Кто владеет информацией,
владеет миром

Не оставить подростка за бортом профессионального обучения

Опубликовано 24.12.2006 автором Владимир Спасибо в разделе комментариев 1

Не оставить подростка за бортом профессионального обучения

В России обозначилась проблема кадрового дефицита. Причем практически во всех отраслях экономики, государственной службы, социальной сферы. Прежняя система государственного планирования объемов и качества профессиональной подготовки кадров для народного хозяйства по отраслевому принципу приказала долго жить. Современная модель с ориентацией системы подготовки кадров на платежеспособный спрос населения и бюджетным обеспечением подготовки по госзаказу фактически не работает.

Возникла необходимость построения новой системы профессиональной подготовки. Но какой?

Специалисты приводят в качестве примера для подражания ряд национальных программ.

Шведскую модель организации взаимодействия рынков профессионального образования и труда отличает высокий уровень государственного регулирования:

-         поощрение мелкого и семейного предпринимательства государственными субсидиями и кредитами, благодаря которым стартовый капитал может быть обеспечен владельцем лишь на 10% (до 70% – государственными субсидиями и на 20% – кредитами), а если предприятие не приносит прибыли, то на 4 года освобождается от налога;

-         обеспечение географической мобильности населения и рабочей силы путем предоставления субсидий и кредитов на переезд с семьей из районов с избытком рабочей силы на территории, где есть вакантные места, с гарантией улучшения жилищных и, как правило, материальных условий жизни;

-         предоставление каждому ищущему работу полной информации о вакантных местах по профессиям, отраслям и регионам страны и создание для этой цели повсеместно общедоступных банков данных; оплата всех видов услуг по связи с отделами кадров предприятий, где есть рабочие места;

-         организация общественных работ (в основном для молодежи) на строительстве жилья, дорог, в сфере обслуживания на срок до 6 месяцев с гарантированным заработком в пределах 50–100% средней зарплаты по данной профессии;

-         финансирование работы в частных фирмах молодежи путем предоставления в течение полугода владельцам предприятий субсидий в виде оплаты 50% издержек на вновь созданные рабочие места;

-         специальное техническое оборудование на обычных предприятиях рабочих мест для инвалидов и выплата субсидий владельцам предприятий за прием инвалидов на работу и частично на их заработную плату;

-         стимулирование расширения предпринимательской деятельности и сверхурочных работ, а тем самым и более полной занятости путем снижения налогообложения с прибыли и личных доходов.

В данном случае для нас чрезвычайно важным аспектом данной системы является внимание к самым уязвимым слоям населения, создание возможностей людям укрепиться в жизни, почувствовать уверенность в себе, свою нужность. Нынешние призывы развивать малый и средний бизнес без создания подобной системы попросту бессмысленны. Если не выражаться грубее.

Прежний опыт значительной части населения относится к труду в больших коллективах, при достаточно высокой дифференциации профессий. Сейчас он востребован в значительно меньших объемах, просто в силу новой технологической революции.

Занятость на российском рынке труда с 1999г. выросла на 5 млн человек и в 2006 г. достигла 68 млн человек. При этом на фоне экономического роста в России занятость в крупных и средних компаниях сократилась с 42 млн человек в 1999г. до 30 млн человек в 2006г. А общая занятость на неформальном и полуформальном рынке труда, напротив, выросла. В настоящее время в так называемой "серой зоне" работают до 30 млн человек.

Поэтому проблема увеличения занятости в малом и среднем бизнесе – главная с точки зрения начальной профессиональной подготовки, прежде всего для сферы услуг.

И здесь вполне уместна система курсов, годичных училищ. Либо система наставничества с соответствующей компенсацией из фондов занятости.

Система наставничества восходит к исторической традиции, когда для проникновения в цеховую корпорацию претендент обязан был длительное время выполнять функции помощника мастера. За этот период он овладевал секретами профессионального мастерства, т. е. проходил своеобразный курс практического обучения.

В ФРГ многие молодые люди начинают производственную деятельность в качестве подмастерьев в различных малых предприятиях, общее число которых в ФРГ достигает более миллиона. Преимущество такой схемы для государства состоит в минимизации уровня расходов на производственное обучение. Кроме того, воспроизводство трудовых ресурсов носит естественный характер, позволяет обеспечить относительно равномерное распределение рабочих рук в стране. Создаются условия для развития небольших населенных пунктов и провинций, уменьшается миграция трудоспособной молодежи в мегаполисы.

Вместе с тем система обучения подмастерьев имеет некоторые недостатки. К ним можно отнести узкую специализацию, что создает препятствия для профессиональной и территориальной мобильности рабочей силы. В условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры руководители малых предприятий не расположены к найму неквалифицированной молодежи.

Еще одним вариантом первичной профессионализации молодых людей в ФРГ является модель «трудового года». После получения общего среднего образования выпускник может подать заявку в земельные органы социального обеспечения или благотворительные организации (чаще всего существующие при церкви, но с государственным финансовым участием) о своем желании отработать один год в рамках социальных проектов. Как правило, речь идет об экологических, образовательных, культурных мероприятиях. Молодые люди, прошедшие конкурсный отбор, в течение года выполняют соответствующую деятельность за чисто символическую плату. Государство или церковные фонды компенсируют расходы на наем жилья, питание и предоставляют незначительную сумму наличными. Предполагается, что в ходе «трудового года» человек получает возможность уточнить свои дальнейшие планы. При этом он приобретает навыки трудовой деятельности и ключевые (общие для любой профессии) профессиональные компетенции.

У нас о подобной практике заговорили в ходе дискуссии по альтернативной службе. Как заговорили, так и замолчали. Закон есть, альтернативной службы нет. Можно, кстати, отметить, что при нынешнем соотношении проходящих службу и избегающих ее альтернативная служба на приемлемых условиях (до года, с определенной оплатой) в форме различных общественных работ вполне актуальна.

Что касается профессий с повышенными требованиями к работнику, то возможен вариант традиционного профессионально-технического училища, но действующего на базе современного предприятия. Либо нескольких предприятий.

Например, в Красноярском крае Боготольское профессиональное училище N 7 готовит специалистов для работы на современных пассажирских электропоездах, благодаря сотрудничеству с Боготольским локомотивным депо: училище заключило договоры с предприятием на каждую учебную группу, на каждого ученика. Каждый ученик закреплен за конкретной рабочей бригадой, рабочие – наставники молодежи.

Красноярский профессиональный лицей N 52 после некоторого перерыва восстановил сотрудничество с АО "КрАЗ". Предприятие провело реконструкцию кабинетов электротехнических, станочно-слесарных, электрогазосварочных дисциплин, учебного комплекса автодела, кабинета литературы. Завод помогает в оплате труда мастеров, дает возможность проходить практику ребятам на сложном современном оборудовании. В результате лицей стал готовить кадры, на которые возник спрос у других предприятий: "Красмашзавода", "Гортеплоэнерго", "Водоканала".

ПУ-14 Лесосибирска наладило партнерство с 40 предприятиями и организациями. Более половины выпускников приступают к работе, уже имея высокий разряд. Благодаря сотрудничеству с работодателями, в училище прекрасная спортивная база.

Только заинтересованный работодательдолжен определять, чему и как учить будущие кадры. По такой формуле построена система профессионального образования в Германии, Японии, Сингапуре, Южной Корее, Франции и других развитых странах.

Центры профессионального образования, аналогичные российским профессиональным училищам, существуют в ФРГ. На них возложена миссия подготовки квалифицированных кадров для предприятий индустрии, сервиса и аграрного сектора. Процесс обучения занимает три года. При этом в течение первого года учащийся знакомится с теми профессиями, по которым осуществляется подготовка в данном образовательном центре. Учащийся может попробовать свои силы в разных секторах. Специализированное обучение начинается со второго года пребывания в учебном центре.

Такая схема «приближения» образования к запросам рынка труда должна уменьшить число ошибок при выборе профессий, когда люди принимают решения на основе стереотипов или неполной информации, а после более близкого знакомства с будущей специальностью разочаровываются в своем первоначальном профессиональном выборе. Кроме того, возможность познакомиться с азами профессиональной деятельности по максимально широкому спектру профессий и специальностей создает более благоприятные возможности для последующего переобучения.

Для концернов многих развитых стран характерна организация специальных центров, ведущих профильную подготовку кадров. В частности, во Франции существуют отраслевые, а в ФРГ– межзаводские центры, которые обычно являются мощными подразделениями корпорации. Программы обучения строятся, исходя из запросов предприятий и связаны с процессом структурной перестройки и технического перевооружения производства.

Во многих странах существует система заказов на специалистов со стороны определенных цеховых объединений и крупных компаний. Существуют и цеховые, профессиональные организации, занимающиеся трудоустройством выпускников учреждений профессионального образования.

Многие крупные компании готовят работников сами. К примеру, автомобильная корпорация «Форд», французская «Рено» и итальянская «Оливетти» фактически своими силами полностью обеспечивают себя квалифицированными кадрами. Что касается содержания обучения, то обычно выбираются наиболее приоритетные направления. Так, на «Сименс» подготовка ведется по 50 дефицитным профессиям, у концерна «Крупп» персонал проходит4 ступени в зависимости от квалификационной и базовой профессионально-образовательной подготовки, а на «Дженерал-Электрик» образовательная сеть включает свыше1000 курсов, индивидуализированных под разные категории работников.

Сейчас много разговоров идет о депопуляции России и необходимости использовать миграционные процессы для насыщения рынка труда работниками из других стран.

Можно напомнить, что особенностью германского рынка труда является высокий уровень трудовой миграции. В свое время в эпоху «западногерманского экономического чуда» наиболее низкооплачиваемые и малоквалифицированные рабочие места занимали выходцы из Италии. Затем им на смену пришли турки и югославы. Сейчас достаточно много поляков, россиян, украинцев.

Поощрение трудовой миграции стало среднесрочным решением проблемы кадрового дефицита. В долгосрочной перспективе данная модель создала не только политические, но и ряд сложностей социально-экономического характера. Только первое поколение иностранных рабочих может рассматриваться как источник дешевых трудовых ресурсов. Их дети стремятся получить образование и уйти из этого сегмента рынка, где преобладает спрос на неквалифицированную рабочую силу. Возникает потребность в новых гастарбайтерах.

Кроме того, большое количество иностранной рабочей силы увеличивает конкуренцию на рынке труда. В последнее десятилетие в ФРГ сохраняется довольно высокий уровень безработицы, уровень которой, по официальным данным, превышает сегодня 10%, и она все чаще принимает застойный характер. Поиск работы стал длительным состоянием для большого числа молодых людей.

Важно учитывать то, что система начального профессионального образования решает не только экономическую, но и важную социальную задачу. Если оставить за бортом профессионального обучения 15-17-летних подростков, то неминуемо следует криминализация и дестабилизация в обществе.

В основном учащиеся системы НПО - это дети из неблагополучных или малообеспеченных семей.

Заключение

Реализация приоритетного национального проекта «Образование» в части системы начальной профессиональной подготовки требует создания государственно-частного партнерства. Причем важно учесть необходимость введения ранней профориентации на уровне школ, дифференциации системы школьной подготовки.

Данное партнерство предполагает со стороны государства законодательное и финансовое обеспечение вакансий рабочих мест для выпускников системы начального профессионального образования, либо оплату наставничества.

Для крупных и средних предприятий должны предусматриваться налоговые льготы в части материального перевооружения профтехучилищ.

Со стороны предпринимателей должны инициироваться изменения программ подготовки, участие специалистов в учебном процессе.

Оплачиваться учеба лучших выпускников в высших учебных заведениях с последующим их трудоустройством (естественно, с определенной отработкой).

Одним словом, эта важная государственная и социальная проблема должна решаться всем миром.


Материалы по теме:

Получатся ли элитные университеты в российской провинции?

Демография в контексте национальных проектов



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 1
Поделиться
Всего комментариев к статье: 1
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
И все вроде так, да не так
Алексей К написал 24.12.2006 18:29
Спасибо автору конечно и в прямом и в переносном смысле. Хорошие вещи предложены и подмечены в плане подготовки кадров, а еще лучше когда есть реальные примеры такой работы. Но увы, все это к сожалению больше исключения, чем правило.
А правило таково, что современный российский бизнес не способен в большинстве случаев готовить для себя специалистов, а даже наоборот, утилизирует уже готовых к трудовой деятельности молодых специалистов, равно как и спецов со стажем.
Откуда все это зло исходит ? А вот откуда :
Было ведь верно подмечено автором следующее
"Прежний опыт значительной части населения относится к труду в больших коллективах, при достаточно высокой дифференциации профессий. Сейчас он востребован в значительно меньших объемах, просто в силу новой технологической революции."
И это следует из того, что повышается уровень автоматизации в производственной деятельности. В результате нужен уже работник-универсал, разбирающийся во многих вопросах. Существующая в СССР система образования самым лучшим образом укладывалась в постиндустриальную эру производственных отношений. На выходе был специалист-универсал. Однако среда работы не соответствовала такому специалисту в большинстве случаев. Итог всем известен - "картофельные поездки".
Сейчас ситуация еще более комичная и является демонстрацией полной недееспособности "менеджеров" частных компаний в кадровом и организационном вопросе. Вот один из примеров : приходит молодой специалист, причем не балбес, а весьма увлеченный работой. До этого - работал уже начиная с 1-го курса в институте, имеет собственные практические разработки одна из которых защищена как "полезная модель". А его умные менеджеры сажают перепечатывать спецификацию в Exel из одной формы "Bill of Materials", которая принята зарубежом и генерится автоматически пакетами САПР в нашу стандартную ГОСТовскую форму. Разумеется, парень не дурак и сообразил как руками это не делать - написал свой макрос, автоматически переделывающий BOM к виду ГОСТа. Казалось бы в фирме должны радоваться все были бы такому специалисту, а он получил большой нагоняй за "нарушение регламентированных правил работы". И его отправили в качестве контролера на производство (вобщем-то еще более рутинная и бумажная работа, а главное не совместимая со специальностью полученной в институте). Этот человек через год уволился, работает сейчас у нас. А та фирма, откуда он ушел вообще-то нашим главным заказчиком является и нет-нет да и у нас пробует свои правила игры навязать. Пока держимся.
Для справки средняя продолжительность работы инженера на одном месте - 2 года.
Самое главное, что это не единичный случай. Общаюсь со своими бывшими однокурсниками из числа тех, кто работает по специальности инженером, а не ушел сразу в таксисты, ресторанный бизнес или брокеры. Так вот, все жалуются на диктат даунов, имеющий быть у них на работе. И выражается это в том, что все разумное и новаторское подавляется коммерсантами на корню, а также предлагается работа полностью уничтожающая квалификацию специалиста. Разумеется, такой бизнес принципиально не может быть опорой образования, и даже костылем быть не может, а скорее палкой-убивалкой.
Да и вообще стоит ли ориентироваться на бизнес, ведь он на 90% расчитан на потребительские потребности меньшинства, либо на выполнение тяжелой и рутинной работы (все в точности по лекалам Коха, который говорил о том, что в России не нужны никакие другие люди кроме тех, что умеют работать лопатой и ломом).
И в этом плане слова автора и его надежды на потребность рынка - бред, несмотря на правильность и работоспособность этого самого в других странах. А все очень просто : экономика России не ориентирована на создание чего-то, а ориентирована на хапательные рефлексы жалкой кучки недочеловеков.
Отсюда сразу и вывод, что пока не изменится экономический курс на абсолютно противоположный нынешнему, ничего с образованием делать нельзя. Более того и знакомые преподаватели говорят, и я сам всех убеждаю в одном : максимально саботировать все возможные реформы образования, нац. проекты и т.д. Просто потому, что они в нынешних условиях ничего кроме деградации и развала не дадут.
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss