник информации и анализа. Это он и делал. Он разъяснял подчиненным, что они должны поддерживать администрацию, а не подрывать ее. Поддерживать администрацию - это значит поддерживать Рамсфелда".

Это - анонимная цитата. А вот цитата персонифицированная: "Неоконсерваторы не переносят, когда на их грандиозные схемы покушается так называемое реалистическое сообщество, которое они презирают. Они подозревают, что реальность вообще является либеральным предрассудком". Такую оценку предлагает американский эксперт Стивен Колберт. Он продолжает: "Ничто так не раздражает неоконов, как соприкосновение с реальностью. Вот почему они намерены уничтожить ЦРУ как канал связи с реальностью". И вновь - в фокусе высказывания борьба ЦРУ и Пентагона.

В конце апреля 2006 года Рамсфелд подписывает меморандум, который предоставляет одному из его старших помощников контроль над мероприятиями по повышению эффективности разведопераций. Этот меморандум эксперты считают прямым вызовом Негропонте.

Конечно, речь идет о завуалированном вызове. Рамсфелд начинает меморандум с того, что нужно укреплять тесное и продуктивное сотрудничество с директором национальной разведки. Но тут же он поручает офису своего первого заместителя по военной разведке Стивена Комбоне заняться "синхронизацией усилий Пентагона". Разумеется, "в рамках реформы разведсообщества". Но это - лишь отговорка. Действия Рамсфелда, продекларированные в меморандуме, явным образом направлены на эскалацию разведвозможностей Пентагона и свертывание возможностей Негропонте и ЦРУ.

Конкретно - речь идет о том, что Комбоне по заданию Рамсфелда будет вставлять Негропонте палки в колеса, ограничивая объем информации, которую тот получает от Пентагона. Комбоне должен заниматься координацией всей деятельности Пентагона в сфере планирования, контроля за ресурсами, приобретения собственности, управления персоналом, внутренней безопасности и учреждения новых разведцентров.

Отказавшийся назвать себя работник Пентагона говорит: "Это плевок в лицо Негропонте. Рамсфелд разъясняет Комбоне, о чем тот должен докладывать Негропонте, а о чем нет". Это притом, что Комбоне, формально, должен докладывать обо всем.

Другой высокопоставленный американец (тоже опасающийся называть свое имя) говорит о том, как яростно и умело Рамсфелд сопротивляется натиску директора по национальной разведке.

Напомним, что ведомство Рамсфелда контролирует 32 миллиарда долларов из 40 ежегодно выделяемых на разведмероприятия. Напомним также то, что Рамсфелд всегда сопротивлялся созданию офиса директора национальной разведки. Напомним данные президентской комиссии о том, что несколько недавних инициатив Рамсфелда в разведывательной области подрывают полномочия директора национальной разведки. Это тоже не анонимные данные. Это данные газеты "Вашингтон пост".

Эта газета далее сообщает о том, что комиссия считает особо опасными нововведения Рамсфелда в части наделения боевых командиров правом прямо инструктировать национальные агентства, занимающиеся сбором разведданных, в обход (внимание!) любой организации, учрежденной директором национальной разведки. Но и это еще не все.

Вот что говорит компетентный источник: "Когда Негропонте попытался произвести изменения в департаменте обороны (имеется в виду Пентагон), ему сказали, чтобы он шел мимо" (в оригинале грубее). Ему сказали - "если мы тебя выкинем, ты куда пойдешь"?

Но Рамсфелд не ограничился высказываниями. Он радикально сократил кадровые и бюджетные возможности Негропонте. Он заявил, что не намерен ослаблять способности Пентагона в сфере получения разведданных. Если еще конкретнее, то (прямая цитата из Рамсфелда) - "Мы не хотим, чтобы между воюющими подразделениями и военными разведслужбами возникали новые барьеры и фильтры". Барьеры и фильтры - это Негропонте. Более жестко и определенно сказать невозможно. И сказано это было не в рамках частной перепалки, а публично - в конгрессе США. Но и этими словами все не ограничилось. Ибо речь идет не о словах, а о действиях.

Помимо близкого соратника Рамсфелда Стива Комбоне, существует еще и заместитель Комбоне, генерал-лейтенант Уильям Бойкин.

В апреле 2006 года Рамсфелд создает новый центр межведомственных разведопераций. Речь идет о попытке централизовать разведдеятельность многих, очень многих структур. Генерал Бойкин сообщает прессе, что Пентагон вступил в переговоры с ЦРУ о получении доступа (внимание!) к первичной (и именно первичной!) информации ЦРУ. Зачем это нужно? Якобы для информирования боевых соединений о потенциальных угрозах. Бойкин прямо говорит: "Нам нужно располагать базами данных других агентств там, где нам это потребуется". Понятно, что потребуется везде.

Попытка центра Рамсфелда выйти за узкую сферу сбора военной развединформации чревата многими последствиями. Допустим, Рамсфелд полностью подомнет под себя, например, АНБ и космическую разведку. Бюрократически к этому основания имеются. Предположим, эти основания удастся задействовать в полной мере. Что тогда?

Бюджет ЦРУ - всего 5 млрд. долларов в год. АНБ и космическая разведка получают по 6-8 млрд. долларов в год. Борьба за "точку сборки" разведведомств - это борьба за деньги, но и за нечто большее. Это борьба за вполне реальную власть.

Пентагон всячески блокирует инициативы Негропонте. И этот процесс нарастает. Негропонте хочет создавать межведомственные структуры и самостоятельно перемещать туда кадры. И что? В ответ выпущена специальная директива Пентагона, согласно которой нельзя перемещать пентагоновские кадры в новые межведомственные структуры без согласования с Комбоне.

Негропонте сам говорит о масштабе противоречий: "Мы расцениваем эти кадры как разведчиков, а Рамсфелд - как военных. Но я думаю, что мы преодолеем это противоречие".

Между тем Рамсфелд действует не только на поле межведомственной конкуренции. Он усиливает атаки конгресса на Негропонте. А Негропонте отвечает взаимностью. Главный ответ - назначение Хейдена. Осведомленный американский эксперт сообщает: "Еще в ту пору, когда Майкл Хейден руководил АНБ и формально подчинялся Пентагону, один из сотрудников Пентагона сказал: "Этот парень не является котенком Рамсфелда".

Мы уже говорили о Питере Хекстре, возглавляющем комитет конгресса по делам разведки. Хекстра, якобы, хочет блокировать Хейдена по причине его связи с армией. Но очень квалифицированные эксперты говорят о том, что подлинный мотив Хекстры в другом. Что его препятствия Хейдену - это подножка Негропонте и помощь Рамсфелду. Есть ли основания для такой трактовки? Да, есть. Ведь параллельно с блокированием назначения Хейдена на пост директора ЦРУ - Хекстра обратился к конгрессу с просьбой заморозить бюджет Негропонте!

Принимая это к сведению, можно считать "временно справедливой" гипотезу, согласно которой Негропонте лично снял Госса за то, что тот пасовал перед Пентагоном. И заменил его Хейденом, который должен воевать с Пентагоном. Конкретно - с внутренней партией Рамсфелда.

А вот будет ли Хейден воевать - это отдельный вопрос. Он менее элитарен, чем Госс. А значит, должен ориентироваться на "хозяев" и рисковать. Такова участь сына сварщика, вошедшего в элиту. Но он более талантлив, решителен, целеустремлен, компетентен. Как он поведет себя завтра - это вопрос открытый. Но на текущий момент мы имеем то, что имеем.

Итак, есть весомые причины считать, что борьба внутренних партий в США усилилась. А если так, то что именно сулит подобное усиление?

Часть 4. Немцы - и игра американских внутренних партий

Следующий немаловажный сюжет последнего времени, требующий рассмотрения в контексте нашего доклада - "Германское шпионское дело".

В январе 2006 года в германском бундестаге стало известно о тайной деятельности сотрудников БНД в период начала вторжения американо-британских войск в Ирак в марте 2003 года. Эта информация стала предметом закрытой парламентской дискуссии.

Тележурнал "Панорама" и газета "Зюддойче цайтунг" опубликовали материалы о деятельности двух сотрудников БНД - неких Райнера М. и Фолькера Х (фамилии не называются). Как утверждали СМИ, Райнер и Фолькер, якобы, помогали американским ВВС уточнять цели для бомбардировок. При этом их деятельность привела к гибели мирных людей.

В частности, указывается, что 7 апреля 2003 года указанные сотрудники БНД уточнили предполагаемое местонахождение Саддама Хусейна в одном из ресторанов багдадского квартала Мансур. Это привело к бомбардировке, в результате которой погибли 16 мирных жителей.

Напомним, что удар 7 апреля 2003 года по району Мансур некоторые источники приписывают действиям бывшего главы иракской разведки Хаббаша, который по договоренности с Ричардом Перлом пытался обеспечить уничтожение Саддама Хуссейна силами американской авиации. Теперь оказывается, что в этом деле было замешено еще и БНД. То есть, "светят" секретные каналы связей между Перлом и БНД?

Под ударом этих разоблачений оказались нынешний глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (в период начала иракской кампании - глава Ведомства Федерального канцлера), замминистра МВД по контрразведывательной работе Август Ханнинг (в 2003 году - президент БНД) и президент БНД Эрнст Урлау (госминистр в правительстве Шредера). Указанные лица просто по должности были обязаны знать, чем занимаются сотрудники БНД в Багдаде.

Кроме того, понятно, что при этом тень подозрения в "пособничестве американцам и двойной игре" не может не лечь и на экс-канцлера Герхарда Шредера. В той ситуации соответствующие указания не могли даваться БНД без его ведома.

Парламентские слушания закончились допросом в секретном помещении бундестага самих сотрудников БНД, обвиняемых в пособничестве американцам. Результаты этого допроса позволили парламентариям сделать вывод о том, что офицеры германской разведки "не делали в Багдаде ничего предосудительного".

Таким образом, парламентское расследование роли БНД в войне в Ираке было заблокировано. Во многом - благодаря действиям как правящей ХДС/ХСС, так и СДПГ и партии "зеленых", которые не хотели "ворошить" подобные дела периода своего пребывания у власти. За всестороннее расследование событий 2003 года выступили лишь оппозиционные партии - СвДП и "Левая партия" (наследница правившей в ГДР СЕПГ).

Однако 27 февраля 2006 года The New York Times сообщила, что за месяц до вторжения войск США и их союзников в Ирак сотрудники БНД смогли заполучить копию секретного плана обороны Багдада, который затем попал в руки американцев.

Якобы, 18 декабря 2002 года Саддам Хусейн на совещании со своим сыном Кусаем, командиром Республиканской гвардии Ирака генерал-лейтенантом Саифом аль-Рави и некоторыми другими военными чинами Ирака заявил о необходимости создания нового плана обороны Багдада. Что и было иракскими генералами выполнено.

Но в феврале 2003 года офицер германской разведки, к которому этот план попал в результате оперативной комбинации, передал в Катаре план обороны Багдада американцам. Что и было использовано американским командованием в ходе боевых действий.

Важно отметить, что источник информации о двойной игре германских спецслужб (напомним, что Германия решительно "открестилась" от поддержки американо-британской кампании в Ираке) - The New York Times. Причем дискредитируются здесь как политика правительства Шредера, так и основы "успеха" американской группы "ястребов" в войне в Ираке.

А значит, речь идет не только и, видимо, не столько об американо-германских отношениях того времени (с "бэд боем" Шредером), сколько о внутриамериканских "разборках". "Под ударом", опять-таки, оказывается (через германские коммуникации) та же самая американская "партия войны" (она же - группа Чейни).

Но основные удары, конечно же, наносятся с помощью более изощренных средств. Медленно распутывая этот след, мы вскоре выйдем на главное. А пока рассмотрим логику еще одной "антирусской заморочки", выводящей нас все на ту же внутриамериканскую элитную конфронтацию.

Часть 5. Эффект "клоуна"

Перечисленными сюжетами рассматриваемая нами внутриамериканская проблема не исчерпывается. Еще один вопрос, который в последние месяцы постоянно вводится американцами в ее контекст - "русская двойная игра в Ираке и вывоз ОМУ".

17-20 февраля 2006 года в г. Александрия, штат Вирджиния (США) прошла конференция "Саммит разведок" (Intelligence Summit), гостями и участниками которой стали действующие и отставные сотрудники всех спецслужб США.

Организатором конференции была частная структура International Intelligence Summit во главе с бывшим прокурором Джоном Лофтусом. Эта организация позиционирует себя на своем сайте, как "беспартийный, некоммерческий, нейтральный форум, который использует частные благотворительные фонды, для того, чтобы впервые свести воедино разведывательные службы свободного мира и развивающихся демократий".

В ряде западных СМИ International Intelligence Summit характеризуется как частная структура, связанная с известным международным предпринимателем Михаилом Черным. Действительно, на сайте International Intelligence Summit есть материалы, в которых обвинения против М.Черного подвергаются критике.

Однако можно обратить внимание и на другое. Например, на то, что связь International Intelligence Summit с М.Черным не мешает вполне респектабельным фигурам типа Ричарда Перла участвовать в мероприятиях саммита. Правда, многочисленные обвинения в адрес М.Черного не были доказаны ни одним судом мира.

Но вернемся к самой конференции.

18 февраля на "Саммите разведок" с докладом выступил бывший заместитель второго секретаря (Deputy Undersecretary) Департамента Обороны США Джон А. ("Джек") Шоу. Тема доклада - вывоз российскими спецслужбами ОМУ из Ирака в момент начала американского вторжения.

В ходе конференции состоялось также прослушивание аудиозаписей частных разговоров Саддама Хуссейна и их перевода на английский язык. Согласно этим записям, Саддам в одном из разговоров сказал, что он все-таки сумел спрятать иракское ОМУ.

Прежде чем перейти к анализу доклада Шоу, обратим внимание на следующие обстоятельства.

Обстоятельство #1. Конференция "Саммит разведок" и, соответственно, доклад Шоу на ней - прошли в дни, когда стало окончательно ясно, что экстрадиции Олега Орлова на Украину не избежать. Кому-то может показаться, что между этими событиями нет связи. Но ниже мы приведем аргументы в пользу нашего утверждения о связанности событий вокруг "Саммита разведок" и "дела Орлова".

Обстоятельство #2. Странный тип освещения как самой конференции, так и доклада Шоу на ней.

Сообщения о саммите с изложением выступлений Джона Шоу и других участников публиковались либо в провинциальных изданиях гг. Питсбург, Толедо и др., либо на Интернет-таблоидах (Newsmax.com, Front Page Magazine). Наиболее содержательной была статья на Newsmax.com.

То есть американские СМИ практически не обратили на это событие внимания. А вот российская газета "Коммерсант" посвятила данному докладу большую статью, помещенную в номере от 28 февраля.

Обстоятельство #3. Конференция "Саммит разведок" и доклад Шоу проходили в атмосфере крупного скандала, инициированного "царем разведки" Джоном Негропонте.

16 февраля - за два дня до конференции (!) - New York Sun сообщила, что руководство The Intelligence Summit "подвергается давлению со стороны руководства национальной разведки" (т.е. со стороны Джона Негропонте): из совета директоров The International Intelligence Summit были вынуждены уйти экс-директора ЦРУ Джон Дойч и Джеймс Вулси. Президент The International Intelligence Summit Джон Лофтус объяснял это именно недовольством Негропонте в связи с публикацией аудиозаписи Саддама Хусейна.

18 февраля (в день доклада Шоу!) агентство UPI сообщило, что высокопоставленным действующим сотрудникам разведслужб США было "не рекомендовано" посещать мероприятие The International Intelligence Summit в Александрии в связи с неоднозначным бэкграундом одного из спонсоров этой организации. Более того, утверждалось, что Джон Негропонте распространил "документ для внутреннего пользования", сообщавший о сомнительной биографии Михаила Черного. Хотя в этом неофициальном письме якобы не содержалось прямого запрета посещать мероприятие, один из предполагаемых докладчиков, Марк Беллама, не явился на мероприятие после того, как с ним провели беседу непосредственные подчиненные Негропонте. Впрочем, это сообщил UPI Джон Лофтус, а сам Беллама "был недосягаем" для агентства.

Джеймс Вулси, напротив, согласился беседовать с корреспондентом UPI. Он пояснил, что его решение о выходе из совета директоров The Intelligence Summit связано не с давлением со стороны руководства национальной разведки, а с тем, что за неделю до этого он получил "новые сведения" о Михаиле Черном из "источника, заслуживающего доверия".

От кого и о чем получил информацию Вулси - вопрос, скажем так, непростой. Но налицо тот факт, что директор Национальной разведки США Негропонте активно интриговал против "Саммита разведок", а также против выступления Шоу на нем.

Что же так беспокоило "царя разведки"? Может быть, действительно его смутил факт связи этого мероприятия с М.Черным? Возможно. "Главный разведчик США" просто по должности обязан следить за репутацией своих подчиненных и оберегать их от участия в сомнительных с той или иной точки зрения мероприятиях.

Но ведь г-н Негропонте (если не он лично, то его аппарат уж точно), наверняка, знал о предстоящей конференции "Саммит разведок" за несколько недель до ее проведения. И уж тем более, для него (или для его помощников) не была секретом за семью печатями связь устроителей конференции с Михаилом Черным. Почему же он беспокоиться-то начал так поздно? Тут уж либо-либо: либо Негропонте и его аппарат так непрофессиональны, что не могут вовремя отмониторить мероприятия и профилактировать участие в нем американских спецслужбистов (во что поверить трудно), либо... Либо "царя разведки" беспокоило что-то иное, нежели репутация одного из спонсоров "Саммита разведок". Так что же?

Обратимся к докладу Шоу.

В своем докладе Шоу заявил, что он является результатом его собственного расследования, начавшегося еще в 2003 году. В этом расследовании ему якобы помогали

- глава британской разведки MI-6;

- британский дипломат и видный ученый-арабист Джулиан Уолкер (в последние годы он работал по контракту с Пентагоном (!), занимаясь расследованием нелегальных поставок оружия в Ирак);

- экс-глава СБУ Украины Игорь Смешко;

- украинский источник, близкий представителю ОБСЕ на Украине Дэвиду Николасу (скончавшемуся в 2005 году).

Этот самый украинский источник по имени не называется. Однако Шоу сообщил, что это - американец украинского происхождения, который был близок не только с покойным Николасом, но и со Смешко.

Уже знакомство со списком источников Шоу вызывает вопросы. Причем тут Украина? Она что, обладает какими-то особыми разведвозможностями на Ближнем Востоке? Или, может быть, украинская "безпека" внедрила своего "крота" в СВР или ГРУ, а этот "крот" добыл информацию по иракскому ОМУ? Но тогда зачем его "светить"?

Кроме того, как мы уже отмечали выше, доклад Шоу состоялся в момент эскалации "дела Орлова". И этот "украинский привкус" вряд ли случаен. Тем более, что "украинская тема" в нем явно смешивается с темой, которую можно назвать "чейниевской".

Из пересказа доклада Шоу в СМИ следует, что еще в начале 1990-х гг. тогдашний украинский военный атташе (кстати, первый военный атташе Украины после получения независимости) в Вашингтоне Игорь Смешко сказал министру обороны США, которого тогда звали, представьте себе, Ричард Чейни, что хочет доказать дружеское расположение своей страны к США. Как? С помощью предоставления информации по Ираку и по его вооружениям.

Но "чейниевский сюжет" не ограничивается Смешко. Его следующий герой - ныне покойный представитель ОБСЕ на Украине г-н Дэвид Николас.

Дэвид Николас родился в 1941 году. С 14 лет был знаком с Диком Чейни: учился вместе с ним, его будущей супругой Лин и своей будущей супругой Карен в гимназии графства Натрона (Natrona County High School) в г. Каспер. Они вместе окончили школу. Николас был свидетелем на свадьбе Чейни. В 1978 г. Николас руководил успешной кампанией Чейни на выборах в Конгресс США.

С 1984 года Николас находился на государственной службе, работал гражданским помощником министра обороны. В 1989 был приглашен министром обороны Диком Чейни на должность советника по вопросам обороны в миссии США в НАТО. В период работы в этой должности был удостоен звания заслуженного работника государственной службы (Distinguished Public Service Award).

С 1993 г. Николас - руководитель международных программ развития, в том числе в Китае и России (г. Саратов), почетный профессор Саратовского университета.

В дальнейшем работал в ОБСЕ в Вене (с сентября 2002 года - в качестве представителя Министра обороны США, т.е. личным представителем Рамсфелда). В марте 2003 года был назначен руководителем проектов ОБСЕ в Украине.

В период работы в Киеве занимался такими проблемами, как борьба с нелегальной торговлей "живым товаром", а также социальная адаптация бывших военнослужащих. Поддерживал тесные контакты с посольством Канады в Киеве. Активно занимался укреплением контактов между Украиной и НАТО. Утверждается, что внес большой вклад в "победу демократии" на президентских выборах в ноябре 2004 г. Отчитываясь в Вене о результатах своей миссии, заявил: "Я реализую на Украине те проекты, о которых договорюсь с местными властями, невзирая на мнения прочих участников ОБСЕ" (имелась в виду Россия).

Владел немецким, русским и китайским языками.

Знакомыми характеризовался как человек с хорошим чувством юмора и оптимист. По окончании службы намеревался провести свой преклонный возраст в Вайоминге, писать мемуары.

Однако этот оптимист неожиданно скончался в ночь с 12 на 13 марта 2005 года в Киеве. Скоропостижная смерть, оказавшаяся "совершенно неожиданной" для ОБСЕ (по словам ее председателя Димитрия Рупела), была помещена рядом СМИ (в особенности, украинской редакцией "Росбизнесконсалтинга") в тот же ряд "странных и неестественных" смертей, что и смерти украинских министров Г.Кирпы и Ю.Кравченко.

И для таких утверждений, видимо, были веские основания. Чтобы доказать этот тезис, напомним некоторые события февраля - марта 2005 года.

2 февраля депутат Верховной рады Украины от Блока Юлии Тимошенко Григорий Омельченко обнародовал свой запрос о необходимости расследования продажи ракет Х-55 в Иран и Китай.

14 февраля в российской "Новой газете" появляется статья Павла Фельгенгауэра с разоблачением продажи Х-55.

17 февраля Джон Негропонте представлен Бушем на пост "царя разведки".

4 марта в Киеве погибает при сомнительных обстоятельствах (якобы, совершает самоубийство) экс-глава МВД Юрий Кравченко, которого подозревают в причастности к убийству журналиста Георгия Гонгадзе. Таким образом, следствие по делу о смерти журналиста теряет ключевого свидетеля.

Отметим, что многие тогда обвиняли в смерти Кравченко сторонника Тимошенко - тогдашнего генпрокурора Святослава Пискуна, который во всеуслышание объявил о дате и времени допроса Кравченко, предоставив, таким образом, либо самому экс-министру уйти из жизни, либо дав шанс уничтожить Кравченко. Теперь же - весной 2006 года - другой сторонник Тимошенко, экс-глава СБУ Александр Турчинов, обвиняется в саботаже расследования дела Гонгадзе. Напомним, что именно Пискун и Турчинов являлись также инициаторами "дела Орлова".

В ночь с 12 на 13 марта умирает Николас.

18 марта Генпрокуратура Украины передает в суд материалы дела о контрабанде Х-55 в части, касающейся граждан Украины - "подельников" Орлова.

Почти стразу же начался публичный скандал, завершившийся официальным признанием факта контрабанды Х-55 со стороны президента Ющенко.

То есть, Николас умер в разгар острейшего внутриукраинского и международного конфликта, элементом которого было пресловутое "дело Орлова". И фактически его смерть означала резкое ослабление возможностей группы Чейни оказывать влияние на события на Украине.

Отметим еще один аспект темы. Как показано в предыдущих частях нашего доклада, именно "украинские контакты" Чейни и Рамсфелда оказывались под ударом в результате "дела Орлова". Теперь же, после доклада Шоу, получалось, что эти "контакты", наоборот, помогали разоблачить вывоз ОМУ из Ирака.

А теперь - о самом этом вывозе.

По утверждениям Шоу, ОМУ из Ирака было вывезено в рамках операции "Сарандар" ("Запасной выход") сотрудниками ГРУ ГШ МО РФ. Шоу подчеркивает, что операция "Сарандар" - это стандартная операция ГРУ, разработанная еще во времена СССР, по эвакуации ОМУ и других видов вооружения из стран "третьего мира" в случае угрозы военных действий.

Как утверждает Шоу, для реализации "Сарандар" в Багдад в декабре 2002 года прибыли глава Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков и два отставных генерала российской армии - экс-заместитель министра обороны СССР Владислав Ачалов и экс-начальник штаба войск ПВО Игорь Мальцев.

Шоу завил, что в период пребывания российских эмиссаров в Багдаде из иракской столицы в Сирию ушли несколько крупных автокараванов. В них, якобы, содержалось само ОМУ, а также оборудование и компоненты для его производства. По утверждениям Шоу, в начале марта 2003 года из иракского порта Умм-Каср также вышли в море вышли два российских корабля, которые сбросили в воду запасы ОМУ, содержащиеся у них в трюмах.

Кроме того, Шоу заявил, что вывозом ОМУ занимались спецназовцы ГРУ под руководством главы МЧС РФ Сергея Шойгу. Эти самые бравые спецназовцы во главе с Шойгу сначала прибыли в Баку на некую конференцию, где был утвержден план эвакуации ОМУ. А потом они отправились в Багдад и под руководством Евгения Примакова, а также двух не менее бравых "вояк" - Ачалова и Мальцева - занялись эвакуацией ОМУ.

Что тут можно сказать по существу?

По существу скажем, что пассаж о существовании плана "Сарандар" - это фактически повторение озвученных еще в 2003 году слов бывшего первого заместителя главы департамента внешней разведки Румынии Иона Пачепа, бежавшего в 1978 году в США от режима Чаушеску. Тот утверждал, что у СССР и стран Варшавского договора существовала стандартная операция по эвакуации и уничтожению ОМУ из стран "третьего мира". По утверждению Пачепы, именно такую операцию и провели российские спецслужбы в Ираке. К информации Пачепы Шоу добавил лишь сюжет с портом Умм-Каср. Как будет показано ниже, видимо, далеко не случайно.

Генерал-перебежчик, почти 20 лет не имеющий доступа к "свежей" оперативной информации, - это, согласитесь, весьма неустойчивый "краеугольный камень" для постройки "далеко идущих" теорий.

Однако, кроме Пачепы, есть и еще один фигурант, который может обвинить Шоу в плагиате. Это - некто Райан Моро.

Моро в 2005 году издал книгу, почти дословно предвосхитившую разоблачения Шоу. Г-ну Моро в настоящее время всего 19 лет. Книгу об иракском ОМУ он издал в 18 лет. Также известно, что этот вундеркинд с 16 лет публикуется в геополитических журналах, а в настоящее время сотрудничает с Сирийской Партией реформ.

В докладе Шоу есть также аспекты, вызывающие даже не вопросы, а откровенный смех. В частности, в нем фигурируют некие "стальные цилиндры с предупреждающими надписями, нанесенными цветной краской, которые были помещены в подвал одной из больниц Бейрута". Видимо, в этих цилиндрах и содержалось ОМУ. А бейрутская больница, на взгляд американского генерала, - наверное, самое подходящее место для хранения такого рода вещей.

Складывается впечатление, что доклад Шоу построен именно так, чтобы его можно было легче опровергнуть. Кроме того, и фигура "разоблачителя" выбрана как будто специально для того, чтобы поставить под сомнение его выводы.

Не с фарсовостью ли данного разоблачения связана реакция Негропонте, который вдруг "обнаружил" некие недопустимости в биографии Михаила Черного? И что это за фарсовость? Ведь есть фарсовость органическая, вытекающая только из интеллектуальных и психологических характеристик лица, осуществляющего "страшное разоблачение".

А есть фарсовость, которую СПЕЦИАЛЬНО КОНСТРУИРУЮТ. Конечно, опираясь на органические свойства того или иного лица (подзуживая это лицо, сливая ему фарсовую информацию). Иногда же (но это бывает реже) лицо просто инструктируют, дают ему "задание на фарс". Такое лицо называют "клоуном". А прием, в котором "клоуна" задействуют, давая задание на фарс, называют "выступление клоуна" или "эффект клоуна".

Когда же все это задействуют?

Предположим, у вас есть противник. И этот противник готов нанести вам серьезный удар. Он уже собрал серьезные силы для удара. У него уже есть серьезная информация (или он ее вот-вот получит). Когда весь этот серьез будет пущен в ход - поздно будет обороняться.

А вот до того, как он будет пущен в ход, - можно обороняться, организовав это самое "выступление клоуна". "Клоун" начинает нелепым образом обсуждать серьезные вещи. Он эти серьезные вещи компрометирует. Он вообще подрывает всякий серьез. И когда на следующем этапе вы задействуете серьезные вещи, вам скажут: "О! Надо же! Вы - как клоун!"

Задействование клоуна - это превентивная защита против угрожающего серьеза. Защиту применяет тот, для кого серьез является потенциальной угрозой.

Приведу один пример.

В момент, когда Горбачев стал активно переходить рубежи "коммунистического реформаторства" и выходить на территорию, уже никак не совместимую с идеологией правящей партии (руководителем которой он оставался), протест сторонников этой идеологии стал прямой угрозой власти Горбачева. Противники Горбачева могли и готовы были задействовать серьезные вещи. Но Горбачев их опередил, организовав выступление идеологического "клоуна". Имя этого "клоуна" - Нина Андреева.

Есть основания считать, что не с подачи врагов Горбачева, а с прямой подачи самого Михаила Сергеевича в "Советской России" была опубликована ультраконсервативная и нарочито примитивная статья Нины Андреевой, направленная против курса генсека КПСС. Статья была подвергнута сокрушительной критике. Нина Андреева сыграла роль этого самого "клоуна". В дальнейшем все, кто пытался поддержать коммунистическую идеологию, получали в ответ сакраментальное: "О, вы как Нина Андреева!"

Создание клоуна - это хорошо известный политический ход. Негропонте нужен был не "клоун". Ему нужно было серьезное расследование. Для того, чтобы его организовать, ему нужно было еще несколько месяцев.

А те, кому расследование было категорически не нужно, сыграли на опережение. Они выдвинули Шоу на роль "клоуна". И Шоу успешно сыграл эту роль. Осознанно или "втемную" - это отдельный вопрос. Шоу был создан для этой роли. Взять хотя бы фамилию. Как хорошо это звучит: "Шоу, которое тут устроил нам господин по фамилии Шоу..."

Но к фамилии все не сводится. У Шоу была серьезно подмочена репутация. А это очень важно, когда нужен "эффективный клоун". Конкретно - Шоу был уволен в 2004 году из Пентагона по подозрению в коррупции. Поводом к увольнению послужил тот факт, что Шоу вместе с британским дипломатом Джулианом Уокером (отметим, еще одним будущим источником информации по иракскому ОМУ) лоббировал интересы американской корпорации мобильной связи Qualcomm.

Qualcomm вместе с компанией Lucent Technologies и южнокорейской Samsung пытались создать в Ираке систему мобильной связи стандарта CDMA, запатентованной Qualcomm. Результатом лоббирования г-ном Шоу интересов Qualcomm стал скандал.

Был и еще один опыт такого лоббирования с участием Шоу: сюжет с реконструкцией портов (проведения дноуглубительных работ и т.д.). Где Шоу в качестве подрядчика также "проталкивал" фирму одного из своих приятелей. И примечательно, что одним из портов, подлежащих реконструкции в результате неудачного лоббирования Шоу, был тот самый порт Умм-Каср, из которого, якобы, вывозили иракское ОМУ.

Кроме того, весьма забавно, что в ходе этой лоббистской истории г-н Шоу пытался проникнуть на один из американских военных объектов в Кувейте. Однако местная военная администрация его на этот объект не пускала. Тогда "бравый генерал" проник-таки на интересующий его объект, переодевшись в униформу дочерней структуры Halliburton - компании Kellog, Brown & Root (KBR). А поскольку KBR имела контракт на поставку продуктов питания и других товаров для военных, Шоу на этот военный объект пропустили.

Однако доклад Шоу, при всей его фарсовости, содержит и нечто серьезное. Шоу заявил, что "администрация Буша намеренно не дает хода данным о российской причастности к иракским программам ОМУ". Более того, "причины, в силу которых администрация Буша игнорирует российское участие в программе иракских ОМУ, могут быть гораздо масштабнее, чем многие могут себе представить". Однако уточнять каким-либо образом это свое утверждение Шоу не стал.

Отметим, что на том же "Саммите разведок" тезисам Шоу фактически вторил Ричард Перл. В своем выступлении он напомнил, что миллионы документов, конфискованных в Ираке, остаются не переведенными. Перл предположил, что американское разведсообщество просто не заинтересовано в их использовании.

Здесь важны две детали.

Деталь первая - Шоу обвиняет в покрывательстве "российских злодеев", спасавших иракское ОМУ, не Чейни, не Рамсфелда, а именно администрацию Буша.

Деталь вторая - он намекает, что игнорирование возможной причастности РФ к эвакуации ОМУ из Ирака со стороны вашингтонской администрации может быть продиктовано политическими соображениями, не сводимыми к отношениям "Россия - США" или личным связям между Путиным и Бушем.

Что это за соображения? Рискнем предположить, что это те же самые соображения, которыми руководствовались вашингтонские политики в истории с продажей Х-55 Ирану. Но тогда, быть может, это самое ОМУ следует искать не на морском дне и не в подвале бейрутской больницы, а там же, где находятся ракеты Х-55?

И тогда выскажем гипотезу (всего лишь гипотезу, от которой мы готовы отказаться, если она не найдет подтверждения), что выступление Шоу было акцией группы "Чейни - Рамсфелда". Причем акцией, направленной на упреждающую дискредитацию темы вывоза из Ирака ОМУ. Которая была отнюдь не лишней на случай, если инициаторы "дела Орлова" хотели получить доказательства причастности русско-украинских оружейных дилеров и их вашингтонских покровителей не только к продаже Ирану ракет, но и, например, к передаче, вместе с ракетами, неконвенциональных зарядов или каких-то материалов для их изготовления. В том числе, зарядов и материалов иракского происхождения.

В этой ситуации группе "Чейни - Рамсфелда" ничего не оставалось, как нанести удар первыми, использовав в качестве инструмента генерала Джона Шоу. Ведь Шоу своим докладом, с одной стороны, скомпрометировал саму тему расследования возможного вывоза ОМУ или его компонентов из Ирака. А с другой стороны, он намекнул, что если эту тему расследовать всерьез, то ситуация может повернуться так же, как и в пресловутом "деле Либби". В котором в последнее время акценты обвинений смещаются с Чейни на президента Буша.

И тогда становятся понятными все игры вокруг "Саммита разведок". В первую очередь, поведение Негропонте, пытавшегося дезавуировать конференцию, скомпрометировать одного из ее спонсоров и т.д. Не исключено, что "царь разведки" вел себя так, чтобы предотвратить опасную для него игру группы "Чейни - Рамсфелда". Возможно также и то, что Вулси, то ли "прижатый к стенке" какими-то аргументами Негропонте, то ли сам испугавшийся своего участия в "стремной" игре, просто "отпрыгнул" от "Саммита разведок".

И у нас имеется, как минимум, одно косвенное доказательство правоты нашей версии.

В публично "засвеченных" подробностях "дела Орлова" фигурирует намек на то, что в январе 2003 года состоялась передача исполнителям операции с ракетами Х-55 в Дубае двух тонн золотых слитков. Эти слитки были вывезены в 1990 году из Кувейта в Ирак, а в декабре 2002 года, в преддверии военной операции США, переправлены в Иран.

Мы уже упоминали этот факт в соответствующей части доклада. Однако здесь повторимся для того, чтобы произвести простую арифметическую операцию.

Ракеты Х-55 были отправлены в Иран в мае 2001 года. Золото было передано через полтора года! В качестве платы - или аванса за что-то другое? Тогда за что? За еще одну партию ракет? Или за то самое ОМУ?

Но это - косвенные доказательства. Чтобы их чем-то подкрепить, нужно ответить на несколько вопросов.

1) Была в Ираке база для создания ОМУ? Кем и когда она была создана?

2) В каком состоянии эта база находилась на момент падения режима Саддама?

3) Какие существуют сведения, не сводимые к докладам Шоу, о возможной утечке ОМУ из Ирака в тот же Иран?

Об этом - в следующей части нашего доклада.

Часть 6. О Саддаме Хусейне - без дураков

Очень трудно обсуждать жертву. Объективизм тут всегда соседствует с негативизмом. А то и с плевком в сторону проигравшего, что для меня морально недопустимо. Но мифы мешают анализу. Особенно анализу таких ситуаций. И делают этот анализ абсолютно невозможным. Поэтому я постараюсь как-то пройти между "Сциллой и Харибдой". Между уважением к несчастью и недопустимостью превращения этого несчастья в героический ложный миф. Я уже делал это в ситуациях гораздо более для меня человечески сложных. И не намерен отказываться от этого в данном случае - поскольку это очень важно для будущего. Итак, реальный Саддам Хусейн - в тех аспектах политической личности, которые для нас имеют действительный интерес.

Иракский атомный проект берет начало в 1956 году, когда США в рамках международной программы "Атом за мир" убедили мировую общественность в целесообразности развития ядерной энергетики во множестве стран мира. По данным рассекреченных материалов "Манхэттенского проекта", первоначальная помощь Ираку дала хороший старт зарождавшейся иракской ядерной программе.

Первоначально эта программа носила исключительно мирный характер. При этом следует отметить, что в 1956 году у власти в Багдаде находился королевский режим, с которым Вашингтон был вполне в дружбе.

Однако в 1958 году королевский режим был свергнут. И дальнейшее развитие иракская ядерная программа получила при помощи СССР.

17 августа 1959 года было подписано советско-иракское межправительственное соглашение об оказании Ираку поддержки в строительстве небольшого исследовательского реактора и изотопной лаборатории, а также помощи в проведении геологоразведочных работ на урановые руды и в подготовке кадров. Соглашение предусматривало содействие исключительно мирным атомным исследованиям.

В 1959 году у власти в Багдаде находился режим генерала Абдул Керима Касема. Основная база его поддержки - коммунисты и часть буржуазно-демократических элементов. Главные противники генерала - баасисты, и лично молодой функционер партии БААС Саддам Хусейн.

Генерал Касем пытается сделать ставку на Москву как в политическом (выход из Багдадского пакта, опора на коммунистов и т.д.), так и в экономическом (контакты с СССР по линии ВТС) плане. Баасисты активно пропагандируют идею панарабского единства. Главная внешнеполитическая ставка баасистов - США. Как выразился один из функционеров партии БААС после свержения генерала Касема, "мы приехали к власти на поезде ЦРУ".

Вот правда о Саддаме Хусейне и его сподвижниках. Антиамериканский миф - фундаментальное препятствие на пути понимания логики большой политической игры. А только в рамках этой логики обретают смысл и ядерные сюжеты.

Поддержку баасистов со стороны американской администрации определяла группа влиятельных сотрудников и ветеранов ЦРУ. Тут и общеизвестные братья Даллесы, и легендарный американский ЦРУ-шник Майлз Коупленд. Запомните это имя! Мы к нему вернемся. Оно станет одним из маркеров нашего системного анализа.

Что же касается Даллесов, то интегрированность Аллена Даллеса в иракские дела определялась его участием в борьбе за получение американской доли в нефтяном консорциуме "Ирак петролеум компани" в 20-30-е годы. Отметим также, что Даллес называл Ирак эпохи Касема "самым опасным местом в мире". А значит, борцы с этим опасным местом не могли не быть его хотя бы ситуативными союзниками. Но только ли ситуативными?

Одним из самых активных участников борьбы с Касемом (той самой борьбы, которая так нужна была Даллесу) был Саддам Хусейн.

7 октября 1959 года Саддам Хусейн с группой соратников по БААС совершил покушение на Касема. Покушение оказалось неудачным. Раненый в ногу, Саддам бежал сначала в Сирию, затем в Ливан, а затем в Египет. При чьем содействии он бежал? Аналитики знают - он бежал при прямом содействии ЦРУ (а также египетской разведки).

В Бейруте и Каире ЦРУ очень активно работало с Хусейном.

Саддам Хусейн регулярно посещал посольство США в Каире, где встречался с сотрудниками американской разведки Джимом Эйхельбергером и Коуплендом (опять Коупленд!). Именно в этот период люди из окружения Насера начинают говорить об опасности увлечения "молодым баасистом, слишком часто наведывающимся в американское посольство". Под "молодым баасистом" имеется в виду все тот же Саддам Хусейн.

8 февраля 1963 года Касем свергнут партией БААС. Поддержку баасистскому перевороту оказывают американцы. Это непреложный факт!

Как вспоминал бывший сотрудник Совета национальной безопасности США Роджер Моррис, "будучи членом Совета национальной безопасности, я часто слышал, как руководители ЦРУ, включая Арчибальда Рузвельта, внука Теодора Рузвельта, открыто обсуждают свои общие дела с баасистами".

Однако тогда баасисты пробыли у власти недолго. Через несколько месяцев - в том же 1963 году - генерал Абдель Салям Ареф, пользуясь расколом внутри БААС, отстраняет партийных функционеров от власти и устанавливает единоличную диктатуру.

В 1966 году Ареф погибает в авиакатастрофе. Ирак возглавляет его брат, который продолжает курс Арефа. Все это время СССР продолжает выполнять свои обязательства по контракту 1959 года на поставку реактора. И в 1968 году в пустыне Тхувайтха был запущен маломощный исследовательский ядерный реактор ИРТ-2000.

Но тот же 1968 год - это год прихода к власти партии БААС. В котором огромную роль сыграло ЦРУ. Президентом становится лидер БААС Ахмед Хасан аль-Бакр. Саддам Хусейн становится вице-президентом с расширенными полномочиями. Президент и вице-президент находятся в родстве. Более того, Саддам стал не просто вторым лицом в государстве, а фактическим соправителем аль-Бакра. Многие решения аль-Бакр мог принять лишь с согласия Саддама.

В том же 1968 году Ирак подписал Договор о нераспространении ядерного оружия. Однако уже в 1971 году был разработан тайный план, предполагавший нарушение этого Договора.

В тот период программа ядерной энергетики контролировалась небольшой Иракской комиссией по атомной энергии (IAEC), имевшей статус отдела в Министерстве высшего образования. В конце 1971 года двое руководителей IAEC, д-р Моессер аль-Маллах и недавно назначенный директор Центра ядерных исследований Хушам Шариф (оба - члены БААС) обратились к руководителю отдела физики Центра ядерных исследований в Тхувайтха Хидиру Хамзе с предложением возглавить тайную разработку ядерного военного потенциала на основе амбициозной гражданской программы. Они подчеркнули, что вице-президент и вице-председатель Совета революционного командования Саддам Хусейн обещал выделить на проект значительные средства (до этого ядерные исследования в Ираке финансировались очень скромно, в основном из средств агентств международной поддержки).

Хидир Хамза был заинтересован в проекте (и, в том числе, в его финансовой поддержке) как ученый-физик. И в то же время признавал, что был очень увлечен идеей создания ядерной бомбы. Его план, изложенный на 50 страницах, был передан для изучения в специальную группу чиновников и экспертов, сформированную под эгидой Совета Революционного командования. Окончательная поддержка в 1972 году была получена не от аль-Бакра, а именно от Хусейна.

Суть плана Хамзы состояла в приобретении иностранного реактора с целью его использования для производства оружейного плутония. Поскольку Иран подписался под ДНЯО, этот реактор подлежал проверкам МАГАТЭ раз в полгода - вплоть до тех пор, пока Ирак не заявил бы открыто о выходе из соглашения.

Исходя из этих условий, Саддам Хусейн позаботился о внедрении своих представителей в МАГАТЭ. В сентябре 1973 года в состав агентства был принят министр высшего образования Ирака Хишам аль-Шави. Для обеспечения дальнейшего доступа к деятельности МАГАТЭ была создана специальная разведгруппа на базе посольства Ирака в Вене. Роль "научного атташе" исполнял Сурур Махмуд Мирза - брат высокопоставленного сотрудника личной охраны Саддама. В итоге удалось добиться назначения иракского физика д-ра Абдула Вахида аль-Саджи на должность инспектора МАГАТЭ.

В дальнейшем Саддам укрепил контроль над программой, переподчинив ее непосредственно Совету революционного командования и лично возглавив IAEC (хотя об этом секретном самоназначении в МАГАТЭ не сообщалось). Его заместителем был назначен Халид Саид.

К концу 1974 года состав IAEC достиг 200 человек, а финансирование увеличилось в десятки раз. В апреле 1975 года Джафар Дия Джафар, талантливый специалист по экспериментальной физике, вернулся в Багдад после нескольких лет обучения в британском центре ядерных исследований Харвелл и в Европейской лаборатории по ядерной физике (CERN) в Женеве. Джафар, отец которого работал министром в правительстве времен монархии, был очень состоятельным человеком и располагал широкими международными связями.

К 1979 году Джафар был назначен вице-председателем IAEC. Основными специалистами-разработчиками были сам Джафар, Хамза и известный радиохимик Хусейн аль-Шахристани.

При этом баасистский режим в области внешней политики был вынужден маневрировать. Постараемся взвешенно оценить параметры этой маневренности.

Во-первых, иракские баасисты оказались очень прочно связаны с американцами. Мы описали генезис связи и ее начальный объем. Специалисты понимают, что при таком генезисе и таком начальном объеме любые последующие метаморфозы в чем-то носят игровой характер. В ходе этих метаморфоз могут возникать конфликты, меняться коммуникативные терминалы. Но вообще исчезнуть такая "закладка" не может и не должна. Тем более, что режимы, подобные хусейновскому, всегда хотят ориентироваться сразу на несколько "центров силы". Если даже Насер вел себя подобным образом, то что говорить о Хусейне?

Во-вторых, баасисты не могли игнорировать "макрорегиональный контекст". Если почти все светские арабские режимы (сирийский, египетский и т.д.) играли с Москвой, то баасисты также не могли не играть. Они и играли. Причем вполне успешно.

В-третьих, качества маневренности БААС задавались еще и личными внешнеполитическими предпочтениями лидеров партии (об этих предпочтениях и их взаимосвязи с иракским ядерным проектом - чуть позже).

В апреле 1975 года вице-президент Ирака Саддам Хусейн прилетел с визитом в Москву. Официальная цель - подписание контрактов на поставки иракской армии вооружения и военной техники. Но у Саддама есть к Москве еще одна просьба - расширить советско-иракское сотрудничество в ядерной сфере. В частности, построить для Ирака более мощный реактор и поставить новые технологии в атомной сфере.

СССР дает принципиальное добро на иракское предложение, однако ставит Багдаду свои условия. Главное из условий состоит в том, что поставляемое Москвой ядерное оборудование должно находиться под постоянным контролем МАГАТЭ.

Однако именно это как раз и не устраивает Хусейна. Несколько месяцев спустя - в сентябре 1975 года - Саддам Хусейн наносит визит во Францию. Главный собеседник Хусейна в Париже - тогдашний премьер Франции Жак Ширак. И в ходе этого визита Саддаму устраивают "экскурсию" на секретный ядерный объект Кадараче на Лазурном берегу Франции.

В результате Ирак и Франция (фактически - лично Хусейн и Ширак) заключают беспрецедентное соглашение в ядерной сфере. Согласно нему, Франция обязалась:

- поставить Ираку промышленный атомный реактор типа "Осирис" мощностью 40 мегаватт;

- передать Багдаду маломощный (800 киловатт) исследовательский реактор (ядерную лабораторию) "Изис";

- передать Ираку годичный запас ядерного топлива для промышленного реактора в размере 72 кг урана с обогащением до 93% (запомним, эту цифру и эту деталь!);

- осуществлять проект без всякого надзора МАГАТЭ.

Общая сумма контракта составила 3 млрд. долларов.

Особо отметим, что передаваемое Францией Ираку по этому контракту количество ядерного топлива (72 кг) и его качество (обогащенный до 93% уран) - позволяет сделать несколько атомных бомб, сопоставимых со взорванной в Хиросиме.

Отсутствие контроля МАГАТЭ и возможность поставка топлива еще до завершения строительства реактора - наводят на мысль о том, что под видом продажи реактора заодно могла осуществляться сделка по продаже компонентов для производства атомной бомбы. Конечно, это только гипотеза. Но, в свете всего вышеописанного, - гипотеза, имеющая право на существование.

Интересно также и то, что, по сообщениям ряда источников, в секретном франко-иракском соглашении был пункт о недопустимости привлечения к исполнению контракта евреев. А значит, не исключено, что целью поставки реактора и ядерного топлива было создание атомной бомбы для применения против Израиля. В связи с этим отметим, что чуть позже американский президент Джимми Картер после встречи с президентом Франции Валери Жискар Д’Эстеном написал: "Блестящий, сильный и очень уверенный в себе человек. Мы нашли общий язык по всем вопросам, меня только немного смущало его крайне отрицательное отношение к Израилю".

Отметим также, что путь к подписанию договора с Францией был проложен еще в июне 1974 года, когда вышеупомянутый Хамза начал во Франции переговоры о приобретении реактора "Осирис" бассейнового типа (pool type reactor), работающего на высокообогащенном (то есть пригодном для военных целей) 93% уране и на легкой воде.

Французы назвали реактор Osirak (Осирис - Ирак). Иракцы дали ему свое наименование - "Таммуз-1", в честь того месяца по вавилонскому календарю, когда в 1968 году партия БААС пришла к власти. А исследовательский реактор Isis (Изида) иракцы назвали "Таммуз-2".

Приобретая "Таммуз-1", иракцы преследовали несколько целей. Основной целью было производство плутония для изготовления одной или нескольких бомб. Кроме того, даже если бы это не удалось, Ирак вместе с "Таммуз-1" и "Таммуз-2" получал полный набор современных технологий ядерного цикла для изучения и копирования.

Договоренность о закупке Ираком двух реакторов была окончательно согласована в 1976 году. К этому времени у французской стороны возникли сомнения в целесообразности продажи Багдаду реактора на высокообогащенном уране, и французы попытались внести изменения в контракт, предложив другой вариант реактора с использованием топлива более низкого обогащения (8%) - так называемой "карамели". Однако Ирак настаивал именно на варианте с высокообогащенным ураном.

Вместе с реактором французская сторона, согласно контракту, должна была поставить лабораторное оборудование, а также (в несколько этапов) обогащенный уран. Помимо этого, контракт предполагал техническое содействие французского персонала в обслуживании реактора.

Характерно, что Ирак никогда не проявлял интереса к коммерческим реакторам на легкой воде с низкообогащенным ураном, широко используемым в мирных программах.

Некоторые эксперты утверждали, что надземная конструкция реактора с хрупким внешним куполом сама по себе говорила об исключительно мирных планах Ирака. Но они не принимали во внимание, что израильский реактор военного назначения в Димоне выглядел точно так же, и что Ирак первоначально просил у Франции именно реактор подземного заложения, но французская сторона на это не согласилась.

Совершенно очевидно, что такого рода соглашения по атомным вопросам заключаются не только или не вполне исходя из финансовых интересов. Ведь каждый участник такого соглашения подвергает себя риску быть обвиненным в распространении ядерного оружия, содействию "преступным режимам" и т.д. Тот же Ширак за это соглашение долго подвергался массированным атакам со стороны французской прессы. В частности, газетчики переделали название реактора "Осирак" в "О, Ширак!"

И тут уместно вспомнить о личных предпочтениях Саддама Хусейна.

Личный врач бывшего иракского диктатора Ала Башир в своей изданной в 2004 году книге "Ближний круг Саддама Хусейна" вспоминает о беседах с Саддамом, в которых глава Ирака говорил о своих кумирах из числа мировых политиков. Башир пишет, что, вопреки распространенному мнению, Хусейн никогда не упоминал Сталина (которого западные СМИ называли кумиром иракского диктатора), и не любил Гитлера за его презрение к арабам. Его настоящим кумиром и образцом для подражания был Шарль де Голль. При этом именно французов Садам, якобы, считал образцом высокой цивилизации и культуры. Особое восхищение Саддама вызывало решение де Голля о выводе французских войск из Алжира и о предоставлении этой стране независимости.

И это - очень показательно! Ведь именно де Голль после предоставления Алжиру независимости активно старался наладить хорошие отношения со светскими националистическими арабскими режимами. И режим аль-Бакра и Саддама в Ираке, с этих позиций, для голлистов вполне подходил.

Такую политику де Голля связывают с двумя обстоятельствами. Во-первых, французскому лидеру надо было как-то сгладить отношения с исламским миром после алжирских событий. Во-вторых, де Голля особо интересовали позиции в арабском мире, как базисная возможность для антиамериканской игры в регионе.

Именно эти французские интересы и пробудили, видимо, "голлистские" симпатии в иракском лидере, приведшие к подписанию атомного контракта. Более того, видимо, эти же внешнеполитические симпатии были и одной из основных причин политических проблем Саддама. Выполняя обязательства перед американцами (в первую очередь, правыми республиканцами) и французами, Хусейн вынужден был маневрировать, пытаясь угодить обеим сторонам. При этом американские и французские интересы зачастую входили в противоречия.

Некоторые источники отмечают, что между Хусейном и Шираком были и личные отношения. В европейской прессе много говорилось о том, что именно Хусейн внес значительный вклад в финансовую поддержку кампании Ширака на выборах мэра Парижа в 1977 году. Таким образом, иракско-французские связи (на уровне межэлитном - баасистско-голлистские) дополнялись личной связкой "Хусейн - Ширак".

Подчеркнем, что франко-иракские связи той эпохи не исчерпывались только ядерным проектом. В частности, можно отметить высокую активность французских нефтяных компаний, работавших в Ираке как до блокады, так и во время нее. Кроме того, Ирак был одним из главных импортеров продукции ВПК Франции.

Однако вернемся к ядерной программе Саддама.

В 1976 году Ирак заключает контракт с Италией на поставку так называемых "горячих камер" (напомним, что "горячая камера" - это специальный технологический комплекс для производства оружейного плутония). То есть, иракский режим пытался сразу получить и доступ к плутониевой технологии ядерной бомбы.

К 1979 году - времени получения Саддамом Хусейном президентских полномочий - иракский ядерный реактор был французами изготовлен и подготовлен к переправке из порта Ля Сиен-сюр-Мер (недалеко от Тулона) в иракский порт Басра. Однако в ночь на 7 апреля группа диверсантов из израильской спецслужбы МОССАД взорвала судно с реактором.

Правительство Франции тут же объявило, что поставит Ираку новый реактор. И, во исполнение этих обязательств, к сентябрю 1980 года группа французских специалистов установила в пустыне Тхувайтха новый реактор "Осирак".

Инфраструктура для реактора в Тхувайтха была подготовлена в период с 1976 по 1979. Особенностью нового реактора было то, что он монтировался на территории ядерного центра "Сабааташр таммуз" (имени Июльской революции), который был уже фактически подземным.

Тогда же Ирак закупил значительные количества необогащенного урана - 100 тонн в Португалии и дополнительные крупные партии в Бразилии и Нигерии. К 1991 году иракские запасы необогащенного природного урана составляли 400 тонн. Наконец, в 1980 году Ирак пытался приобрести у западногерманской корпорации NUKEM 11 тонн уранового топлива в виде готовых стержней - тепловыделяющих сборок - для "Таммуз-1". Этой поставки, по оценкам экспертов, было бы достаточно для получения, после 150 дней работы реактора, 11-12 кг плутония (количество, достаточное для производства двух бомб).

В конце 70-х гг. в Ираке была запущена (втайне от МАГАТЭ) установка по обогащению урана с использованием технологии лазерной сепарации. Она базировалась в новом Исследовательском центре аль-Хазен ибн аль-Хаятам, который возглавлял Серван аль-Сатида. Эта технология еще даже не была апробирована в США. Средства на программу собирал новый руководитель IAEC Хумам аль-Гафур, который контролировал ядерную программу Ирака до середины 1990-х гг.

Запуск реактора "Осирак" планировался на июль 1981 года. Однако французские специалисты, изучив ситуацию, попросили отложить запуск на сентябрь. Именно к этому моменту должны были быть отлажены все агрегаты, загружено топливо, а цепная реакция - выведена на максимальные расчетные параметры. При этом, судя по всему, Саддам делал ставку уже не на урановый, а на плутониевый вариант бомбы.

Комиссия МАГАТЭ, побывавшая на месте работ, не нашла признаков нарушения режима нераспространения ядерного оружия. Однако у трех стран - СССР, Ирана и Израиля - на этот счет было особое мнение.

В марте 1981 года главы МИД и КГБ Андрей Громыко и Юрий Андропов поручили ведущим экспертам своих ведомств разобраться в целях иракской ядерной программы. Представленные вскоре выводы КГБ и МИД выглядели следующим образом:

- Ирак обладает значительными свободными средствами, которые может инвестировать в атомную отрасль;

- Саддам Хусейн пытается превратить Ирак в региональную сверхдержаву и лидера арабского мира;

- при этом он делает ставку на военную силу (война с Ираном и т.д.);

- максимальное внимание иракских оборонщиков сконцентрировано на ядерной проблематике;

- в сфере разработки атомного оружия Ирак через 5-6 месяцев будет обладать реактором, способным вырабатывать до 10 кг оружейного плутония в год;

- таким образом, уже в 1983 году иракские специалисты смогут произвести 3 атомные бомбы, а в 1985 году - 5 бомб.

Кроме того, эксперты МИД и КГБ отмечали, что Ирак в 1980-1981 гг. вел активные переговоры с рядом фирм Италии и ФРГ о закупке обогащенного урана. Необогащенный уран в необходимых количествах уже поступал в страну из Нигера, Бразилии и Португалии.

Получив заключение экспертов, Громыко оказался перед необходимостью делать политические выводы. Он считал, что создание Ираком ядерного оружия было бы не самым приятным сюрпризом. Однако впрямую оно не несло урона интересам СССР, а угрожало Израилю и, косвенно, США. При этом глава советского МИД прогнозировал обострение ближневосточного конфликта, что, как полагал Громыко, выгодно СССР. Ведь тогда Тель-Авив и Тегеран могут обратиться к Москве за посредничеством в конфликте с Багдадом.

Однако у Ирана и Израиля было на сей счет иное мнение.

В течение восьми месяцев 1980-1981 гг. иранские ВВС совершили серию налетов на реактор. Все говорят об израильских преступных налетах. И никто не хочет применить к налетам единый стандарт. Между тем, иранская операция началась до израильской. И это, так сказать, "клинический факт" (который очень не хотят обсуждать сторонники демонизации Израиля). Правда, иранские налеты оказались неудачными. Но суть от этого не меняется. Единственным результатом иранских налетов стало частичное повреждение внешней системы охлаждения иракского реактора. В большинстве случаев либо иракские ПВО сбивали иранские самолеты, либо сами иранские летчики уводили свои машины из зоны поражения "зениток".

В октябре 1980 года тогдашний премьер Израиля Менахем Бегин собрал в Иерусалиме секретное совещание высших чинов армии и спецслужб. Тема совещания - иракский реактор и перспективы развития ситуации в связи с его появлением. По итогам совещания Оперативному управлению ВВС Израиля было поручено разработать операцию по уничтожению реактора. При этом Бегин руководствовался не только внешнеполитическими, но и внутриполитическими соображениями: он опасался, что на приближающихся парламентских выборах победят левые, которые не одобрят подобную операцию.

7 июня 1981 года восемь самолетов F-16 (с двумя бомбами весом 908 кг каждый) и шесть самолетов прикрытия F-15 ушли с базы ВВС Израиля Эцион (рядом с Эйлатом). Эскадрилья обошла с юга позиции ПВО Иордании и через территорию Саудовской Аравии (что примечательно!) вошла в иракское воздушное пространство. А затем нанесла бомбовый удар по реактору "Осирак" и прилегающим к нему объектам в пустыне Тхувайтха.

Официальный итог операции таков - все цели поражены, ядерная программа Ирака остановлена. ООН, СССР и США официально осудили действия Израиля. А Париж более не поставлял Багдаду соответствующего оборудования.

Анализ вышеизложенного приводит к следующим выводам.

Первое. Создание иракской атомной бомбы на плутониевой основе не было начато, а уничтожение реактора "Осирак" закрыло дальнейшие перспективы этих работ.

Второе. Поставки Ираку оборудования для создания новых реакторов после 1981 года не осуществлялись.

Третье. Остается неясным вопрос о судьбе 72 кг урана 93% обогащения, который Франция должна была поставить в соответствии с соглашением 1975 года. Произвели поставку полностью или нет? Была ли часть топлива загружена в реактор? Не была ли часть урана сразу же спрятана в секретные хранилища в качестве сырья для бомбы?

По официальным данным, Франция поставила первую партию обогащенного урана (12,5 кг) в июле 1980 года. Якобы, эта партия оказалась единственной. Однако передача урана в рамках столь "непрозрачных" договоренностей - деликатная вещь. Нельзя исключать, что в неофициальном порядке могла быть поставлено что-то еще.

И если действительно было поставлено больше обогащенного урана, причем он оказался не загружен в реактор, а помещен в хранилища, - не исключено, что режим Хусейна действительно мог обладать какими-то компонентами для создания ОМУ. И тогда не исключено, что эти компоненты были позже эвакуированы из Ирака. Например, перед операцией "Буря в пустыне" 1991 года или перед войной 2003 года.

В этой связи уже не кажутся столь невероятными сообщения некоторых интернет-сайтов (например, сайта "Либеральный форум") о том, что 27 килограммов обогащенного урана, переданные Ираку из Франции под иракскую энергетическую ядерную программу в соответствии с соглашениями 1975 года, оказались вне зоны досягаемости израильских ВВС. А впоследствии этот уран был, якобы, передан (при российском посредничестве) в Пакистан "для ответственного хранения".

В 2002 году, понимая неизбежность вторжения, Саддам Хусейн, якобы, потребовал этот уран назад. Но в результате каких-то - не до конца ясных - обстоятельств он оказался не в распоряжении Саддама, а в Иране.

Здесь следует подчеркнуть следующее.

Первое. 27 кг урана с обогащением 93%, в принципе, дают возможность сделать две атомные бомбы.

Второе. Подобного рода информация на маргинальных Интернет-сайтах - это либо откровенная "бульварщина", либо "засветка", инициированная одной из спецслужб. В данном случае ряд деталей публикации (указание на количество урана, описание его передачи из рук в руки и т.д.) говорит о том, что это, скорее, все-таки "засветка".

Третье. Если это "засветка", то она ставит ряд действительно интересных и важных вопросов.

Пакистан передал уран Ирану потому, что попросили "хозяева имущества"? Понятно, что вряд ли.

Но даже если это так, и сами иракцы решили передать компоненты ОМУ в Иран, то кто именно это решил? Был ли это приказ Хусейна, или же некие иракские генералы и атомщики занялись "самодеятельностью"? А если это была самодеятельность генералов, то в рамках каких договоренностей, и с кем, возникла и реализовалась эта самодеятельность?

И, наконец, главный вопрос: если русские (точнее, какая-то русская группа) действительно передавали иракский уран сначала в Пакистан, а затем в Иран, то почему это не зафиксировали разведки? В первую очередь, американская? Каким образом эти операции могли оказаться вне зоны внимания американских спецведомств, начиная с космических систем слежения и кончая агентурной разведкой?

Ведь начиналась эта операция на территории Пакистана. А Пакистан -зона особого внимания американских спецслужб еще со времен афганской войны. Кроме того, в последние годы все виды американской разведки по Пакистану ведутся еще и с территории соседнего Афганистана, где размещены соответствующий американский контингент и необходимые технические средства.

Таким образом, можно с высокой степенью вероятности говорить о том, что, если иракские компоненты ядерного оружия действительно передавались из Пакистана в Иран, то американские спецслужбы об этом знали. Но тогда почему никто из американских официальных лиц не поднял скандал тогда же, в 2002-2003 годах?

Это могло быть в единственном случае: если тогда этот скандал был невыгоден "партии войны" в Вашингтоне, с которой обычно ассоциируют группу Чейни - Рамсфелда. Эта группа могла согласиться на передачу ОМУ или его компонентов Ирану в обмен, например, на какие-то гарантии невмешательства Тегерана в иракские дела в ходе идущей там войны.

Но тогда, опять-таки, можно с высокой вероятностью предположить, что сегодняшнее разоблачение "злодеев", якобы, вывозивших ОМУ из Ирака в Пакистан, а затем передавших их Ирану, - является еще одним фронтом атаки на группу Чейни-Рамсфелда.

Однако, роль Ирана в нашем расследовании данным сюжетом не ограничивается. Тем более, в свете нынешних событий вокруг его ядерной программы. Чему мы и посвящаем следующую часть нашего доклада.

Часть 7. Иранская хроника

С конца марта - начала апреля 2006 года ситуация вокруг Ирана стала напоминать предвоенную. Главные темы, обсуждаемые в связи с иранской ситуацией, - конкретные планы военных действий, а также фиксируемая многими экспертами стремительная эскалация темпов вооружения Ирана.

30 марта постоянный представитель Тегерана при МАГАТЭ Али Асгар Солтани заявил, что Иран не подчинится призыву СБ ООН и не прекратит работы по обогащению урана.

31 марта мировые СМИ сообщили, что Иран провел успешное испытание баллистической ракеты собственного производства, способной избежать контроля радарами. Об этом в эфире государственного телевидения Ирана заявил глава иранских ВВС генерал Хусейн Салами.

Что за ракеты - не сообщается. Но эксперты не исключают, что это заявление призвано легитимировать наличие у Ирана ракет Х-55, а также созданных в Иране при участии украинских специалистов модификаций этих ракет.

2 апреля британская "Санди Телеграф" пишет о секретных переговорах правительства Великобритании с руководителями силовых ведомств по вопросу о возможности военной атаки на Иран. Еженедельник сообщает, что согласно плану атаки (значит, существует план атаки!), нападение будет осуществляться под руководством США, чтобы не допустить создания иранцами ядерной бомбы. При этом источник газеты в британском МИДе подчеркивает, что "не будет никакого вторжения в Иран, но ядерные объекты будут разрушены. Это не что-то неизбежное, но возможно это произойдет в этом году, возможно - в следующем". Далее еженедельник пишет, что эффективность таких "ограниченных операций" была доказана ВВС Израиля во время атаки на иракский ядерный реактор "Осирак" в 1981-м году.

Отметим, что за день до указанной публикации в Англии побывала с визитом госсекретарь США Кондолиза Райс. Которая в очередной раз заявила, что силовое решение иранской проблемы "не исключено".

А 8 апреля в журнале "Нью-Йоркер" появилась сенсационная статья Сеймура Херша (отмеченная практически всеми мировыми агентствами) о том, что США уже готовы к бомбардировкам ядерных объектов Ирана. Причем речь идет не просто о бомбардировках, а о бомбардировках ядерными бомбами.

В статье утверждается, что специальные группы воздушной разведки "уже составляют список целей", а американский спецназ готов проникнуть на иранскую территорию и попытаться установить контакт с оппозицией и представителями национальных меньшинств. Кроме того, Сеймур Херш, ссылаясь на источник, близкий к администрации США, заявляет, что президент Буш называет иранского президента Ахмадинежада "потенциальным Адольфом Гитлером".

10 апреля "Радио Свобода" подхватило тему. И, ссылаясь на утверждения бывшего высокопоставленного представителя американской разведки, заявило о том, что ядерные удары по Ирану рассматриваются администрацией США как средство уничтожения оборудования для производства ядерных материалов.

В тот же день, 10 апреля, Херш в выступлении на телеканале CNN еще раз подтвердил, что у него есть сведения от анонимных источников в разведке и в Пентагоне о готовящейся операции. И уточнил, что воздушный удар США планируется по примерно 400 объектам на территории Ирана - причем, возможно, с применением тактических ядерных бомб В61-11: "У нас достаточная военно-воздушная мощь, и нам по силам осуществить точечные бомбовые удары. Они сейчас тщательно планируются как оперативные мероприятия, выходящие за рамки действий в непредвиденных обстоятельствах. Но решения пока никто не принял".

Справка: заглубляющийся ядерный боеприпас B61-11 был создан в США в 1997 году. В настоящее время США располагают 50 такими бомбами мощностью от 0,3 до 350 кт. Бомба мощностью 0,3 килотонны, сбрасываемая с высоты 6 тыс. м, проникает в грунт на 3 метра и способна разрушить укрепленный бункер, расположенный под 15 метрами твердых пород или бетона. Бомба мощностью 350 килотонн может разрушить бункер, находящийся в 70 метрах под землей. Этими боеприпасами снаряжаются бомбардировщики B-52, В-1 и B-2А.

Фигура главного "засветчика" темы ядерного удара по Ирану - Сеймура Херша - крайне важна. Напомним, что именно Сеймур Херш в 2003 году "засветил" контакты одного из ключевых игроков команды Чейни -Рамсфелда - Ричарда Перла - с Аднаном Хашогги незадолго до начала американской операции в Ираке. Как мы уже показали в предыдущих частях доклада, вероятной целью этой "засветки" был срыв возможных договоренностей группы Чейни - Рамсфелда с какой-то частью иракского истеблишмента для обеспечения победы "малой кровью".

Тот же Херш в январе 2005 года в том же журнале "Нью-Йоркер" опубликовал статью "Войны будущего", в которой заявил, что в рамках программ, осуществляемых разведструктурами Пентагона и командованием войск спецназначения, апробируются методы создания "фиктивных банд" с целью проникновения в реальные террористические группы и провоцирования этих групп на те или иные действия. А эти действия, в свою очередь, легитимируют применение войск спецназначения для особо "грязных" операций (вплоть до внесудебных расправ). Такая тактика создания "псевдо-банд" и "анти-банд" называется, как известно, "стратегия напряженности".

В качестве доказательства существования у руководства Пентагона планов развертывания "стратегии напряженности", Херш приводит цитату из датированной еще 2003 годом статьи некоего аналитика Военно-морской аспирантуры и советника Пентагона по борьбе с повстанческими движениями Джона Аркилы, в которой тот буквально воспевает тактику создания "фиктивных банд" англичанами в 50-е гг. ХХ века.

Возвращаясь к нашему сюжету, подчеркнем, что теперь Херш клеймит "ястребов войны", которые собираются наносить ядерный удар по Ирану. То есть вновь бьет по группе Чейни - Рамсфелда.

Разумеется, данная "засветка" якобы уже подготовленных "ядерных" планов американской "партии войны" - не могла не вызвать крупного внутриамериканского и международного скандала. И заставила президента США жестко отмежеваться от подобных планов. А значит, еще раз увеличить "политическую дистанцию" между собой и данной группой.

11 апреля президент США Джордж Буш назвал "дикими домыслами" сообщения о готовящихся ядерных бомбардировках Ирана. И заявил, что Америка намерена воздействовать на руководство Ирана дипломатическими методами, хотя и не исключает силовое давление.

Но Херш сказал больше того, что опровергает Буш. Он подчеркнул, что задача возможных бомбардировок - не только ликвидация иранской ядерной программы, но и смена режима "нового Гитлера" - Ахмадинежада. При этом Херш заявляет, что по, данным его источников, Буш психологически готов к "превентивному удару" по Ирану: "Я слышу слово "мессианство"... Буш "думает, что он сейчас единственный, у кого хватит мужества это сделать"... "Политически он свободен, и я не думаю, что он слишком обеспокоен выборами 2006 года в конгресс. Я думаю, что если он решит, что у него есть шанс, для него (Буша) это будет его миссией". А далее Херш заявляет, что сценарий событий в администрации США представляют следующим образом. Вне зависимости от военной успешности, бомбардировки, якобы, приведут к катастрофическому падению авторитета религиозного руководства Ирана у населения страны. Народ восстанет и сбросит униженный, не сумевший постоять за себя режим. В итоге повторится сценарий Ирака, и Ахмадинежада свергнут, как в свое время Саддама Хусейна.

Понятно, что бомбардировки в нынешних условиях не заставят иранцев выступить против режима, но, напротив, лишь сплотят население вокруг так называемых "религиозных консерваторов" и лично Ахмадинежада. Более того, бомбардировки Ирана неизбежно радикализуют и иракских шиитов. Со всеми вытекающими последствиями для Ближнего и Среднего Востока.

Если же бомбардировки действительно будут ядерными, то это заодно совершит крупнейший переворот в мировой политике: будет создан прецедент (первого после 1945 года!) применения неконвенционального оружия. Оно из главного инструмента "сдерживания" сразу превратится в инструмент практических военных действий. Это означает, что если можно бить ядерными зарядами по Ирану, то кто угодно может использовать ядерное, химическое, бактериологическое оружие когда угодно и против кого угодно.

Те, кто сочиняет планы различных атак на Иран, не понимать этого не могут. Значит, появление "ядерных" антииранских планов преследует какие-то другие, не совсем "прозрачные", цели.

Ниже мы к этому вопросу вернемся. Сейчас же, возвращаясь к Хершу, отметим: если "засвеченная" им информация верна, то ее источником могут быть только враги группы Чейни - Рамсфелда в расколотом американском политическом и разведывательном сообществе. И сам факт подобной "засветки" - очень отчетливо показывает глубину раскола.

А на фоне этого раскола, сопровождающегося подобными "засветками", Тегеран придает процессу новое качество.

11 апреля, Ахмадинежад заявил, что в его стране полностью завершена разработка технологии производства ядерного топлива в лабораторных условиях. Ахмадинежад сообщил об успешном пуске 164 центрифуг для обогащения урана в ядерном центре в Натанзе, и обратился к Западу с требованием уважать право Ирана на мирную ядерную энергетику. Далее он потребовал ускорить темпы развития ядерной программы Ирана с тем, чтобы страна была способна обогащать уран в промышленных масштабах.

Выступление президента Ирана дополнил глава организации по атомной энергии Голямреза Агазаде. Который заявил, что Ирану уже удалось произвести низкообогащенный уран, и что до весны 2007 года по программе обогащения планируется запустить 3 тысячи центрифуг.

Последнее заявление "дорогого стоит". Прежде всего, потому, что 3 тысячи центрифуг - это уже такая технологическая линия, которая способна достаточно быстро нарабатывать высокообогащенный (оружейный) уран.

Отметим, что иранская ядерная программа берет свое начало в 1974 году. Инициатором этой программы было шахское правительство страны, которая создала в стране Организацию по атомной энергии.

Первоначально ставка в этой ядерной программе делалась на Францию и ФРГ. Так, в 1974 году Иран закупил у Франции и Западной Германии два атомных реактора. А в 1977 году Тегеран купил у Бонна еще четыре реактора.

"Следы" этих поставок до сих пор обнаруживаются в Иране. По данным американского Института науки и международной безопасности (Institute for Science and Security, ISIS), опубликованным в середине апреля, в Исфаганском центре ядерных технологий (состоит из нескольких комплексов зданий, в том числе подземных лабораторий) обнаружен туннельный ход, ранее не фиксировавшийся спутниками-шпионами.

При этом именно в Исфаганском центре находится поставленное до 1979 года и частично после 1982 года французское оборудование. Кроме того, здесь же находятся 4 малых исследовательских реактора, тяжеловодный миниатюрный реактор и 2 подкритических реактора с открытой урановой камерой и графитовыми замедлителями. Крайне важно, что все эти малые реакторы - китайского производства. При этом именно в Исфагане производится гексафторид урана - сырье для его обогащения.

ISIS также сообщает, что в Натанзе с января 2002 г. по февраль 2006 г. проводились крупные земляные работы, и что именно в Натанзе размещены 164 центрифуги, гексафторид для которых производится в Исфагане.

Так что, если сведения о 27 кг иракского обогащенного урана верны, то, возможно, хранятся они именно в Исфагане-Натанзе.

Отметим, что из недавно рассекреченных документов эпохи администрации Джеральда Форда (в частности, из Меморандума #292 "О сотрудничестве между США и Ираном в области ядерных исследований") стало известно, что власти США планировали оказать помощь Тегерану в создании полного цикла обогащения урана в военных целях. И особо подчеркнем, что в числе активных разработчиков стратегии помощи Ирану в создании собственного ядерного оружия были Генри Киссинджер, а также все сегодняшние "антииранские ястребы" - Дик Чейни, Дональд Рамсфелд и Пол Вулфовиц.

Причем, согласно рассекреченным документам, администрация Форда была готова передать Тегерану не только оборудование и технологии "оружейного" обогащения урана, но и "плутониевые" технологии атомной бомбы. Эти программы были закрыты только в результате избрания президентом США Джимми Картера и последующей "исламской революции" в Иране.

Тогда ядерная программа Ирана была приостановлена по приказу имама Хомейни и начала медленно восстанавливаться, начиная с 1987 года. Тогда же - в 1987 году - было заключено секретное соглашение между Пакистаном и Ираном о сотрудничестве в области ядерных исследований. Которое, напомним, считают, по одной из версий, причиной возможной передачи в Иран остатков иракского "ядерного арсенала".

Также считается, что решение о реализации военной ядерной программы было принято в Иране в начале 90-х гг. ХХ века. Одновременно были начаты работы по созданию ядерного оружия как на основе высокообогащенного урана, так и на основе плутония. При этом сотрудники ЦРУ уже к 1996 году обнаружили признаки наличия ядерной иранской программы.

Интересно, что в 1995 году иранские власти привлекли к закупке в Пакистане 500 центрифуг Р-1 создателя пакистанской ядерной бомбы А.К.Хана. При этом уровень иранских специалистов позволил скопировать пакистанские центрифуги. А значит, уже самостоятельно продолжить исследования по обогащению.

Обратим внимание на то, что здесь в иранской ядерной программе вновь, как и в уже обсужденной истории с 27 кг оружейного урана (якобы переданного из Ирака в Иран при пакистанском участии), появляется "пакистанский след".

И вновь напомним, что Пакистан - это давняя зона особого интереса и особого влияния американских спецслужб. Как американская разведка могла пропустить передачу и копирование пакистанских центрифуг Тегерану? А если она все-таки не пропустила, а зафиксировала данный факт (а это, скорее всего, было именно так!), то почему столь острая развединформация, опять-таки, оказалась "под сукном"? По каким мотивам и по чьей политической воле?

Но вернемся к коллизиям вокруг Ирана.

11 апреля, вослед за опровержением Д.Буша, с опровержением планов бомбардировок Ирана (теперь уже не только ядерных, а бомбардировок вообще) выступил Рамсфелд. Он объявил сообщения СМИ о подготовке Пентагоном авиаударов по Ирану "фантазиями". И, напомнив слова Буша о том, что силовое давление на Тегеран не исключено, подчеркнул, что пока Белый дом намерен использовать только "дипломатические методы".

В чем сегодняшний промежуточный результат указанной "засветки" якобы существующих американских планов "ядерной атаки" на Иран?

Во-первых, в том, что она углубила раскол в "команде Буша" и поставила как группу Чейни - Рамсфелда, так и самого Буша в позицию "оправдывающихся".

Во-вторых, Иран получил дополнительные основания для форсирования своей программы обогащения урана и движения к фактическому членству в "клубе ядерных держав".

В-третьих, Иран, на фоне "ядерных угроз" со стороны США, заручился поддержкой наиболее значительного исламского государства - Саудовской Аравии. В частности, глава Совета национальной безопасности Саудовской Аравии принц Бандар бин Султан во время визита в Москву в первой декаде апреля призвал Россию не допустить принятия резолюции СБ ООН, которую США могли бы использовать для оправдания нападения на Иран.

А это уже действительно крупное событие! Суннитская Саудовская Аравия, преследующая шиитское меньшинство на своей территории, призывает не допустить вооруженного нападения американцев на Тегеран. Эр-Рияд воспылал такой любовью к своим "шиитским братьям"? Вряд ли!

Тегеран остается для Эр-Рияда не только конкурентом, но и врагом. Заступаясь за Тегеран, Эр-Рияд руководствуется вовсе не общеисламской солидарностью. Хотя и эту солидарность надо изобразить. Иначе можно потерять важные нематериальные активы. Например, роль одного из лидеров общеисламского процесса.

И все же основным мотивом для Эр-Рияда является отнюдь не эта (в любом случае, очень декоративная) общеисламская солидарность. Саудовские правители не могут не понимать, что бомбардировки Ирана - это не ослабление, а усиление (причем в многократном размере!) шиитского фактора на всем Ближнем Востоке. И что такое усиление шиитов - это прямой удар по саудитам.

В-четвертых, американский "ядерный скандал" привел к существенному изменению позиции главного американского союзника - Великобритании. Где было принято решения в случае начала войны послать в Иран лишь один самолет RAF, оборудованный системой дальнего обнаружения целей.

Решатся ли США на бомбардировки Ирана в данных условиях - вопрос сложный и отдельный. Если решатся - конечно, базовые объекты ядерной программы Ирана будут, по крайней мере, частично, разрушены.

Но Тегеран, прежде всего, может в ответ создать для США совершенно критическую ситуацию в Ираке. И это все понимают. Далее, Иран уже пообещал ответить на военную акцию США активизацией террористических операций со стороны всех своих союзнических групп (в первую очередь, "Хезболлы").

Наконец, Иран вполне способен спровоцировать нефтяной кризис мирового масштаба. Причем это может быть не только широко обсуждаемое сокращение иранских поставок нефти на мировой рынок. В руках у Ирана в случае войны и такие "неконвенциональные" инструменты, как блокирование выхода танкеров других стран из Персидского залива через Ормузский пролив, а также непосредственные атаки на эти танкеры. Причем сегодня уже все понимают, что реальные технические средства для подобных операций (описанные выше ракеты и торпеды "Хуут", которые считаются копиями или близкими аналогами российских "суперторпед" "Шквал") у Тегерана имеются.

Отдельный вопрос - в какой степени все перечисленные "ответы" Тегерана соответствуют интересам тех или иных транснациональных (в том числе, американских) политико-экономических и спецслужбистских групп? И к какой трансформации мира приведет реализация этих "ответов"? Но, в любом случае, совершенно ясно, что логику действий во всех описанных выше ситуациях - было бы и бесперспективно, и безответственно анализировать и оценивать с неких "общеморальных" позиций.

Между тем, ситуация вокруг Ирана и далее обостряется.

14 апреля Райс призывает СБ ООН принять новую резолюцию в отношении Ирана, предусматривающую возможность военного вмешательства.

15 апреля Ахмадинежад на международной конференции по палестинской проблеме делает очередное провокационное заявление: "Израиль представляет собой угрозу для всего исламского мира и подлежит уничтожению".

Но после сообщений о том, что Иран уже обладает серьезным ядерным потенциалом, эти слова имеют новую - гораздо более высокую, чем ранее, - цену. Это - прямая провокация удара по Ирану со стороны Израиля. И есть определенные основания считать, что Ахмадинежад не только не боится, но и хочет этого первого израильского удара.

Во-первых, превентивный израильский удар выгоден ему по международно-правовым основаниям. Ведь тогда Израиль - агрессор, а против агрессора допустимо использовать любые "меры защиты".

Во-вторых, именно война с Израилем может сделать Иран и его президента реальным харизматическим лидером всего исламского мира.

В-третьих, иранское лидерство в исламском мире не может не привести к повышению роли шиитских общин, как минимум, на Ближнем Востоке. Что не может не быть выгодно Ирану, постоянно испытывающему "синдром подозрительного отчуждения" со стороны суннитского исламского мира.

Но повышение роли "шиитского фактора" - почти наверняка означает политическую дестабилизацию в Бахрейне, Кувейте, Саудовской Аравии. А значит, в перспективе и во всем регионе Залива.

Есть ли силы, заинтересованные в такой дестабилизации? Эксперты считают, что есть и, прежде всего, в США. К ним относят как группу Чейни -Рамсфелда, так и более широкий круг правореспубликанской элиты.

Их резоны можно свести в основном к следующему:

1. Хаос в Заливе взвинтит и без того высокие мировые цены на нефть, что очень по душе американским нефтяным корпорациям.

2. Взлетевшие цены на нефть затормозят экономический рост основных глобальных конкурентов США. Особенно - Китая, Индии, Европы, Японии.

3. Хаос в Заливе позволит правым республиканцам продавить через конгресс амбициозную "программу энергетической независимости США". Включая проекты развития ядерной и альтернативной энергетики, добычи углеводородов из нетрадиционных источников (битуминозные пески, газогидраты и т.д.), программы альтернативного моторного топлива на основе этанола, водородной энергетики и т.д.

4. Эти крупные капиталоемкие, материалоемкие и высокотехнологические программы дадут возможность хотя бы отчасти реанимировать и привести в "рабочее состояние" так называемый "реальный сектор" американской экономики, пришедший в глубокий упадок в последние десятилетия. Кроме того, они создадут новые рабочие места, а также позволят США совершить очередной масштабный технологический рывок. То есть, продолжить получать "высокотехнологическую ренту" с других стран мира.

5. Хаос в Заливе (а реально, скорее всего, на всем Среднем и Ближнем Востоке) - даст в руки США новые, гораздо более широкие, возможности т.н. "кризисного управления" при помощи имеющегося в руках Америки набора мощных военно-политических и спецслужбистских инструментов.

При этом неизбежным является перераспределение самих этих инструментов. Хаос в Персидском заливе (а также усиливающийся общемировой хаос) закономерно снизит роль общеполитических спецслужб и дипломатии. Но этот же хаос многократно усилит роль армейской компоненты. И не просто армейской компоненты, а военной "элиты элит" - военно-разведывательных структур, близких к ним частей спецназначения, авиации, ракетчиков.

Одним из самых важных для США факторов этого хаоса может стать как минимум, напряженность, а как максимум - региональная война между шиитами, возглавляемыми Ираном, и суннитами во главе с Саудовской Аравией. И если американцам удастся такую войну спровоцировать, США сумеют выскользнуть из "иракской ловушки", в которую они сами себя загнали, в позицию "арбитра над схваткой".

Насколько основательны перечисленные выше резоны - вопрос, требующий отдельного обстоятельного обсуждения. Сейчас же вернемся к последним событиям вокруг Ирана.

18 апреля стало известно, что Генри Киссинджер не исключил ядерного удара по Ирану "в случае крайней необходимости". А вот это уже действительно серьезно!

Есть люди, которые считают Киссинджера "пожилым пенсионером, который просто озвучивает свое мнение". Есть другая категория людей, которая называет Киссинджера не иначе, как "крестным отцом мировой закулисы", "тайный канцлером мирового правительства" и т.д.

Киссинджер - ни то, ни другое. Он - элитный фигурант с определенным влиянием. Но сильная сторона Киссинджера - его высокая (за счет обширного круга старых связей) информированность, а также способность улавливать "генеральные тенденции" в американском истеблишменте. Кроме того, Киссинджер - человек острожный. Он лишних слов говорить не будет. И, значит, слухи о возможности ядерного удара по Ирану, видимо, имеют под собой некие основания.

19 апреля на пресс-конференции в Вашингтоне Дж.Буш в очередной раз заявил, что США стремятся к дипломатическому разрешению иранской ядерной проблемы. Но на вопрос корреспондента: "Ваша администрация планирует ядерный удар по Ирану?" - Буш ответил: "Мы рассматриваем любые варианты. Мы напряженно работаем и призываем все страны, осознающие угрозу получения Тегераном ядерного оружия, действовать сообща".

В этот же день бывший президент Ирана А.Хашеми-Рафсанджани во время своего визита в Кувейт сказал: "Они этого не сделают (т.е. - не нанесут удара), Иран готов к любой конфронтации с США, и любые действия Вашингтона будут иметь серьезные последствия не только для нас". Экс-президент отметил, что Иран выполнит договор о нераспространении ядерного оружия и согласится на контроль со стороны МАГАТЭ. Однако ни о каком свертывании программы обогащения урана речи быть не может.

И в этот же день мировые телеканалы показывают сюжет о том, что в здании бывшего посольства США в Тегеране (немаловажная и знаковая деталь!) идет запись кандидатов в "смертники" - будущих шахидов. Которые готовы к атакам на любые американские, британские или израильские объекты за пределами Ирана.

При этом отмечается, что, как только в США заговорили о готовности разбомбить иранскую атомную индустрию, поток добровольцев-смертников увеличился. На этом "пункте призыва" в бывшем американском посольстве, созданном в 2004 г., уже 52 тыс. иранцев поклялись отдать жизнь, защищая исламскую столицу.

И в этот же день, 19 апреля, Ахмадинежад на параде по случаю Дня вооруженных сил заявил, что Иран обладает ракетами, способными долететь до американских военных баз в Персидском заливе и до Израиля. И что всякий, кто решится на агрессию против Ирана, об этом пожалеет. И вновь вопрос: "Что это за ракеты? Хорошо известные "Шехаб-3" (модификация северокорейской ракеты "Нодонг"), или те самые Х-55, возможно, сильно модифицированные?".

28 апреля истек срок, предоставленный Тегерану на возобновление моратория на обогащение урана. Райс призвала Совбез ООН принять жесткие санкции по отношению к Тегерану. А также не исключила применение против Ирана военной силы.

Но Райс - это, как мы уже говорили, группа, антагонистичная Чейни -Рамсфелду. И если она тоже начинает все чаще говорить о возможности применения против Ирана военной силы, то, видимо, в руководстве США действительно всерьез думают о войне.

В тот же день, 28 апреля, Рафсанджани призвал все стороны сесть по вопросу ядерной программы Ирана за стол переговоров. Однако пятничная молитва в Тегеране прошла под лозунгом "Смерть США и Израилю!".

2 мая Райс обвинила Тегеран в "играх с мировых сообществом" и заявила о готовности США действовать в обход ООН.

В то же день иранские войска дважды обстреляли одно из сел в иракском Курдистане и углубились на 5 км на территорию Ирака. То есть, начали прямое провоцирование ответных военных действий.

3 мая мировые агентства сообщили, что сын бывшего иранского шаха Р.Пехлеви заявил о своей готовности стать конституционным монархом Ирана. Большинство экспертов считает, что шансов у монархии в Иране в нынешней ситуации нет, а любая попытка совершить переворот в пользу Пехлеви-младшего приведет только к провалу и росту напряженности в американо-иранских отношениях. Однако даже сам факт появления "претендента на престол в Тегеране" - неизбежно повышает градус политической радикализации в Иране.

4 мая обнародован проект резолюции СБ ООН, требующий от Ирана в течение трех недель прекратить обогащение урана. Против резолюции в таком виде выступают РФ и Китай. В тот же день Госдеп США называет Иран главным спонсором терроризма.

7 мая страны Персидского залива требуют от Тегерана гарантий несоздания Ираном ядерного оружия. Ахмадинежад, в своем обычном стиле, обещает "прибить к стене" любое решение ООН, направленное против Ирана.

8 мая мировые СМИ сообщают о письме Ахмадинежада Бушу, в котором иранский лидер высказывает свою точку зрения на основные вопросы международных отношений. Более конкретное содержание письма остается на этот момент загадкой для большинства журналистов, политологов и политиков. Указывается лишь, что письмо посвящено в основном "вопросам геополитики, религии и морали".

11 мая СБ ООН одобрил в черновом варианте проект резолюции по Ирану, предложенный Германией, Великобританией и Францией. Европейцы предлагают Ирану экономическую помощь в обмен на прекращение обогащение урана. В ответ Ахмадинежад заявил, что его страна готова к переговорам с США и другими странами, кроме Израиля.

13 мая американские СМИ сообщают, что Конгресс США запросил у Пентагона секретный доклад о возможных сценариях войны с Ираном.

Таким образом, тема возможного ядерного конфликта вокруг Ирана из недавних журналистских версий - постепенно переходит в сферу публичных заявлений официальных лиц. Причем нагнетают ее с двух сторон - как со стороны США, так и со стороны Ирана.

О возможных резонах американской "партии войны" мы уже говорили выше. А в чем могут состоять резоны иранской "партии войны"?

Ряд экспертов считает, что действия этой "партии" во многом определяются системой конфиденциальных контактов, существующих между спецслужбами США и иранскими религиозными радикалами еще со времен так называемого "Ирангейта".

По мнению этих экспертов, часть правореспубликанского истеблишмента и значительная часть консервативной иранской группы - получают от американо-иранской конфронтации значимые политические дивиденды. Правые республиканцы решают за счет нее свои задачи в США (увеличение бюджета на разведку, ассигнований на военные программы и т.д.), а иранские консерваторы консолидируют вокруг себя общество, "закручивают гайки" во внутренней политике и организуют репрессии против реформистских кланов.

Действительно, такая часть иранской консервативной элиты, видимо, существует. И, возможно, руководствуется именно указанными соображениями. Однако, похоже, есть в Иране и другой сегмент "консервативных" политиков, действия которых определяются менее рациональными мотивами.

В этой связи следует обратить внимание на публикацию в итальянской La Stampa от 18 января 2006 года, в которой обсуждается вопрос о личных религиозных предпочтениях Ахмадинежада.

Статья сообщает, что в своем выступлении на Генассамблее ООН иранский лидер заявил о посетившем его видении, в ходе которого жертвы авиакатастрофы самолета с военными чинами под Тегераном указали ему "путь, по которому мы должны следовать". Это не единственный эпизод (реальный или нет - в данном случае не так важно), свидетельствующий об органической (или изображаемой) интеграции иранского лидера в систему особых мистических ощущений и, главное, мотиваций. Сообщается также, что Ахмадинежад якобы заставил всех министров правительства Ирана подписаться под письмом с указанием "общих задач", адресованном "скрытому имаму" - сакральной фигуре шиитской догматики. Данное письмо якобы было брошено в колодец у мечети Джамкаран в священном для шиитов городе Кум.

La Stampa отмечает, что с началом своего правления Ахмадинежад в своих публичных выступлениях стал часто ссылаться на "скрытого имама" - Махди. При этом бывший основатель Корпуса стражей исламской революции Мохсен Сазегара заявил итальянским журналистам, что Ахмадинежад "дает понять, что именно он имеет прямой контакт с аль-Махди".

Политические лидеры, стремящиеся достичь абсолютной власти в религиозной стране, всегда заявляют о своей прямой связи с неземными силами. Только так они могут вступить в конкуренцию с местным клерикализмом. Если Ахмадинежад стремится к абсолютной власти - он должен убедительно изображать свою мистическую сопричастность высшим силам. Если он это только изображает - то беспокойство должен проявлять прежде всего иранский клерикализм. А если не изображает? Или не только изображает?

Та же La Stampa цитирует Фредерика Кемпе из Wall Street Jornall, который утверждает, что "специалисты по ядерной проблеме обеспокоены тем, что Ахмадинежад может считать себя человеком Апокалипсиса".

Данный тезис Кемпе связан со спецификой интерпретации роли Махди в шиизме. В частности, с версией о том, что проявление сокрытого двенадцатого имама Махди возможно лишь "в конце света".

Ряд источников указывает на возможную принадлежность Ахмадинежада к закрытому ордену "Хожжатех", деятельность которого не поощрялась даже при Хомейни. При этом общеизвестно, что сам иранский лидер питает огромные симпатии к связанному с "Хожжатех" крайне консервативному аятолле Мухаммаду Язди. И этот факт, якобы, раздражает даже очень консервативного духовного лидера исламской революции аятоллу Хаменеи.

По сообщению иранского журналиста Хоссейна Бастани, Ахмадинежад, находясь в русле религиозных убеждений Язди, еще в середине 2005 г. на официальных встречах говорил, что сокрытый имам явится в течение ближайших двух лет. И что главная цель иранской революции - приготовить мир к пришествию Махди. А британская "Санди Телеграф" пишет: ученик Язди, мулла Мохсен Гаравиан, недавно заявил, что создание и применение ядерного оружия для нанесения "ответного удара" - не противоречит законам ислама. В связи с эти подчеркнем, что, по сообщениям некоторых экспертов, одной из составляющих доктрины "Хожжатех" является тезис о возможности и допустимости наращивания хаоса в мире для ускорения прихода Махди.

В любом случае, в нынешней консервативной иранской элите, видимо, существует крайне радикальный махдистский сегмент, политическое поведение которого определяется ожиданием близкого явления "сокрытого имама" и, соответственно, Апокалипсиса. Знаменательно, что, по одной из наиболее распространенных версий, при этом "силы зла" придут со стороны Сирии и Ирака, "силы добра" соберутся для "последней битвы" в Иране, а решающее сражение между ними произойдет около иракского города Куфа.

Играет Ахмадинежад с этим радикальным "махдистским" сегментом в определенную политическую игру, или же он сам в него действительно религиозно интегрирован, - вопрос сложный. Однако чем острее становится американо-иранский конфликт, - тем прочнее оказываются в Иране позиции "апокалиптических" групп, готовых на все в "последней схватке с американским и сионистским шайтаном".

Но ведь и в США в правящей элите существует достаточно мощный религиозно-фундаменталистский (преимущественно специфически протестантский) сегмент, который глубоко интегрирован в "финалистские" апокалиптические ожидания. Об этом в последние годы сказано и написано достаточно много.

И что может произойти, если и в Тегеране, и в Вашингтоне, в ходе обострения взаимной конфронтации, ключевые "политические карты" перейдут именно в руки таких "апокалиптических" групп, располагающих ядерным оружием? К каким последствиям это приведет не только для мировой политики, но и для будущего всего человечества? Какие механизмы запускает такая игра закрытых структур? Как процессы в этом "Зазеркалье", в этом "мире ЗС" (который абсолютно не обязательно должен волновать нормального человека) влияют на общезначимое?

Иранская хроника, которую мы привели, вклинена в этот анализ ради того, чтобы такой вопрос был путеводной нитью в расследовании очень специфического характера. Напомнив об этой нити, мы возвращаемся к мониторингу "петляющих элитных следов", ведущих нас... представьте себе, в весьма далекую от всего этого Африку.

Часть 8. Дело Тейлора - общие необходимые сведения

29 марта 2006 года (как все сжато во времени!) власти Нигерии арестовали находящегося в их стране экс-президента Либерии Чарльза Тейлора, обвиняемого специальным трибуналом Международным трибуналом ООН в преступлениях против человечности.

3 апреля Тейлор предстал перед трибуналом ООН в столице Сьерра-Леоне Фритауне. Ему было официально предъявлены обвинения в совершении военных преступлений, преступлений против человечности, незаконной торговле алмазами.

"Сдача" либерийского экс-президента произошла вскоре после инаугурации нового президента Либерии Эллен Джонсон-Серлиф. Именно г-жа Джонсон-Серлифф стала одним из инициаторов выдачи Тейлора.

Инаугурация Джонсон-Серлифф состоялась 16 января 2006 года. На ней присутствовали и американские высокопоставленные гости. Вот их список:

- первая леди США, жена Д.Буша Лора Буш;

- ее дочь Барбара;

- госсекретарь США Кондолизза Райс;

- сенатор от штата Ньй-Йорк Хиллари Клинтон;

- ее дочь Челси.

Сразу обратим внимание на этот весьма специфический состав участников.

Во-первых, на инаугурации президента небольшой африканской страны, которая долгие годы не вылезает из гражданских конфликтов, присутствовали супервлиятельные фигуры американской политики.

Во-вторых, две из этих фигур - Х.Клинтон и К.Райс - считаются весьма вероятными кандидатами в президенты США на выборах-2008. При этом особая "пикантность" ситуации заключается в том, что ряд экспертов рассматривает Райс как заведомо проигрышного "спарринг-партнера" для Х.Клинтон.

В-третьих, все вышеперечисленные фигуры - это наиболее авторитетные политические противники группы Чейни - Рамсфелда.

Зачем американским элитным фигурантам приезжать (да еще в таком составе) на инаугурацию президента какой-то Либерии? Кто-то может сказать, что из "феминистской солидарности". Мол, в Африке (!) появилась первая женщина-президент. Но такая солидарность "политических и околополитических женщин" возможна только вокруг политического же вопроса. Например, вопроса о том, может ли стать женщина президентом США (общий интерес Хиллари Клинтон и Кондолизы Райс). А есть и другие вопросы. Например, об афроамериканских женщинах с такими претензиями (Кондолиза Райс). Или о том, как должны договариваться между собой женщины, решившие взять высший приз в США. И за кого должны проголосовать афроамериканцы в США. Или... или это вопрос известного типа: "Девочки, против кого мы будем теперь дружить?" Последнее высоковероятно и никак не противоречит ничему другому. Ведь не будешь дружить против Чейни с Рамсфелдом - прощай надежда на высший политический приз.

Но почему дружить надо в Либерии? Что такого там натворили те, против кого надо дружить? Это вопрос #1.

Вопрос #2. Кто такая новоизбранный президент Либерии г-жа Эллен Джонсон-Серлиф?

Вопрос #3. В чем значимость Либерии для американской политической элиты в исторической ретроспективе и в актуальном настоящем?

Начнем с ответа на второй вопрос. Официальные биографические данные гласят, что г-же Эллен Джонсон-Серлиф 65 лет. У нее четверо сыновей и шесть внуков, некоторые из которых живут в г. Атланта штата Джорджия (США). Она - ветеран либерийской политики. Джонсон-Серлиф родилась во влиятельной либерийской семье, получила образование в США (конкретно - в Гарварде).

В 1972 году Джонсон-Серлифф получает пост помощника министра финансов в администрации президента Либерии Уильяма Толберта. В период работы на этом посту была обвинена в хищении госсредств на сумму более 3 млн. долларов.

Проблемы с законом были разрешены в 1980 году, когда президентом страны в результате государственного переворота стал сержант Самуэль Доу. Джонсон-Серлифф в его администрации стала министром финансов.

Однако в 1985 году, в ходе выборов в местный парламент, она подвергла критике военный режим Доу. В результате президент Доу приказал арестовать Джонсон-Серлиф, а военный суд приговорил ее к 10 годам заключения.

Но вскоре Доу амнистировал ее и отправил в изгнание в Кению. В Кении Джонсон-Серлиф работала в World Bank и Citibank. Некоторое время она даже была вице-президентом африканского отделения Citibank.

После падения режима Доу в 1990 году Джонсон-Серлиф поддерживала его главного оппонента Чарльза Тейлора, суда над которым она в настоящий момент добивается. Степень этой поддержки была такова, что некоторые недоброжелатели Джонсон-Серлиф сегодня говорят о том, что она была соучастницей военных преступлений Тейлора.

Однако в 1997 году пути Джонсон-Серлиф и Тейлора расходятся. Она становится главным "антитейлоровским" кандидатом на президентских выборах в Либерии. Правда, эти выборы она проигрывает, как говорится, "с треском". Тейлор набрал на этих выборах 75% голосов, а Джонсон-Серлиф - всего 10%.

Тейлор обвинил своего оппонента на выборах в государственной измене. Джонсон-Серлиф вновь вынуждена бежать из страны. Вернулась она лишь в 2003 году, после падения режима Тейлора.

В ноябре 2005 года Джонсон-Серлиф выиграла президентские выборы. Ее главным соперником был известный футболист, бывший нападающий клубов "Милан" и "Челси" Джордж Вэа.

Победу Джонсон-Серлиф многие эксперты расценили как крупный успех так называемых "американцев". И тут следует перейти ко третьему вопросу, вопросу о значимости Либерии для американской политической элиты в прошлом и настоящем.

Республика Либерия была провозглашена в 1847 году. Основой для нее стала земельная территория, выкупленная у соседней британской колонии Сьерра-Леоне. А основными создателями либерийской государственности стали негры-выходцы из США, переселенные из Америки в Африку в рамках реализации некоторых аспектов "доктрины Монро".

"Доктрина Монро" названа по имени Джеймса Монро (1758-1831 гг.), президента США в 1817-1825 гг. Суть доктрины - необходимость построения "Америки для американцев". В рамках этой доктрины предполагалось не освобождение рабов и интеграция их в американское общество, и не сохранение института рабства, а решение негритянской проблемы в США за счет переселения американских негров на "историческую родину" - в Африку.

В рамках этого проекта появилось государство Либерия со столицей Монровией (от имени президента Монро). Причем Либерия до середины ХХ века была фактически единственным независимым государством в Центральной и Западной Африке.

Население нового государства очень быстро разделилось на две общины - "американцев" (американолиберийцев, выходцев из США) и "местных" (то есть аборигенов, сохранивших родоплеменное устройство социума). Американолиберийцы фактически составили элиту нового государства, хотя и составляли меньшинство населения страны. Они монополизировали основные источники дохода - сельхозугодья и лесные угодья. Тропические фрукты и древесина ценных пород до сих пор остаются фактически главными статьями либерийского экспорта. Представители "аборигенов" превратились в достаточно дешевую рабочую силу для американолиберийцев.

США рассматривали Либерию как своего рода страну-клиента на Африканском континенте. Кроме того, в Либерии они видели одну из возможностей решения острых межрасовых противоречий в собственной стране. Ведь эту страну можно было использовать как территорию для эмиграции афроамериканцев. И в США от негров можно освободиться - и Африку можно взять под контроль, заселив ее своими неграми! Чем не стратегическая идея! Причем не для XIX, а для XXI века!

Вот настоящая цена Либерии. Казалось бы, маленькой, периферийной страны.

С началом развала колониальных империй и бесконечных войн новоявленных африканских государств друг с другом перед либерийскими властями встал вопрос об укреплении армии. И здесь был использован ресурс местных племен. В армию стали рекрутировать представителей племени кран - самой многочисленной этнической группировки страны.

К концу 70-х гг. ХХ века представители племени кран фактически составляли весь офицерский и унтер-офицерский корпус армии. Таким образом, сложилась система, когда бюрократия и бизнес (в условиях страны "третьего мира" - это почти одно и то же) - это американолиберийцы, а армия - это представители местного племени кран. Естественно, что долго такая ситуация существовать не могла.

В ночь на 12 апреля 1980 года на городском пляже Монровии тайно собрались 17 бойцов из личной охраны президента Либерии Уильяма Толберта (американолиберийца по происхождению). В эту ночь они совершили военный переворот: проникли в президентский дворец, убили главу государства, а вместе с ним 26 охранников и обслуживающих лиц. Некоторые эксперты утверждают, что участники переворота были сильно пьяны.

14 апреля новая власть обратилась к народу страны. Главным тезисом было: "почти полтора столетия господства американолиберийцев не сделали для страны ничего хорошего, а отныне власть будет принадлежать всему народу Либерии". Тремя главными бедами страны были объявлены коррупция, нищета и неуважение прав народа.

Новым главой государства стал лидер мятежников старший сержант Самуэль Каньон Доу из племени кран. Он окончил 11 классов школы, прошел курсы американских спецподразделений "зеленые береты" и служил в личной охране президента Либерии. По службе он характеризовался как "отличный стрелок и умелый боец в рукопашных схватках".

В области внешней политики Доу в первой половине 80-х гг. ХХ в. активно заигрывал с соцлагерем. Он расширил сотрудничество с Ливией и Эфиопией, а также изучал возможность визита в СССР.

Однако к середине 80-х гг. все изменилось. Сотрудничество с Ливией и Эфиопией практически прекратилось, а в 1985 году СССР и Либерия взаимно закрыли свои посольства.

США, в свою очередь, поддержали режим Доу (в первую очередь, экономическими средствами). Эксперты отмечают, что если в 60-70-е гг. ХХ века экономическая помощь США Либерии составляла 8 млн. долл. в год, то за 1980-1985 гг. она составила 450 млн. долларов и покрывала треть всех бюджетных расходов страны.

Кроме экономической помощи, существовала еще и военная. В 1979 году военная помощь США Либерии составляла лишь 1,5 млн. долл. в год. Но уже в 1983 года объем военной помощи США составил 12,7 млн. долл. (то есть возрос почти в 10 раз!).

В связи с этим некоторые эксперты считают, что именно США "вскормили и создали режим Доу". Данная оценка во многом справедлива, но, все же, упрощает картину.

Действительно, США (и не просто США, а рейгановско-республиканские США) много сделали для режима Доу. И для этого были объективные причины. Ведь в Либерии был размещен передатчик "Голоса Америки", телекоммуникационный центр для связи с американскими посольствами по всей Тропической Африке, глобальная навигационная система "Омега" для определения местонахождения кораблей и самолетов. Кроме того, к моменту приходу Доу к власти в Либерии проживало 3,5 тысячи американских граждан.

Однако США в своей поддержке Доу столкнулись с проблемой, с которой приходилось сталкиваться и СССР. Суть этой проблемы заключается в том, что сверхдержава, стремящаяся получить позиции в какой-либо стране "третьего мира", вынуждена "платить за лояльность" элите этой страны. То есть экономически и политически спонсировать режим, закрывая глаза на очень многие вещи: на постепенный отход от лояльности, заигрывания с конкурентами и т.д. Либерия в этом смысле не была исключением.

Основными торговыми партнерами Либерии были США и ФРГ. При этом с годами роль американцев снижалась, а роль западных немцев увеличивалась. А в такой деликатной сфере, как наркооружейные сделки и алмазные дела, Доу зачастую предпочитал французских, а не американских партнеров.

Еще одной проблемой стала внутренняя неустойчивость режима Доу. Оттеснив американолиберийцев от власти, либерийский правитель внес раскол и в ряды местного населения. Он фактически установил диктатуру своего племени кран, полностью лишив доступа к власти другие крупные племенные группы - гио и мано. Результатом всего этого были многочисленные мятежи племен. К 1989 году военно-политическая ситуация в Либерии резко дестабилизировалась. И тут на сцене появился "герой" нынешнего скандала - Чарльз Тейлор.

В декабре 1989 года в графстве Нимба начались столкновения племенных групп гио и мано с войсками президента Доу, состоящими из солдат кран. Позднее Доу и кран в этой схватке поддержали племена мандиго. Восставшие провозгласили создание Национально-патриотического фронта (НПФ) Либерии, во главе которого встал Чарльз Тейлор.

Тейлор родился в 1939 году. По происхождению он американолибериец. Причем американолиберийкой была его мать, а отец был гражданином США. В 1970-х гг. он учился на экономическом факультете колледжа Бентли в штате Массачусетс (США). В колледже Тейлор неожиданно увлекся марксистскими и панафриканскими идеями и, более того, примкнул к движению либерийских студентов против режима президента Толберта. В порыве политического радикализма Тейлор даже призывал поджечь либерийское посольство в Вашингтоне.

В Либерию Тейлор приехал после переворота Доу в 1980 году и получил ответственный пост в финансовом ведомстве страны. Отметим, что министром финансов в администрации Доу до 1985 года была Джонсон-Серлиф, которая впоследствии, на определенном этапе, примкнула к Тейлору.

Неприятности у Тейлора и Джонсон-Серлиф при режиме Доу также начались почти одновременно.

В 1984 г. Доу и его спецслужбы обвинили Тейлора в растрате 900 тысяч долларов, от ареста Тейлора спасает бегство в США.

А в 1985 году в тюрьме оказывается Джонсон-Серлиф.

Либерийские власти, как водится, потребовали экстрадиции Тейлора в Либерию. В соответствии с либерийским запросом, американские власти арестовали Тейлора. Но он, перепилив оконную решетку, по веревке из простынь спустился из тюремной камеры на улицу и оказался на свободе. Некоторые эксперты считают, что побег Тейлора из тюрьмы был организован американскими спецслужбами, которые хотели иметь для Либерии своего рода "запасного игрока" вместо непредсказуемого Доу.

Так это или не так - вопрос сложный. Но основания для такого мнения - имеются. Допустим, Тейлор бежал из тюрьмы в США. Но как такой человек, находящийся в розыске, пересек границы страны и, тем более, оказался на другом континенте?

Дальнейшие "похождения" Тейлора подобные вопросы лишь множат.

В 1987 году Тейлор появляется в Буркина-Фасо, где при поддержке местных властей и Ливии готовит отряды боевиков из представителей племени гио. Затем он со своими отрядами перебирается в Ливию и ровно год - с ноября 1987 по ноябрь 1988 года - готовит своих боевиков там. В ноябре 1988 года тейлоровские отряды перебираются в Кот д¢Ивуар.

В начале 1989 года отряды Тейлора вторглись в Либерию с территории Кот д¢Ивуар, но были разбиты войсками Доу. При этом сторонники Доу устроили кровавую резню представителей племен гио и мано, которым инкриминировали сочувствие "тейлоровцам". А в декабре 1989 года Тейлор, опершись на родственников жертв этой резни, поднимает "большое восстание".

К середине 1990 года администрация Джорджа Буша-старшего показывает, что она окончательно разочаровалась в Доу. США потребовали от Доу до середины 1991 года провести президентские выборы и не выставлять на них свою кандидатуру.

К лету 1990 года боевики Тейлора установили контроль над 95% территории страны. При этом они беспощадно вырезали представителей племени кран, которые вынуждены были бежать в Кот д¢Ивуар.

В июне 1990 года повстанцы окружили либерийскую столицу Монровию. Но к этому моменту в рядах повстанцев произошел раскол. От Тейлора отделился Независимый национально-патриотический фронт (ННПФ) Либерии во главе с Принсом Иорми Джонсоном.

Джонсон - выходец из племени гио, профессиональный военный, прошедший подготовку в США. До середины 1990 года был ближайшим соратником Тейлора, но разошелся с ним. Этнический состав движения Джонсона был весьма схож с этническим составом поддержки Тейлора.

Официальной причиной расхождения Тейлора и Джонсона были амбиции обоих лидеров, а также личная психическая неуравновешенность Джонсона: он злоупотреблял алкоголем и был крайне агрессивен. Однако почти то же самое можно было сказать и о Тейлоре.

Специалисты считают, что раскол между Тейлором и Джонсоном - это результат расхождений по более глубоким (в первую очередь, внешнеполитическим) вопросам.

Считается, что Тейлор - это была ставка Франции, которая с помощью него пыталась "подмять" под себя всю Западную Африку. Это подтверждает тот факт, что Тейлора активно поддерживали именно франкофонные африканские страны - Буркина-Фасо и Кот д¢ Ивуар.

США в 1990 году обвиняли Тейлора в связях с Ливией. Более того, официальный Вашингтон даже заявил протест правительству Буркина-Фасо за содействие в переброске оружия для сил Тейлора из Ливии.

Противоречия между франкофонными странами и Нигерией, которая традиционно считается англо-американской "базой поддержки" в Западной Африке, особенно ярко проявились при создании в августе 1990 года так называемых ЭКОМОГ - Межафриканских сил по наблюдению за прекращением огня в Либерии. ЭКОМОГ были созданы при ЭКОВАС - Экономическом сообществе Западной Африки.

ЭКОВАС был создан в 1975 году. Его основными учредителями были Нигерия, Гамбия, Гана и ряд других стран. Одной из главных проблем ЭКОВАС всегда называли противоречия между англоязычными и франкоязычными странами. При этом лидером англоязычных стран всегда считалась именно Нигерия.

Франкоязычные страны Западной Африки - Буркина-Фасо, Сенегал и некоторые другие - встретили создание ЭКОМОГ с явным неодобрением. Более того, из уст представителей этих стран неоднократно звучали обвинения в том, что Нигерия с помощью ЭКОМОГ пытается "установить англоязычное господство в регионе".

Тем не менее, в августе 1990 года контингент ЭКОМОГ в составе 3500 военнослужащих прибыл в Монровию. Практически одновременно с вводом сил ЭКОМОГ в Гамбии было образовано переходное правительство Либерии во главе с временным президентом Амосом Савиером. Тейлору был предложен пост спикера парламента.

Однако 9 сентября соперник Тейлора Принс Джонсон заманил к себе в резиденцию, под предлогом переговоров, Доу. Вместо переговоров Доу был схвачен и после пыток зверски убит. Кассета с записью пыток и убийства Доу впоследствии попала к Тейлору и была одним из его любимых зрелищ.

В ноябре 1990 года временное правительство Савиера официально приступило к своим обязанностям. Оно было признано всеми сторонами конфликта, кроме Тейлора. В результате гражданская война в Либерии между множащимися группировками продолжалась до 1997 года.

Ее подробное описание увело бы нас слишком далеко от основной темы. Отметим лишь, что в 1997 году основные стороны конфликта достигли соглашения о проведении президентских выборов.

На выборах победил Тейлор. Но гражданская война между различными группировками фактически продолжилась и шла до лета 2003 года, когда президент Чарльз Тейлор ушел в отставку.

Отставка Тейлора произошла под давлением администрации Буша. Которая, в частности, даже планировала провести в Либерии масштабную "миротворческую интервенцию" (хотя дело закончилось лишь посылкой небольшой группы военных экспертов, с последующим размещением в стране американской миссии связи численностью до десяти человек).

Важно, что вопрос о введении американских войск в Либерию был предметом острого конфликта между Госдепом во главе с тогдашним госсекретарем Колином Пауэлом и Пентагоном и его шефом Дональдом Рамсфелдом. Пауэл был активным сторонником вторжения в Либерию. А Рамсфелд выражал сомнение в том, что в Либерии задеты какие-либо американские интересы. Это позволяет выдвинуть гипотезу (пока почти что безосновательную), согласно которой у Рамсфелда есть какой-то объем заинтересованности в Тейлоре. Но выдвинуть - не значит доказать. А потому продолжим анализ.

Многие эксперты тогда считали, что позиция Рамсфелда связана с потерями в Ираке и Афганистане и попыткой избежать вовлечения армии США в "лишний" конфликт. Вероятно, это было важным мотивом главы американского военного ведомства. Но есть также и основания для гипотезы о том, что у нежелания Рамсфелда посылать войска в Либерию были иные, более глубокие, причины.

Часть 9. Дело Тейлора: элитная игра в США - и ее проекция на Либерию

Для того, чтобы доказать эту гипотезу, разберемся в сути предъявляемых Тейлору обвинений.

Большинство экспертов по Африке утверждает, что Тейлор действительно занимался бартером "алмазы - оружие", а также контрабандой древесины и созданием наемнических армий из детей подросткового возраста. Более того, не занимайся он подобного рода деятельностью и, как говорится, "в особо крупных размерах", вряд ли он смог бы стать африканским диктатором.

А теперь об этих самых "размерах".

Только в 1990-1994 гг. из Либерии ежегодно вывозилось товаров примерно на 420 млн. долларов. Из них алмазов - на 300 млн., древесины - на 53 млн., каучука - на 27 млн., золота - на 1 млн. Основные поставки осуществлялись в Бельгию (сюда шли алмазы) и Францию (древесина). Кроме того, либерийская древесина ценных пород поставлялась также в Малайзию.

Конечно, не все 420 млн. долларов доставались Тейлору. Активное участие в грабеже собственной страны принимали все конфликтующие группировки. Годовой же доход самого Тейлора в 1990-1994 гг. составлял не менее 75 млн. долларов США. Отметим, что речь идет лишь о периоде 1990-1994 гг. Впоследствии и аппетиты Тейлора, и суммы сделок возрастали.

Оружие Тейлор получал в основном из Франции, за счет бартера на древесину. Но он, в то же время, имел лесоторговую фирму в США, в штате Мэриленд, с месячным оборотом более 2 млн. долларов.

Став президентом Либерии в 1997 году, Тейлор превратил Либерию в то, что аналитики назвали корпорацией "Либерия Инк". Однако своей территории ему было мало. И он перенес часть своего бизнеса в соседнюю Сьерра-Леоне. На территории этой страны Тейлор активно поддерживал так называемый Объединенный революционный фронт (ОРФ). Повстанцам поставлялось оружие, а в качестве платы у них принимались незаконно добытые алмазы.

Совершенно очевидно, что самостоятельно Тейлор не мог бы сделать на мировых рынках оружия, алмазов и древесины ничего. Для осуществления операций ему нужна была помощь международных дилеров. Эти дилеры должны были выводить древесину и алмазы на мировые рынки, покупать где-то оружие, перевозить первое, второе и третье, прятать деньги в респектабельных банках и т.д.

В качестве основного такого дилера (в некоторых источниках его даже именуют "ключевым сторонником" Тейлора) называют крупного международного торговца оружием российского происхождения Виктора Бута. При этом в мировой прессе и официальных заявлениях представителей правоохранительных органов ряда стран Бута изображают этаким "отвязанным парнем", "отморозком", который торгует оружием, алмазами и другими товарами направо и налево.

В 2005 году в США в прокат вышел фильм "Оружейный барон". Главный герой фильма - сын эмигрантов из СССР Юрий Орлов (интересное совпадение с именем главного героя "дела Х-55"!), как утверждают СМИ, буквально "списан" с Бута. И основания для таких аналогий есть. Ведь по фильму Орлов имеет своим основным партнером президента именно Либерии, вместе с которым они осуществляют алмазно-оружейный бартер. История Тейлора в фильме "Оружейный барон" совпадает с реальной почти до деталей. В числе этих деталей - совместный оружейный бизнес либерийского президента и повстанцев из Сьерра-Леоне. При этом президент Либерии фигурирует в фильме под вымышленной фамилией, тогда как страны (Либерия, Сьерра-Леоне), группировки (ОРТФ и т.д.) названы прямо.

Зачем делать такую кинопродукцию? Рискнем высказать предположение, что фильм "Оружейный барон" - это своего рода "активка", направленная против Тейлора, Бута и тех, кто с ними связан.

Но может быть, мы "конпирологизируем" реальность? В конце концов, "сильные люди", авантюристы всегда привлекали внимание кинематографистов. Голливудских, в первую очередь. На этом можно возразить, что выход фильма "Оружейный барон" совпал по времени с эскалацией "дело Орлова". Да и главного героя, повторим, зовут почему-то именно Орловым. Кроме того... И тут надо слегка углубиться в сюжет фильма.

Главный герой фильма - Юрий Орлов - сын эмигрантов из СССР, выдавших себя за евреев при выезде из страны, начал в 80-х годах торговать оружием со всеми подряд. А после распада СССР освоил постсоветский рынок. Как он его освоил? Как вообще осваиваются такие рынки? На самом деле, такие рынки всегда находятся под контролем так или иначе структурированной военной элиты. Обсуждать успех героя - значит, обсуждать формы вписанности героя в эту элиту, формы его допущенности к очень закрытому и чрезвычайно зарегулированному рынку. Никакой хаос (распад СССР и прочее) не снимает этой закрытости и зарегулированности. Он только позволяет военной элите освободиться от контроля со стороны верховной политической бюрократии. Освобождение от этого контроля не превращает закрытый рынок в открытый. Рынок остается столь же (и даже более) закрытым. Но в подобном случае - уже полностью, тотально зависящем только от решений структурированной военной элиты.

Такова правда. И все специалисты знают, что она такова.

А каков кинолубок? Этот кинолубок объясняет супервозможности Юрия Орлова (то есть Бута, примитивный криминальный образ которого кинолубок и призван соорудить) "сказкой про дядю-родственника". Якобы у Орлова - Бута был родственник, армейский генерал. Советский генерал, у которого родственники живут в эмиграции - это очень непростой сюжет. Тут либо родственники специфические, либо генерал превращается в кочегара. Такова правда. Но эту правду столь же успешно игнорируют. Есть "дядя Дмитрий", и все тут! А для того, чтобы получить выход на оружейный рынок, надо не интегрироваться в военную элиту на тех или иных основаниях, а просто коррумпировать "дядю".

Для большей убедительности этой дешевой сказки сценаристы фильма вводят в число действующих лиц некоего американского высокопоставленного офицера. Офицер этот - такой же одиночка, как "дядя Дмитрий". Это особо проблематично! Ну, хорошо - "дядя Дмитрий" так озверел от распада СССР, что готов идти во все тяжкие. То, что он готов - это несомненно. Другое дело, что тут все как в известном анекдоте про слона, который должен съесть столько-то и столько-то пищи, но дворник заявляет посетителям зоопарка: "Съисть-то он съисть, но хто ему дась?" Ясно, что дезориентированный "дядя-генерал" готов "съисть" все, что угодно. Но военная элита ему не "дась".

В игнорировании этого и состоит ложь. Но в ее основе лежит хотя бы правдоподобность мотивов "дяди Дмитрия", его готовности пуститься во все тяжкие. Американский офицер не пережил распада СССР. Он не может питать никаких иллюзий по поводу того, как зарегулирован с американской стороны этот международный рынок. Он либо выступает от лица американской военной структурированной элитной группы, либо... Либо его остановят не на третий день, как "дядю Дмитрия", а на третий час. А значит, он и дергаться не будет, если он не безумец. А безумцев к этой деятельности не допускают.

Таким образом, в реальности речь шла о двусторонней игре американской военной элитной группы и русской (шире - постсоветско-эсэнговой) военной элитной группы. В этой игре существовал оператор. А также разные там африканские вожди.

Эту игру надо подменить криминальным сговором "наглого еврейского отморозка", его оборзевшего по понятным причинам "дяди" и американского офицера, оборзевшего уже по совсем непонятным причинам.

Такая подмена сначала осуществляется на уровне кинолубка. Что, в конце концов, допустимо. Художники... что с них взять? А потом этот же лубок воспроизводится на уровне аналитики. Той самой, которую я уже определил как "шизоаналитику". В чем задачи?

Во-первых - дурачить тех, кто еще мог бы в чем-нибудь разобраться. Речь идет о той самой интеллигенции (нашей, в том числе), которая, по причине полной пустоты газет и телевидения, рванулась на псевдоинтеллектуальные интернет-сайты.

Во-вторых - сыграть большую игру "втемную". Изъять все, что надо, из контекстов, локализовать, криминализовать, нарушить все системные связи... А потом кого надо и как надо утопить в искусственно созданной за счет подобных операций криминальной клоаке.

Вы хотите, чтобы такие задачи были решены? Я - нет. И потому - вместо декоративных персонажей я предлагаю обсудить персонажи реальные.

Кто же такой реальный Виктор Анатольевич Бут?

Виктор Анатольевич Бут (также известен под фамилиями Бутов, Аминов и т.д.) родился в 1967 году в Душанбе.

В 1991 г. окончил Военный институт иностранных языков (сам Бут утверждает, что институт не окончил, уйдя в коммерцию).

По одним сведениям, служил переводчиком в Анголе. По другим - в полку ВВС под Витебском.

Военный институт иностранных языков - это не просто военное учебное заведение. Это место подготовки сотрудников военной разведки. Окончил Бут институт или нет - вопрос отдельный. Важно, что он не мог не находиться в поле зрения ГРУ. А его занятия бизнесом, тем более, такие специфические, как грузовые (в том числе, оружейные) авиаперевозки в Африке и на Ближнем Востоке, - тем более.

Говорим это не в порядке разоблачения. А просто констатируем факт.

В ряде СМИ (в первую очередь, американских) называют партнером Бута и его бухгалтером гражданина США Ричарда Чичакли. Сам Бут утверждает, что был партнером Чичакли по ряду проектов, но его бухгалтером Чичакли никогда не был.

Ричард Аммар Чичакли родился 29 марта 1959 году в Сирии во влиятельной и политически очень значимой семье. Арабская транскрипция этой фамилии - Шишакли.

Отец Чичакли - Мамадур Шишакли - был одно время главнокомандующим сирийской армией. А дядя Чичакли - Адиб Шишакли - был президентом Сирии в 1951-1954 гг. Причем своего рода опекуном Шишакли (и, видимо, всей этой семьи) был сотрудник ЦРУ Майлс Коупленд.

Майлс Коупленд... Я уже обращал внимание на это имя в связи с рядом сюжетов... Например, касающихся Саддама Хусейна. И обещал, что еще вернусь к этому персонажу. Теперь я выполняю обещанное.

Большинство специалистов по американскому разведсообществу считает Коупленда одним из самых крупных деятелей американской разведки. Он один из основателей OSS и ЦРУ, известен также как этнограф, публицист, бизнесмен и музыкант.

После преобразования OSS в ЦРУ Коупленд работал на Ближнем Востоке, первоначально - в Дамаске. На Ближнем Востоке он провел серию удачных операций. В том числе - операцию "Аякс" по свержению просоветского режима премьера М.Моссадыка в Иране.

Коупленд был также направлен в Египет для оказания "технической поддержки" Гамалю Абдель Насеру, с которым у него первоначально сложились дружеские отношения.

Коупленд вместе с братьями Даллесами пытались в тот период изменить официальную политическую линию США в отношении Египта. Коупленд неоднократно лично обсуждал актуальные задачи политики США на Ближнем Востоке с президентом Д.Эйзенхауэром.

Далее, именно Коупленд активно работал с иракскими баасистами. В том числе - лично с Саддамом Хусейном.

Услуги Коупленда были вновь востребованы на Ближнем Востоке в период кризиса 1980 года с американскими заложниками в Иране. Тогда Коупленд встречался с официальными лицами Израиля с целью разработки "параллельной" дипломатической инициативы для разрешения проблемы заложников путем политического компромисса. А одновременно он участвовал в разработке операции по спасению заложников спецагентами, одетыми в форму иранских военных.

В тот период иранское руководство дало сигнал Республиканской партии США, что не освободит заложников до американских президентских выборов. То есть поможет республиканцам США. В этом-то ведь и суть, так сказать ирано-американского диалога. А также конкретных групп, контролирующих эту пикантную и очень крупную тему.

Завершая этот сюжет, отметим, что в программной статье 1988 года, обращенной к команде президента Буша, Коупленд подчеркивал роль ЦРУ в приходе старшего Буша к власти. И ведь не врал!

Однако вернемся к Ричарду Чичакли.

В 1979 году он эмигрирует из Сирии в Саудовскую Аравию.

С 1979 по 1986 гг. Чичакли проживал в основном в Саудовской Аравии, где окончил Эр-Риядский университет (специализировался в области медицинских наук - биохимии и патологической анатомии), после чего занимался бизнесом. Как он позже рассказывал, он был знаком с 40 членами семейства бин Ладенов. По его словам, большинство из них являются порядочными людьми.

В 1986 году Чичакли женился на гражданке США и поселился в Техасе (г. Ричардсон). Там он прошел обучение в области бизнеса (магистратура по специальности "аккаунтинг и информационные системы" в Техасском университете (Даллас) и магистратура по специальности "деловое управление" в университете Эмбри-Риддл (Дейтон-Бич, Флорида) Затем Чичакли учредил аккаунтинговую фирму Chichakli & Associates (позже - Chichakli, Hickman-Riggs & Riggs). Отметим, что деятельность этой структуры связана с двумя странами - Либерией и США.

Далее начинается самое интересное.

С 1990 по 1993 год Чичакли служил в армии США, где получил квалификацию пилота, а также военного контролера воздушного транспорта и эксперта в области финансового аудита, в частности, в делах о финансовом мошенничестве. Он также проходил усовершенствование по основной (медицинской) специальности, получив квалификацию военного судебного медика.

Кроме того, Чичакли проходил обучение в Военном институте иностранных языков (Defense Language Institute) - элитном армейском учебном заведении.

Defense Language Institute основанв1941. Первоначальныеназвания: Military Intelligence Service Language School (MISLS), Army Language School (ALS). Изначально это были военные курсы японского языка для студентов-американцев японского происхождения. С конца 1940-х гг. DLI (тогда ALS) стал важнейшим центром обучения русскому и славянским языкам. В штат института были приглашены русские специалисты из числа эмигрантов. В их числе одно время даже был князь Никита Александрович Романов, сын великой княгини Ксении, сестры Николая II, и великого князя Александра Михайловича. На русской кафедре DLI в 40-50-е гг. были представлены многочисленные потомки русских аристократических семей - Воронцовы-Дашковы, Волконские, Мусины-Пушкины и другие.

При участии русских эмигрантов из числа преподавателей школы в 1971 году была выпущена монография "Краткая история России и Советского Союза". До настоящего времени в г.Сисайд (новый город к северу от Монтеррея) действует основанная русскими эмигрантами православная община им. Св. Серафима Саровского.

В зависимости от военно-политической значимости при DLI открывались и развивались курсы обучения вьетнамскому (в период с 1966 по 1973 год базировались на авиабазе Форт-Блисс в Техасе), китайскому языку, а также языкам Ближнего и Среднего Востока.

В 1963 году в подчинение DLI были переданы курсы иностранных языков для военно-морского флота США, базирующиеся в Вашингтоне (ранее в составе Высшей школы ВМФ). После распада СССР получило особое развитие направление по обучению английскому языку иностранцев из военных специалистов бывших республик СССР, в особенности Украины.

Основные структуры DLI в настоящее время: Центр изучения иностранных языков (DLIFLC) и Центр изучения английского языка для иностранцев (DLIELC). DLI также издает академический журнал "Прикладная лингвистика".

То есть Чичакли обучался не просто в военном ВУЗе, а в элитной языковой школе. А уж преподавание иностранных языков в армии США (также как и в любой другой армии мира) не может не быть связано с разведывательной системой Пентагона. И Чичакли очевидным образом был в эту систему вписан. Степень такой вписанности и место Чичакли в армейском разведсообществе США - вопрос отдельный. Но вписанность эта, безусловно, имела место.

Более того, причастность Чичакли к разведструктурам Пентагона не могла ограничиваться только годами его официального пребывания в американской армии. Как говорится, в этой сфере "однажды сотрудник - всегда сотрудник".

Тем, кто не очень доверяет нашим рассуждениям, приведем в качестве доказательства свидетельство самого Чичакли.

Чичакли окончил службу с отличием в 1993 году. Такова официальная версия его биографии. Однако в интервью сотруднику Международной ассоциации журналистов-расследователей (ICIJ) Чичакли говорил, что его служба в армии не ограничилась тремя годами: по его словам, он 18 лет работал в разведке.

Официально уволившись из армии в 1993 году, Чичакли переехал в ОАЭ, где стал управляющим зоной свободной торговли в аэропорту эмирата Шарджа. Именно там в то же время активно развернул свою деятельность и Бут. При этом Чичакли и Бут стали официальными партнерами.

Имя Чичакли фигурировало в регистрационных данных нескольких компаний, базирующихся в Техасе. В Техасе много компаний. И не все они связаны с бывшим губернатором, ныне президентом США. Но не зафиксировать этого обстоятельства мы просто не имеем права. Особенно с учетом вышеуказанного беспрецедентного "элитного слета" в Либерии.

В частности, Чичакли выступал в качестве одного из соучредителей, члена совета директоров, а затем президента компании San Air General Trading. Другими соучредителями были Сергей Денисенко и Владимир Квязьо.

Сергей Денисенко, прибывший в США в конце 1990-х гг. вместе с Сергеем Бутом (старшим братом Виктора), занимал должность генерального менеджера San Air в ОАЭ, а также был коммерческим менеджером компании Centrafrican Airlines, основанной Виктором Бутом. В тот же период он возглавил Фонд развития Центральной Африки, официально занимавшийся благотворительной деятельностью. Впрочем, источники из правительства ЦАР утверждали, что им неизвестна такая благотворительная компания. Хотя этим источникам было знакомо имя Виктора Бута - как поставщика оружия в ходе переворотов в этой стране в 1996 и 1998 гг.

Компания San Air, использовавшая в основном "Боинги-707" и "ИЛы-76", осуществляла поставки оружия из Болгарии для правительства Демократической Республики Конго, а также предоставляла транспортные услуги для правительства Анголы.

San Air и Centrafrican Airlines имели общую управляющую компанию СET Aviation, председателем правления которой был назначен еще один постоянный партнер Бута - Валерий Найдо.

О роли компаний Виктора Бута и Ричарда Чичакли в поставках вооружений в различные воюющие страны сообщалось в ряде отчетов ООН (за 2001, 2002, 2005 гг.), подписанных руководителем Центра изучения нелегальных поставок оружия Джоном Пелеманом.

26 апреля 2005 года Департамент финансов США опубликовал список компаний Виктора Бута, в числе которых была молдавская компания Moldtransavia (директор Павел Попов) и казахская Irbis.

В последнем отчете ООН, датируемом 1 декабря 2005 года, были упомянуты еще несколько молдавских компаний - Aerocom, Renan, TEPAvia Trans, Jetline International, Airline Transport а также болгарская Air Zori, в связи с поставками оружия в Сьерра-Леоне и Конго уже в тот период, когда Виктор Бут проживал в Москве (после 2002 г.). Молдавское издание Ziarul de Garda упоминало, что сделки Бута осуществлялись через кишиневский "Виктория-Банк".

В свою очередь, румынская Evenimentul Zilui сообщала, что Виктор Бут контролирует американскую Intersis Corp., занимающуюся поставками нефтепродуктов в ряд стран Восточной Европы. Intersis Corp. упоминалась в деле Адрана Тарау, обвинявшегося в Румынии в налоговых преступлениях при поставках нефтепродуктов и в отмывании денег, - предположительно, наркодолларов.

В марте 2006 года интернет-сайт www.dailykos.com в открытом письме министру транспорта Румынии упоминает еще одну компанию Бута - Jetex Flight Support, зарегистрированную в Экваториальной Гвинее, но фактически работающую в Шарджа (ОАЭ), где начался совместный бизнес Бута и Чичакли.

После того, как в 2002 году Бут был фактически выдавлен из ОАЭ. Чичакли вернулся в США, где продолжал заниматься аккаунтинговым бизнесом в Ричардсоне и Далласе. Но, видимо, связей Бут и Чичакли друг с другом не растеряли. Однако об этом ниже.

Пока же зафиксируем следующее.

Не чуждый российской "военной" спецэлите Бут сотрудничает с вполне вписанным в американскую "военную" же спецэлиту Чичакли... Но такое положение вещей исключено, если нет диалога между теми элитными спецслужбистами, с которыми были связаны Бут и Чичакли. Опять-таки, это не разоблачения, а констатация факта.

Кого-то наши доводы не убедят. Этот кто-то может сказать: "Ну, мало ли чего в этой жизни бывает. Один русский ГРУ-шник, другой - американский военный спецушник. Оба - "отморозки", оказались не у дел, спелись и начали заниматься противоправной деятельностью". Этому "кому-то" мы предъявим в качестве доказательства аутентичное свидетельства самих главных героев этой истории - Бута и Чичакли.

17 августа 2003 года New York Times Magazine опубликовал репортаж своего корреспондента о встрече с Виктором и Сергеем Бутами и Ричардом Чичакли в Москве, в гостинице Renaissance. Во время этой беседы Виктор Бут пояснил, что все сделки по поставкам различных товаров заключались его компаниями по заказам правительств (!!!) и, соответственно, его деятельность не может считаться нелегальной. При этом он оговорился, что если он расскажет все, что ему известно, у него "в середине лба появится большая красная дырка".

В свою очередь, Чичакли не рекомендовал журналисту проявлять излишнее любопытство, ибо он может услышать от Бута такие сведения, которые его шокируют. Во время беседы Бут и Чичакли ожидали телефонного звонка от израильского партнера, касающегося сделки с алмазами; Чичакли при этом пояснил, что хорошо говорит на иврите.

То есть Бут и Чичакли в открытую сказали журналистам, что они не "отморозки", а лица, выполняющие задания правительств, находящиеся в отношениях с соответствующими спецсистемами (совершенно очевидно, что уже транснациональными), со всеми вытекающими последствиями.

Если и это кого-то не убеждает, то приведем еще некоторые обстоятельства деятельности Бута. И напомним, что он вовсе не всегда был "плохим парнем" для США и их союзников.

В конце 2002 года Ричард Чичакли рассказал сотруднику Центра общественной интеграции (www.publicintegrity.org), связанному с Международной ассоциацией журналистов-расследователей, о том, что одна из компаний Виктора Бута осуществляла транспортировку американских военнослужащих в Афганистан. Позже появились сообщения об услугах, которые В.Бут и партнеры предлагали США в связи с операцией по свержению Талибан.

К этому следует прибавить также сведения уже цитированного нами Юргена Ротта из книги "Гангстеры с Востока". Ротт также прямо пишет об услугах, которые Бут оказывал американским силам при вторжении в Афганистан осенью 2001 года.

Казалось бы - где Либерия, а где ирано-иракско-афганские сюжеты, с которых мы начали? А начинаешь вглядываться внимательнее и - на тебе! Один и тот же, петляющий по миру, знакомый след.

17 мая 20004 года британская The Financial Times сообщила, что наибольшую заинтересованность в исключении Бута и его партнеров из международного оружейного бизнеса проявляли спецслужбы Франции, в то время как представители США и Великобритании в ООН, напротив, выступали против санкций в отношении Бута и его партнеров в связи с их участием в поддержке диктатуры Тейлора в Либерии.

И буквально тут же западные СМИ сообщают о том, за какие услуги американцы и британцы хотят снять с Бута санкции. 18 мая 2004 года французская Le Mond назвала имя Бута в связи с компанией British Gulf, которой был передан контракт на "поставки материалов" для контингента США в Афганистан.

Летом 2004 года британская Evening Standard пишет, что Департамент международного развития Великобритании пользуется услугами молдавской компании Aerocom, контролируемой Виктором Бутом, для гуманитарных рейсов в страны Африки.

9 мая 2005 года корреспондент той же газеты Эндрю Гиллиган сообщил, что еще одна компания Бута, Jet Line, зарегистрированная по тому же адресу в Кишиневе, что и Aerocom, осуществляет рейсы из британского аэропорта RAF Lyneham (на стратегической военной базе RAF) в Косово по контракту с Департаментом обороны. В тот же период, в марте 2005, более известная компания Виктора Бута, Trans Avia, осуществила (также по контракту с военным ведомством) два рейса в Афганистан из соседнего аэропорта RAF Brize Norton.

То есть, Бут был своего рода "воздушным извозчиком" Пентагона, причем одним из крупнейших. Пентагону что, своих самолетов не хватает? Ему нужных людей не хватает - вот кого.

Более того, ряд западных интернет-СМИ утверждает, что полеты самолетов Бута над Ираком проводились по контрактам с дочерней структурой компании Halliburton - фирмой Kellog, Brown & Root (KBR). То есть, по контрактам с одной из опорных экономических структур группы Чейни - Рамсфелда!

Но, видимо, Бут и его партнер Чичакли выполняли деликатные поручения не только этой группы.

В одном из своих интервью Чичакли заявил, что после терактов 11 сентября 2001 года он, по просьбе ФБР, оказывал поддержку членам семьи бин Ладенов, проживающим в США. К этому следует добавить, что одним из "убойных" аргументов против администрации Буша было именно то, что она позволила сразу же после атаки террористов-самоубийц на башни-близнецы в Нью-Йорке беспрепятственно покинуть страну представителям клана бин Ладенов, оказавшихся в тот момент в США.

Но если Чичакли участвовал в этой операции, то он, видимо, выполнял указания уже не Чейни, а Буша! Ибо подобного рода эвакуации в таких чрезвычайных обстоятельствах не могут происходить иначе, как по санкции главы государства и в соответствии с межправительственными (пусть и устными) договоренностями.

А теперь - об "атаках" на Бута и Чичакли и связях этих атак с другими делами. В том числе с делом Орлова.

26 апреля 2005 года оперативники из ФБР и Департамента финансов США произвели обыски в доме и офисе Чичакли в Ричардсоне, и предъявили ему распоряжение, подписанное главой отдела контроля зарубежных активов (OFAC) Департамента финансов США Роберта Вернера, согласно которому он лишался права заниматься бизнесом в США, а также распоряжаться своей собственностью.

При этом уголовное расследование в адрес Чичакли официально не возбуждалось, в связи с чем он был лишен возможности защитить свои права в судебном порядке. ФБР и Департамент финансов отказались предоставить адвокату Чичакли, Клею Скотту, данные о том, что именно было конфисковано в офисе фирмы Чичакли в ходе обыска. Якобы у Чичакли было изъято полмиллиона долларов, а также алмазы и "коллекционные предметы".

Отметим, что этот "наезд" происходит вскоре после назначения Джона Негропонте "царем разведки". И вскоре после того, как "дело Орлова" стало фактором политической жизни Украины.

Может, это лишь случайное совпадение? Пойдем дальше.

Тогда же, в апреле 2005 года, Министерство финансов США распорядилось заморозить счета 30 компаний, а также четырех физических лиц, которые, как считается, связаны с российским предпринимателем Виктором Бутом. Такое решение напрямую связано с политикой "экономических санкций" администрации США против бывшего режима Чарльза Тейлора в Либерии. Официальные лица при этом США называют Бута "ключевым сторонником Тейлора".

30 ноября 2005 года Совет Безопасности ООН, после длительных колебаний, наложил международные санкции на 30 компаний Виктора Бута и его партнеров. Странам - членам ООН - было рекомендовано наложить арест на собственность этих компаний, а также на имущество двух частных лиц - Ричарда Чичакли и Валерия Найдо. Формальным поводом стало их документированное участие в поставках оружие режиму Чарльза Тейлора в нарушение эмбарго ООН. Составленный ООН список частных лиц, связанных с режимом Чарльза Тейлора, также включает имена Виктора Бута, Сандживана Рупры, Эммануила Шоу, Мохаммада Саламе, Вульфа Бреслава, Саймона Розенблюма, Слободана Тезича и др.

Напомним, что в ноябре 2005 года "дело Орлова" уже "гремит" вовсю. Чешский суд рассматривает просьбу Орлова о политическом убежище. В СМИ появляются первые публикации с намеками на это дело.

В феврале 2006 года Орлова экстрадировали на Украину.

А в марте 2006 года Европейский союз включил несколько компаний Бута в список из 92 авиаперевозчиков, которым запрещена деятельность во всех странах ЕС.

Тогда же - весной 2006 года - Чичакли вынужден был уехать из США.

А теперь - вновь о Тейлоре.

29 марта 2006 года он был арестован властями Нигерии.

3 апреля Тейлор предстал перед трибуналом ООН в столице Сьерра-Леоне Фритауне.

То есть на коротком промежутке времени совпали три сюжета: эскалация "дела Орлова", атака на Бута и его партнера Чичакли, арест и выдача в Сьерра-Леоне экс-диктатора Либерии Тейлора. При этом связь преследований Бута и ареста Тейлора - вполне очевидна.

Таким образом, если вернуться к преследованиям Тейлора и появлению столь представительной делегации из США на инаугурации нового президента Либерии Джонсон-Серлифф, то все вышесказанное говорит о том, что это, во-первых, симптом решительного поворота Либерии от интересов французских - к интересам американским. И, во-вторых (что, видимо, гораздо важнее), симптом открытия еще одного фронта атак на "военную" элитную группу Чейни - Рамсфелда и ее российских партнеров.

Что же касается связи дел Орлова и Бута, то здесь есть еще один интересный аспект. Бут активно работал не только в Сьерра-Леоне и Либерии. Одним из его клиентов была ангольская антиправительственная группировка УНИТА. По утверждениям многих источников (в том числе, ООН), Бут поставлял оружие этой группировке в обход международного эмбарго.

В 2001 году СБ ООН назвал в числе нарушителей международных санкций о поставках оружия в Анголу Олега Орлова. Однако рынок вооружений в Анголе - это очень специфическое дело. Там все друг друга (и всё друг о друге) знают. А это означает, что даже если Орлов не был партнером Бута, - то он, по крайней мере, является носителем весьма "чувствительной" для Бута информации.

Таким образом, три рассматриваемых сюжета - дело Орлова, дело Тейлора и дело Бута - оказываются весьма прочно связаны как через отношения между их фигурантами, так и по времени их возбуждения и "раскрутки". Но при этом они, помимо всего прочего, оказываются связаны еще и тем, что от каждого из этих дел - идет прямая нить как к военно-спецслужбистским группам в России, так и к американской группе Чейни-Рамсфелда.

Это означает, что удар по Орлову, Тейлору и Буту - это очевидный удар по элитно-спецслужбистским связям группы Чейни и их партнеров в Москве. А в какой-то степени - это удар по конфиденциальным аспектам достаточно давних отношений между властно-элитными группами России и США.

Заключение

Что такое процесс, который мы рассматриваем? Что такое этот "мир ЗС" - главный предмет нашего рассмотрения?

Это сетка. В ней есть узлы. Этих узлов - несколько сотен. Часть из них - "засвечена". А часть - нет. Мы, естественно, обсуждали засвеченное. Причем в той мере, в которой это для нас и интеллектуально, и политически, и граждански существенно.

Почему интеллектуально? Потому что наша дискуссия с весьма "нетяжеловесными" выступлениями ("Лефт.ру" и прочее) призвана вскрыть некие очень тяжеловесные методологические проблемы. Обсуждаем ли мы локальные сюжеты или гештальты? Вырывая узлы из сети - совершаем ли мы нечто процессуально обязательное и естественное? Или же разрушаем реальный предмет? Признаем ли мы "мир ЗС" как этот предмет? Отказываемся ли мы от бездумной криминализации того, что находится, безусловно, за рамками столь безобидной вещи, как "ужасная мафия"? Используем ли мы игровую рефлексию или предполагаем функциональное поведение?

Используем ли мы теорию элит или шарахаемся от жупела пошлой конспирологии (этого очередного "клоуна", выдуманного для того, чтобы отвлечь от реального)? Понимаем ли мы, что сеть позволяет вырвать из нее узлы только при определенных перегруппировках? Что эти перегруппировки - часть стратегической системной войны? А изымаемые узловые акторы - суть орудия этой войны... ее "танки", "самолеты", "ракеты"...

Понимаем ли мы, что неспособность верифицировать эти акторы - это стратегическая слепота? Что вне этой способности нет и не может быть высшей разведки (стратегической, политической - есть и другие названия)?

Между прочим, в этой связи очень трагикомичны усилия господина Негропонте. Ведь дело не в том, как указанное лицо решит кадровые, клановые, бюджетные проблемы. Дело в том, что высшая разведка США (а именно она как бы "заказана к созданию" Негропонте) не может существовать без "высшего в США".

Но бог с ними, с США. Понимаем ли мы, что это и наша проблема? Наши герои, способные добыть информацию о стволе нового танка, его гусеницах или деталях новой ракеты, - понимают ли они, что слепота в вопросе о высших "танках" и высших "ракетах", ведущих стратегическую игру, - это чистый проигрыш такой игры? Проигрыш жалкий и неминуемый...

Никакими паллиативными бюрократическими манипуляциями тут ничего не решишь. Американцы - "дергаются"... Мы - даже не "дергаемся"... Но суть не в дерганиях, а в системных действиях. Суть в известной поговорке: "А вы друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь".

Понимают ли, наконец, читатели (особенно те, которые имеют к этому профессиональное отношение), что профессиональная боль (а не желание заступиться за сомнительно обижаемых друзей и знакомых) продиктовало мне такое небезиздержечное исследование?

Таковы интеллектуальные аспекты. Но есть аспекты и политические.

Плоха Россия или нет - это моя страна. И она должна быть защищена. Игры, о которых я говорю, сопрягаются с Россией. Защита от игры - это контригра. Не "деза", не "активное мероприятие", а открытая, обнаженная контригра, переводящая все происходящее в другие измерения. Использующая другой контекст.

Вне такой игры возможна глубокая дестабилизация. И не власти (хотя и ее тоже), а нашей страны. Интеллектуальная ответственность здесь сопрягается с политической. В Кремле уже говорили о стратегической угрозе отсутствия стратегического консенсуса элит. Но мало говорить. Надо что-то делать.

Стратегический консенсус не может формироваться в тактически приземленном пространстве. Тактически приземленное пространство порождает элитные игры за рамками консенсуса. И нельзя ввести в рамки эти игры, не трансцендентируя тактику до стратегии. Сомнительное занятие? Согласен. Но в существующей России и это занятие - максимум максиморум. А вопросы другой России я здесь не намерен обсуждать. Это задача других исследований, от которых ни я, ни мои единомышленники не отказываются. Но, как сказали когда-то греки, "об этом поговорим завтра".

Что касается гражданской задачи, то она для меня тоже очевидна. Россию осуждают за "плохое поведение". Мол, "распутная женщина" и все прочее. Не моя задача давать другую оценку этому поведению. Моя задача - показать многим, кто пытается сейчас выступать в Прибалтике и в других местах в качестве моральных учителей, что эта нотация по части нехорошего поведения читается... в "глобальном борделе". В котором другие "женщины" (то бишь страны, элиты, внутренние партии - как вам угодно) - работают по профессии. Но в перерывах - надевают маски монахинь и читают нотации. Иногда даже не сменив наряды, присущие другой, вовсе не монашеской, деятельности.

Это смешно. Это пошло. Это мерзко. И это абсолютно недопустимо.

Диалог возможен только в условиях снятия масок. Это необходимый минимум. А максимум задан великим Достоевским, чей герой говорит: "Бросьте ваш тон и возьмите человеческий". Имеется в виду, между прочим, менторский тон.

Когда я начал исследование, многие (в том числе и мои друзья) пожимали плечами. Сейчас я спрашиваю:

Ну, так как?

Имеют ли конфликты внутренних элитных партий и их конгломератов значение применительно к тому, что происходит сразу во многих регионах мира?

Нужно ли изучать цепочки так называемых закрытых структур для того, чтобы предсказывать события в этих и других регионах?

Что такое в принципе сегодняшняя политика? Набор рациональных процедур по оптимизации прозрачных национальных интересов - или нечто совсем другое?

Что такое истерические вопли о вмешательстве бандитов в политику? Правда о происходящем или попытки криминализовать элитные игры и локализовать сетевые сюжеты?

Такие исследования - как ремонт. Его нельзя закончить. Его можно только волевым усилием прекратить.

На время мы его прекращаем. А там - кто знает?



Рейтинг:   3.00,  Голосов: 4
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss