Кто владеет информацией,
владеет миром

День памяти Сергея Нечаева и Ивана Иванова

Опубликовано 12.11.2009 автором Александр Майсурян в разделе комментариев 20

День памяти Сергея Нечаева и Ивана Иванова

21 ноября (3 декабря по новому стилю) Россия отметит (или, возможно, вернее сказать - не заметит?) 140-летний юбилей одного знакового исторического события. События, которое произвело огромное впечатление на все тогдашнее русское образованное общество и еще долго оставалось в центре внимания и жарких споров. События, которое побудило Ф. М. Достоевского написать целый роман...

Это событие - убийство студента Ивана Ивановича Иванова участниками нечаевского общества "Народная расправа" (оно же "Общество топора"). Разногласия Иванова с Сергеем Нечаевым, безусловно, носили не личный, а политический характер. Иванов видел тайный кружок как своего рода "профсоюз студентов", призванный защищать исключительно их интересы. А Нечаев считал это совершенно недостаточным. Этот их спор и привел в конечном итоге к трагической развязке...

В истории России - и до того, и особенно после - было еще немало таких столкновений между интеллигентскими мечтателями и прирожденными народными бунтарями пугачевского типа. Да разве вся гражданская война не начиналась как столкновение именно такого рода?.. Поэтому не будем подробно разбирать, кто же был прав в этом извечном споре - бунтовщик Нечаев или интеллигент Иванов. Развернутым ответом на этот вопрос может служить вся российская история последних полутора столетий... Посмотрим лучше, как Нечаев расплатился за смерть Иванова.                          

* * *

В 1873 году Нечаев, выданный России Швейцарией, предстал перед российским судом присяжных. Перед началом слушаний к нему в камеру наведался граф Левашев, который предложил арестованному составить записку для III Отделения о составе, численности и средствах революционной партии. Нечаев с негодованием отказался.

- Тем хуже для вас, - сказал граф, уходя, - вас будут судить, как обыкновенного убийцу, а на суде председатель вам не даст говорить!

Так оно и вышло: по соглашению с швейцарскими властями, Нечаева судили в Московском окружном суде как обычного уголовного преступника, а не "политического". Сам он рассказывал: "Чтобы добиться нужного для правительства приговора присяжных, мне буквально не дали говорить, и как только я открывал рот, чтобы дать объяснения, меня тотчас же вытаскивали из залы заседания по знаку председателя в коридор, где жандармские офицеры били меня в голову до потери сознания".

Согласно протоколу судебного заседания, так делали три раза - якобы за то, что подсудимый говорил слишком громко. Тем не менее, Нечаев успел сказать: "Вся Россия знает, что я - преступник политический".

После оглашения приговора Нечаев закричал: "Это Шемякин суд! Да здравствует Земский Собор! Долой деспотизм!".

Несмотря на приговор (20 лет сибирской каторги и вечная ссылка) Нечаева побоялись отправлять в Сибирь. Для всего мира он просто бесследно сгинул - растворился где-то по пути в Сибирь, без следа и вести. В действительности по личному распоряжению царя Нечаев был заточен "навсегда" в один из самых глухих тюремных тайников правительства - Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Уже два десятка лет там находился всего один узник - бывший офицер Шевич, давно потерявший рассудок.

Послушаем рассказ Нечаева (для конспирации он писал о себе в третьем лице): "Это - знаменитая историческая тюрьма в России. Ещё цела темница, в которой цесаревич Алексей задушен руками своего свирепого отца; ещё не совсем изгладился маленький холмик, под которым зарыли труп замученной княжны Таракановой; ещё целы мрачные, глухие казематы без света, без дверей с одними отверстиями для подачи пищи. В этих живых могилах заживо погребались жертвы деспотизма ещё в недавнее прошлое. Два года назад, во время наводнения, в эти помещения хотели сложить солдатские вещи; когда отворили роковой железный затвор и пролезли с фонарём, в мрачном склепе солдаты сделали страшную находку. Они запнулись ногой за скелет, подняли и показали в отверстие товарищам кости человеческого черепа".

Своего единственного товарища по заключению Нечаев описывал так: "Несчастный узник, томящийся в одиночном заключении более 20 лет и утративший рассудок, бегает по холодному каземату из угла в угол, как зверь в своей клетке, и оглашает равелин безумными воплями. Почему же держат несчастного в заключении? На этот вопрос политика... даёт объяснение...: безумного Шевича держат в тюрьме потому, что его пример, его вопли и припадки бешенства производят потрясающее действие на других арестантов, молодых, мыслящих, ещё не доведённых до отчаяния. Праздное одиночество в сыром склепе, грязное, непромытое бельё, паразиты, негодная пища, адский холод... всего этого достаточно, чтобы искалечить человека... Не дают книг, обрекая на абсолютное физическое и умственное бездействие, толкая на дорогу к самоубийству или сумасшествию".

Как-то в камеру к заболевшему Нечаеву заглянул тюремный врач. Нечаев: "Пришёл доктор и говорит: "Я, пожалуй, вас полечу. Да неужели вы жить хотите?""...

И вот на третий год такого заключения произошло событие, резко ухудшившее (хотя это трудно вообразить!) и без того нелёгкое положение Нечаева. В крепость прибыл сам шеф жандармов - генерал Потапов. Не сомневаясь, что заключённый уже сломлен, он снова предложил ему работать на полицию. Но генерал сильно ошибся в своих расчётах. Нечаев: "На этот раз ответом было выражение презрения к правительству в более резкой форме, а когда Потапов стал грозить Нечаеву телесным наказанием, как каторжнику, тогда он, в ответ на эти угрозы, заклеймил Потапова пощечиной в присутствии коменданта генерала Корсакова, офицеров, жандармов и рядовых; от плюхи по лицу Потапова потекла кровь из носу и изо рта".

Бесправный заключённый, который на глазах у десятка свидетелей бесстрашно залепляет оплеуху шефу жандармов всей Российской империи - что за поразительная сцена! В наказание за пощечину Нечаева заковали в тяжёлые ручные и ножные кандалы и, кроме того, цепью приковали к стене камеры. В таком положении он провёл два года. Сам он писал: "Нечаева долго держали в цепях: руки и ноги были закованы в тяжёлые кандалы, причём цепь, соединявшая эти кандалы, была нарочно так укорочена, что узник был согнут в дугу, не мог ни встать прямо, ни лечь вытянувшись, а вынужден был постоянно сидеть, скорчившись; два года он влачил оковы: руки и ноги покрылись язвами..."

И тем не менее, находясь в таком отчаянном положении, общаясь только с тюремщиками, которым запрещалось отвечать ему и называть его по имени (только - "номер пять"), Нечаев сумел создать свой последний - и, пожалуй, самый впечатляющий - заговор. О том, как это происходило, подробно написал позднее "Вестник Народной Воли". Вот отрывки из этого рассказа: "В равелине служащие не сменяются несколько лет. Нечаев имел возможность присмотреться к каждому и, пользуясь этим, наметить много лиц, пригодных для его планов. Ещё сидя на цепи, он умел лично повлиять на многих из своих сторожей. Он заговаривал с многими из них. Случалось, что, согласно приказу, тюремщик ничего не отвечал, но Нечаев не смущался. Со всей страстностью мученика он продолжал говорить о своих страданиях, о всей несправедливости судьбы и людей.

"Молчишь?.. Тебе запрещено говорить? Да ты знаешь ли, друг, за что я сижу?.. Вот судьба, - рассуждал он сам с собой, - вот будь честным человеком: за них же, за его же отцов и братьев погубишь свою жизнь, а заберут тебя, да на цепь посадят, и этого же дурака к тебе приставят. И стережет он тебя, лучше собаки. Уж, действительно, не люди вы, а скоты бессмысленные"...

Случалось, что солдат, задетый за живое, не выдерживал и бормотал что-нибудь о долге, о присяге. Но Нечаев только этого и ждал. Он начинал говорить о царе, о народе, о том, что такое долг и т. д.; он цитировал Священное писание, основательно изученное им в равелине, и солдат уходил смущённый, растроганный, наполовину убеждённый.

Иногда Нечаев употреблял другой прием. Он вообще расспрашивал всех обо всем и между прочим узнавал иногда самые интимные случаи жизни даже о сторожах, его самого почти не знавших. Пользуясь этим, он иногда поражал их своею, якобы, прозорливостью, казавшейся им сверхъестественной. Пользуясь исключительностью своего положения, наводившею солдат на мысль, что перед ними находился какой-то очень важный человек, Нечаев намекал на своих товарищей, на свои связи, говорил о царе, намекал о дворе, на то, что наследник за него...

Когда с него сняли цепи, Нечаев умел это представить в виде результата хлопот высокопоставленных покровителей, начинающих брать силу при дворе. То же самое... задним числом распространилось на потаповскую оплеуху. Конечно, Нечаев ничего не говорил прямо, но тем сильнее работало воображение солдат, ловко настроенное его таинственными намёками...

Его, действительно, не только считали важной особой, не только уважали и боялись, но нередко трогательно любили; некоторые из солдат, например, старались доставить ему удовольствие, покупая ему газеты или что-нибудь из пищи на собственный счёт; особенно привязанные прозвали его "орлом", "нашим орлом", так называли они его между собою".

Пища, газеты - это были первые, но очень важные шаги заговора. Но Нечаев не остановился на этом. "Он... начал прямо доказывать некоторым из них, будто у него есть сношения с волей, будто другие сторожа уже перешли на сторону наследника и служат ему, Нечаеву. Когда люди, особенно его любившие, привыкли таким образом к мысли о возможности служить Нечаеву, он стал им это прямо предлагать, и первый, согласившийся на это, был вполне уверен, что он чуть не последний, и что чуть ли не вся крепость принадлежит уже Нечаеву".

На девятом году заключения Нечаева в равелин посадили нового арестанта - народовольца Степана Ширяева. От него Нечаев узнал адреса революционеров, находившихся на свободе. Послушные ему тюремщики установили его переписку с "Народной волей".

Прошло уже восемь лет, как Нечаев сгинул без вести, и народовольцы были глубоко поражены, когда на их конспиративную квартиру неожиданно принесли письмо от него. Но особенно их очаровал сам тон письма. Нечаев не жаловался, ни в чем не оправдывался. Народоволка Вера Фигнер вспоминала: "Письмо носило строго деловой характер... Он писал, как революционер, только что выбывший из строя, пишет к товарищам, ещё оставшимся на свободе. Удивительное впечатление производило это письмо: исчезало всё, тёмным пятном лежавшее на личности Нечаева... Оставался разум, не померкший в долголетнем одиночестве застенка; оставалась воля, не согнутая всей тяжестью обрушившейся кары; энергия, не разбитая неудачами жизни... Когда на собрании Комитета было прочтено обращение Нечаева, с необычайным душевным подъёмом все мы сказали: "надо освободить".

По плану Нечаева, он, переодетый в генеральскую форму, должен был преспокойно выйти из равелина. Народовольцы сочли этот план вполне осуществимым - но Нечаев уже мечтал о большем. "Вестник Народной Воли": "Бегство из крепости казалось ему уже слишком недостаточным. Он задумал такой план: в какой-то день года, когда вся царская фамилия должна присутствовать в Петропавловском соборе, Нечаев должен был овладеть крепостью и собором, заключить в тюрьму царя и провозгласить царём наследника".

Но народовольцы не решились одобрить столь фантастический по дерзости план. Желябов лично встретился с Нечаевым в равелине и сообщил ему, что план захвата царского семейства Исполнительный комитет отвергает, но освободить заключённых считает возможным. Однако здесь была одна загвоздка: освобождение Нечаева могло сорвать более существенный замысел - покушение на царя. "Вестник Народной Воли": "Очевидно было, что освобождение из такого государственного тайника, как Алексеевский равелин, должно было возбудить в правительстве панику и сделать надолго невозможным нападение на царя. Нечаеву и Ширяеву было предоставлено самим решить, какое из двух предприятий ставить в первую очередь, и они подали свои голоса за 1-ое марта, несмотря на то, что Желябов уже лично осмотрел равелин и признал побег, при хорошей помощи извне, не только осуществимым, но даже не особенно трудным".

Нетрудно догадаться, сколь сильным у Нечаева было стремление на волю после многолетнего заключения. Но он не колебался. "Обо мне забудьте на время, - твердо сказал он народовольцам, - и занимайтесь своим делом, за которым я буду следить с величайшим интересом".

По переписке Нечаева можно ясно видеть различие между "нечаевщиной" и народовольчеством. В Нечаеве было много от крестьянского бунтовщика Пугачёва: в особенности любовь к военной хитрости, стремление обмануть и запутать врага. Интеллигенции всё это было чуждо. "Вестник Народной Воли": "Нечаев был в большой радости, узнавши о существовании организации Исполнительного Комитета... Но в деятельности И. К. он находил очень много ошибок. Ошибки эти все сводились, по его мнению, к чрезмерной "добросовестности" лиц, заправляющих делами партии.

"Не принимайте этого за комплимент, - писал Нечаев, - не забудьте, что из-за этой буржуазной добросовестности задерживается успешная организация, а стало быть, даётся время окрепнуть врагам народа. Из-за этой добросовестности затрудняется борьба...".

Нечаев возмущался, что Комитет "Народной воли" "не умеет показывать товар лицом, не умеет ослепить и врагов и друзей блеском своей силы. Имея в руках такие победы, какие уже были у Комитета, ловкие люди на месте его могли бы раздуть себя во всероссийскую силу и давно заставить врага капитулировать без боя. А Комитет не только не умеет "раскричать" себя, но не умеет даже хоть молчать".

"Возможно ли, например, - негодовал Нечаев, - печатать отчёты о пожертвованиях, сумма которых в одном номере составляет всего каких-нибудь 5-8 тысяч рублей?.. Есть ли смысл печатать такие отчёты? Да их нужно увеличивать уж по крайней мере двумя нулями. Или какой смысл обращаться к обществу и народу с воззванием о поддержке, даже указывая, что в противном случае организация может быть разбита? Комитет не должен допускать и мысли об этом; он должен только возбуждать общество или народ и обещать им свою поддержку, а не просить её у них". 1 марта 1881 года царь был убит, и меры охраны равелина резко усилились. Задуманный побег приходилось отложить. А в переписке с народовольцами Нечаев развивал различные революционные планы, один остроумнее другого.

Например, он предложил выпустить для местностей, где сильна вера в царя, манифест, в котором царь будто бы объявляет своим верноподданным: "По совету любезнейшей супруги нашей государыни императрицы, а также по совету князей, графов и т. д. и по просьбе всего дворянского сословия, мы признали за благо..." - и затем перечислялись высочайшие повеления, а именно: возвратить всех крестьян помещикам, увеличить срок солдатской службы, разорить все старообрядческие молельни и т. п.

Одновременно Нечаев предлагал разослать священникам подложный "Секретный указ" Святейшего синода, где было бы сказано: "Всемогущему Богу угодно было послать России тяжёлое испытание: новый император Александр III заболел недугом умопомешательства и впал в неразумие...".

Священникам предписывалось "тайно воссылать с алтаря молитвы о даровании ему исцеления, никому не открывая сей важной государственной тайны".

Самое забавное, конечно, - на чём строился весь расчёт Нечаева: что священники сразу же разболтают доверенный им "государственный секрет"...

В августе 1881 года в равелине умер от чахотки Ширяев, а в ноябре был разоблачен сам заговор Нечаева. Считается, что произошло это по оплошности одного из тюремщиков, который неосторожно передал письмо Нечаева не адресату, а его квартирной хозяйке. Всего по делу арестовали более тридцати (!) тюремщиков. Царь Александр III написал на докладе о происшедшем: "Более постыдного дела для военной команды и её начальства, я думаю, не бывало до сих пор".

Суд шёл при закрытых дверях. Один из свидетелей процесса вспоминал о поведении подсудимых: "Все они держали себя молодцами, с большим достоинством, и когда, кажется, прокурором было высказано предположение, что Нечаев действовал на них посредством подкупа, все они горячо запротестовали. "Какой тут подкуп, раздались голоса, - номер пять такой человек, для которого без всякого подкупа мы готовы были идти в огонь и воду".

Крушение заговора предрешило и судьбу самого Нечаева. Условия его содержания вновь резко ухудшили: стали кормить несъедобной пищей, лишили прогулок и т. д. Журнал "Былое" позднее писал: "В этих условиях Нечаев стал медленно умирать от чахотки, - у него пошла кровь горлом, он потерял силы и вяло бродил по камере... Но всё время он вёл себя, как и раньше, смелым борцом. Все окружавшие его чувствовали его обаяние и власть над собой".

Ему не выдавали перо и бумагу - своё последнее письмо к царю Александру III Нечаев написал кровью, нацарапал ногтем на тюремной стене...

21 ноября (3 декабря) 1882 г. Сергей Геннадьевич Нечаев скончался. Его тело было тайно похоронено в безымянной могиле; все его вещи, включая даже очки, были преданы огню. В историю Нечаев, во многом стараниями Достоевского, вошел с ярлыком "главного беса". Хотя сам писатель признавал: "Лицо моего Нечаева, конечно, не похоже на лицо настоящего Нечаева".

А соратница Нечаева А. Успенская писала: "Мне бывало смешно, когда впоследствии приходилось слышать отзывы о нём, как о суровом, мрачном фанатике, или на сцене Художественного театра в драме "Ставрогин", переделанной, как известно, из романа Достоевского "Бесы", видеть вертлявого, рыжего человека, "беса", который должен был изображать Нечаева. Ничего подобного не было в действительности; ни малейшего сходства: глупая и нелепая карикатура на Нечаева и вообще на всех нас. Нечаев был простым русским парнем, с виду похожим на рабочего, несколько пообтёсанного городской жизнью. Говорил он по-владимирски на "о" совсем просто, нисколько не выдвигая себя; он любил шутить и добродушно смеяться".

* * *

Читатель еще не заметил в этом очерке одного удивительного совпадения (о котором, впрочем, было сказано в заголовке)? Да, Сергей Нечаев умер в один день с Иваном Ивановым, погибшим от его руки. Их общий день смерти - 21 ноября (3 декабря). Надо ли к этому еще что-то прибавлять?.. Все уже сказано самой историей.

Для реакционеров, которые так любили и до сих пор любят проливать крокодиловы слезы по поводу трагической участи Иванова, этот молодой участник нечаевского "Общества топора" был столь же чужд и враждебен, как и сам его руководитель.

Ну, а те, кто считают себя сейчас продолжателями дела русских революционеров? Среди них, увы, сохраняется то же отношение к Нечаеву, о котором сто лет назад говорил Ленин, по воспоминаниям его близкого соратника Владимира Бонч-Бруевича: "До сих пор не изучен нами Нечаев, над листовками которого Владимир Ильич часто задумывался... Когда в то время слова "нечаевщина" и "нечаевцы" даже среди эмиграции были почти бранными словами... Владимир Ильич нередко заявлял о том, что какой ловкий трюк проделали реакционеры с Нечаевым, с легкой рукой Достоевского и его омерзительного, но гениального романа "Бесы", когда даже революционная среда стала относиться отрицательно к Нечаеву, совершенно забывая, что этот титан революции обладал такой силой воли, таким энтузиазмом, что и в Петропавловской крепости, сидя в невероятных условиях, сумел повлиять даже на окружающих его солдат таким образом, что они всецело ему подчинялись".

Ленин говорил: "Совершенно забывают, что Нечаев обладал особым талантом организатора, умением всюду устанавливать особые навыки конспиративной работы, умел свои мысли облачать в такие потрясающие формулировки, которые оставались памятны на всю жизнь".

"Нечаев должен быть весь издан, - неоднократно повторял он. - Необходимо изучить, дознаться, что он писал, где он писал, расшифровать все его псевдонимы, собрать воедино и все напечатать".

Заметим, что, несмотря на это пожелание, подобный сборник сочинений Нечаева так и не был издан - ни при Ленине, ни позднее. Однако в 20-е годы широко обсуждалась "историческая реабилитация" вождя "Народной расправы". Малая Советская энциклопедия признавала за ним "огромную революционную энергию". Один из его горячих защитников, Александр Гамбаров, писал в 1926 году: "Вокруг Нечаева и до сих пор продолжают еще бушевать страсти. И до сих пор имя его продолжает вызывать судороги на лице у многих мемуаристов, как вызывало оно полсотни лет тому назад, когда жил и боролся Сергей Нечаев"...

Позднее официальное мнение о Нечаеве поменялось на резко отрицательное. БСЭ в 1938 году уже называла его "уголовным преступником". В 1976 году вышла книжка Юрия Карякина и других "Чернышевский или Нечаев?", сурово осуждавшая вождя "Народной расправы". Как и веком ранее, Нечаев оказался чрезвычайно удобной мишенью для реакции, чтобы потихоньку, исподволь начать осуждение революции вообще.

Любопытно, что авторы книги разыскали отзыв Ленина о Нечаеве (он был напечатан в 1934 году в журнале "Тридцать дней"). Но, прочитав этот текст, они пришли в такой ужас, что предпочли о нем в своей книжке, густо пересыпанной другими цитатами из Ленина, даже не упоминать...



Рейтинг:   4.48,  Голосов: 21
Поделиться
Всего комментариев к статье: 20
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
(без названия)
пит написал 14.11.2009 15:46
смотрити скрины нашел
http://mmt.su/v/c5
(без названия)
пит написал 14.11.2009 15:46
смотрити скрины нашел
http://mmt.su/v/c5
Нечаев
Валерий написал 12.11.2009 23:30
Полезное разоблачение искажений истории и характеров исторических деятелей.
Великие люди редки.
Анонимус написал 12.11.2009 23:14
Если бы сегодня Нечаев появился-наверняка произошла бы снова революция...
Ложь о Ленине
Alex написал 12.11.2009 22:37
Ленин писал о поражении своего правительства, а не о поражении своей страны.
Правительство может войну проиграть, а страна при этом ту же самую войну выиграть.
(без названия)
dwt написал 12.11.2009 20:25
Гражданин - пшел на х...
долбодятел
Земляк написал 12.11.2009 20:25
Слушай! Хорош пропогандонить! Я тебя поумнее других почитал,а ты совсем глупый оказался! Трещишь как попугай и как попугай все с чужого голоса.
Досье на Ленина (9)
Гражданин написал 12.11.2009 16:20
Между тем из ее содержания можно понять, что Ленин – враг России. Вот текст этой телеграммы:
“Ленин решительный противник царизма, он посвятил свою жизнь борьбе против России” (выделено мной. – А.А.) (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 38. Л. 18). Вот и получается, что Ленин – друг Австрии, воюющей против России. (...)
Крепостная крестьянка Василиса Кожина в Отечественной войне 1812 года взяла в руки вилы и возглавила партизанский отряд для борьбы против наполеоновских солдат. И благодарная Россия чтит память своей славной дочери. А вот Владимір Ульянов спустя столетие в Отечественной войне 1914-1917 годов, призывал сынов отечества, рабочих, солдат и крестьян, делать все для того, чтобы Россия потерпела поражение в войне против кайзеровской Германии и Австро-Венгрии, объявивших ей войну. Уже в манифесте “Война и Российская социал-демократия” он пишет: “Для нас, русских с.-д., не может подлежать сомнению, что с точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России наименьшим злом било бы поражение царской монархии” (Ленин В.И. ПСС. Т. 26. С. 21). Эта мысль находит отражение почти во всех его работах и публичных выступлениях. (...)
Особо бурную деятельность большевики развернули среди солдат воюющей (!) армии: призывали к совместной борьбе против правительства, к “братанию” на фронте. В 1916 году в ряде войсковых частей были созданы партийные организации. Вести подрывную работу было поручено Крыленко, Раскольникову, Фрунзе, Сахарову, Мясникову (Мясникяну), Семашко, Рошалю и др. Ленин руководил ими через связных и газету “Социал-демократ”, в которой печатал подстрекательские статьи, призывая солдат повернуть оружие против правительства. Под воздействием большевистской агитации тысячи солдат самовольно уходили в тыл. В конце 1916 года – начале 1917-го на многих участках фронта усилилось “братание”. Заметим, что на Кавказе такие явления не наблюдались: соратники Ленина старались ослабить лишь фронт, стоящий против германских и австро-венгерских войск. За эту предательскую деятельность большевистские лидеры получали от немецких властей щедрое вознаграждение...
А.А. Арутюнов. "Досье Ленина без ретуши"
"Русская Идея"
http://www.stmvl.org/news.php?readmor
e=1650
Досье на Ленина (8)
Гражданин написал 12.11.2009 16:19
Думается, что этот документ не нуждается в комментарии. Остается сказать, что капитан Моравский возглавлял разведывательный отдел Генштаба Австро-Венгрии. Что же касается “заминки” в Вене, то она, на мой взгляд, была связана с дачей Лениным подписки-обязательс
тва лично министру внутренних дел Австро-Венгрии.
Случайно я ознакомился с одной интересной книгой. В ней содержится множество документальных материалов, относящихся к периоду эмиграции Ленина и его переезду из Швейцарии в Россию. Но один документ вызвал у меня повышенный интерес. Он был извлечен автором книги из дела Владиміра Ульянова под № 3183/14 архива австрийского Генштаба. Так вот, в этом документе со слов В. Адлера, явившегося “по просьбе Ленина” (?) в министерство внутренних дел Австро-Венгрии, засвидетельствованмbr /> ?, что “Ульянов смог бы оказать большие услуги при настоящих условиях”, то есть в условиях войны Австро-Венгрии и Германии с Россией (Платтен Ф. Ленин из эмиграции в Россию. М.: “Московский рабочий”. 1925. С. 11).
Небезынтересно отметить, что этот факт из австрийского досье Ленина впервые приводит в своей книге “Ленин из эмиграции в Россию”, изданной на немецком языке в Берлине в 1924 году, Ф. Платтен. Тот самый, который весной 1917 года был доверенным лицом Ленина во время переговоров с германским послом в Швейцарии фон Ромбергом по вопросу возвращения русских эмигрантов в Россию и который сопровождал “пломбированный” вагон, следующий из Швейцарии в Россию.
Довольно странно получается: доктор В. Адлер, по свидетельству Ленина и ленинцев, “выступал как один из вождей оппортунизма... боролся против революционных выступлений рабочего класса” (Ленин В.И. ПСС. Т.34. С. 528) и вместе с тем дал свое поручительство за Ленина, арестованного австрийскими властями. На мой взгляд, биографы Ленина “не поняли” доктора Адлера. А он ясно давал понять австрийским властям и спецслужбам, что Ленина следует использовать в качестве агента в борьбе против России. Невнимательно читали текст телеграммы Адлера, отправленной австрийскому правительству, и научные сотрудники Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.
Досье на Ленина (7)
Гражданин написал 12.11.2009 16:18
Думается, настало время обнародовать чрезвычайно важный документ, проливающий свет на этот, на мой взгляд, сознательно запутанный вопрос. Он никогда и нигде не публиковался. Биографы Ленина скрывали то, что до суточной (?) остановки в Вене при переезде из Поронина в Швейцарию Ленин по строгому требованию военного прокурора прибыл в Краков, о чем свидетельствует нижеприведенная телеграмма. Скрывал этот факт, прежде всего, Ленин. Почему? Полагаю, не в его интересах было оставлять след в своей биографии о связях с австро-германскими спецслужбами. Вот полное содержание этого документа.
“Окружному суду в Новом Тарге
Телеграмма из Кракова
Приказать Ульянову Владиміру при проезде через Краков явиться к капитану Моравскому в здание командования корпусом
Военный прокурор при военном коменданте 13 VIII 1914”.
(РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 38. ч)
Досье на Ленина (6)
Гражданин написал 12.11.2009 16:16
После окончания міровой войны специальные советские послы (Ганецкий и другие) перевезли поронинский архив Ленина в Россию. Доставили почти все, кроме подписки, данной Лениным австрийскому министру внутренних дел. Об этом писали во многих зарубежных периодических изданиях, об этом знали члены Политбюро. Между тем эту подписку по сей день не обнаружили. Почему? Не берусь сразу ответить на этот вопрос. А вот о суточной остановке Ленина в Вене во время переезда из Поронина в Швейцарию стоит поговорить.
В XXVI томе сочинений Ленина его составители пишут следующее: “По пути в Швейцарию Ленин останавливается на один день в Вене, посещает В.Адлера” (Т. 26. С. 559). Чтобы поблагодарить его за помощь при освобождении из тюрьмы Нового Тарга? Не думаю, что из-за этого три человека (Ленин, Крупская и ее старая мать) специально могли бы сойти с поезда. Тем более что благодарность Ленина и Крупской В. Адлеру и Г. Диаманду уже была выражена в письме от 7 (20) августа.
Под большое сомнение ставлю и ту запись составителей указанного выше тома, где они говорят, что “между 13 и 23 августа (26 августа и 5 сентября) ...в Кракове Ленин добивается разрешения на выезд из Австрии в нейтральную страну – Швейцарию”.
Должен прямо сказать, что этот факт был надуман. В поездке в Краков с этой целью не было необходимости, поскольку Ленину еще 13 августа в Новом Тарге было известно о разрешении австрийских властей на этот переезд. А надуман был этот факт с целью, чтобы скрыть основную причину, по которой Ленин оказался в Кракове.
Досье на Ленина (5)
Гражданин написал 12.11.2009 16:14
Одна любопытная деталь, связанная с переездом Ленина и членов его семьи из Поронина в Швейцарию. Политического эмигранта, подданого России, выпущенного из австрийской тюрьмы, швейцарская полиция без въездного паспорта впустила в страну. При этом следует учесть, что вместе с ним ехали также без въездных паспортов его жена и теща. Но самым пикантным сюжетом в этом деле является то, что паролем для безпрепятственного въезда трех российских граждан в Цюрих послужило упоминание имени... “социал-шовиниста”
, “агента швейцарского буржуазного правительства” Германа Грейлиха (эти ярлыки навешаны на него Лениным). Поразительный факт!
Вот письмо Ленина Виктору Адлеру от 5 сентября 1914 года, в котором содержится приведенный выше факт:
“Уважаемый товарищ! Благополучно прибыл со всем семейством в Цюрих. Legitimationen требовали только в Инсбруке и Фельдкирхе: Ваша помощь, таким образом, была для меня очень полезна. Для въезда в Швейцарию требуют паспорта, но меня впустили без паспорта, когда я назвал Грейлиха. Наилучшие приветы и наилучшая благодарность.
С партийным приветом.
Ленин (В.Ульянов)”
(Ленин В.И. ПСС. Т. 49. С. 2)
(Выделено мной. – А.А.)
Досье на Ленина (4)
Гражданин написал 12.11.2009 16:12
При обыске, кроме подозрительной литературы и рукописных работ, жандармский вахмистр обнаружил в вещах Ленина браунинг. Оружие, найденное у подданного России, с которой Австро-Венгрия вела войну... Естественно, об этом факте вахмистр доложил руководству. 26 июля (8 августа) Ленин, по требованию жандармерии, приезжает в уездный город Галицин Новый Тарг, где его арестовывают и заключают в тюрьму. Но 6 (19) августа неожиданно Ленина освобождают и дело прекращают якобы за отсутствием основания для возбуждения судебного следствия. Между тем одного факта незаконного хранения оружия было вполне достаточно, чтобы судить Ленина по законам военного времени. В телеграмме, отправленной из Вены в Новый Тарг 6(19) августа в 9 час. 50 мин. за подписью военного прокурора Австрии, говорилось: “Ульянов Владимір подлежит немедленному освобождению” (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 38. С. 20).
Обращает на себя внимание тот факт, что Ленину возвращаются все “бумаги”, в которых содержались откровенные выпады против Германии и ее правительства, и, более того, вместе с семьей (жена, теща) разрешают выехать из Поронина в Швейцарию с остановкой в Кракове и Вене. Кстати, разрешение на проезд из Поронина в Швейцарию Ленин получает 13 (26) августа, а приезжает в Берн 23 августа (5 сентября). В Биохронике Ленина нет указаний, где он находился целых 10 дней и чем в это время занимался. Видимо, документы по этому сюжету в архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС были под особым контролем и не доступны. И тем не менее по оплошности составителей томов собраний сочинений В.И.Ленина в некоторые тома просочились интересные материалы, позволившие, вместе с другими архивными документами, распутать клубок, раскрывающий темные стороны его биографии.
Так, например, в письме Ленина, отправленном из Берна через Швецию сестре Анне 14 сентября 1914 года, то есть спустя девять дней после его переезда из Галиции в Швейцарию, находим любопытную запись: “...В деньгах я сейчас не нуждаюсь. Пленение мое было совсем короткое, 12 дней всего, и очень скоро я получил особые льготы” (выделено мной. – А.А.) (Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 355). Какие именно льготы, за какие заслуги и от кого, Ленин не сообщает...
Однако самым пикантным в деле освобождения Ленина из тюрьмы является то, что он был отпущен из-под стражи раньше (по приказу сверху), чем органы дознания “убедились” (?) в его невиновности. Судите сами: 6 (19) августа Ленина освобождают из тюрьмы, и лишь только 9 сентября Королевский комендант в Кракове “распорядился об отмене обвинения против Владиміра Ульянова, т.к. он не нашел (?) оснований для ведения судебного разбирательства” (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп.2. Д. 38. Л. 29). Остается добавить: когда комендант Кракова давал это распоряжение, то Ленин вместе с семьей к этому времени целых 17 дней уже жил в Берне. Можно с уверенностью сказать, что именно в период 12-дневного пребывания Ленина в тюрьме он был завербован австро-германской разведкой, стал резидентом германского Генштаба. Кстати, после отъезда Ленина в Швейцарию, в Поронино продолжали оставаться “дорогой друг” и “товарищ” по партии Я.С.Ганецкий и другие большевики, с которыми он вел переписку из Берна.
Досье на Ленина (3)
Гражданин написал 12.11.2009 16:11
Вот, оказывается, чем занималась банковская контора Ганецкого-Фюрстенбе
рга. Между тем, когда весной и летом 1917 года в российской прессе стали публиковаться статьи, разоблачающие Ганецкого как платного агента кайзеровской Германии, Ленин 13 июня написал заявление в Юридическую комиссию Исполнительного Комитета групп социал-демократов Польши и Литвы, в котором подчеркивал, что “недопустимо хотя бы тени сомнения насчет честности” (Ганецкого. – А.А.) (Ленин В.И. ПСС. Т. 49. С. 442).
Приведенный выше документ, в котором ясно поставлена задача перед банковскими конторами, основанными в нейтральных странах, а также характеристика, данная Лениным Ганецкому, убедительно доказывают, что вождь большевиков и его соратник, став на путь измены родине, являлись платными агентами германских спецслужб.
...19 июля (1 августа) 1914 года Германия объявила России войну. Чуть позже на стороне Антанты в нее вступили Великобритания, Франция и Япония. В этот же день на хуторе Новый Дунаец, близ австровенгерской (исторически польской) деревни Поронин, на квартире у Ленина собираются большевики. На повестке дня – создавшееся положение. Ленин подчеркивает необходимость разработки новых способов и форм партийной работы в условиях войны. Забегая несколько вперед, отметим, что эти формы и способы он изложил от имени группы совещавшихся большевиков в конце августа в резолюции, озаглавленной “Задачи революционной социал-демократии в европейской войне”. В ней он вновь выступает за “поражение царской “монархии и ее войск” (Ленин В.И. ПСС. Т. 26. С. 6).
Однако спустя шесть дней после совещания, 25 июля (7 августа), на его квартире по указанию австрийских властей жандармами был произведен обыск. Следует отметить, что из всех участников сходки обыск был произведен только на квартире Ленина, остальные большевики их не интересовали.
Досье на Ленина (2)
Гражданин написал 12.11.2009 16:09
Должен сказать, что почва для вербовки Ленина в германскую разведку к этому времени уже была подготовлена. Об этом свидетельствуют документы, бережно хранившиеся в “секретном фонде” В.И. Ленина в бывшем архиве Институтамарксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Это дело – “Сводка Российской контрразведки”, состоящая из шести неполных страниц. Но значение содержащихся в ней документов трудно переоценить. Они чрезвычайно важны для установления истины самых драматических и трагических событий истории России и доказательства предательской деятельности Ленина и его сообщников в пользу кайзеровской Германии.
Так, из перехваченной русской контрразведкой секретной шифровки (документ № 12) узнаем, что еще в самом начале 1914 года по указанию немецких властей в Стокгольме была открыта “банковская контора Фюрстенберга [Я.С. Ганецкого], как предприятие, поддерживающее оживленные отношения с Россией” 126. Несомненно, что назначение члена ЦК РСДРП, большевика Ганецкого руководителем немецкой банковской конторы было сделано с одобрения Ленина. (...) А то, что она была открыта исключительно для материального обезпечения пятой колонны, занимающейся подрывной деятельностью в России в пользу кайзеровской Германии, свидетельствует приведенный ниже документ, также перехваченный Российской контрразведкой. Вот его полное содержание:
“Циркуляр 23 февраля 1915г. Отдела печати при Министерстве иностранных дел [ 26 ]. Всем послам, посланникам и консульским чинам в нейтральных странах. Доводится до Вашего сведения, что на территории страны, в которой Вы аккредитованы, основаны специальные конторы для организации дела пропаганды в государствах воюющей с Германией коалиции. Пропаганда коснется возбуждения социальных движений и связанных с последними забастовок, революционных вспышек, сепаратизма составных частей государства и гражданской войны, агитации в разоружении и прекращения кровавой бойни. Предлагается Вам оказывать содействие и всемерное покровительство руководителям означенных контор. Лица эти представляют Вам надлежащие удостоверения. Бартельм” (РЦХИДНИ. Ф. 4. Оп. 3. Д.52. Л.3-4).
досье на Ленина (1)
Гражданин написал 12.11.2009 16:08
Из книги А.А. Арутюнова "Досье Ленина без ретуши":
Конспиративные связи Ленина с австрийскими и немецкими спецслужбами сложились не сразу, хотя он по своим политическим взглядам, германофильству, откровенной неприязнью к российскому государству и его народу давно приглянулся вильгельмовским политикам и руководителям внешней разведки Германии... Кайзеровская Германия, готовясь к большой войне, была глубоко заинтересована в создании в самой мощной державе Антанты – России – пятой колонны, в задачу которой входил бы подрыв военно-экономической мощи российского государства... Эту же задачу ставил перед собой и Ленин. Совершенно естественно, что, подрывая и разрушая мощь российского государства, дезорганизуя армию и тыл, он тем самым облегчал бы узурпацию власти в России. Однако весьма осторожный Ульянов хотя и понимал, какие материальные выгоды обещает сотрудничество с немецкими властями, но вплоть до лета 1914 года всячески избегал прямого контакта с ними, предпочитал действовать через соратников, занимающих вторые роли в партийной иерархии. И тем не менее германские разведорганы не теряли надежды, что им все же удастся затащить вождя большевиков в свое логово... и вместе с австрийскими стали готовить надежную ловушку, из которой Ленин был бы не в состоянии выбраться.
Кто такой Ленин
прохожий написал 12.11.2009 12:42
Ленин В.И. - он же Ульянов (фамилия была куплена его отцом , урожденным Цедерблюмом , вступившим в брак с Бланк М.И.) чистокровный еврей , брат Александра Ульянова (еврейского террориста , участвовавшего в покушении на Русского Царя).Лютая ненависть к гусскому нагоду сочеталась с восхищением всеми аналогичными тварями.
Вечная память родственнику
Время "Ч" написал 12.11.2009 11:15
Фамильная кровь еще жива,кремлевцы.Ждем-с.
Автору - Отличная статья
XY? написал 12.11.2009 10:00
Отличная статья. Я бы только добавил, что Нечаевский авантюризм - явление объективное, т.к. революционное движение на тот момент классовой теорией не руководствовалось, пыталось опираться на крестьянство, класс расслаивающийся и теряющий свою соц-эконом. значимость. Иными словами, революционеры того времени были отличными тактиками (заговорщиками), но никудышними стратегами, т.к. не понимали внутренней логики исторического процесса. Сейчас нет ни того, ни другого, ни тактиков, ни стратегов. Поэтому подобные статьи чрезвычайно важны. Сашок, спасибо.
(без названия)
Валентин написал 12.11.2009 07:20
Жаль, что человека таких достоинств сейчас нет. Он был бы способен организовать и возглавить протест. Потенциал протеста велик, а спускового механизма нет. Пока.
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss