Кто владеет информацией,
владеет миром

Еще раз о Народном Фронте (открытое письмо мелкобуржуазного демократа Борису Кагарлицкому)

Опубликовано 18.08.2005 автором Александр Скобов в разделе комментариев 2

Еще раз о Народном Фронте (открытое письмо мелкобуржуазного демократа Борису Кагарлицкому)

Уважаемый Борис Юльевич! Через целую серию Ваших недавних статей красной нитью проходит мысль о неприменимости в современной России опыта Народных Фронтов 30—40-х гг. прошлого века. Как известно, в рамках этих Фронтов революционно-социалистические силы сотрудничали с силами «буржуазно-либеральными».

Вы совершенно справедливо указываете, что программы этих коалиций не сводились к совместной защите демократических свобод от наступающего авторитаризма и фашизма, а предполагали проведение социально-экономических реформ в интересах народа.

«Эти реформы были непоследовательны, они оказались обратимы. Но они были реальны и ощутимы», — пишете Вы. От себя добавлю, что эти реформы обеспечили условия для социального прогресса на целую историческую эпоху.

Далее Вы утверждаете, что в отличие от «буржуазных» участников западных Народных Фронтов, понимавших, что блок с левыми подразумевает социальный компромисс, «в нашем отечестве сегодня неолиберальные оппозиционеры искренне уверены, что они могут заполучить поддержку слева, оставаясь самим на последовательно правых позициях». То есть, они намерены проводить прежний праволиберальный курс антисоциальных «людоедских» реформ и надеются использовать левосоциалистические силы в качестве подпорки такой политики.

Подтверждение этому Вы увидели в последнем выступлении Ходорковского. Ведь он пишет, что приход к власти коммунистов должен примирить народ с результатами криминальной приватизации и тем закрепить ее результаты. А вот это уже, как минимум, серьезное упрощение.

Ситуация в либеральном лагере существенно сложнее. Действительно, существует некоторое количество оппозиционеров, мечтающих о «правильной» парламентской демократии, готовых координироваться с левыми в борьбе с «путинским авторитаризмом», но всецело приверженных праволиберальным принципам в социально-экономической области. Можно сказать, что их взгляды соответствуют позиции той части бизнеса, которая недовольна господствующим положением бюрократии.

Вы не без оснований считаете предлагаемую ими альтернативу в принципе нежизнеспособной в России, ибо авторитарно-бюрократические тенденции в периферийной стране неизбежно порождаются самой праволибеоальной политикой. Это чувствует преобладающая часть как бизнес-элиты, так и праволиберальной «общественности», поэтому и делает ставку на встраивание в путинскую систему. Отсюда ничтожность реального политического веса «революционных» правых либералов. Они заметны исключительно в силу статусности и громкости имен своих лидеров.

Однако наряду с этим, условно говоря «левым крылом правого либерализма» в России существует либерализм собственно левый, причем не со вчерашнего дня. Немалая часть либерального лагеря выступает против коммерциализации образования и медицины, против разрушения всей системы социальных гарантий, и их участие в массовых протестах начала года — тому подтверждение.

Немногие сохранившие независимость от Кремля либеральные издания полны материалами, обличающими социальную несправедливость, ущемление именно социальных прав граждан. Партия Явлинского всегда была в оппозиции криминальной приватизации и сегодня выступает не за замену одного клана у власти другим таким же, а за демонтаж олигархического капитализма именно как системы.

В выступлении Ходорковского Вы увидели лишь стремление узаконить неправедно приобретенную собственность. Но есть там и другая тема: необходимость социальной ответственности и бизнеса, и государства. А вот весьма любопытная цитата из статьи Александра Осовцова, тоже достаточно «успешного» бизнесмена: «Да, я не согласен с Глазьевым по вопросу о природной ренте, но сегодня эта проблема не только для Ходорковского, что очевидно, но даже для Абрамовича отнюдь не главная, иначе "начальник Чукотки" не готовил бы "Сибнефть" к продаже. А я даю обязательство, что приму любое решение по этому вопросу той российской власти, которая будет избрана на свободных, честных и справедливых выборах. Главное, чтобы они всегда были такими».

Что это, если не декларация части бизнес-элиты о готовности к социальному компромиссу? Дело однако не сводится к позиции отдельных представителей крупного капитала, осознавших необходимость социальных уступок для своего исторического выживания и готовых «поделиться с народом», ради того, чтобы не делиться с чиновниками. У левого либерализма своя собственная социальная база. Это формирующиеся, несмотря на все трудности, средние слои, для которых ограничение засилья крупного «олигархически-бюрократического» капитала и социально ориентированная политика — не конъюнктура, а их собственный кровный интерес.

Союз средних слоев с социальными низами против финансовой олигархии и был, собственно базой Народных Фронтов. Возможно, Вы вслед за Лениным возразите, что левые либералы в России дряблы, невнятны, непоследовательны и в качестве союзников ненадежны, ибо их «промежуточная природа» обрекает на колебания. Мало того, что легко могут «повернуть оглобли» когда дело дойдет до вопроса о собственности, так ведь еще, того и гляди, удовлетворятся относительно либеральным «наследником» Путина. В этом много правды.

Вопрос однако в другом: желательны ли социалистическому движению более решительные, последовательные и надежные леволиберальные партнеры, или это ему в принципе не интересно? А этот вопрос упирается в проблемы совсем уж глобальные: существует ли еще у мирового капитализма потенциал прогрессивного развития и возможна ли реализация его социал-реформистской модели конкретно в России?

Большинство наших нынешних «левых» склонно полагать, что в рамках современной экономической «миросистемы» этот путь для России закрыт. А потому любые попытки выйти на него они рассматривают не только как бесполезные, но и как однозначно вредные. Подобно коммунистам 20-х гг., объявившим «злейшими врагами рабочего класса» не фашистов, а социал-демократов, наиболее опасного врага они видят не в правых, а именно в левых либералах. И не за то, что они «недостаточно последовательные левые», а как раз за то, что они все-таки левые. Ведь они коварно замышляют придать капитализму человеческое лицо и тем продлить его существование!

Признаюсь в этом страшном грехе. Признаюсь также, что хотел бы «использовать» для этого коммунистов. Не для закрепления господства олигархов, а для создания «социально ориентированной рыночной экономики». При этом считаю: коммунисты тоже вправе хотеть использовать меня для того, чтобы, свалив вместе путинский режим, открыть дорогу для полной ликвидации частной собственности и рынка. В итоге, кому кого и для чего удастся «использовать», зависит от объективных факторов, а не от наших желаний. Причем эти факторы трудно прогнозируемы.

Скорую гибель капитализму предрекали не один раз. До сих пор прогнозы не оправдывались. А вот отказ от социальных компромиссов неоднократно приводил к глобальным трагедиям. Только попытавшись на деле реализовать социал-реформистскую модель, можно увидеть, какие она имеет перспективы, откроет ли она новую эпоху «капитализма с человеческим лицом» или станет преддверием его окончательного крушения.

Глупо было бы требовать от либералов отказаться от защиты частной собственности и рынка как таковых. Точно так же было бы глупо требовать от коммунистов отказа от ликвидации частной собственности и рынка как от конечной цели. Недальновидно также требовать от них гарантий не пытаться сделать это в течение какого-то конкретного срока (пять, десять, пятнадцать лет?). А вот об условиях, при выполнении которых коммунисты согласились бы не ставить об этом вопрос, можно. И главное такое условие — реальное и успешное осуществление социал-реформистской политики.

Либералы же должны согласиться с тем, что какое-то вторжение общества в отношения собственности в настоящий момент необходимо. Тогда можно будет договариваться, в каких формах оно будет осуществляться и как далеко оно должно зайти. На этой почве и может возродиться Народный Фронт.

И последнее. Отказываясь от поиска союзников среди левых либералов, демократические и интернационалистские левосоциалистические силы рискуют оказаться один на один с силами откровенно черносотенной тоталитарной реакции, имеющими вполне серьезные шансы оседлать социально-протестное движение.

С уважением, Александр Скобов, член РПД «Яблоко»



Рейтинг:   0,  Голосов: 0
Поделиться
Всего комментариев к статье: 2
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Открытое письмо И.Хакамаде, В.Рыжкову
юрий фатенко написал 21.08.2005 11:16
Открытое письмо И.Хакамаде и В.Рыжкову.
Ирина Муцуовна, Владимир Александрович.
Позвольте в Вашем лице обратиться к членам партий «Наш Выбор» и «Республиканской партии России». И не только к ним.
Поводом написать это письмо для меня послужила статья А. Скобова «Левый поворот», размещенная на сайте РДП «Яблоко». Точнее выводы автора, с которыми мне трудно не согласится:
«В сегодняшней России водораздел проходит не между либеральным лагерем в целом и каким-то другим лагерем. Он рассекает либеральную честь политического поля. Эту реальность и отражает существование двух центров притяжения, продолжающих дробить оставшееся между ними пространство.
Любая консолидация либерального лагеря возможна только вокруг одного из упомянутых центров притяжения, независимо от того, какие лица будут представлять новое объединение. И кому-то в нем места не найдется. В зависимости от того, какой из центров перетянет, что возобладает в либеральной среде: отвращение к гэбистско-олигархическому монстру или страх перед «красно-коричневым» народом.
Консолидация на правой основе - это путь превращения либерального движения в подпорку режима авторитарно-консервативной модернизации, который не приведет страну никуда, кроме очередного болота и социального взрыва. И уж тогда можно не сомневаться, что взрыв этот будет носить антилиберальный характер. Есть другой путь - леволиберальный. Он предполагает не только непримиримую оппозицию авторитаризму в политике, но и признание, что возникшая в результате криминальной приватизации и породившая колоссальное социальное расслоение экономическая система несправедлива и попирает элементарные права человека. Он предполагает… программу демонтажа и реконструкции олигархической системы....
Историческая перспектива российских либералов заключается не в попытках удержать за собой конформистски настроенную часть общества. Она - в возвращении разочаровавшихся в правом либерализме избирателей, в союзе с более массовым и более левым протестным движением, во влиянии на это движение, в привнесении в его среду своих либеральных ценностей. Решить эту задачу можно, лишь внятно и убедительно обозначив леволиберальную альтернативу».
К сказанному мне остается лишь дополнить и ... восполнить пробел, допущенный А.Скобовым. «Либеральные консерваторы», в лице членов партий «Наш выбор», «Республиканской партии», УЖЕ сделали шаг навстречу «социальным либералам» потенциал которых, к слову сказать, не ограничен членами партий Яблоко, КПРФ, Родина. Но и СДПР, Российской партией труда, Партией Слон…
На мой взгляд, ценностные установки, которые в последнее время привнесены, скорректированы программными документами партий «Наш Выбор», РПР позволяют, если не в деталях, то в содержательном плане говорить об общей идеологической платформе этих партий с социально ориентированными партиями.
Я не буду, однако, здесь касаться вопросов идеологического порядка, темы сближения позиций потенциальных участников коалиции. Эту проблему я выношу за скобки настоящего письма. Тем более, что достаточно убедительно (на мой взгляд) это было сделано А. Скововым в его статье.
Мне бы хотелось затронуть технологические вопросы, вопросы совместимости идейно близких, но формально разобщенных организаций.
Накануне съезда Республиканской партии России считаю уместным
обозначить позицию потенциальных участников коалиции, кои не являются членами ни одной из партий. К числу, которых отношу и себя. Так вот, я являюсь приверженцем Президентской республики. Вместе с тем, и потому, мне чужда система организации власти в стране на принципах «выборной монархии», в которой институт Президента находится ВНЕ, а потому НАД всеми другими ветвями и органами государственной власти. Отсюда, мои убеждения и взгляды не могут быть реализованы ни в союзе с правоконсервативными партиями, ни в существующих рамках партий ориентированных на парламентскую республику.
Следовательно, единственной возможностью для себя, как и для других потенциальных участников «леволиберальной коалиции» разделяющих мои убеждения, считаю условие организационного строения коалиционной партии на принципах фракционности. Собственно позицию, которую отстаивают правозащитники в лице «Движения за права человека».
Фракционный принцип устройства коалиционной леволиберальной партии
позволит мне, во всяком случае, сохранить свою идентичность. Вместе с тем,
даст формальные основания состоять в такой партии, активно участвовать в демонтаже системы УКАЗНОЙ «демократии». Скажу более, партия, в арсенале которой задействованы такие понятия как СВОБОДА и СПРАВЕДЛИВОСТЬ по определению должна производить и культивировать
соответствующий «продукт» внутри себя, из себя. Должна быть воплощением тех ценностей и идеологем, которые производит. Для чего она должна быть соответствующим образом и устроена. Если, конечно для такой партии смысл этих слов не пустой звук.
Предлагая к обсуждению принципы строения коалиционной партии
хочу обратить Ваше внимание на то, что элементы фракционности ранее существовали в уставе СДПРФ (3.3. Территориальная организация может состоять из отделений (секций): районных в городах, по профессиям и интересам, по идейной близости и т.п.),
Ныне существуют в партии Яблоко (10.12. В Партии могут быть созданы внутрипартийные объединения (молодежные, гендерные, отраслевые и т.д.). Да и образование СПС произошло на коалиционной основе (Демроссия, Новая Россия, России Молодая... ). Другое дело, что впоследствии эти принципы были нивелированы принципами присущими скорее коммерческим организациям, нежели общественным (политические и административные функции в ныне действующем уставе СПС разведены, параллельны, самодостатоны, взаимоисключающие).
Итак.
Дополнение к Уставу.
В партии допускается создание фракций, если она имеет представительство в половине субъектов федерации, с численностью не менее 1/4 своих членов в каждом из РО, где образуется фракция.
Фракция не является структурным подразделением партии.
Член партии может состоять лишь в одной из фракций.
Принцип образования фракции в партии, участие в ее работе – заявительный.
Свою работу во фракции члены партии организуют самостоятельно,
в соответствие с принятыми ими положениями и решениями.
Решения партии обязательны для исполнения членами фракции.
Решения фракции обязательны для обсуждения выборными органами партии.
Решения по предложениям фракции принимаются органами партии 2/3 голосов
от числа членов (делегатов) соответствующего выборного органа партии.
Представительство членов фракции в выборных органах партии, ее форумов квотируется пропорционально численному составу членов фракции в соответствующем структурном подразделении партии.
Сопредседатели избираются численностью не более числа фракций.
примечание: текст поправки был подготовлен для внесения в старый устав РПР. Отсюда, в нем сохранен институт Сопредседателей. Считаю, что институт Коллективного «лидера» корреспондирует с фракционным принципом строительства партии, и потому оправдан.
К тому же, в преддверии президентских выборов, и менее уязвим.
С уважением, Юрий Фатенко. г. Владимир
Открытое письмо И.Хакамаде и В.Рыжкову.
Ирина Муцуовна, Владимир Александрович.
Позвольте в Вашем лице обратиться к членам партий «Наш Выбор» и «Республиканской партии России». И не только к ним.
Поводом написать это письмо для меня послужила статья А. Скобова «Левый поворот», размещенная на сайте РДП «Яблоко». Точнее выводы автора, с которыми мне трудно не согласится:
«В сегодняшней России водораздел проходит не между либеральным лагерем в целом и каким-то другим лагерем. Он рассекает либеральную честь политического поля. Эту реальность и отражает существование двух центров притяжения, продолжающих дробить оставшееся между ними пространство.
Любая консолидация либерального лагеря возможна только вокруг одного из упомянутых центров притяжения, независимо от того, какие лица будут представлять новое объединение. И кому-то в нем места не найдется. В зависимости от того, какой из центров перетянет, что возобладает в либеральной среде: отвращение к гэбистско-олигархическому монстру или страх перед «красно-коричневым» народом.
Консолидация на правой основе - это путь превращения либерального движения в подпорку режима авторитарно-консервативной модернизации, который не приведет страну никуда, кроме очередного болота и социального взрыва. И уж тогда можно не сомневаться, что взрыв этот будет носить антилиберальный характер. Есть другой путь - леволиберальный. Он предполагает не только непримиримую оппозицию авторитаризму в политике, но и признание, что возникшая в результате криминальной приватизации и породившая колоссальное социальное расслоение экономическая система несправедлива и попирает элементарные права человека. Он предполагает… программу демонтажа и реконструкции олигархической системы....
Историческая перспектива российских либералов заключается не в попытках удержать за собой конформистски настроенную часть общества. Она - в возвращении разочаровавшихся в правом либерализме избирателей, в союзе с более массовым и более левым протестным движением, во влиянии на это движение, в привнесении в его среду своих либеральных ценностей. Решить эту задачу можно, лишь внятно и убедительно обозначив леволиберальную альтернативу».
К сказанному мне остается лишь дополнить и ... восполнить пробел, допущенный А.Скобовым. «Либеральные консерваторы», в лице членов партий «Наш выбор», «Республиканской партии», УЖЕ сделали шаг навстречу «социальным либералам» потенциал которых, к слову сказать, не ограничен членами партий Яблоко, КПРФ, Родина. Но и СДПР, Российской партией труда, Партией Слон…
На мой взгляд, ценностные установки, которые в последнее время привнесены, скорректированы программными документами партий «Наш Выбор», РПР позволяют, если не в деталях, то в содержательном плане говорить об общей идеологической платформе этих партий с социально ориентированными партиями.
Я не буду, однако, здесь касаться вопросов идеологического порядка, темы сближения позиций потенциальных участников коалиции. Эту проблему я выношу за скобки настоящего письма. Тем более, что достаточно убедительно (на мой взгляд) это было сделано А. Скововым в его статье.
Мне бы хотелось затронуть технологические вопросы, вопросы совместимости идейно близких, но формально разобщенных организаций.
Накануне съезда Республиканской партии России считаю уместным
обозначить позицию потенциальных участников коалиции, кои не являются членами ни одной из партий. К числу, которых отношу и себя. Так вот, я являюсь приверженцем Президентской республики. Вместе с тем, и потому, мне чужда система организации власти в стране на принципах «выборной монархии», в которой институт Президента находится ВНЕ, а потому НАД всеми другими ветвями и органами государственной власти. Отсюда, мои убеждения и взгляды не могут быть реализованы ни в союзе с правоконсервативными партиями, ни в существующих рамках партий ориентированных на парламентскую республику.
Следовательно, единственной возможностью для себя, как и для других потенциальных участников «леволиберальной коалиции» разделяющих мои убеждения, считаю условие организационного строения коалиционной партии на принципах фракционности. Собственно позицию, которую отстаивают правозащитники в лице «Движения за права человека».
Фракционный принцип устройства коалиционной леволиберальной партии
позволит мне, во всяком случае, сохранить свою идентичность. Вместе с тем,
даст формальные основания состоять в такой партии, активно участвовать в демонтаже системы УКАЗНОЙ «демократии». Скажу более, партия, в арсенале которой задействованы такие понятия как СВОБОДА и СПРАВЕДЛИВОСТЬ по определению должна производить и культивировать
соответствующий «продукт» внутри себя, из себя. Должна быть воплощением тех ценностей и идеологем, которые производит. Для чего она должна быть соответствующим образом и устроена. Если, конечно для такой партии смысл этих слов не пустой звук.
Предлагая к обсуждению принципы строения коалиционной партии
хочу обратить Ваше внимание на то, что элементы фракционности ранее существовали в уставе СДПРФ (3.3. Территориальная организация может состоять из отделений (секций): районных в городах, по профессиям и интересам, по идейной близости и т.п.),
Ныне существуют в партии Яблоко (10.12. В Партии могут быть созданы внутрипартийные объединения (молодежные, гендерные, отраслевые и т.д.). Да и образование СПС произошло на коалиционной основе (Демроссия, Новая Россия, России Молодая... ). Другое дело, что впоследствии эти принципы были нивелированы принципами присущими скорее коммерческим организациям, нежели общественным (политические и административные функции в ныне действующем уставе СПС разведены, параллельны, самодостатоны, взаимоисключающие).
Итак.
Дополнение к Уставу.
В партии допускается создание фракций, если она имеет представительство в половине субъектов федерации, с численностью не менее 1/4 своих членов в каждом из РО, где образуется фракция.
Фракция не является структурным подразделением партии.
Член партии может состоять лишь в одной из фракций.
Принцип образования фракции в партии, участие в ее работе – заявительный.
Свою работу во фракции члены партии организуют самостоятельно,
в соответствие с принятыми ими положениями и решениями.
Решения партии обязательны для исполнения членами фракции.
Решения фракции обязательны для обсуждения выборными органами партии.
Решения по предложениям фракции принимаются органами партии 2/3 голосов
от числа членов (делегатов) соответствующего выборного органа партии.
Представительство членов фракции в выборных органах партии, ее форумов квотируется пропорционально численному составу членов фракции в соответствующем структурном подразделении партии.
Сопредседатели избираются численностью не более числа фракций.
примечание: текст поправки был подготовлен для внесения в старый устав РПР. Отсюда, в нем сохранен институт Сопредседателей. Считаю, что институт Коллективного «лидера» корреспондирует с фракционным принципом строительства партии, и потому оправдан.
К тому же, в преддверии президентских выборов, и менее уязвим.
С уважением, Юрий Фатенко. г. Владимир
yurfat@rambler.ru
После этого
Импульс написал 18.08.2005 16:55
письма, которое, сочиняли, наверное, все в том же ИПРОГе, последует пространная статья Кагарлицкого или кого-нибудь из его компашки о необходимости союза с "левыми либералами" (само словосочетание у нормального человека, мало-мальски разбирающегося в политике, вызывает гомерический хохот)
В ней, скорее всего, последует призывы сформировать единую коалицию левых либералов и демократов, будет невнятно сказано по поповду отношения к частной собственности и капиталу.
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss