Кто владеет информацией,
владеет миром

"Либеральная империя" и ислам

Опубликовано 29.12.2005 автором Альберт Кажаров в разделе комментариев 6

"Либеральная империя" и ислам

На протяжении последних лет нам приходилось неоднократно убеждаться, к чему приводит стремление быстрее подтолкнуть Россию к модернизации, без учета ее многонационального, поликультурного и религиозного устройства. События, произошедшие в Нальчике 13 октября – яркий и характерный пример неквалифицированного и политически неграмотного управления федеративным государством.

В новейшей истории Кабардино-Балкарской Республики (КБР) – не самого проблемного в политическом смысле субъекта РФ, это уже второй такой эпизод. Не затронув событий 1992 года было бы неправильно оценивать ситуацию сегодняшнего дня. Но рассмотрим положение таким, каким оно сложилось в послеельцинский период. 

Самый простой и доступный любому человеку путь к анализу событий, происходящих сегодня – заглянуть в подшивки газет и посмотреть на события другими глазами. Все нижеизложенное будет основываться не на слухах и домыслах, а сведениях открытой печати, которая сохранилась в Кабардино-Балкарии до настоящего дня.

Еще одно обстоятельство требует предварительного пояснения, поскольку речь пойдет не о религии. Ислам как социокультурная реальность имеет свои особенности. На территории России его, в основном, представляют ханафиты, в первую очередь, тюркские народы (татары, башкиры, карачаевцы, балкарцы), а также адыги (в том числе кабардинцы). Таким образом, мазхаб Ханафи является господствующим среди почти всех мусульманских народов России. Исключением здесь являются только народы Дагестана (кроме тюрков-ногайцев и части кумыков), чеченцы и ингуши. Последние придерживаются шафиитской правовой школы. На Северном Кавказе, а именно в Дагестане, имеет место конфликт т.н. ваххабитов (правильнее – салафитов) и представителей суфизма - исламской мистической традиции духовного совершенствования человека. В связи с этим состояние ислама на Северном Кавказе можно охарактеризовать, как внутренне противоречивое: с одной стороны, продолжается процесс возрождения традиционного ислама, являвшегося опорой для власти, а, с другой, преследуемые радикалистские группы, продолжают действовать подпольно, вербуя своих сторонников среди молодежи, в том числе и студентов. Я лишь выскажу свои взгляды на то, каким образом и при чьем вольном или невольном участии процесс принял такой трагический оборот.

«Законно избранное» духовное руководство

Всерьез о террористических формированиях в КБР стало известно после громкого заявления генпрокурора РФ Владимира Устинова, объявившего в августе 2001 года, накануне визита президента Владимира Путина, о предотвращении попытки переворота в двух северокавказских республиках. Напомню также, что именно накануне разоблачения группы в этот район из Панкисского ущелья Грузии со своим отрядом выдвинулся чеченский полевой командир Руслан Гелаев. Как отмечали в то время военные, целью Гелаева была дестабилизация ситуации в западной части Северного Кавказа. Учитывая, что операция проводилась незначительными силами, легко предположить невозможность осуществления этой задачи. Цель, вероятнее всего, сводилась к тому, чтобы еще раз обратить внимание на чеченскую проблему.

Глава КБР Валерий Коков вначале гневно опроверг заявление Устинова и пригласил в Нальчик Владимира Путина, чтобы убедить его в обратном. Но после, якобы, признательных показаний террористов подтвердил существование планов переворота, не согласившись с возможностью их реализации - столь абсурдными они выглядели. Углубляться в подробности было не выгодно никому. Устинов свою задачу выполнил, а в КБР предстояли выборы, и выяснять отношения с Генпрокуратурой было ни к чему.

Тем не менее, в ноябре 2001 года на брифинге начальник управления по борьбе с организованной преступностью СКМ МВД КБР Фуад Шурдумов отметил, что у силовых структур и спецслужб имелась оперативная информация - выявленную в Абхазии бандгруппу Руслана Гелаева в КБР кто-то ждал: «Но конкретных лиц и адресов не было установлено».

Реляции силовиков того периода содержат массу информации о состоянии криминогенной обстановки. О религиозном экстремизме – ни слова. Лишь в январе следующего года, освободившись от предвыборных забот, (о роли МВД в ходе выборов – отдельный разговор), прокурор республики Ю.Кетов вернулся к этому вопросу на расширенной коллеги:  «Наибольшую опасность для нас представляют проявления ваххабизма. Принятые меры позволили приостановить процесс распространения религиозного экстремизма. Нейтрализовать открытые попытки захвата духовной власти путем смещения законно избранного руководства Духовного управления мусульман республики».

Лично мне не понятно, что означает фраза «законно избранное руководство» по отношению к духовному руководству в стране, где церковь отделена от государства. Но прокурору всегда виднее.  (Пока дело не доходит до суда.)  

Характерный момент: говоря о работе следственных подразделений различных силовых ведомств, Юрий Кетов высказал значительные претензии к следственному отделению Управления ФСБ по КБР: «Расследовано всего 8 уголовных дел, 2 направлено в суд, 5 прекращены, 1 передано по территориальности. И при такой ничтожной нагрузке допускались волокита, некачественное проведение следственных действий, принятие решений, не соответствующих материалам дела, нарушение сроков. На 8 дел вынесено 4 представления, наказаны в дисциплинарном порядке два человека».

С одной стороны, это есть характеристика качества работы УФСБ, с другой перед этим ведомством можно снять шляпу за то, что в 2001 году дела не пеклись там как блины, подобно тому, как это было в 1937-м. Их милицейские коллеги, по словам Ю.Кетова, выглядели так: рост числа преступлений, совершенных работниками ОВД: «По 362 представлениям прокуратуры к дисциплинарной ответственности привлечено 223 сотрудника, возбуждено 82 уголовных дела, в их числе дела за изнасилование, убийство, вымогательство взятки, 35 - за злоупотребление служебным положением, 16 - превышение должностных полномочий, 7 - получение взятки. 27 уголовных дел в отношении 31 сотрудника направлены в суд, 10 прекращены (из них 6 по нереабилитирующим основаниям)». Напомню, это – за 2001 год.

И этому, самому всемогущему ведомству в КБР предстояло бороться с различными «проявлениями» в обществе. Каким образом, если МВД Кабардино-Балкарии само стало «проявлением»? (Для блюстителей чистоты мундира замечу: к cветлой памяти погибших на посту, сказанное не относится.)

Между тем, события развивались.

20 января 2001 года в Тырныаузе сотрудниками Эльбрусского РОВД был задержан 29-летний Дато Курдагия, у которого был изъят автомат Калашникова, патроны и гранаты. Через 2 дня на лентах российских информагентств и в информационных выпусках федеральных телеканалов со ссылкой на Северокавказское оперативное управление Главного управления МВД РФ в ЮФО появилось сообщение, что задержанный сотрудниками этого управления (!) гражданин Грузии является, возможно, сообщником чеченских боевиков и направлен в Кабардино-Балкарию для установления связей с приверженцами ваххабизма, определения наиболее удобных маршрутов проникновения с сопредельной территории, создания тайных точек, где боевики могли бы в случае необходимости укрыться.

На самом деле Сотрудники СКОУ попросили коллег из уголовного розыска снять задержанного для своей видеотеки, чтобы использовать в оперативной работе. На следующий день данная информация появилась в СМИ. При этом никаких данных о связях задержанного с чеченскими боевиками не было. Один из руководителей СКОУ извинился перед сотрудниками МВД КБР и заявил, что все виновные будут наказаны. Всем понятно, что такой механизм передачи информации в СМИ ошибкой быть не может. Просто, сработали одни, а отчитались перед родиной – другие. Присвоили результат чужой работы и сочинили актуальную фабулу про чеченских боевиков –  на всякий случай. Потому что «борьба с терроризмом» в КБР началась в полный рост.

Начало марта 2002 года. Из Послания Президента КБР Парламенту: «Одно из главных направлений - работа по искоренению проявлений терроризма и экстремизма. Необходимо обеспечить надежный заслон незаконному обращению оружия, взрывчатых веществ, ужесточить контроль за порядком приобретения, учета и хранения огнестрельного оружия».

Спустя неделю - очередной брифинг в МВД, где о противостоянии религиозному экстремизму, вместе с милицией и прокуратурой, рассказывали представители Духовного управления мусульман. Трудно дать оценку такому тандему. Свобода совести – вещь, как выясняется, вполне конкретная. Не понятно лишь, то ли прокуроры были в этот момент мусульманами, то ли духовенство в роли дружинников. Совершенно очевидно одно – обе стороны помогали друг другу: у одних – задача по «искоренению проявлений терроризма и экстремизма», у вторых проблемы в отношениях с правоверными, и отсутствие пожертвований. Собственных ресурсов не хватало ни у тех, ни у других. Процесс взаимовыручки  начался.

Прокурор Нальчика Анатолий Тхагапсоев, в отличие от своего старшего коллеги, проявлял чудеса осведомленности. К этому моменту он уже был в курсе, что последователи ваххабизма проживают в Хасанье, Кенже и Вольном Ауле: «Они оказывают влияние на умы и сердца граждан республики. В Нальчике более 70 ярых приверженцев ваххабизма. Правоохранительные органы знают их пофамильно (!) и отслеживают их деятельность законными методами».

Не иначе как к этим людям шел Гелаев с пацанами. Трудно вообразить, какая колоссальная работа проделана всего за 3 месяца! И это не все! Начальник оперативно-сыскного отдела Управления уголовного розыска Али Уянаев сообщил, что его подразделение специально создано для противостояния религиозному и политическому экстремизму: «В последнее время под видом обучения многие наши молодые граждане уезжают за пределы КБР. Очень часто даже их родители не знают, где они находятся, а молодежь оказывается в Чечне или в Грузии. По нашим сведениям, немало наших граждан сегодня находится в Панкисском ущелье. За участие в незаконных вооруженных формированиях к ответственности привлекаются 9 граждан республики. Следствие по этому делу ведет Генеральная прокуратура РФ. Еще трое жителей КБР находятся в розыске по подозрению в участии в терактах на Кавминводах. Все это во многом связано с распространением ваххабизма в Кабардино-Балкарии».

Для законопослушных граждан поясню: в то время когда УФСБ «мышей не ловит» (всего 8 уголовных дел в 2001 году), доблестный уголовный розыск противостоит «религиозному и политическому экстремизму» и даже создал для этого специальное подразделение. И это при том, что в республике, согласно статистике 2001 года, убить, зарезать, ограбить, изнасиловать стало как сказать «Салам алейкум». 

События, озвученные Генпрокурором стали проясняться. 13 мая в Пятигорске начался судебный процесс над 17 гражданами, обвиняющимися в попытке насильственного захвата власти в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.  Среди подсудимых житель Чегема-2 Мурат Хапаев, задержаный 30 мая 2001 г. и обвиненный в терроризме. Через три месяца, не найдя доказательств его причастности к названным терактам, следствие предъявило ему обвинение в приготовлении к насильственному захвату власти. Согласно этой версии, Мурат Хапаев был членом незаконного вооруженного формирования, входившего в состав преступного сообщества, созданного жителем поселка Эльбрус Асланом Беккаевым и Эльбрусом Биттировым из села Чегем-2 (оба в розыске). 4 декабря 2001 г. Хапаеву было предъявлено окончательное обвинение в том, что он являлся активным участником военного экстремистского религиозного объединения, которое входило в состав преступного сообщества, созданного жителем Иордании Хаттабом, а также несколькими гражданами Дагестана и Карачаево-Черкесии для «насильственного изменения конституционного строя в данном регионе РФ». Кроме этого, по версии следствия, на территории села Чегем-2 действовала диверсионная школа по подготовке подрывников, руководимая арабскими наемниками. Представители правоохранительных органов КБР, к которым обратился корреспондент «Газеты Юга», отказались от комментариев, мотивируя это этическими соображениями. Вместе с тем они с большим скептицизмом относятся к выводам следствия о вооруженных джамаатах и школе подрывников, якобы действовавших на территории Кабардино-Балкарии. Еще в августе 2001 г., когда генеральный прокурор РФ Владимир Устинов заявил о предотвращении переворота в КБР, министр внутренних дел республики Хачим Шогенов, выступая на заседании правительства, утверждал, что идеи о вооруженном захвате власти в КБР и создании исламского государства - это не более чем больное воображение людей, вынашивающих эти планы. Не тут-то было! В пятигорских органах тоже ребята не промах: вот вам, коллеги! Просили? Нате! Начальнику Чегемского РОВД Хусену Каскулову оставалось, только недоумевать: «Сообщение о подготовке мятежников арабскими наемниками на территории Чегемского района - это чистое недоразумение». Но это уже не имело никакого значения. МВД Кабардино-Балкарии встало перед выбором:   либо продолжать заниматься своим законным делом, которого невпроворот, либо принимать правила игры, навязанные сверху и включаться в «борьбу с ваххабизмом». Заказчики такой борьбы внутри республики также нашлись. Выбор был сделан.     

«Каждый милиционер - специалист по ваххабизму» – под таким заголовком вышел материал в «Газете Юга» от 20.05.2002 г. Журналист Аскер Астемиров очень точно вычленил главную мысль, прозвучавшую на встрече Заместителя полномочного представителя Президента РФ в Южном федеральном округе Сергея Епифанцева с муфтиями юга России. На встрече, проходившей в Нальчике, выступил и Президент республики В.Коков. По правде говоря, это было едва ли ни единственное здравое выступление. Не потому, что Валерия Мухамедовича уже нет на свете, а потому, что готов подписаться под его словами, которых тогда не услышал ни заместитель полпреда, ни муфтии, ни глава МВД:  «Абстрактное раздувание исламской угрозы и обозначение ислама как первопричины вооруженных конфликтов вредно для РФ. Мусульманские народы России никогда не использовали знамя ислама для захвата чужих территорий. Религия сама по себе не может быть причиной вооруженных конфликтов. Их истоки в социально-политических, групповых интересах или даже личностных амбициях».

Пропустив мимо ушей слова Президента, Муфтий КБР Шафиг Пшихачев назвал три кита, на которых должна основываться работа Духовных управлений мусульман: противостояние религиозному экстремизму, взаимодействие с государственной властью и связь с традиционными конфессиями России. Лучшей «дразнилки» для радикалов придумать было невозможно.

В июле 2002 года на Республиканском совещании работников правоохранительных и контролирующих органов прокурор КБР Юрий Кетов в своем докладе обрисовал поистине ужасающую картину в Кабардино-Балкарии. Говоря о ваххабизме, он лишь подчеркнул, что оценки аналитиков здесь сильно преувеличены: «Но мы не имеем права отмахиваться от проблемы. Практика экстремизма совершенствуется. Любые проявления этой заразы должны безжалостно пресекаться. Наши коллеги из ФСБ и МВД пока в этом не преуспевают». Заметим это слово – «безжалостно». Вскоре выяснится, что «коллеги» поняли его буквально.

Гораздо более серьезно дело обстояло с коррупцией, нарушениями законодательства о государственной и муниципальной службе. Были названы вопиющие факты в сфере экономической безопасности. «Выявляемый нами ущерб от хищений не идет ни в какое сравнение с потерями от бесхозяйственности и безответственности управляющих госсобственностью». Говоря о дисциплине в системе МВД, прокурор сообщил, что в 2001 г. против сотрудников было возбуждено 82 уголовных дела, в том числе за убийство, изнасилование, взятки. В унисон с прокурором выступил начальник Управления ФСБ по КБР Григорий Максимов. Приведенные им факты по большей части также касались МВД: «В ходе обмена паспортов созданы непонятные коммерческие структуры, которые заполняют за определенные суммы регистрационные документы. Они же имеют доступ к базам данных о лицах, находящихся в розыске. Все это находится в руках непонятных лиц, не имеющих доступа к секретным документам, и неизвестно на какие криминальные группировки они сегодня работают».

Выступление Министра внутренних дел Шогенова было незамысловатым, но беспроигрышным. Спокойно прослушав все, что касалось коррупции в ГИБДД, злоупотреблений во внебюджетной группе, паспортно-визовой службе, он выразил неудовлетворенность работой подразделения по борьбе с религиозным и политическим экстремизмом и сообщил: «На сегодняшний день к уголовной ответственности привлечены 43 активных ваххабита, 21 находится в розыске». Если предположить, что министр и прокурор живут в одной республике и встречаются хотя бы два раза в году – на дни рождения друг друга, то результат их совместных усилий таков: 70 «прокурорских» ваххабитов минус 43 и 21 «министерских», итого, еще за 3 месяца, к июлю 2002 года, в КБР осталось 6 неприкаянных ваххабитов. Отсюда понятно, почему так твердо и уверенно чувствовал себя г-н Шогенов.

В августе 2002 года по приглашению Кабардино-Балкарского института исламских исследований в Нальчик приехал один из ведущих специалистов московского Центра Карнеги профессор Алексей Малашенко.  12 августа в КБР планировался семинар, посвященный веротерпимости. Но, по словам Руслана Нахушева – руководителя института, в последний момент организаторам отказали в аренде помещения. Мероприятие пришлось отменить. Всех других приглашенных об этом предупредили, а профессора Малашенко не успели. Вместо семинара 15 августа была устроена его встреча с представителями общественности. Место ее проведения несколько раз менялось - не могли найти зал. Согласитесь, уважаемый читатель, что мероприятие не одобренное «сверху» в Кабардино-Балкарии обречено на провал. Надо знать и понимать психологию чиновника. Никто из властьпредержащих не собирался вступать ни в какой диалог. Более того, подозреваю, что и по сей день в правительстве, министерствах и прочих кабинетных учреждениях просто не знают, кто, собственно должен этим заниматься. А в ситуации 2002 года это была огромная ответственность. Взять ее на себя снова был вынужден начальник Управления по борьбе с организованной преступностью МВД КБР Фуад Шурдумов. На элементарный вопрос из зала, какой самый страшный грех для мусульманина, полковник ответил неправильно. Разговора не получилось. Духовное управление мусульман от общения уклонилось. А зачем, если эту роль взяла на себя милиция? Финальная реплика Шурдумова все расставила на свои места: «С теми, кто хочет организовать беспорядки, кто будет таскать оружие, взрывчатку, разговор будет короткий». Собственно, на этом он и завершился.

А теперь предположим на минуту, что запланированная встреча была бы поддержана в Кабардино-Балкарии на самом высоком уровне. И те, кого огульно причислили к ваххабитам пришли-таки в самый большой зал из существующих в КБР. В президиум на таком форуме просто так не пролезешь, только потому, что ты министр, начальник, муфтий и еще кто-то. Это ж, сколько проблем этического, демократического и какого угодно характера, решать которые надо головой! А демократии-то нет! Ею и не пахнет! И уже давно! А тут несколько сотен молодых парней преисполненных, прежде всего, собственным достоинством, какими-то знаниями. Никому рот не заткнешь, не прикрикнешь, не испугаешь! Не партсобрание и не профсоюз – все равны. Это же уму не постижимо! Это же снова конец 80-х, когда мерили не по должности, а по совести. А эти еще и Всевышнего в помощь призвали, и вопросы начнут задавать. Прямо, в лоб. И вопросы эти будут ровно те же самые, о которых из года в год сами себе – на коллегиях, брифингах и совещаниях сказки рассказывали! Но там-то можно: все свои, все понимают и лишних вопросов не задают. Ничего личного. Поговорили и разошлись. А после коллегии - в баню, с водочкой. Не с той, которую по ночам в корыте разливают. Или в Москву, в казино, по девочкам, роняя «баксы» на трапе самолета. Чего уж там - бюджетные. Не на всех, но хватает.  

А с этими «ваххабитами» как общаться? Отчитываться, что ли? Сейчас, разбежались! На этих ОМОН есть. Там - такие же, только о Боге не рассуждают. Им даже боевых платить не надо – орденов раздал и достаточно! Вот и пусть «беседуют»!

Кто-то не согласен? А разве не так? Разве пять лет назад было не так? Три года? Вчера?

А разве сейчас не так?

Раздосадованный профессор уехал, оставив весьма не радужные прогнозы. Членов местных джамаатов он признал ханафитами, то есть никакими не ваххабитами. Проблема же, по его мнению, была проста: «Надо уметь разговаривать. Если не научимся это делать, я боюсь, у всех будут неприятности... Кабардино-Балкария на перепутье. Чтобы сохранить здесь элементарную стабильность, необходимо начать диалог между государством, муфтиятом и ребятами из джамаатов. Надо найти консенсус. Ведь если бы с джамаатами могли справиться силой, это бы давно сделали. Духовному управлению нужно быть готовым к тому, что придется поделиться частью своего влияния...».

В январе следующего 2003 года институт исламских исследований подарил Государственной национальной библиотеке, парламенту, КБГУ, КБИГИ и некоторым селам с двухтомник имама аль-Бухари, «Жизнь пророка» шейха аль-Мубаракфури, а также книгу Алексея Малашенко «Исламские ориентиры Северного Кавказа». Не берусь судить о ценности профессорской книги. Возможно, со стороны вручавшего ее Анзора Астемирова, это была дань уважения за искренность и неравнодушное отношение к проблемам ислама. Следовательно, встреча А.Малашенко с мусульманами принесла небольшой, но положительный результат.

По итогам 2002 г. заместитель прокурора республики - начальник следственного управления Алик Емкужев констатирует: в республике не допущено случаев терроризма и захвата заложников. Это означает, что преступлений, которые можно было притянуть за уши и вменить религиозно ориентированным людям попросту нет. Можно сколь угодно раз повторять слова «экстремизм», «радикализм», и т.п. Это – не преступления. А, по большому счету, куда развивается религия и развивается ли она вообще – не проблема государства. Государство обязано быть в курсе и влиять, ровно в той степени, чтобы обеспечить безопасность своих институтов. Никакой угрозы государственной власти нет. И это всем ясно. Есть угроза благосостоянию и статусу отдельных духовных функционеров. Не более.

На заседании присутствует исполняющий обязанности начальника Управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Борис Марков. В своем выступлении он вновь указывает на необходимость борьбы с религиозным экстремизмом и не находит ничего лучшего чем снова вcпомнить, Карачаево-Черкесские и Кабардино-Балкарские джамааты экстремистского толка, лидеры которых были тесно связаны с бандами Гелаева и Хаттаба и вынашивали планы нарушения конституционной целостности России: «Это преступное сообщество было разгромлено, но остаются еще те, кто не одумался и не вернулся к мирной жизни». О конечном результате таких дел вновь ничего не говорится.

Прокурор КБР Юрий Кетов вынужден опять повторить сказанное им уже неоднократно, о том, что откровенно экстремистских, националистических и сепаратистских организаций в республике нет: «Однако угроза распространения наиболее опасного религиозно-экстремистского течения ваххабизма сохраняется. Мы обращали в довольно жесткой форме внимание руководства МВД и УФСБ на то, что оперативные подразделения этих служб не в полной мере владеют ситуацией. Мы предотвратили тихий захват духовной власти сторонниками радикальных исламских течений в г. Нарткале. Это стало возможным по причине, если мягко выразиться, бездеятельного отношения к этой проблеме Духовного управления мусульман республики».

Март 2003 года. Из послания президента КБР Валерия Кокова парламенту республики: «Минувший год подтвердил наличие устойчивой тенденции наращивания потенциала религиозных экстремистских организаций, которые, как и прежде, не прочь вдохнуть новую жизнь политическому экстремизму. В условиях осложняющейся международной обстановки, особенно на Ближнем Востоке, вопрос этот приобретает для нас особую значимость».

На очередном брифинге в МВД  Исполняющий обязанности председателя Духовного управления мусульман КБР Анас Пшихачев снова сетует на неподконтрольных ему мусульман. Отвечая на вопрос «Газеты Юга» о природе конфликта между ДУМ и «молодыми людьми», Анас Пшихачев отметил, что спор чисто богословский, но этот спор может принести большой вред республике и дестабилизировать обстановку: «Прямых доказательств о наличии политической подоплеки в их действиях у меня нет, но что-то там есть. Все идет к этому».

Участвуя в дискуссии, Руслан Нахушев высказал мнение, что в Кабардино-Балкарии внешнее влияние на радикализацию ислама преувеличено, как и в других регионах России: «На сегодня нет ни одного официально зарегистрированного факта финансирования или иного вмешательства зарубежных организаций или иностранных государств. Нет ни одного лица, привлеченного к уголовной ответственности за религиозную экстремистскую деятельность. При этом борьба с экстремизмом ведется более четырех лет. На нее брошены огромные силы: прокуратура, РУБОП, УФСБ, МВД, налоговая полиция... Плюс правительственная комиссия. Духовное управление мусульман также активно занимается этим. Получается - или подвергается сомнению компетентность компетентных органов, или просто-напросто отсутствует объект борьбы».

Еще в июле 2002 г. сотрудники Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН и Института этнологии и антропологии РАН провели комплексную этнографическую экспедицию, посвященную изучению современного состояния ислама в КБР.        Жаль, что в Правительстве республики не прислушались к мнению своего же института. Читаем: «К сожалению, в Кабардино-Балкарии наметилась весьма опасная тенденция, связанная с дискриминацией молодых верующих под предлогом борьбы с так называемым ваххабизмом. Дискриминация осуществляется практически на всех уровнях: в семье (когда родители запрещают своим детям молиться из-за боязни, что их причислят к ваххабитам), в средних и высших учебных заведениях, в государственных учреждениях и на предприятиях, не говоря уже о правоохранительных органах. В общественное сознание искусственно внедряется нетерпимость к ним, а заодно и страх открыто выражать свои религиозные убеждения. Практически они оказались в положении социальных изгоев.

Не вызывает сомнений, что продолжение политики дискриминации в отношении молодых прихожан, резко снизив уровень веротерпимости в обществе, может стать одним из факторов, способных существенно дестабилизировать этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе. Ставка только на силовые и административные методы решения проблем исламского фундаментализма может обернуться нетерпимостью к российскому государству, государствообразующему этносу и православию. В этих условиях не исключено, что значительная часть молодых мусульман проникнется мыслью, что только в исламском государстве станет возможной свобода вероисповедания.       В КБР идеи этнического радикализма не имеют религиозной оболочки. Но они могут ее приобрести как ответную реакцию на политику планомерного внедрения в массовое сознание мифа об «исламской угрозе». Здесь само преувеличение опасности религиозного экстремизма может спровоцировать его возникновение и развитие».(ГЮ №23 (484) 05.06.2003 г.)

Складывается впечатление будто кому-то, стоящему над всей этой ситуацией просто неинтересно, что происходит на самом деле. В том же номере ГЮ от 5.06.2003 читаем: «В Москве проходит организованный Фондом Сороса круглый стол «Права национальных меньшинств в России: иллюзии и реальность», в котором участвовали представители правозащитных организаций, общественных объединений различных народов РФ, мусульманских организаций, сотрудники МВД России, эксперты-юристы.    На встрече выступил заместитель директора по научной работе Кабардино-Балкарского института исламских исследований Анзор Астемиров, заявивший, что в КБР, где большинство населения традиционно исповедует ислам, мусульмане, исполняющие основные требования своей религии, подвергаются дискриминации со стороны отдельных представителей остальной части общества: «Были закрыты мечети в г. Чегем (2002 г.) и в г. Нарткала (2003 г.). По сей день закрыта мечеть в с. Алтуд. В правоохранительных органах составлялись списки так называемых «приверженцев ваххабизма», в которые включались практически все молодые прихожане мечетей. Угрозы со стороны отдельных сотрудников правоохранительных органов в адрес молящихся, а также обыски и задержания стали обыденным делом. Были случаи, когда молодых людей похищали неизвестные люди, а через несколько дней родители узнавали, что похитители были сотрудниками спецслужб. Имели место случаи издевательств над верующими. В свое оправдание руководство правоохранительных органов приводило факты совершения отдельными верующими уголовных преступлений. Многочисленные нарушения прав верующих могли привести к ответной реакции и иметь непредсказуемые последствия. Но терпение принесло свои плоды: открыты мечети, выиграно несколько судебных процессов. Все больше сотрудников правоохранительных органов начинают дифференцированно подходить к работе с верующими».

В это же время на брифинге МВД КБР начальник Управления по борьбе с организованной преступностью Фуад Шурдумов рассказывает о терроризме в масштабе всей Российской Федерации: количество терактов в РФ возросло со 135 в 2000 г. до 366 - в 2002 г., а за 4 месяца нынешнего года совершено 376 таких преступлений. Большая часть из них совершена на территории Южного федерального округа. При этом он признает, что в Кабардино-Балкарии за последние годы не допущено ни одного теракта. Шурдумов манипулирует цифрами, которые не имеют отношения к «мусульманскому вопросу» в КБР, но призваны иллюстрировать кипучую деятельность по искоренению фундаментализма. Он умалчивает, что многочисленные обвинения Астемирова и Одижева выдвигаемые Главным управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе не нашли подтверждения. В то же время каждый шаг правоохранительных органов с подачи пресс-служб красочно описывается в СМИ, создавая иллюзию борьбы с несуществующим экстремизмом. В феврале 2001 г. в одной из газет появилась статья «Под черным знаменем джихада», в которой сообщалось, что в августе 1999 г. подданный Саудовской Аравии, специалист по минно-взрывному делу Самир Коблян, направлявшийся в зону боевых действий, был задержан с Мусой Мукожевым в Терском районе КБР.

Мукожев обратился в суд. Нальчикский городской суд установил, что у правоохранительных органов нет сведений по факту задержания Самира Кобеляна. В ходе судебного разбирательства представитель газеты сообщил, что эти факты предоставлены Управлением ФСБ по КБР, а автор материала уточнил: сведения получены в ходе интервью с одним из руководителей УФСБ и при ознакомлении с предоставленными ему служебными документами. Суд привлек представителей ФСБ к участию в деле в качестве третьего лица. Заседания суда трижды переносились из-за неявки представителей спецслужбы, но они так и не появились в суде. Налицо очередной факт «горячей дружбы» официальных органов с официальной прессой. Само по себе это нормально, если делается во имя реальных государственных интересов и не носит признаков лжи и очковтирательства. Только неграмотный не смог бы понять, что идет целенаправленная обработка общественного мнения. Стоящая за этим грубая политическая и идейно-пропагандийская авантюра, вызывает прямо противоположный результат - усиление влияние радикальных на всем Северном Кавказе.

Вернемся к Шурдумову: «К сожалению, приходится констатировать - есть у нас его (ваххабизма – А.К.) приверженцы, есть граждане, которые поддерживают незаконные вооруженные формирования, действующие на Северном Кавказе, есть активные члены этих бандформирований. Часть из них возвратилась домой, с ними проведена определенная оперативно-профилактическая работа, и они попали под амнистию».

То, что в Кабардино-Балкарии были и есть участники незаконных вооруженных формирований в Чечне – ни для кого не новость. Также не новостью является и то, что идея независимости Чечни в КБР не вдохновляет молодежь настолько, чтобы добровольцы стали явлением. Причин тому множество, а подтверждением являются массовые побоища местной и чеченской молодежи, которые периодически возникают в республике. Говорить о том, что кабардинцы и балкарцы подпитывают рекрутами НВФ в Чеченской Республике было бы безответственно. А что говорят цифры?

Шурдумов: «По оперативным данным, в НВФ участвовали 52 жителя КБР. Часть из них погибли, хотя достоверных документальных данных об их смерти у нас нет, и они числятся как без вести пропавшие. В Кабардино-Балкарию возвратились 12 человек, которых мы разыскиваем за преступления, совершенные на территории республики либо до отъезда в Чечню, либо после возвращения оттуда».

Итак, 12 человек. Пусть даже все 52 внезапно воскресли и вернулись в Кабардино-Балкарию. Разумеется, не с этими людьми возникло такое серьезное противостояние.

Как бы между прочим Шурдумов сообщил, что в настоящее время в Чечню уже никто не едет: «Там сейчас плохо платят. Есть попытки агитировать наших граждан, но информации о том, что кто-то туда поехал, мы не имеем». Никто не едет это - очевидно. А насчет «плохо платят» ему следовало бы промолчать, потому как, в тот момент когда он это произносил служба судебных приставов вынесла постановление о наложении ареста на денежные средства МВД КБР в отделении Федерального казначейства по г. Нальчику. Более 180 военнослужащих, участвовавших в контртеррористической операции на территории ЧР и не получивших денежные компенсации, с 2001 года продолжали судиться за свои «боевые». Действительно, иногда лучше жевать, чем говорить.

Август 2003 года положил начало очередной темной интриге, родившейся в недрах правительственных умов и, на первый взгляд, не имеющей отношения к проблеме религиозных взаимоотношений. Но это только на первый взгляд.

Парламент Кабардино-Балкарии, собравшийся на внеочередное заседание, внес изменения в административно-территориальное устройство республики. Дело тут даже не в границах, которые вдруг зачем-то стало нужно переделать. Конечная цель - переподчинение администраций городов и сел, а, следовательно, реструктуризация бюджетных потоков  . Среди основных доводов в пользу преобразований назывались более рационально организованная система местного самоуправления и эффективное использование местных ресурсов, приближение власти к населению и оперативное решение его жизненных потребностей, создание около 1,7 тыс. рабочих мест и развитие социальной инфраструктуры, повышение инвестиционной привлекательности и увеличение собственных доходов бюджета.

Все бы хорошо, но возникают вопросы. Причем тут границы?  И откуда конкретно возьмутся  12 миллиардов рублей ежегодной прибыли, которыми пытался прельстить республику премьер Хусейн Чеченов? Из чего и каким образом они появятся? При том, что на преобразования предлагалось потратить 46 млн. реальных бюджетных рублей? И кто эти обещанные инвесторы, готовые вкладывать деньги только на таких условиях? Последующие события в Эльбрусском районе и Хасанье не косвенно, но прямо подтвердят лицемерную надуманность выдвинутых правительством аргументов. Вскоре все вылезет наружу, но уже тогда было ясно, что правительство не хочет объяснять истинных замыслов и не способно вести диалог с тем самым народом, о благе которого, якобы, печется.

Полагаю, руководство республики отдавало себе отчет в том, чем может обернуться противостояние с собственным народом. На эту мысль наводит тот факт, что, спустя несколько дней, в Нальчик прибыл  Директор Федеральной службы безопасности РФ Николай Патрушев. Основная цель - инспекционная проверка готовности подразделений спецназа силовых структур России в условиях горной местности. В Приэльбрусье, где базируются подразделения спецназа, он наблюдал за ходом учений, на которых отрабатывались действия бойцов в горах. После завершения проверки Николай Патрушев с двумя проводниками поднялся на западную вершину Эльбруса. Как сообщили в пресс-службе УФСБ РФ по КБР, генерал остался доволен результатами проверки.           Едва проводили Патрушева, «24 августа примерно в 1 час 35 минут при проведении в Баксане сотрудниками органов внутренних дел оперативно-розыскных мероприятий по задержанию лиц, подозреваемых в причастности к ранее совершенным на территории РФ терактам, им было оказано вооруженное сопротивление». Это сухой текст информационного сообщения. Обращает на себя внимание формулировка. Она снова не правдива. Никаких конкретных задержаний не планировалось. Просто шли по дворам как у себя дома и нарвались. Случайно. Сами милиционеры - участники этих событий этого не скрывали. Но официальные релизы пишут другие люди. Спрашивается: как готовились, если все адреса, фамилии, известны, списками на брифингах размахивали, угрожали всех привлечь? Как видно, это были неправильные списки, и неправильные адреса. Милиционеры тоже были не правильные, а вот бандиты оказались те, что надо. И как полагается «правильным» бандитам, они скрылись, а среди них  никто иной, как Шамиль Басаев. О чем это говорит? Пока ездили по республике и вешали замки на мечетях, настоящие боевики культурно отдыхали.

Тех, кого собирались задерживать – не задержали. Вместо них по подозрению в пособничестве террористам арестованы два сотрудника МВД КБР - старший лейтенант Аслан Катинов и старший сержант Мухамед Унатлоков. Взятые под стражу милиционеры помогали действительным террористам, не ходившим в мечеть и, по известным причинам, не числившимся в «милицейско-духовных» списках.

Что происходит в Кабардино-Балкарии дальше? Думается, вся прокурорская машина должна была обрушиться на МВД республики или, во всяком случае, на ДПС. Как бы не так! Через суд прокуратура Нальчика пытается закрыть…  учебно-компьютерно-лингвистический центр «Минарет». Видимо, ошибочно полагая, что именно там обучают «продажных милиционеров».

В тяжбе, длящейся с апреля, прокуратура обратилась в Нальчикский городской суд с иском в интересах государства. В ход идут давно испытанные методы: нет лицензии, несоответствие санитарным и противопожарным нормам. Нальчикский городской суд, в иске отказал – дело было шито, как говорится, белыми нитками. Прокуратура обратилась в Верховный суд КБР с кассационным представлением, считая, что Нальчикский горсуд неправильно толковал нормы материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда республики нашла аргументы прокуратуры более вескими и, отменив первое судебное решение, направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Говорить о том, что все действия правоохранительной системы республики – позорная подтасовка фактов, цифр и событий - бессмысленно. Сам ход событий  и все, что звучит из уст военизированного чиновничества, свидетельствуют сами за себя. Причем, власть и МВД пытаются предстать в контексте происходящего в выгодном для себя свете и извлечь максимально возможную выгоду. Убедимся в этом еще раз.

Ноябрь. На очередном брифинге снова появляется Шурдумов. По законам избранного им жанра звучит то же, что и раньше:  «… когда преступники прикрываются идеями так называемого «чистого ислама», мы будем бороться с ними всеми данными нам законом средствами. Мы еженедельно изымаем огромное количество оружия, боеприпасов и взрывных устройств у этих «служителей ислама». Зачем все это мусульманину? Разве это прописано в Коране? Все это нужно им, чтобы дестабилизировать обстановку в республике, убивать ни в чем не повинных людей. Но у МВД КБР и других структур республики достаточно сил, чтобы противостоять их намерениям».

«Убивать ни в чем не повинных людей» – звучит серьезно. Где факты? Кто кого в Кабардино-Балкарии хочет убить? Сколько оружия изъято и у кого? Ответа нет, но он скоро появится.

На торжествах по случаю 80-летия УФСБ по КБР, президент республики В.Коков говорил о безудержном стремлении религиозных экстремистов пройти в органы местного самоуправления: «После нынешних выборов мы имеем в республике два населенных пункта, где в местные советы проникли такие люди. И нам необходимо будет предпринять какие-либо меры». Так вот причина того, зачем нужны новые границы и новые выборы (?). По неволе удивишься, как повторяется история: ФСБ, 80 лет, проблемы в Хасанье и Эльбрусском районе. Страшные аналогии напрашиваются сами.

 Накануне упомянутого юбилея в Нальчике собирался Совет начальников Управлений ФСБ в ЮФО. Здесь руководитель КБР также пожаловался на трудности: «Мы анализировали ситуацию перед выборами. Даже неглубокий анализ показал, что среди кандидатов в представительные органы различных уровней 60 человек, имевших непристойные отношения с законом, то есть имевших судимость. Федеральное законодательство не дает нам возможности препятствовать их желанию».

Можно согласиться с тем, что анализ действительно был неглубокий. “Смешались в кучу кони, люди”: «…  противостояние представителям олигархических кругов и религиозным экстремистам очень важно. Мы учтем ваши выводы и сделаем все, чтобы органы власти на местах работали в тесном сотрудничестве с органами ФСБ».  Президент Кабардино-Балкарии В. Коков вручил членам Совета нагрудные знаки «За службу на Кавказе», а Ректор КБГУ Карамурзоввспомнил, как однажды в Италии его приняли за агента КГБ: «Я не могу передать тот неописуемый страх, который я увидел в их глазах. В ту секунду я понял, каким уважением пользуется ваша служба. Я желаю вам, чтобы сегодня вас уважали так же, как тогда». Ну, очень хотелось ректору, чтобы было «как тогда».

Накануне Нового года он получил-таки подарок из прошлого: из университета был исключен телефонный террорист, 18-летний К. - студент физико-математического факультета. Правда, подарок был не из ФСБ, а из МВД. Именно там вели расследование дела.

Сразу после праздников Прокуратура республики подвела итоги за год. Прокурор КБР Ю.Кетов назвал провальными показатели раскрываемости преступлений компетенции милиции общественной безопасности. Они снизились на 31,6% (худший результат за последние 5 лет), нераскрытыми остались 1006 преступлений, в том числе 992 кражи: "Впервые за последние годы МВД КБР оказалось по общей раскрываемости на 13 месте… Вызывает откровенное разочарование реанимированная порочная практика директивного обнаружения схронов и складов оружия для отчетов по громким операциям типа "Вихрь-антитеррор". За последний месяц изъято 33 единицы оружия, в том числе автоматы, гранатометы, или 14% всего выявленного оружия. Вот вам и вся конкретика борьбы с незаконным оборотом".

Требует пояснения, что не всякое изъятое из незаконного оборота оружие можно приписать “экстремистам”, как бы этого ни хотелось. Всем известно, что арсеналами располагают многие граждане, не попадающие в списки потенциальных террористов. Запасы находятся в ходе подворных обходов и прочих ухищрений милиции, у тех, кто приобретает оружие “на всякий случай” при этом, не помышляя о разбое.  И такого оружия в Кабардино-Балкарии, как и на всем Кавказе действительно очень много. Системной работы по его изъятию как не было, так и нет. Этим и объясняется справедливое недовольство прокурора. Но не только это.

Прокурор сообщил, что по выявленным нарушениям к дисциплинарной ответственности привлечено 249 работников милиции, 48 уголовных дел в отношении 73 сотрудников ОВД направлены в суд: "Работниками милиции совершено два особо тяжких преступления (участие в банде инспектора ГИБДД Сосиева и квалифицированное вымогательство сотрудниками 2 межрайонного отдела УБОП), 20 тяжких и 57 преступлений средней и небольшой тяжести". А теперь вспомним цифры 2001 года: к дисциплинарной ответственности привлечено 223 сотрудника (рост + 11%), возбуждено 27 уголовных дел ( рост + 78%) в отношении 31 сотрудника (рост +135%).

Это ли не причина, чтобы начать закрывать райотделы и производить повальное срывание погон? Нет, власти заботит другое.

Второго марта завершилось почти трехмесячное противостояние жителей Хасаньи и властей столицы КБР. На сессии сельского Совета по предложению мэра Нальчика Хазратали Бердова главой администрации избран Артур Зокаев, чья кандидатура прежде не устраивала городские власти.       Открытое давление на избирателей, перевыборы – ничего не помогло. 7 декабря 2003 г. более 5 тысяч избирателей Хасаньи выбрали в сельский Совет 15 депутатов. Однако, по словам жителей, этот состав народных избранников не устраивал властные структуры. Часть депутатов тут же заподозрили в приверженности ваххабизму, хотя открыто об этом нигде не говорилось. Даже на встрече с чекистами В.М. Коков, как мы помним, ограничился намеками. Между тем среди избранных депутатов были два чемпиона России и чемпион мира, преподаватель КБГУ, начальник отдела одного из министерств.     Трое депутатов добровольно сложили с себя полномочия. Как считают в Хасанье, умышленно - чтобы сорвать выборы нового главы администрации села. Еще троих заставили это сделать с помощью различных форм давления. В результате в новом составе Совета осталось 9 человек, а для работы представительного органа необходимо было 10. Согласно закону, в такой ситуации следует провести довыборы и избрать шестерых депутатов. Однако 23 декабря 2003 г. в Хасанье назначили повторные выборы, лишив без судебного вердикта 9 народных избранников депутатских полномочий. Обо всем этом жители Хасаньи написали президентам РФ и КБР, председателю Центральной избирательной комиссии РФ. Разумеется, безуспешно.22 февраля состоялись повторные выборы. И вновь в сельский Совет были избраны 8 депутатов, которые, не устраивают руководство города. 25 февраля вновь избранные 12 депутатов провели первую сессию и избрали главой администрации 43-летнего Артура Зокаева. Но городские власти признали это решение нелегитимным, так как в уставе села сказано, что кандидатуру нового главы администрации представляет мэр Нальчика, куда административно входит с. Хасанья.

27 февраля в селе прошла сессия, в которой участвовал Хазратали Бердов. Выдвинутый им Хаким Биттиев, за которого проголосовало только 5 депутатов Главой администрации не стал. Бердов предлагает объявить перерыв для консультаций.            Второго марта, после стихийного митинга, вынужденный сдаться мэр Нальчика предложил кандидата, которого выдвинули хасаньинцы.

Смысл этого позорного для властей противостояния абсолютно далека от внутрирелигиозных и криминальных проблем. Если предположить, что в Доме правительства и мэрии Нальчика действительно считали Хасанью одним из эпицентров экстремизма, думаю, вряд ли там стали действовать таким вероломным образом. Кто рискнул бы ворошить осиное гнездо? Дело как раз в том, что источником такого рода опасности Хасанью, в действительности никто не считал и не считает. Причины, скорее всего, носят финансовый и личностный характер. Поселок Хасанья, как территориальная единица - это серьезный ресурс, и кому-то очень хотелось положить его в карман. Срыв этих замыслов Артуру Зокаеву не простили. 15 мая 2005 года он был убит.

Ситуация вокруг статуса Хасаньи обострилась до крайней степени. Удивительно как смерть Зокаева и глумление над волеизъявлением граждан не вылились в трагические события. То, что демонстрировали властные структуры КБР в ходе происходящего, иначе как   провокацией назвать трудно. Остается загадкой: кто и ради каких дивидендов продолжал поливать керосином угли, в то время как пожар уже начинал разгораться? И кто, наконец, убил Зокаева?

Ждать ответа на эти вопросы от полусгнившего МВД республики, все равно, что спрашивать который час у светофора.

Листаем газеты начала 2004 года. Заголовки материалов не дают отвлечься от тягостных мыслей: “Двух милиционеров подозревают в пособничестве террористам“, “Сотрудник колонии обвинен в убийстве заключенного”, “Милиционеров убили бывшие коллеги”, “Майор полиции покупал патроны у майора милиции”. 11 марта в столкновении с сотрудниками УВД  Ставропольского края убито четверо участников незаконных вооруженных формирований, двое из которых граждане Кабардино-Балкарии, бывшие сотрудники милиции Давид Фотов и Виталий Загорулько.      Легко догадаться, что сразу после своей смерти Фотов и Загорулько стали “посещать мечеть и, по некоторым данным, состояли на учете в правоохранительных органах как приверженцы ваххабизма.”

Вечером 9 апреля с территории Эльбрусского и Чегемского районов Кабардино-Балкарии неизвестными людьми в камуфляже и в масках были похищены 11 человек и вывезены за пределы республики.  Через некоторое время в 70 км от этого места на федеральной автодороге "Кавказ" у с. Чегем-2 неизвестные напали на пятерых человек. Спустя три дня, после пыток и избиений, захваченных выбрасывали из машины - одних в Северной Осетии, других в Ставропольском крае. По их словам, у них требовали деньги, спрашивали о связях с ваххабитами. Как установлено, только двое из похищенных проходят по учетам как имеющие отношение к радикальному исламу. Все остальные - законопослушные граждане. Потерпевшие утверждают, что их везли на автомашинах с милицейскими номерами - белые цифры на голубом фоне. Автомобили не раз останавливали на постах, но наличие спецталона открывало им все дороги. По словам ряда сотрудников правоохранительных органов республики, пожелавших остаться неназванными, такие преступления редко удается раскрыть.

Даже самому слепому и глухому сотруднику прокуратуры, хорошо известно, что вышеупомянутые “Газели” “прописаны” по адресу город Пятигорск ул. Партизанская, 1. Также прекрасно известно, какое подразделение ФСБ там располагается. Однако в разговорах с пострадавшими прокуроры не скрывают, что раскрыть эти преступления им не удастся. И понятно почему. Не для того чекистам раздают нагрудные знаки, чтобы им же потом вопросы задавать. И какие, собственно говоря, вопросы? Как известно, спрос рождает предложение. А необходимость в подобных беззакониях у тогдашних властей Кабардино-Балкарии была.  В то же самое время хотелось сохранить хорошую мину  на официальном лице. Открываем самую официальную в КБР газету от 20 апреля 2004 года. Дружно и слажено трудились на субботнике Председатель Парламента КБР, сотрудники аппарата Президента и управления делами Президента и Правительства. Публикация, снабженная красноречивыми фотографиями, называлась… “Народ сорит – власть убирает”. Оставляем без комментариев этот чудесный, сам по себе, заголовок. Насколько он соответствует действительности, объясняют слова министра печати и информации Л. Мороз о том, что “государственные периодические издания иногда запаздывают в освещении различных событий, на их страницах по-прежнему недостает проблемных аналитических статей”. Эти слова министра взяты  из соседней публикации “Чтобы слово отозвалось добрыми делами”… 

Следующий опус - “Промышленность нуждается в инвестициях и новациях”. В целях экономии бумаги, можно было вполне ограничиться заголовком и не утомлять Кабардино-Балкарию лишним словоблудием. И все-таки цитата: ”Намеченный рост, сказал на коллегии… должен базироваться на положительной динамике качественных показателей эффективности производства: повышении производительности труда, снижении энергоемкости, материалоемкости и трудоемкости, улучшении качества, что в конечном итоге позволит обеспечить выпуск конкурентоспособной продукции”.  Далее в том же духе. Как будто и нет никаких зачисток, незаконных обысков, арестов, которыми занимались все, задействованные в  “антимусульманской”, компании структуры. Вся республика знала, что попавшие в райотделы собственной республиканской милиции, подвергаются зверским истязаниям. ДУМовские списки ваххабитов множились в милиции только по причине фашистских методов допросов. Ни одного публичного суда в КБР не произошло до сих пор. Все это продолжается по сей день.

Вернемся к событиям 2004 года. Попытки объясниться, кто и в чем виноват, исходили не от официальных властей. Всякий раз власть в лице МВД прямо давала понять: никакого конструктивного диалога не будет. После Бесланских событий, давление на приверженцев радикального ислама возросло. Для усиления такого давления сложилась более чем удачная ситуация. Становится ясно, что карт-бланш сверху  дан и будет использован “на всю катушку”.

Решением президента КБР в республике созданы четыре группы, в которые вошли депутаты парламента, руководители исполнительных органов власти, МВД, Конституционного и Верховного судов, Совета безопасности. В районах и городах КБР названные группы встречаются со старейшинами родов и родителями молодых людей, оказавшихся в поле зрения МВД, ФСБ и других правоохранительных структур как приверженцы радикального ислама. Надо заметить, делать участниками политического процесса представителей Верховного и Конституционного судов закон запрещает. Однако они участвовали и надо сказать не пассивно.

На одной из встреч в администрации Нальчика присутствовали 25 человек. Представители власти говорили об опасности ваххабизма. Приглашенные настаивали на том, что их дети не имеют никакого отношения к религиозному экстремизму.

"Никто вас судить и наказывать не собирается, - сказал глава администрации Нальчика Хазратали Бердов. - Но если молодой человек сбился с пути, то надо его вернуть, иначе будет трагедия. После Беслана и после выступления Путина на расширенном заседании правительства мы живем совсем в другом государстве. Никто с нами теперь цацкаться не будет". Мэр также отметил, что таких встреч, на которых станут кого-то убеждать, больше не будет. Повезло Нальчику с мэром: честный человек. Еще бы думал, что говорит, цены бы ему не было. Пообещав репрессии без суда, он сам признался, что встречаться и убеждать ему не интересно. Руслан Нахушев, возглавляющий незарегистрированный Управлением Минюста институт исламских исследований, обнаружив свою фамилию в списке, заявил, что он не ходит в мечеть и является членом "Единой России". Бывший имам-хатыб вольноаульской мечети Артур Мукожев был вынужден еще раз напомнить, что его виновность в чем-либо ни разу не была доказана, и указал на неконституционные, по его мнению, действия правоохранительных органов: "Закрывая мечети, вы радикализируете общество".

4 октября в Нальчике в результате похищения и жестоких пыток, скончался житель поселка Хасанья Расул Цакоев. 27 сентября  он был задержан и доставлен в отделение милиции, а вечером 29 сентября, сильно избитый, смог добраться до бензоколонки в районе Хасаньи. Пока Расул Цакоев находился в сознании, он успел рассказать о том, что его задержали люди в масках и камуфляже, привезли в УБОП и допрашивали всю ночь. Допросы сопровождались жестокими побоями. 4 октября Расул Цакоев умер в реанимационном отделении больницы. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что накануне смерти Цакоева подвергали пыткам. Расул Цакоев умер в реанимации. В медицинском заключении о причинах смерти приводится список травм, несовместимых с жизнью: множественные ушибы внутренних органов с размозжением тканей, множественные переломы костей, черепно-мозговая травма.

Председатель Московской Хельсинкской группы известная правозащитница Людмила Алексеева позвонила в прокуратуру КБР. Ей сказали, что следователь, ведущий это дело, сейчас находится в командировке, но заявили, что Цакоева пытали якобы его сподвижники вроде бы за то, что он отказался что-то перевезти - или взрывчатку, или машину с оружием. Также сказали, что один из арестованных за перестрелку с милицией якобы бы признался в том, что пытал Цакоева. Эта наглость была уже запредельной.

События, начавшиеся 14 декабря 2004 г. и продолжающиеся по сегодняшний день, комментировать считаю преждевременным. Хочу, но не буду этого делать, потому что рассуждать кто прав, а кто виноват в совершении конкретных преступлений, до суда считаю недопустимым. Хотя бы для того, чтобы не уподобляться милицейским любителям брифингов и пресс-конференций. Даже если предположить, что вина кого-то из конкретных людей, чьи имена были на слуху, подтвердиться, уже сейчас ясно, что провокативная роль органов исполнительной власти, имеет место быть. И выступать в роли потерпевшей стороны многие из их руководителей не имеют никакого морально права. Вот как видится ситуация журналистке Юлии Латыниной: “Понимаете, я знаю, как легко из мусульманина сделать экстремиста. Для этого надо закрыть его мечеть, для этого надо выбрить у него на голове крест, сжечь его бороду, избить его беременную жену, после этого он превращается в экстремиста, а после этого его с криком "ура!" ликвидируют, и формально эта ликвидация была замечательной”.

То, что известно журналистам, не может быть тайной для спецслужб. А раз так, то спецслужбы прекрасно знали, что на протяжении длительного периода контакты местных религиозных общин (джамаатов) с чеченскими вооруженными формированиями были весьма сдержанными и ограниченными. Если не брать в расчет тех, кто побывал в Чечне с исключительно военной миссией, (а таких, даже по данным милиции, было ничтожное число), существовали еще и те, кто оказывал террористическим формированиям и устремлениям конкретное содействие. Таковых, как можно проследить также было не много прежде всего по причине тех же самых религиозных разногласий. Воевать в Чечню, как и помогать боевикам за ее пределами, вызывались лишь самые беспринципные. Возможно, что на октябрьские события было оказано внешнее влияние и кто-то использовал этих молодых людей, но условия создавались исключительно внутри республики Многолетняя агитация из Ичкерии совпала с многолетним же прессингом со стороны официальных властей КБР. Для людей из силовых и гражданских органов власти, это был единственно понятный язык общения со своей молодежью, совпадавший к тому же с личными экономическими и политическим интересами. Как мы видели, на этом пути они не остановились ни перед чем. Орудием коррумпированной элиты стали ложь и беззаконие. Вплоть до внесудебных расправ и убийств.

Название джамаата “Ярмук” стоит под глубоким сомнением. Думается, этот название придумано совместно спецслужбами РФ и Ш.С.Басаевым для того, чтобы лучше понимать друг друга и, якобы, друг с другом бороться.  Долго и не бесплатно.  В Кабардино-Балкарии имелась проблема взаимоотношений с серьезным религиозным сообществом, взгляды и мнение которого по поводу происходящего в республике мало расходились с мнением большинства здравомыслящих и  порядочных людей. Разговаривать с ними и пытаться разрешить наболевшие вопросы была способна только здоровая, легитимная власть  с незараженным коррупцией сознанием и безупречной репутацией. Только при этих условиях усилия силовиков в КБР дали бы хоть какой-то оперативный результат. Подчеркиваю – оперативный. То есть: умные подготовленные агенты, выясняют хотя бы минимум необходимой информации и докладывают ее умному подготовленному начальству. Те, в свою очередь, снабжают ею умную и некоррумпированную власть, которая вырабатывает квалифицированнее и неконфронтационные меры и, пользуясь доверием большинства народа, регулируют обстановку на основе справедливости и закона.

Теперь попробуйте в этой цепочке найти хотя бы один из имеющихся элементов?  Бесполезно. На самом деле: ни одного теракта, убийства или другого деяния, организацию которого можно было бы приписать организованной экстремистской группировке в Кабардино-Балкарии не было совершено до тех пор, пока они действительно не ответили своим гонителям той же монетой. Все время, которое мы восстановили в памяти, по отношению к этим людям предпринималось ровно то, что принято называть беззаконием. А ведь они искали всего лишь справедливости.

Вопреки здравому смыслу многоконфессиональной республике в такой тонкой сфере общественной жизни как религия структурами, которые занимались религиозной политикой, оказались МВД и ФСБ  и результаты оказались смертоносными.

Впрочем, самодовольство и самомнение чиновников КБР осталось еще с прошлых времен. В условиях “политического заповедника” эти качества только усилились и закрепились. Самое главное, что позволяло им долгое время чувствовать себя хозяевами всех сфер жизни в республике – безнаказанность. Именно она продолжает двигать теми, кто незаконно и попросту подло похитил Руслана Нахушева. Безнаказанность двигает сегодня теми, кто в составе комиссий и прочих “формирований” разъезжает по городам и селам Кабардино-Балкарии, организуя сходы и “пропуская” через них решения о выселении членов семей “обидчиков” силовых структур. Они делают это для того, чтобы  оттянуть момент, когда взор народа будет обращен к ним самим. А этот момент наступит.

И это будет справедливо.



Рейтинг:   3.50,  Голосов: 4
Поделиться
Всего комментариев к статье: 6
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Добро пожаловать в город Булгар
ТОЦ написал 04.05.2006 11:43

Добро пожаловать в город Булгар
на молодежный Форум «Булгар -2006»!
Уважаемые директора школ, ректоры ВУЗов, школьники, студенты, молодежь!
Уважаемые руководители республик, областей, городов, районов, населенных пунктов, общественных организаций, религиозные деятели и СМИ!
Набережночелнинское отделение (НЧО) ТОЦ намерено продолжать традиционную ежегодную поездку в город Булгар и в 2006 году с проведением молодежного Форума «Булгар -2006» в историко-археологическом заповеднике. Наша поездка состоится, если администрация города окажет помощь транспортом и спецорганы не запретят поездку.
В 2005 г. администрация города не предоставила автобусы и поездка не состоялась. Однако Форум «Булгар-2005» состоялся, только без участия ТОЦ. Не исключено, что прошлогодний случай может повториться и в 2006 году.
Тем не менее, мы призываем всех, кто может приехать, провести Форум «Булгар-2006» несмотря ни на какие трудности, по традиционной программе спортивных и культурных мероприятий. Вопросы культуры особенно важны, т.к. решением президента Татарстана Шаймиева М.Ш. 2006 год объявлен годом культуры в Республике Татарстан. Программу форума можно посмотреть тут: http://www.conservator.ru/forums/free/posts/67021.html
Сбор в г. Булгаре (Спасский район Татарстана) в 12.00 часов 27 мая, отъезд в 14.00 часов 28 мая 2006 г.
Тел. для справок: (8552) 38-17-61, 32-28-62, , kas-toc35@yandex.ru
Председатель ТОЦ Рафис Кашапов
ПОЗДРАВЛЯЕТ С НОВЫМ ГОДОМ
ИЗИДОР РУДАШЕВСКИЙ написал 02.01.2006 10:44
И хочет заметить, что эпидемии уже косили Европу. То это была чума, то оспа, по чтение "Гарри Поттера". И Европа как-то отмывалась от болезней, соскрябывала с себя струпья язв и переходила на сериалы. Ислам в том виде, в каком он угрожает миру - а угрожает миру он не в любом виде www.tellthechildrenthetruth.com/ например - покосит Европу не только мечои и огнем "божественного Сллах Ад Дина", но и спермой со средним количеством в 80 млн исламозавриков на впрыскивание. А что, разве не красиво?
Утро. Москва. Кремль. Президент России открывает глаза:
Президент России и близлежащих окрестностей : Саббах аль хир, йа эйни, йа рухи Наташа, айуни (Доброе утро, светоч моих глаз)
Его жена: Саббах ель нур, йа гузик, йа хабиби , Владимир Владимирович(Светлого тебе утра, дорогой муж)
Президент России: Киф халлек, йа Наташа? (Ну, как вы спали?)
Его жена: Хамдуллилла, Вова. (Слава Богу , Вова)
(Те же и дети. Вбегают дети)
Васья, Петья, Танья, Мохаммад, Рабинович... нет, это из прошлой российской трагедии...
Скажите, разве не красиво? А в Москве?
Мечеть Мухаммада Спасителя на бассейне.
Имам Всея Руси.
Стиральная машина "Мекка"
Пылесос "Медина"
Сериал "Петербургская Худна"
Музыкальная передача " Играй ууд любимый"
Бестселлер "Легенда об имаме Абурабия и работнике его Джабалия"
Привыкайте, дорогие, привыкайте к 1000-летнему Халифату! Зиг Алла!
...речь идет о ЛИКВИДАЦИИ России ....
Азер написал 29.12.2005 13:20
Ну а что, с ней, болезной, еще делать? В прежние времена еще в школах учили, что некогда люди с высшим образованием заменят рабочих и колхозников, но сегодня физиков, стремящихся в шоу-бизнес – прорва, но шоу-бизнесменов, рвущихся в колхозники – ни одного, как ни странно.
Природа не в состоянии терпеть такое количество самодовольных и жизнерадостных паразитов, которые развелись благодаря христианскому колониализму и научно-техническому прогрессу, а не личным «интеллектуальным» свойствам, как это может кому-то казаться. А паразиты не желают этого понимать, какими бы словами все это не объяснялось. Вот их и ликвидируют в рамках однополярного мира с культурой превращения слова в мычание (спасибо Дугину, Павловскому и новым русским бабкам), с учетом фактора производительности почвы, при соблюдении «законного права на превосходство» и на основе свободного народного волеизъявления. Проще говоря – ликвидируют по закону, так что нечего и пищать. Сами этого добивались – вот и получайте. В этой связи более правильным (культурным) кажется формула «ликвидация России как исполнение русской нацией своей «народообразующей функции». Последние два слова рекомендуется произносить в патриотической тональности, с чувством глубокого уважения к самому себе, помня об античеловеческом отношении ислама к женщинам и не забывая, что всякий чурка претендует на что-то, что законно должно принадлежать русскому человеку, потому что это его – русского человека – исконная территория, которой он владеет и которой он желает пользоваться себе во благо путем правильного кидания правильно заполненных бюллетеней в правильные избирательные урны, откуда их будут выуживать правильные люди и правильно считать. А поскольку тут еще и Лимонов собрался заменить «Вову все проценты» на «Мишу два процента» - то вполне возможно, что уровень жизни «великого народа» резко возрастет в 49 раз, после чего жалкий Билл Гейтс начнет сочинять учебник по национал-патриотизму для дебилов под названием «Вай-вай-вай! Почему США не Россия?». Ах да, запамятовал, что слово «русский» сегодня правильно принято писать с большой буквы; спасибо национал-либерал-педерал-коммунистам. Возможно, впрочем, что писание этого термина с большой буквы – эта предтеча грядущего внесения русских в Красную книгу природы. Кстати, ув. рЫдакция вполне могла бы внести в ЮНЕСКО предложение переименовать Красную книгу – в Звездно-полосатую. Гляди – открылись бы какие-то новые перспективы для самореализации. А то - ликвидация России! Да кому она нужна - эта Россия, если к ней не прилагается большой-большой мешок с деньгами?
Письмо моджахеда: кто управляет Басаевым?
Хотелось бы комментарий от г-д Саидова и Сурикова написал 29.12.2005 11:06
Виталий Рогов - http://www.segodnia.ru/?part=article&id=1652
Чудом спасшийся в Нальчике боевик считает, что захват столицы Кабардино-Балкарии басаевцами был заранее обречен на неудачу, а полевые командиры бросили молодежь умирать на улицах города.
Послание человека, которого готовили убивать и быть убитым в городе Нальчике осенью этого года, нельзя назвать криком души. Но автор не может смириться с тем, как и почему погибло большинство людей на улицах Нальчика. Он не находит ответа на вопросы, адресованные тем, кто устроил войну на заказ в столице одной из республик России. Письмо оказалось в нашей редакции, скорее, не потому что, а вопреки. Вопреки стечению обстоятельств - тому, как человек, его написавший, чудом остался в живых после боев в Нальчике 13 октября этого года. Письменное откровение завербованного боевиками молодого парня передал его знакомый, подвозивший меня в Нальчике до гостиницы через месяц после боев в городской черте. 13-го октября Руслану (может быть, это его настоящее имя) и еще нескольким молодым парням, которых он знал, выдали автоматы и приказали двинуться на штурм, «гасить ментов и фээсбэшников». Объясняли, что впереди идет «спецназ» Басаева из «абхазского батальона», который нужно поддержать огнем. От молодежи требовалось, в общем, нагнать шороху. Перед самым началом операции таинственный человек в маске на чистом русском языке два раза повторил командиру их пятерки, что главное, захватить «ружпарк» (оружейную комнату в милиции) и раздать автоматы тем, кто подойдет на помощь.
…Что произошло потом, хорошо известно. Руслану удалось избавиться от оружия и вырваться из блокированного города через санаторную зону на западе Нальчика. Удалось уйти в подполье, миновав посты милиции. До сих пор он отсиживается на «даче» родственников в Зольском районе. Руслан уже давно готов к аресту морально и физически: с десяток его знакомых прошли через физический прессинг и унижения после того, как были задержаны милицией. 13-го октября в Нальчике погиб его двоюродный брат, как раз познакомивший Руслана с людьми, обещавшими «джихад» в Кабарде и помощь моджахедов из Чечни и Дагестана. Мысли Руслана, «продвинутый» брат которого видел «самого» Басаева, на самом деле крамольны для боевика. По-моему, этот кабардинский парень считает, что его, как и еще 200 с лишним молодых людей республики предали, подставили, подведя под огонь пулеметов. Слишком многое свидетельствует о том, что нападение на объекты в столице Кабардино-Балкарии вообще не имело для боевиков смысла, было заранее обречено на поражение и гибель людей. «Липовая» атака в 9 часов 14 минут утра 13-го октября способствовала к достижению парадоксальной, например, для того же Басаева цели – разгрому подполья в Нальчике, бегству моджахедов, расколу в мусульманской умме и разочарованию верующей молодежи в лидерах, которые появились из соседних республик. По крайней мере, все было сделано для того, чтобы полностью подготовившиеся к нападению милиция и спецслужбы 13-го октября не остались разочарованными. Так кто же стоит за публичным уничтожением жителей республики, какие истинные цели стояли за нападением на Нальчик? На чьем поле снова сыграл «неуловимый» Басаев? Кажется, эти вопросы красной нитью проходят через все письмо Руслана. И еще. Оставшийся в живых «моджахед» не верит, что его послание будет опубликовано где-либо. Он считает, что все СМИ «давно контролируют спецслужбы», которые не станут продавать своих людей, тем более, внедренных так глубоко. Письмо Руслана я привожу без каких-либо купюр, внеся лишь минимальную орфографическую и стилистическую правку:
«Слава Аллаху родился я в семье кабардинца, где еще уважают традиции веры отцов. Меня считают верующим, потому что я всегда ходил в мечеть и слушал проповеди имама. Так научил меня мой отец. Два раза забирали в РУБОП. Допрашивали без остановки часа четыре, требовали назвать мусульман и адреса в городе, где собираются люди из джамаата. Требовали показать, где спрятано оружие. Душили и били через мокрое полотенце по почкам, пока я не терял сознание. Знаю, что через это прошли сотни людей, которые научились ненавидеть. Много таких людей среди молодежи. Беспредел ментов вызвал ненависть многих. Мы думали, что 13-го октября станет днем возмездия, и все должны получить за все сполна. Вот почему столько молодых было готово мстить! Нам обещали, что на улицы выйдут тысячи, а беспредельщиков будут вешать на столбах.
Но нас подвели под расстрел, нас убивали, как в тире, из окон и машин. Вот меня спасло только то, что снял красную повязку. (Возможно, речь идет о перестрелке у здания УФСБ республики и 2-го ОВД Нальчика, атакованных боевиками 13-го октября 2005 года. Многие из нападавших имели оранжевые повязки на головах и рукавах – В.Р.). Два моих брата и еще шесть человек из джамаата воевали на параллельных улицах и погибли. В этой стрельбе еще два моих товарища были ранены, но ушли за город. Нам удалось встретиться потом, когда шли обыски и аресты. Мы спорим о том, что произошло. Хотим знать правду, какой бы они ни была.
Почему, как неверные и те, кто им служит, лицемерят даже те, кто говорит, что несет весть о джихаде на Кавказе? Ведь, истина одна, как не говорили бы многобожники. В Нальчике джамаат Кабардино-Балкарии показал себя, бесстрашно сразился с врагами в открытом бою. Я видел, как по кафирам били опытные моджахеды с переговорными устройствами, которые должны были нами руководить, как снялись они по команде через 15 минут, а на месте оставили обычных мусульман, как я и мои товарищи. Остались те, кто не знал, что делать дальше. Молодежь привели к ФСБ и МВД, и просто оставили. Было убито гораздо больше людей, чем объявлено. Об арестованных можно не говорить – этот список растет с каждым днем. За час стали Шахидами десятки людей, но те, кому Аллах еще дал шанс исправить себя в этом мире, должны понять, за что погибли и погибают их братья. Все это было подстроено! Я понял это. Думаю, что джамаат КБР специально готовили к такому бою, где шансов не было. Разве моджахеды атакуют врага, который уже знает точное время и место атаки, коотрый собрал подкрепление? Нет, как говорил имам, каждый мусульманин дорог тем, что может нести джихад и вовлечь в него как можно больше людей. Никто не стал бы терять столько людей, но все шло к тому, что моджахедам показали на те места, где ждали засады. Я понял это, когда мы воевали на Шогенцукова.
Никто даже не выразил соболезнования погибшим моджахедам! Равнодушие окутало всех? Откуда это отношение к братьям-моджахедам, если нам говорили о том, что шейху Абдул-Халиму все моджахеды Кавказа дали Байат, признали его как Верховного Амира? Не потому ли, что признать его указал лично Басаев? А Шамиль жив и здоров, и считает, что операция в Нальчике была успешной. Басаев руководил всеми отрядами моджахедов, но за все отвечал амир Сейфуллах. Они не отменили атаку, даже признав утечку информации. Моджахедов, которые сильнее хотели умереть, чем кафиры жить, сознательно подвели под пули. Но обреченная атака заставляет думать, что Басаев имел соглашение, по которому не мог не сдать моджахедов. Почему снова говорят о том, что Басаев работает на российские спецслужбы? Об этом говорит каждый второй в Нальчике!
Он и раньше всегда сам лично оставался живым, даже когда его люди несли большие потери. Абхазы со времен войны с грузинами помнят случай, о котором Басаев хотел бы забыть, когда по личной вине Шамиля и брата Ширвани погибло 20 бойцов абхазской армии. За это Басаевых сгоряча хотели расстрелять. Шамиль должен быть благодарен Ширвани за то, что тот вымолил пощаду, став на колени. В Абхазии помнят, как командир югоосетинского батальона бил Басаева по щекам за то, что был не прикрыт тыл во время операции. Об этом мне говорил мой двоюродный дядя, воевавший в Абхазии. Я тогда ему не очень поверил. А сейчас думаю – так все и было.
Ему разрешена смерть других? Но что стоит за тем, если вся его жизнь на пути Аллаха биография моджахеда прошла в подчинении? Басаев воевал с грузинами на стороне Абхазии по заданию Москвы. Потом - Ингушетия и Нальчик. Говорят, на это дали очень большие деньги, собранные мусульманами из разных стран. Разве видят или видели эти деньги рядовые моджахеды и их семьи? Родственники Басаева неплохо устроились в Турции и Азербайджане. Все его жены и дети получают деньги, пока идет война на Кавказе.
Пусть не думают те, кто поставлен куфром (властью неверных – В.Р.) на высокие посты, что все обойдется закятом (религиозный налог у мусульман – В.Р.) , а джихад приедут делать специально обученные люди. За что воевали моджахеды в Нальчике, если те, кто провалил операцию и не вывел моджахедов из огня, спокойно ушли?».
И слово колонизация не совсем верно отражает суть
wolodja написал 29.12.2005 07:12
если уж использовать термины с окончаниями на "...ации", то следует говорить, что речь идет о ЛИКВИДАЦИИ России... и ее не "подталкивают", а ликвидируют... и мы можем наблюдать технологии ликвидации "в ходу"... В настоящее время пока еще создаются механизмы "самоликвидации" ... народ надо тем или иным образом подготовить в состоянию, когда его аннигиляция произойдет "колнтролируемо", абы не пострадали сами ликвидаторы... вот этим они аккуратно и занимаются...
В самом начале начале текста автор допустил ошибку.
Эмигрант написал 29.12.2005 06:44
В фразе: "...подтолкнуть Россию к модернизации, без учета ее многонационального, поликультурного и религиозного устройства"
Словом "модернизации"
по глупости, или за бабки, было заменено единственное в этом случае правдивое слово "колонизации"
...отчего возникли явно не планируемые автором искажения во всем последующем тексте.
(фальш в маленькой детали искажает существо произведения, а иногда и полностью его уничтожает. Сама же эта фальш не обязательно может способствовать карьере автора. Иногда могут и расстрелять. Таких случаев бывало много)
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss