Кто владеет информацией,
владеет миром

Художник как власть

Опубликовано 26.01.2010 автором Григорий Дебеж в разделе комментариев 21

Художник как власть
Побывал я тут на дискуссии клуба «Диалог» в музее Маяковского - «Художник и власть: перпендикулярно мифу». Был приятно обрадован - возможно, потому что аналогичная прошлогодняя дискуссия «Поэт и царь» в «Фаланстере» оставила меня в унынии, выглядела она как интервью Лимонова, а интервьюерам-журналистам и мало отличающимся от журналистов писателям, за хорошие вопросы и почитание, спиртного подливал лимоновский преемник Прилепин. Типичный междусобойчик, фанклуб.

Но не везде с рюманчиком в перстах духовно дремлет творческая интеллигенция! В зале музея Маяковского было куда веселее. Были, конечно, моменты забавные - некоторые бедолаги почему-то в качестве примера отношений художника с властью припомнили убитого (!) злыми ельцинскими наймитами Талькова... Но это из зала реплики, этот ареопаг не трогаю. А вот ведущие говорили интересные, но не всем понятные местами вещи.

Открыла дискуссию Людмила Булавка, специалист по советской культуре, что стало ясно с первых слов. Она сказала, что в ходе разговора будет интересно развенчать серию мифов о взаимоотношениях художника и власти, и что социальные и культурные практики СССР сами по себе опровергают разного рода мифы: взаимоотношение - художник и власть имеет как минимум три модификации - художник и власть (принцип относительной суверенности бытия), художник versus власть (принцип антагонизма), художник как власть (принцип тождественности). Затем Людмила представила собравшимся Дмитрия Чёрного как писателя и левого активиста, заводилу и креатора (не путать с группой Kreator), и передала ему слово.

Товарищ Чёрный, до начала дискуссии для какого-то сетевого проекта что-то наговаривавший на видеокамеру из своих книг, не преминул процитировать в качестве иллюстрации общности либеральных и советских мифов о всемогущей власти и обособленном художнике эпизод из его «Поэмы столицы», который и я легко нашел в Сети, это исповедь объединения писателей «Судьба человека» в ЦДЛ:

«...показалась мне впереди актриса Касаткина, уже дезинформировал было Кожевникова, но приглядевшись распознал ошибку. на сцене поочерёдно преклонных и средних лет «судьбисты», включая несколько известных фамилий вроде Вампилова, публично каялись, признавались что в дивном новом мире, за который они не только сами голосовали, но и неоднократно последовательно поддерживали и Горби, и Ёлкина - на их книги нет спроса, над всем воцарился доллар, и гонораров им не платят даже минимальных в прожиточном смысле.

историческую эту сцену на сцене ЦДЛ пришло посмотреть не так уж много искушённых в данном вопросе зевак. в фойе у зала лежала на бесплатной раздаче книжонка некого либерала, то ли Гайдара, то ли Собчака или вовсе Миши Рыжкова о десятилетии демократии, с упоминанием законов и реформ, принятых правительствами Ельцина... судя по высокой стопке книг, даже этой халявой мало кто интересовался.

затянувшееся покаяние либеральных литераторов не отличалось разнообразием - все они, в конечном счёте,  признавались в несовпадении своих надежд с действительностью, где не обнаружилось обеспеченного демократичного рая, а только жёсткий, ими же воспетый в абстрактном представлении, закон рынка. согласно этому закону, никоим образом для них не неожиданному, а красовавшемуся в ещё горбачёвских обещаниях и реформах (за которые они тянули все свои руки и руки паствы своей, опускали свои бюллетени и кропали строки), вся эта полунищая, но высоко на своё же горе образованная Советской властью интеллигенция - оказалась лишней в ей же воспетом и политически утверждённом обществе. сидящий в первом ряду на сцене совсем не старо выглядящий, пидажчный, с налётом шестидесятничества в водолазке, чем-то в стиле Лимонова очкастый кудрявый писатель серьёзно и обиженно кивал в такт исповедям коллег.

Кожевников, видимо почувствовав себя в роли исповедника и переполнившись грехами чужими, решил пойти перекурить. по широкой красивой, ведущей вправо вниз лестнице мы спустились и тут уже на первом этаже столкнулись с Жириком. с охранниками по бокам и поодаль он поднимался и не растерявшись приветствовал неожиданно молодых посетителей этого келейного мероприятия: «Здрасте, ребята...». вскоре даже внизу, в паркетном коридоре-курилке за малым залом, мы с Кожевниковым услышали как взял слово Жириновский. он был единственным из пришедших по списку высокопоставленных приглашённых, где значились и Лимонов, и Проханов и прочие не только литературно, но и  политически известные господа. до этого, доносящийся из зала голос выступавших у микрофона был неразличим через этажное расстояние, но как только заголосил Жирик - слышно стало более чем доступно, аж пол затрещал. Жир бранил, словно провинившихся подручных отчитывал, кающихся литераторов-либералов - он-то давно и не вспоминал о первой букве партийной аббревиатуры своей.

такое мы решили зрить. поднялись и обнаружили сидящим прямо перед нами единственного, закупорившего весь ряд детину, явно не вмещавшегося в рамки места в ряду. неизменно хлопая Жириновскому, он так раскачивал ветхий рядок, что доставал наши, позадисидящие колени. вскоре мы сообразили, что это один из охранников Жириновского. разъетый, плечистый в сером расстёгнутом пиджаке - он просто выполнял свою работу, помогал хозяину выступать. на едкие обиженные реплики из зала он внимательно приглядывался - в ту сторону, откуда звучало несогласие с хозяином. Жириновский, стоя как вокалист у микрофона, предался не ограниченному временными рамками монологу. трещали в монологе кости сидящих позади - ругал их за неумение найти себе место в жизни: «Бедно живёте, мало платят вам? Так вам и надо!». идея отчитки сводилась к тому, что старые либералы плохо работают, не признают необходимости авторитарного правления под знаменем ЛДПР, не признают величия России под буржуями в полной красе - за то и поплатились...»

Далее Чёрный расставил акценты следующим образом: миф об одиноком художнике, говорит, был именно на рубеже 1980-90-х широко тиражируем СМИ, отчасти он помог и контрреволюции. Противопоставление художника власти, нагнетание «тоталитарного» тумана вокруг советской власти и при этом воспоминания о репрессированных и просто неизданных авторах - усилили этот антагонизм. Как результат - в 90-х считалось нормальным полное одиночество писателя, поэта, художника, ведь и новая власть занималась своим делом, приватизацией. Товарищ Чёрный раскочегаривался потихоньку:

- Недавно я просто где-то на Mtv, кажется, видел как новый продвинутый очкастый гитарист «Парка Горького», что ли, жаловался на долгие советские годы подавления личности - мол, всех перемалывали в общую серость. Увы, это сейчас мейнстрим, так сказать - самая распространенная точка зрения даже для тех, кто и бывать не бывал в СССР, кто в несознатеньном возрасте там прожил немного до 1991-го. Так вот на что хочу теперь обратить внимание - какой был тогда проделан трюк с гражданами СССР. Много напереживав по поводу несвободы личности, по поводу «серости» пресловутого совка - что сделали те же самые партийные функционеры, кто вчера цензурировал и высылал? Правильно: они начали приватизацию. Вместе с идеей свободы личности они вытащили на повестку дня уже не просто идею, а практику свободы предпринимательства, а говоря конкретнее - приватизации водочных заводов, нефтяных месторождений, трубопроводов, всего вчера еще социалистического, общенародного. В итоге - клюнувшая на лозунг освобождения личности от тоталитарного гнета интеллигенция так со своей свободой личности да прежними полунищими заработками и осталась, как те «судьбисты», а вот вчерашние системщики из КПСС - в «Единой России» и при деньгах, они остались с другим «прикупом» в результате «гонки свобод». Поэтому стоит видеть в первом мифе «Художник против власти» и определенную ширму для приватизации.

Но сейчас-то именно эта стратегия единственно позволяет сохранять идентичность. Чего стоит поп-фантаст Лукьяненко с его искренней любовью к Рублевским высоким заборам и улыбкой лояльности за столом у Путина в Кремле? Кому интересен витающий в наркомирах Пелевин? Разве что тоже «пЫхающим». Поскольку литературный истеблишмент в большинстве своем либерален, то для него куда точнее будет стратегия на самом-то деле - номер два, о которой уважаемая Людмила пишет в своей статье о споре Цветаевой с Мандельштамом. Когда художник сотрудничает с властью, хочет он того или нет. Они-то считают себя отдельно от власти существующими, но здесь очень важен первичный выбор, первый, дотворческий импульс - он связан с политической идентификацией. Считай себя независимым - в том числе и финансово - хоть тысячу раз, но идейно ты можешь быть идентичен власти нефтесосов. И если писатель не заинтересован во взятии власти - элементарным познанием ее структуры, ментальным усилием, обличающим словом, то кому интересно его окольно продуктивное воображение?

Скажем, Пелевин начинал с того, что развлекал уже готовую к подобным скоморошествам либеральную аудиторию усложненными анекдотами про Чапаева, усиливая сомнения в реальности героя как такового, и красного героя в частности. Попса в чистом виде. Шакалий лай на мертвого льва. Сорокин тоже везде чует какую-то «отрыжку позднего совка». Несчастные люди: они и сами не ведают, что, считая себя высочайшими интеллектуалами, косвенно служат как раз власти - своей банальной антисоветчиной, своей безысходной маргинальщиной.

Контрапункт - пример Маяковского. «Моя революция» - решил он до сотрудничества с Советской властью, а по сути-то еще раньше, в подполье, разнося листовки и попавшись с ними, побывав в Бутырском приказе. Но она дала ему огромные тиражи не за это, а под конкретные произведения - другие же отказывалась печатать... Значит - художник как властитель дум может быть властью и сам, и даже обгоняя власть! А что нынешние так называемые оппозиционные писатели? Они попросту боятся лишний раз показаться в Кремле, чтобы не сочли пиаром всякие ушлые журналисты... Да надо любую возможность использовать чтобы власть ущучить! Смешной выбор: либо по-пёсьи улыбаться за чаем у Путина, либо отмалчиваться дома. Поэтому я считаю самой актуальной третью стратегию - художник и есть власть. Борьба принципов художественного обобщения действительности, борьба стилей - вот нынешняя повестка дня. И в этой борьбе худождники писатели куда более нетерпимо относятся друг к другу, нежели к власти, поскольку они отвоевывают его величество Читателя, они хотят стать властителями дум. Удастся это - и политическая власть не за горами.

Забавный, но показательный пример. Сурков пишет, это... «ОколоКремля», то есть «Околоноля» - и сам же строчит рецензии, он раскручивает свой текст, ему мало закадровой роли. Вот не художник-власть, а власть-художник, пример, конечно, комический, карикатурный. Мало писать тексты для «Агаты Кристи» - хочется быть похваленным Виктором Ерофеевым, Сурков ему, как и я свою «Поэму столицы», дарит для этого книгу... Понятно, кого похвалит Ерофеев, так нежно относящийся к кремлёвским либералам.

Мы как-то говорили с московским коллегой Сергеем Шаргуновым - хорошо, конечно, получать премии, написать большой роман «и не париться». Но лучше всего взять власть. Вот это интересно. Художник как власть - вот лучшая стратегия, вот лучшая позиция и для художника в оппозиции (как властителя дум), и для художника приходящего к власти, к реализации своих идей. Это и есть венец радикального реализма, но сейчас речь не об этом.

Далее выступила Людмила Булавка. На примере Маяковского она развенчала миф о давлении власти на личность поэта - зачастую сам поэт обгонял издателей своей инициативой, проводил массу творческих вечеров по городам и весям, собирал голоса в пользу публикации своих стихов, пьес и поэм:

- Творческий метод Маяковского - это подлинно диалектический метод, позволивший ему не только отразить действительность (теза), но и художественно выразить отрицание ее превращенных форм (антитеза), дав в результате художественный образ разрешения противоречий социальной действительности (синтез). Интересно, что в его творчестве гражданственность присутствовала как своеобразная теза, сатира - как антитеза, а лирика - как диалектический синтез-снятие. И в той мере, в какой сатира была яростной, в той же мере лирика была жизнерадостной и нежной. Если принцип художественной критики понимать по-марксистки, т.е. не как перечень недостатков рассматриваемого явления, а как поиск его противоречий с последующим обязательным снятием, то Маяковский, в соответствии со своей мерой художественного видения - гиперболизмом, доводит эти противоречия до их гротесковой остроты. А если к этому добавить еще страстность его идейной позиции, яркость и меткость его поэтического таланта и силу его эмоционального отношения, то в этом случае критика превращается уже в воинственную сатиру. И если острота сатиры определялась художественным масштабом поэта, то глубина его лирики - его человеческим величием.

Вот почему синтез у Маяковского «выговаривается» лирикой, но уже нового типа. Его принципиально новый взгляд категорически отрицал сильно «потертое» к этому времени представление о лирической сущности поэта, о чем А. В. Луначарский сказал очень точно: «Человек, если он поэт, должен быть, прежде всего, лириком, он должен уметь делать так, чтобы его очень музыкально тошнило перед всем миром. Маяковского от этой лирики, от всякого такого музыкального птичьего чиликанья, от всяких мелодиек... - от всего этого его воротило». Маяковский, будучи человеком лично закрытым, в своем творчестве явил миру качественно новый тип лирики, мерой которой стал человек как представитель Рода Человек (родовой Человек). Действительно, поэт, будучи вполне конкретно-историческим и конкретно-культурным воплощением родового Человека, сказал всему миру «во весь голос» не о Себе, но, что важно, - от Себя и о Своем. И это «свое», прозвучавшее как откровение всему миру (не только своему классу), имело подоплеку того всеобщего, что делало его общественным событием культуры, причем не только советской.

Особенность лирики Маяковского определялась не столько его субъективным бесстрашием в своей открытости перед жизнью, сколько объективным единством поэта с миром (во всем его приятии и неприятии), которое происходило из его абсолютно неотчужденного отношения к нему. Но именно в силу этого неотчужденного отношения поэт как раз и чувствовал всю глубину своей разобщенности с действительностью, и не только дореволюционной, но и советской, хотя и по-разному. Это объективное противоречие между объективным единством с действительностью и одновременно субъективной разобщенностью с ней как раз и было «внутренней пружиной» личности Маяковского. Если в своем критическом пафосе поэт художественно фиксировал это противоречие, то посредством лирики он пытался его разрешить. Кстати, это противоречие он разрешал двояко: как поэт - в идеальной форме, а как субъект социального творчества - уже в материальной. Персонифицируя в себе принцип открытости и откровенности не частного человека, а ассоциированного индивида, Маяковский тем самым как раз и заявил коммунистический тип лирики.

В своих отношениях ко всему (от Революции до собак, от любимой до Моссельпрома) поэт всегда проговаривал себя как родовой Человек, причем не абстрактный, а вполне конкретный («ростом 6 футов, крепкой комплекции, обладающий коричневыми волосами и карими глазами»). То обстоятельство, что этот родовой Человек говорил в нем от первого лица, также определяло особенность его лирики.

Но, как известно, у родового Человека есть лишь одна «среда обитания», одно «место поселения» - мир Культуры, и именно его «коммунистическим заселением» как раз и занимался Маяковский, несмотря на все трудности исторического обстоятельства - «для веселия планета наша мало оборудована». Посредством не только своего поэтического творчества, но и всей своей жизнедеятельности Маяковский как раз и трансформировал реалии «советского социализма» в мир Культуры, столь жизненно необходимый для Нового человека. Более того, именно эту задачу он как раз и считал самым главным делом социализма, а значит и его субъекта (Нового человека). Кстати, социализм, «снятый» в мир Культуры - это и есть коммунизм. И этот мир культуры (= коммунизм) поэт творил именно сам,  развивая в себе все свои сущностные силы, а не ждал его пришествия, как это свойственно большинству интеллигенции.

Вот почему Маяковский как личность был весь определен и предельно выражен, причем даже художественно: его поступки и стихи, личные отношения и общественные конфликты - все это становилось явлением и стилем с большой буквы. И в этом была тайна неотвратимости его как культурного и общественного феномена. Будучи предельно определенным и выраженным, Маяковский и как поэт, и как личность становился видным, он заставлял мир себя увидеть (не обязательно принять). Его нельзя было обойти, что далеко не всех радовало. Он заставлял мир (не только субъективно, но объективно) увидеть себя как Человека Культуры и Истории во всей их целостности и полноте, без остатка, утаенного в углах частных смыслов и умыслов. И, может быть, именно в этом истоки поражающей нас мощности и трепетности лирики Маяковского, не встречающейся прежде: «В поцелуе рук ли, // губ ли, // в дрожи тела // близких мне // красный // цвет // моих республик // тоже // должен // пламенеть».

Поэт не боялся видеть противоречий ни социализма, ни культуры. Вот почему для Маяковского критика и самокритика были методами его творческой жизнедеятельности. Диапазон его критического кругозора предопределялся не только его художественным мировоззрением, но - самое главное - делом становления Нового человека в СССР. И об этом он говорит прямо: «Для меня было бы единственной критикой, если бы мне сказали, что это не подходит для нас, для Советского Союза».

 

   В завершение, в ходе «мозгового штурма» выступил поэт и бард Владимир Платоненко, лишний раз доказавший, что нынешние отношения власти к народу это пиар, а отношение художника к искусству как к ремеслу - куда более честное, чем власти к художнику. Присутствовавший в зале Анатолий Баранов уже в кулуарах подчеркнул, что ведущие совершенно упустили проблему востребованности художника обществом, чем поставил новую тему для дискуссии.


Материал по теме:

Цветаева и Мандельштам: по разные стороны правды



Рейтинг:   1.90,  Голосов: 29
Поделиться
Всего комментариев к статье: 21
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Re: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Дебеж-*****
Свистун написал 27.01.2010 17:09
Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок.
Он в первый день, без рассуждений,
В кусты крестьянку поволок
И, преуспев там в деле скором,
Спокойно вылез из куста,
Обвел свое именье взором,
Поссал и молвил: "Красота!"
Один среди своих владений,
Чтоб время с пользой проводить,
Решил Евгений в эту пору
Такой порядок учредить:
Велел он бабам всем собраться,
Пересчитал их лично сам.
Чтоб было легче разобраться,
Переписал их по часам.
Бывало, он еще в постели
Спросонок чешет два яйца -
А под окном уж баба в теле
Ждет с нетерпеньем у крыльца.
В обед еще, и в ужин тоже...
Да кто ж такое стерпит, Боже!
А наш герой, хоть и ослаб,
Ебет и днем, и ночью баб.
В соседстве с ним и в ту же пору
Другой помещик проживал.
Hо тот такого бабам пору,
Как наш приятель, не давал.
Звался сосед Владимир Ленский.
Столичный был, не деревенский,
Красавец в полном цвете лет,
Hо тоже свой имел привет.
Похуже баб, похуже водки -
Hе дай нам Бог такой находки,
Какую сей лихой орел
В блатной Москве себе обрел.
Он, избежав разврата света,
Затянут был в разврат иной.
Его душа была согрета
Hаркотиков струей шальной.
Ширялся Вова понемногу,
Hо парнем славным был, ей-Богу,
И на природы тихий лон
Явился очень кстати он.
Ведь наш Онегин в эту пору
От ***** частой изнемог.
Лежал один, задернув штору,
И уж смотреть на баб не мог.
Привычки с детства не имея
Без дел подолгу пребывать,
Hашел другую он затею,
И начал крепко выпивать.
Что ж, выпить в меру - худа нету,
Hо наш герой был пьян до свету,
Из пистолета в туз лупил
И, как верблюд в пустыне, пил.
О вина, вина! Вы давно ли
Служили идолом и мне?
Я пил подряд: нектар, ***** ли,
И думал, истина в вине.
Ее там не нашел покуда,
И сколько не пил - все во тщет.
Hо пусть не прячется, паскуда -
Hайду! Коль есть она вообще.
Онегин с Ленским стали други.
В часы свирепой зимней вьюги
Подолгу у огня сидят,
Ликеры пьют, за жизнь *****...
Hо тут Онегин замечает,
Что Ленский как-то отвечает
Hа все вопросы невпопад,
И уж скорей смотаться рад,
И пьет уже едва-едва...
Послушаем-ка их слова:
-Куда, Владимир, ты уходишь?
-О да, Евгений, мне пора.
-Постой, с кем время ты проводишь?
Или уже нашлась дыра?
-Ты угадал, но только - только...
-Hу шаровые, ну народ!
Как звать чувиху эту? Ольга?!
Что, не дает?! Как - не дает?
Ты, знать, неверно, братец, просишь!
Постой, ведь ты меня не бросишь
Hа целый вечер одного?
Hе ссы - добьемся своего!
-Скажи, там есть еще одна?
Родная Ольгина сестра?!
Свези меня! -Ты шутишь? -Hету?!
Ты будешь тулить ту, я - эту!
Так что, мне можно собираться?
И вот друзья уж рядом мчатся.
Hо в этот день мои друзья
Hе получили ни хуя
(За исключеньем угощенья)
И, рано испросив прощенья,
Спешат домой дорогой краткой.
Мы их послушаем украдкой....
-Hу, что у Лариных? -Хуйня!
Hапрасно поднял ты меня.
Ебать там никого не стану,
Тебе ж советую Татьяну.
-Что ж так? - Ах, друг мой Вова,
Баб понимаешь ты *****...
Когда-то, в прежние года,
И я драл всех - была б *****.
С годами ж гаснет пыл в крови -
Теперь ***** лишь по любви.
Владимир сухо отвечал,
И после во весь путь молчал.
Домой приехал, принял дозу,
Ширнулся, сел и загрустил.
Одной рукой стихи строчил,
Другой ***** яростно дрочил.
Меж тем, двух ебарей явленье,
У Лариных произвело
Hа баб такое впечатленье,
Что у сестер ***** свело.
Re: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Дебеж
Дебеж написал 27.01.2010 17:05
модератор ты где? Заебали меня эти форумные паразиты! Забью на этот форум большой болт, если не почистите площадку для изливаний наболевшего.
Re: Re: Re: Re: Re: Re: Дебеж
Дмитрий г.Запорожье написал 27.01.2010 17:00
Дебеж, ты с дуба рухнул или как? Пиздабол *****.
Re: Re: Re: Re: Re: Дебеж
Дебеж написал 26.01.2010 23:47
тремя постами ниже - не я, как вы поняли, я пишу с маленькой. и тут явная шизоиндукция
Re: Появляются ягодки!
Булыжник написал 26.01.2010 21:41
"Россию лишили статуса великой научной державы" (интернет)
Россию лишили всего и прежде всего лишили БУДУЩЕГО!
Re: Re: Re: Re: Re: Дебеж
Троцкист написал 26.01.2010 18:00
Дебеж, сделай себе дюбаж, могет моможет.
Re: Re: Re: Re: Дебеж
Дебеж написал 26.01.2010 17:45
Ну, если Баранов считает "нормальной" практику, при которой за несколько месяцев куда-то исчезает 9 триллионов зимбабвийских долларов (практически, 3/4 ВВП страны), и никто не может дать вразумительного ответа на вопрос "где деньги?", мне сложно с Вами о чем-то дискутировать. Мне смешно читать Ваши предположения о "подводных лодках". Я вообще не представляю, что такое 9 триллионов зимбабвийских долларов, какого порядка это число, в применении к деньгам? Мне вот, например, сложно представить. Зато я могу Вам сказать, что на эти деньги можно построить как минимум 1,000, 000 презервативов с усиками. Как сказал бы Синклер: sleep on, sheeple. ("Продолжайте спать, стадо.")
Re: Re: Re: Дебеж
Дебеж написал 26.01.2010 14:58
а у Пелевина и Сорокина в "Сахарном Кремле" нет политической направленности?)))
тебе еще привести примеры попсы с "политической направленностью"?
какой ты Троцкист?
там банальный руспатриотизм пополам с набожностью новообретенной. это - политическая направленность? не смеши
накакать перед кремлевскими дверьми - не политика. потому Авен так легко и раздолбал эту "революционность" - нет за ней идей. "морально обанкротившаяся" власть - это не революционная теория, согласись. отсюда и поиски бога во "Грехах"...
Re: Re: Дебеж
Троцкист написал 26.01.2010 14:45
Ну да. Мне интересно было читать Прилепина.
Возможно кому-то еще. Есть политическая направленность
Но!Кто вспомнит "Саньку" лет через 10?
А разговоры с вечностью
Вечность - не сиюминутность.
Re:
Дебеж написал 26.01.2010 14:34
если вы обратили внимание - дискуссия была не о Лимонове)
и у него тоже - не о писателе. "Поэт и царь" - это Россин один, пожалуй...
а политическая дейтельность как раз дает направление писателю - вот о чем говорили. без оного - скука и "разговоры с вечностью"
(без названия)
Троцкист написал 26.01.2010 14:01
Глупая дискуссия.
Писатель - это работа такая. Умеет человек написать, продал тираж - получил денюжку.
Мессианство писательское, псевдореволюцонность в далеком прошлом.
Лимонов перестал быть писателем, занявшись политикой. У него сейчас другой статус, более рискованный.
(без названия)
errror7 написал 26.01.2010 13:50
В любом обществе есть люди, которых не устраивает действующий строй. Какое общество должно быть построено, чтоб устраивало всех? Нет такого. Есть большинство, которое желает бесплатную квартиру, бесплатный детский сад, бесплатное образование и халявную государственную службу. Россия, как сырьевая страна может все это обеспечить. Россия может прокормить целый класс лоботрясов, которые будут контролировать остальное население для собственного обогощения. Россия может существовать вопреки здравому смыслу. Художник и власть. Одни бездельники возражают против других. Художник это человек, который желает заниматься тем, чем ему нравится. Не тем , чем полезно обществу, а своей мазней / сам имею склонность к художеству, поэтому и брюзжу\. Про чиновников промолчим. Талант и чиновник –антонимы. Да простит меня исключение из правил, Петр 1.
Re: Re:
Дебеж написал 26.01.2010 13:01
насчет Ахматовой не со своим народом - не только Жданов, но и Цветаева это говорила:
"писать про каких-то арлекинов во время наступления на Москву"
Re:
Торри челли написал 26.01.2010 10:31
Вот и получается,что А.Жданов был ПРАВ,когда называл Ахматову блудницей.Вместо того,чтобы быть вместе со своим народом,эта "поэтесса" выла в пространство от неразделенной любви.А лекарство от таких завихрений всегда и во все времена было только одно.Порка этой завшивленной интелигентки.Да так чтобы орала.
(без названия)
Алексей Мартов написал 26.01.2010 10:26
>вскоре даже внизу, в паркетном коридоре-курилке за малым залом, мы с Кожевниковым услышали как взял слово Жириновский. он был единственным из пришедших по списку высокопоставленных приглашенных, где значились и Лимонов и Проханов
не знаю уж почему Лимонов не пришел, но в принципе это правильно оказалось. Ведь если устроители приглашают Жирика и Проханова, то порядочным людям там делать в принципе нечего. Прилашать на дискуссию таких мразей - это сам по себе диагноз. И оправдать это необходимостью широкого диалога никак не получится.
(без названия)
Торри челли написал 26.01.2010 10:15
С чего началась "перестройка"? Одним из первых шагов было вознесение жыдами на алтарь Ахматовой.Она,дескать и то,она и се.А вот что пишет про нее и не только про нее,но вообще про жыдовских "поэтов" настоящий русский ПОЭТ-Игорь Васильевич Лотарев(Северянин) в своих медальонах.
СТИХИ АХМАТОВОЙ
Стихи Ахматовой считают
Хорошим тоном(Comme il faut)
позевывая их читают,Из них не помня ничего!...
"Не в них ли сердце современной
Запросной женщины?"-твердят
И с миной скуки сокровенной
приводят несколько цитат
Я не согласен,-я обижен
За современность:неужель
Настолько женский дух унижен,Что в нудном плаче-самоцель?
Ведь это-ж Надсона повадка,
И не ему-ль она близка?
Что за скрипучая "кроватка!"
Что за ползучая тоска!
Когда-ж читает на эстраде
Она стихи,я сам не свой:
Как стилен в мертвом Петрограде
Ее высокопарный вой!
И так же тягостен для слуха
Поэт(как он зовется там??)
Ах,вспомнил:"Мраморная муха"
И он же-Осип Мандельштам
И если в Лохвицкой-"отсталость"
"Цыганщина"-есть что-то,то
В Ахматовой ее усталость
Есть абсолютное ничто.
Сюда,вполне можно добавить и других евреев-Шурика Черного,Диму Мережковского,Зину Гиппиус и т.д.У этих жыдов бросается в глаза разница между пакостливым,все вокруг обсирающим,хаоактером жыда и вдохновенным и светлым характером русского.
Re:
Торри челли написал 26.01.2010 09:47
"И так же тягостен для слуха
Поэт(как он зовется там??)
Ах,вспомнил:"Мраморная муха"
И он же-Осип Манделбштам"
странная страна
кенг написал 26.01.2010 07:12
мне думалось, что художник творит, когда есть вдохновение, есть муза. но и наверное, когда нечего есть, нет денег. а если есть большой заказ. а там уже от человека зависит-кто в порно, а кто кинохронику бунтующего народа снимать будет. не знаю, какое вдохновение у человека может вызвать сегодняшнее положение русского народа, но точно представляю какой, большой заказ, может поступить.
(без названия)
Дум-дум написал 26.01.2010 04:05

Эссе. "А.В.Луначарский. Заметки о споре Цветаевой и Мэндельштама".
" 195... год для Анатолия Васильевича был знаменательным.
Находясь на отдыхе, он узнал, что Владимирский педагогический институт им.А.В.Луначарского присвоил ему, А.В.Луначарскому, звание Владимирского педагогического института.
Тогда же в дневнике Цветаевой записано:
"Отмечали звание широко, но скромно в ресторане "Золотые Ворота".
Плясали, были девочки...
Уже после Анатолию Васильевичу пришлось провожать Мэндельштама.
Он как всегда ...пился (неразборчиво) , как скоти... (не разборчиво).
Больше я его (Луначарского-разборчиво) не видела.
На третий день пришел Мэндельштамм, плакал, сменил белье, принес записку... и ушел...
в которой Мэлдельштам (зачеркнуто-Цветаева) Луначарский сказал очень точно:
"Человек, если он поэт, должен быть, прежде всего, лириком, бл...ть(неразборчиво), он должен уметь делать так, чтобы его очень тошнило...
Но блевать на сюртук-то зачем? И ведь выпил-то не много..."
Студент 4-го курса ВПИ им.А.В.Луначарского Думс-думс.
(без названия)
Дум-дум написал 26.01.2010 03:28

Прочитал, думаю, что неплохо.
1 | 2 | >>
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss