Кто владеет информацией,
владеет миром

Конституция имеет высшую юридическую силу на всей территории РФ, включая район «Соколиная гора» и площадь перед станцией метро «Электрозаводская»

Опубликовано 13.03.2010 в разделе комментариев 7

расеянская фемида беспредел суд
Конституция имеет высшую юридическую силу на всей территории РФ, включая район «Соколиная гора» и площадь перед станцией метро «Электрозаводская»

Выступление защитника Акимова В.В. 9 марта 2010 года по уголовному делу № 365948 Акименкова В.Г., обвиняемого в совершении преступления по ч. 2 ст. 282.2 УК РФ, при рассмотрении в судебном участке № 298 района «Соколиная гора» г. Москвы, мировой судья Дьячкова В.А.

Принципы уголовного преследования по части 2 статьи 282-2 УК РФ.

I. Нормы материального права

I.1. О диспозиции нормы ч. 2 ст. 282.2 УК РФ
Диспозиция части 2 статьи 282.2 УК РФ внешне достаточно проста. Она включает несколько элементов:

1. Правонарушитель.
2. Организация, деятельность которой запрещена вошедшим в силу судебным решением.
3. Участие в деятельности такой организации.
4. Потерпевший.

Видимая простота конструкции нормы ч. 2 ст. 282.2 УК РФ провоцирует неадекватную трактовку употребленных в ней правовых категорий и понятий. Это влечет ошибки в определении квалифицирующих признаков правонарушения, затрудняя отграничить уголовно наказуемые деяния от схожих действий гражданина, которые могут быть квалифицированы как правонарушения по КоАП РФ или которые вообще не являются правонарушением.

I.2. О принципах уголовного преследования за экстремистскую деятельность
Часть 2 ст. 282.2 УК РФ входит в совокупность уголовно наказуемых преступлений раздела X «Преступления против государственной власти» и размещена специально в главе 29 «Преступления против основ Конституционного строя и безопасности государства».

В силу этого каждой статье, включенной в главу 29 УК РФ, имплицитно присуще наличие общих признаков, характерных для особо опасных преступлений данного рода. Это проявляется в том, что преступные действия направлены именно против основ Конституционного строя или против безопасности государства. При этом речь идет исключительно о практических действиях преступника, использующего такие орудия совершения преступления, которые адекватны умыслу преступника.

Именно наличие таких орудий совершения преступления, которые адекватны умыслу, доказывает и наличие прямого умысла в действиях преступника в форме приготовления к его совершению, что является необходимым условием предъявления обвинений какому-либо лицу в подготовке или совершении преступления по признакам, изложенным в статьях главы 29 УК РФ.

На это обстоятельство обращает внимание Генеральная прокуратура РФ.
Расследование по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 282-2 к исключительной подследственности следователей органов прокуратуры (подпунктом «а» ч. 1, п. 2 ст. 151 УК РФ).

В 2002 г. изданы «Методические рекомендации "Ответственность за криминальные проявления экстремизма"». Они подготовлены НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.

Рекомендации содержат специальный параграф - «Уголовная ответственность за организацию деятельности экстремистской организации (ст. 282-2 УК РФ)». В аннотации говорится: «Настоящая работа посвящена вопросам уголовно-правовой борьбы с экстремизмом. В ней высказаны рекомендации по квалификации деяний, предусмотренных ст. 239, 282, 282-1, 282-2 УК РФ. Предназначена для сотрудников органов прокуратуры». Эти рекомендации, изданные под грифом Генеральной прокуратуры РФ, обязательны для применения теми, кому они адресованы.

Как известно, следователи прокуратуры самостоятельны в принятии решений по расследуемым ими уголовным делам, в выборе методики и тактики расследования, в организации своей работы. Однако они не вправе игнорировать методические рекомендации, изданные Генеральной прокуратурой РФ специально для сотрудников своих органов.

«Методические рекомендации» содержат трактовку ряда ключевых терминов УК РФ, без аутентичного понимания и правильного применения которых затруднительно квалифицированное расследование преступлений экстремистской направленности, равно как и подготовка и представление в суд соответствующего обвинительного заключения.

В Рекомендациях (с. 20) дается определение, термина «организация деятельности», использованное в статье 282-2 УК РФ и разъясняющее следователям прокуратуры его смысл:

«Под организацией деятельности следует понимать любые действия, направленные на восстановление структуры объединения либо иной организации; по формированию направленности и задач деятельности; по привлечению сторонников, по материально-техническому обеспечению, результатом которых стало возобновление и налаживание его деятельности».

«Методические рекомендации» Генеральной прокуратуры РФ исчерпывающим образом раскрывают объект преступного посягательства по статье 282-2 УК РФ:

«Непосредственными объектами, на которые посягает настоящее деяние, являются основы конституционного строя и безопасность государства. Объективная сторона настоящего преступления выражается в организации деятельности экстремистской организации. Понятие экстремистской организации содержится в ст. 1 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" от 25 июля 2002 №114» (указ. соч., с. 20).

В «Методических рекомендациях» дается также разъяснение субъективной стороны данного вида преступления:

«С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что организует деятельность экстремистской организации, и желает совершать эти действия. В ч. 2 ст. 282-2 УК РФ установлена ответственность за участие в деятельности экстремистской организации. Содержание понятия участия не отличается от аналогичных признаков ч. 2 ст. 239 и ч. 2 ст. 282-1 УК РФ» (там же, с 21).

Следуя рекомендации Генеральной прокуратуры РФ, обращаем внимание на то, как раскрыто содержание понятия «участие» в изложении ч. 2 ст. 239 УК РФ: «Участие в деятельности указанного объединения, а равно пропаганда деяний ...», а также в ч. 2 ст. 282-1 УК РФ:

«Создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, а равно руководство таким экстремистским сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений экстремистской направленности».

Рекомендации Генеральной прокуратуры и точное их использование в расследовании дел по ст. 282-2 УК РФ, во-первых, позволяет избежать необоснованных обвинений кого бы то ни было в «участии» в деятельности преступного сообщества, в т.ч. и такого, чья деятельность запрещена вошедшим в силу решением суда, а во-вторых, не допустить заведомо ошибочного отождествления преступной «пропаганды деяний» с тем, что именуется пропагандой «взглядов и идеологий». Последнее не является и не может являться не только преступлением, но и правонарушением, т.к. в силу ст. 13 и 29 Конституции РФ это является осуществлением конституционных прав и свобод граждан.

Рекомендации Генеральной прокуратуры отвечают требованиям пункта 4 статьи 15 Конституции РФ, где говорится, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. И что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В данном случае вступившая в силу 29 марта 2003 года "Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 15 июня 2001 года" содержит определение понятия «экстремизм» (ст. 1, п. 1, ч. 3) такого содержания:

«"Экстремизм" - какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них» (Собрание законодательства Российской Федерации от 13 октября 2003 г. N 41 ст. 3947).

Определение экстремизма закрепленно в статье 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». В нем экстремизм также определен как деятельность через указание на 13 конкретных форм его проявления, осуществляемых публично и соединенных с насилием либо угрозой его применения в смысле ч. 1 ст. 112, ст. ст. 115 и 116 УК РФ.

I.3. О понятии «преступная организация» или «преступное сообщество»
Необходимо также учитывать, что любая организация, деятельность которой судебным решением запрещена, - разновидность преступного сообщества или преступной организацией (ст. 210 УК РФ). В части 5 статьи 35 УК РФ даются квалификационные признаки такой организации, участники которой несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (в ред. Федерального закона от 03.11.2009 N 245-ФЗ).

Характерно, что часть 2 статьи 282.2 УК РФ, как и статьи 208 и 210 УК РФ, снабжены идентичными примечаниями об освобождении лица, добровольно прекратившего участие в преступном сообществе (преступной организации), от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

В этой связи важное значение имеют руководящие указания Пленума Верховного суда РФ и его Постановления от 10 июня 2008 г. N 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)».

Пленум ВС РФ обобщил судебную практику в целях правильного применения законодательства об уголовной ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) либо за участие в таких преступных сообществах и объединениях.

В Постановлении (п. 4) обращается внимание судов на необходимость выявления характерных признаков преступной организации, указанных в части 3 и 4 статьи 35 УК РФ, члены которой объединены единым умыслом, осознанием ими общих целей ее функционирования и своей принадлежности к ней. Важно и указание Постановления на то, что уголовная ответственность наступает с момента фактического образования указанного преступного сообщества.

Пленум ВС РФ указывает (п. 8), что «суду надлежит устанавливать конкретные данные, свидетельствующие о направленности умысла входящих в них лиц на совершение этими группами совместных действий», ссылаясь на нормы ст. 35 и ст. 210 УК РФ, согласно которым преступное сообщество (преступная организация) состоит из двух или более лиц (включая руководителя этой группы).

II. Анализ Обвинительного заключения с точки зрения правильности применения норм материального и процессуального права

II. 1. Квалификация обвинения, предъявленного Акименкову В.Г
Гражданину Акименкову В.Г. предъявлено обвинение в совершении им преступления по части 2 ст. 282-2 УК РФ.

Из Обвинительного заключения следует, что следствием, якобы, установлено, что действия гражданина Акименкова В.Г. могут быть квалифицированы как конкретные общественно опасные деяния, признаки которого описаны в диспозиции части 2 ст. 282-2 УК РФ, а именно: «Участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

Однако обвинение упустило из виду, что непосредственно самой квалификации предшествует установление события преступления, т.е. наличия общественно опасного деяния с указанием времени, места, способов, мотивов его совершения и иных обстоятельств, которые согласно УПК составляют самостоятельный предмет доказывания. В процессе дальнейшей квалификации, после установления события общественно опасного причинения вреда именно данным человеком, можно ответить на вопрос, имеется ли в его действиях состав преступления.

Часть 1 ст. 73 УПК РФ дает исчерпывающий перечень обстоятельств как объективных элементов события, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу. Это установление:

1) события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновности лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.
УПК РФ (ст. 87) предусматривает проверку представленных доказательств, а также оценку каждого из них в соответствии ч. 1 ст. 88 УПК РФ: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела».

Выяснение этих вопросов и предоставление допустимых доказательств являются главным содержанием уголовного судопроизводства в силу того, что в соответствии с требованиями статьи 299 УПК РФ в ходе судебного заседания должны быть получены исчерпывающие ответы на такие вопросы:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;
2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;
3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено;
4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;
5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление.

II. 2. Событие, инкриминируемое гражданину Акименкову В.Г.

В Обвинительном заключении событие, инкриминируемое Акименкову В.Г. описано следующим образом:

16.04.2009 примерно в 18 часов 20 минут, находясь у входа на станцию Московского метрополитена им. В.И. Ленина «Электрозаводская», расположенную по адресу: г. Москва, ул. Большая Семеновская, д. 20, имея при себе агитационную печатную продукцию в виде черно-белых листовок формата А5 в количестве не менее 27 штук, начал распространять указанные листовки среди граждан.

Именно это действие квалифицировано обвинением как «преступная деятельность Акименкова В.Г.», которая была пресечена сотрудниками ОВД по району Соколиная гора УВД по ВАО г. Москвы.

Событие, в котором участвовал Акименков В.Г., не содержит признаков уголовно наказуемых деяний в соответствии с действующим законодательством.
Согласно части 1 статьи 15 Конституции РФ, имеющей высшую юридическую силу, прямое действие и применимость на всей территории России, включая район «Соколиная гора» и площадь перед станцией метро «Электрозаводская», и в соответствии с частью 4 статьи 29 Конституции РФ «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

В то же время на территории России существуют законы, которые ограничивают право гражданина распространять информацию.

II. 2.1. В их числе Кодекс об административных правонарушениях. Он содержит статью 5.12 «Изготовление, распространение или размещение агитационных материалов с нарушением требований законодательства о выборах и референдумах» (в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 93-ФЗ). Однако данная статья вводит ограничения на изготовление или распространение печатных или аудиовизуальных агитационных материалов исключительно на период подготовки и проведения выборов, референдума. В силу того, что 16.04.2009 года в Московском регионе не было ни выборов, ни референдума, ни подготовки к их проведению, событие, в котором участвовал Акименков В.Г., не подпадает под санкции статьи 5.12 КоАП РФ.

II. 2.2. Ограничения части 4 статьи 29 Конституции РФ вводятся Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» (с изменениями на 24 июля 2007 года). В части 1 статьи 1 закона раскрывается содержание применяемых в нем основных понятий, в частности - «экстремистская деятельность (экстремизм)», включив в себя 13 подпунктов, а также часть 3 статьи 1 закона.

В частности, могут быть рассмотрены подпункты:

[9] - пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения и
[10] - публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения.
Определения, содержащиеся в остальных подпунктах текстуально совпадают признаками преступлений, которые содержатся в конкретных статьях УК РФ, но по которым обвинения Акименкову В.Г. предъявлены не были, а потому не подлежат рассмотрению в данном деле.

Подпункты [9] и [10] закона «О противодействии экстремистской деятельности» при наличии определенных дополнительных квалификационных признаков могли стать поводом для пресечения раздачи листовок Акименковым В.Г 16 апреля 2009 года сотрудниками ОВД по району Соколиная гора УВД по ВАО г. Москвы.

Например, если бы обнаружилось, что в раздаваемых Акименковым В.Г. листовках присутствовала бы «нацистская атрибутика или символика либо атрибутика или символика, сходная с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения». Либо обнаружилось бы, что Акименков В.Г. раздавал «экстремистские материалы» в значении данного закона, а именно: «п. 3) экстремистские материалы - предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы».

При досмотре в ОВД «Соколиная гора» у гражданина Акименкова В.Г. были обнаружены листовки. Но они не имели признаков, которые указаны в ч. 3 ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности, т.е. в них не присутствовала символика или атрибутика, сходная с нацистской атрибутикой, а также отсутствовали труды руководителей НСДАП или фашистской партии Италии и т.п.

При досмотре Акименкова В.В. количество обнаруженных у него листовок составило 27 штук. Это количество изъятых у него листовок заведомо не может быть отнесено к тому правонарушению, которое в законе квалифицируется как «изготовление или хранение в целях массового распространения».

(Справочно: Тираж (франц. tirage) - количество экземпляров издания одного названия. Обычно различают малые тиражи - до 15 тыс. экземпляров, средние - до 100 тыс. экземпляров и массовые - свыше 100 тыс. экземпляров // Большая советская энциклопедия).

Следует также учитывать, что действия, связанные с распространением листовок, не образуют самостоятельного состава уголовно наказуемого деяния и не упоминаются в качестве преступления в действующем УК РФ.

Иными словами, Акименков В.Г., 16 апреля 2009 года реализовывал свое конституционное право свободно распространять информацию (ч. 4 статьи 29 Конституции РФ), раздавая листовки, и он не нарушал нормы действующего законодательства.

Таким образом, в действиях Акименкова В.Г. 16 апреля 2009 года полностью отсутствуют какие-либо признаки уголовно наказуемого деяния.

II. 2.3. Безосновательность обвинения Акименкова В.Г. в участии в деятельности запрещенной решением суда организации.

Несмотря на отсутствие признаков нарушения норм уголовного и административного права на задержанного 16 апреля 2009 года Акименкова В.Г. был составлен протокол об административном правонарушении. В показаниях свидетеля Тоцкого Ю.А., имеющиеся в деле (т. 1 л.д. 142-144), говорится следующее:

«В связи с этим они приняли решение доставить Акименкова В.Г. в ОВД по району Соколиная гора г. Москвы для проведения личного досмотра и дальнейшего разбирательства. Акименков В.Г. согласился с требованием проследовать в ОВД, не препирался, сопротивления не оказывал. При доставлении в ОВД у Акименкова В.Г. в ходе проводившегося в присутствии понятых личного досмотра из кармана плаща были изъяты 27 листовок экстремистской направленности. После этого Акименков В.Г. был отпущен из ОВД под обязательство о явке. В дальнейшем, в середине мая 2009 года, в отношении Акименкова В.Г. был составлен протокол о совершении им административного правонарушения и вынесено соответствующее постановление о совершении им административного правонарушения, однако оно было практически сразу же прекращено соответствующим постановлением начальника ОВД Зубкова В.Ю. в связи с тем, что в действиях Акименкова В.Г. усматривались признаки состава уголовного преступления. Вместе с тем дальнейшая проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ не проводилась, данный материал был списан в дело, а копия направлена для рассмотрения в ГУ МВД по ЦФО. Таким образом, к административной ответственности по факту распространения листовок Акименков В.Г. не привлекался, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по данному факту также не выносилось».

Эти показания свидетель Тоцкий Ю.А. подтвердил 12.02.2010 г. в ходе судебного заседания.

В Обвинительном заключении приводятся аналогичные показания свидетеля Сапунова А.И. (т. 1 л.д. 145-147).

Из показаний свидетелей Тоцкого Ю.А. и Сапунова А.И. следует, что по факту распространения листовок Акименков В.Г. к административной ответственности не привлекался.

Эти показания опровергаются имеющимся в деле Постановлением по делу об административном правонарушении № 0329517, (л.д. 7), которое подписал ЗУБКОВ В.Ю. как должностное лицо, вынесшее постановление. В нем указывается, что Зубков В.Ю УСТАНОВИЛ факт совершения Акименковым В.Г. административного правонарушения и, руководствуясь ст. 23.9 КоАП РФ ПОСТАНОВИЛ:

«1. Признать Акименкова В.Г. виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ;
2. Назначить ему административное наказание в виде штрафа».

Данное Постановление датировано 18 мая 2009 года и было 22 мая 2009 года вручено лично Акименкову В.Г., о чем свидетельствует его собственноручная подпись.

В показаниях свидетелей Тоцкого Ю.А. и Сапунова, а также в Обвинительном заключении говорится о «постановлении начальника ОВД Зубкова В.Ю», в котором говорится, будто «в действиях Акименкова В.Г. усматривались признаки состава уголовного преступления».

В деле имеется документ (л.д. 8), на который, возможно, ссылаются свидетели и обвинение. Это - Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении № 0329517 от 18 мая 2009 г. Его также подписал ЗУБКОВ В.Ю., который УСТАНОВИЛ обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении: «ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 282.2 УК РФ». Руководствуясь ст. 233 КоАП РФ ПОСТАНОВИЛ:

«1. Прекратить производство по делу № 0329617 об административном правонарушении в соответствии с п. 7 ст. 24.5 КоАП РФ.
2. Передать материал дела № (графа не заполнена) об административном правонарушении (графа не заполнена)
3. Вещественные доказательства в соответствии с ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ (графа не заполнена).
4. Копию настоящего постановления направить:
Лицу, в отношении которого вынесено (Ф.И.О.) АКИМЕНКО В.Г.
Потерпевшему (Ф.И.О.) (графа не заполнена).
Должностное лицо, вынесшее постановление ЗУБКОВ В.Ю.» (подпись).

В данном документе в графе «Копию постановления получил» отсутствует подпись гражданина Акименкова В.Г, как того требуют нормативные документы. В графе «Копия постановления отправлена по почте» указана дата 18 мая 2009 г.

По утверждению гражданина Акименкова В.Г., данный документ ему не предъявлялся, его копию по почте не получал. При вручении ему 22 мая 2009 года под роспись Постановления о штрафе ему не было сообщено о прекращении дела об административном правонарушении и возбуждении уголовного дела.

В материалах дела нет почтовых документов, подтверждающих факт вручения Акименкову В.Г. копии данного Постановления. Отсутствуют также выписки из «Журнала учета производства по делам об административных правонарушениях» (Приказ ГУВД по г. Москве N 261 от 28 апреля 2006 г., приложение № 9), выписки из других учетных документов, которые введены в действие совместным Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, Минюстом РФ «О едином учете преступлений» от 29 декабря 2005 года № 39 / 1070 / 1021 / 253 / 780 /353 / 399.

Не предоставив гражданину Акименкову В.Г. информацию о возбуждении против него уголовного дела, должностные лица, возбудившие его, лишили гражданина Акименкова В.Г. возможности в полном объеме пользоваться правами подозреваемого, указанными в ст. 46 УПК РФ, в частности:

«4. Подозреваемый вправе:
1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;
2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;
3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 - 3.1 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;
4) представлять доказательства;
5) заявлять ходатайства и отводы» и т.д.

При этом ст. 159 УПК РФ предписывает определенные обязанности лиц, ведущих расследование, в отношении соблюдения прав подозреваемых:
«1. Следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 настоящего Кодекса.
2. При этом подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела».

Кроме того, статья 223.1 УПК РФ «Уведомление о подозрении в совершении преступления», введенная Федеральным законом от 06.06.2007 N 90-ФЗ, предусматривает следующие действия лиц, ведущих расследование, в отношении подозреваемого:
«1. В случае, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому и разъясняет ему права подозреваемого, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса, о чем составляется протокол с отметкой о вручении копии уведомления».

Неисполнение этой нормы - не только грубое нарушение права гражданина Акименкова В.Г. на защиту, но и игнорирование лицами, осуществлявшими досудебное расследование, Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 6 сентября 2007 г. N 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» (с изменениями от 28 декабря 2007 г.), в котором говорится:
«В связи с переходом к работе в новых условиях уголовного судопроизводства, установленных Федеральным законом от 05.06.2007 N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации", в целях обеспечения единого подхода к осуществлению прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания, незамедлительного реагирования на выявленные нарушения законов, допущенные при расследовании преступлений, руководствуясь п. 1 ст. 17 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", приказываю:
«5. Обеспечить своевременную проверку законности процессуальных решений органов дознания, дознавателей по каждому сообщению о преступлении»...
«8. В прокуратурах завести книги учета копий постановлений и материалов об отказе в возбуждении уголовных дел (приложение N 1), о возбуждении уголовных дел и материалов к ним (приложение N 2), поступивших от органов дознания»...
«11. В обязательном порядке проверять исполнение требований ст. 223.1 УПК РФ о вручении подозреваемому копии уведомления о подозрении в совершении преступления и сроках проведения его допроса. Требовать незамедлительного направления прокурору копии соответствующего уведомления после его вынесения»...
«17. Обеспечить надлежащий прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью производства дознания по уголовным делам. Отстранять дознавателя от дальнейшего расследования, если им допущены такие нарушения требований УПК РФ, которые могут повлиять на исход дела»...

Отсутствие надлежащим образом информирования гражданина Акименкова В.Г. о возбуждении в отношении его уголовного дела привело также и к другим нарушениям его процессуальных прав, изложенных в ст. 198 УПК РФ «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы», в частности:
1. При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе:
1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Нельзя не обратить внимание на то, что Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении № 0329517 информация о факте «возбуждения уголовного дела по ст. 282.2 УК РФ» датирована 18 мая 2009 года, тогда как в материалах дела указывается иная дата: настоящее уголовное дело возбуждено 09 октября 2009 года следственным управлением по Восточному административному округу Следственного управления СКП РФ по городу Москве (листы дела 1, 166, 181).
Свидетельство Тоцкого Ю.А. о том, что в действиях Акименкова В.Г., якобы, усматривались признаки состава уголовного преступления, вызывают серьезные сомнения, т.к. при допросе в судебном заседании он не смог указать источник этой информации (ст. 75, п. 2, ч. 2 УПК РФ).

В протоколе допроса свидетеля Тоцкого Ю.А. (л.д. 142) имеется информация, подтвержденная им в судебном заседании 12.02.2010 г., о том, что после прекращения производства по делу об административном правонарушении в связи с возбуждением уголовного дела против Акименкова В.Г. следственные действия в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ не проводилась.

В силу того, что предварительное следствие по ст. 282 УК РФ отнесены подпунктом «а» ч. 1, п. 2 ст. 151 УК РФ по подследственности к компетенции следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, свидетель Тоцкий Ю.А. не мог достоверно знать о том, проводятся или не проводятся следственные действия по данному делу в отношении гражданина Акименкова В.Г.

В то же время эта информация частично подтверждается показаниями свидетеля Тоцкого Ю.А. (л.д. 141), которые он дал в связи выемкой из сейфа его кабинета в помещении УВД «Соколиная гора» 27 листовок, изъятых Тоцким Ю.А. у Акименкова В.Г. в ходе личного досмотра 16.04.2009 года и хранившиеся у него в опечатанном виде до 19.10.2009 года. Это отражено в протоколе выемки. В ходе допроса свидетеля в судебном заседании он подтвердил, что данные вещественные доказательства (листовки) хранились у него непрерывно с момента их изъятия у Акименкова В.Г. и что до 19.10.2009 года этим материалами никто не интересовался, и им эти материалы никому не передавались.

Однако материалы настоящего дела указывают на то, что до выемки листовок следователем СКП Борзенец Т.В. из сейфа свидетеля Тоцкого Ю.А. 19.10.2009 г. они оказались в распоряжении заместителя начальника ОРБ Фещука А.С., который направил их заместителю директора Российского института культурологии Крюковой Н.Н. для «проведения исследования» (л.д. 65, 66).

В сопроводительным письме Фещука А.С., исполненном на бланке ГУ МВД России по ЦФО 22.09.2009 г. не указано основание производства экспертизы, как это требует закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а также Приказ МВД N 511 от 29 июня 2005 г. "Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел российской федерации" (вместе с "Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел российской федерации"). Так, п. 30 Приказа МВД № 511 предписывает указывать вид постановления о назначении экспертизы, дату вынесения такого постановления, его номер, краткое изложение обстоятельств дела, по которому оно вынесено. Аналогичное требование содержится в п. 19 закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

22 сентября 2009 г. указанные материалы были переданы Крюковой Н.Н., о чем свидетельствует ее подпись, удостоверенная печатью института, а затем специалисты Батов В.И. и Крюкова Н.Н. подготовили документ под названием «Заключение психолого-лингвистического исследования № 267/09». В нем записано:
«На основании ЗАПРОСА о назначении психолого-лингвистического исследования № 35/5844 от 22 сентября 2009 г., подписанного заместителем ОРБ ГУ МВД России по ЦФО Фещук А.С. была проведена психолого-лингвистическая экспертиза» (л.д. 67).

Таким образом, психолого-лингвистическая экспертиза была проведена без принятия надлежащим образом постановления, отвечающего требованиям закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Приказа МВД N 511, без информирования о следственных действиях подозреваемого Акименкова В.Г. и без предоставления ему возможности использования прав, изложенных в ст. 198 УПК РФ, а также иных прав на осуществление защиты.

II. 2.5. Версия следствия об участии Акименкова В.Г. в организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности
Следствие выдвинуло версию об участии Акименкова В.Г. в организации, деятельность которой запрещена судебным решением. Эту версию поддержала прокуратура, утвердив подготовленное Обвинительное заключение.

В Обвинительном заключении утверждается, будто Акименков В.Г. причисляет себя к активным членам межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия».

Данное утверждение не находит никакого подтверждения в материалах дела и полностью противоречит показаниям самого Акименков В.Г., который отрицает свою принадлежность к названной партии (л.д. 132-134, 191-193).

Следствием получена Справка Начальника 10 отдела ОРБ ГУ МВД России по ЦФО Олехновича Н.Н., датированная 22 октября 2009 г., в которой утверждается:
«В ОРБ ГУ МВД России по ЦФО имеется оперативная информация в отношении Акименкова В.Г., <...> который является одним из активных участников межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия»...

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий установлено, что Акименков В.Г. совместно с неустановленными лицами участвует в совершении насильственных преступлений в отношении своих оппонентов,..
Организует проведение несанкционированных митингов, шествий, пикетов, которые приводят к стихийным массовым беспорядкам, участвует в распространении материалов экстремистского содержания в г. Москве и Московской области...

В ГУ МВД России по ЦФО имеется информация о круге общения Акименкова В.Г., в который входит значительное количество активных участников и лидеров межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия» (с. 10; т. 1 л.д. 165).

Содержащиеся в данной Справке сведения не соответствуют действительности и противоречащим другим материалам дела.

Согласно п. 1 ст. 7 закона "Об оперативно-розыскной деятельности" основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий является «наличие возбужденного уголовного дела». Уголовное дело против Акименкова В.Г. возбуждено 09.10.2009 г. Справка ОРБ ГУ МВД России по ЦФО датирована 22.20.2009 г. Следовательно, речь может идти лишь о событиях, имевших место в период с 9 по 22 октября 2009 года.

За период с 9 по 22 октября 2009 года в Москве не проводились несанкционированные митинги и шествия, которые привели к массовым беспорядкам, что легко установить, сделав запрос в Главный информационно-аналитический центр МВД России или его аналог в ГУВД Москвы.

Автор Справки не в состоянии представить документы, подтверждающие его версию о том, что Акименков В.Г. организовал какой-либо митинг, шествие или пикет, т.к. его фамилия ни разу не упоминалась ни в одной заявке на проведение подобных мероприятий как согласованных, так и не согласованных с органами власти г. Москвы.

Информацию о том, что Акименков В.Г. один из активных участников «Национал-большевистская партии» и что в круг его общения значительное количество активных участников и лидеров этой партии, опровергает Постановление от 24 октября 2009 года, которое подписал следователь по особо важным делам Борзенец Т.В. (л.д. 181-183), в котором констатируется:
«Проведенными оперативно-розыскными мероприятиями установить соучастников Акименкова В.Г. не представилось возможным. Каких-либо объективных доказательств, опровергающих показания Акименкова В.Г., согласно которым вышеуказанные листовки изготовлены им (Акименковым В.Г.) самостоятельно, а не получены от неустановленных следствием лиц, в ходе предварительного следствия получено не было».

При этом следует иметь в виду, что по смыслу ч. 2 статьи 282-2 УК РФ уголовно наказуемым деянием является участие в организации, чья деятельность запрещена решением суда. Термин же «Круг общения», употребленный в Справке, в законе не упоминается, правом же творить закон или толковать норму закона следствие и прокуратура не наделены.

В этом же ряду стоят показания Акименковой Н.С. (л.д. 142-144) о том, будто ее сын участвует в деятельности «Национал-большевистской партии», равно как и ее утверждения, будто он разделяет убеждения «НБП», основанные на догадках и предположениях, что она подтвердила в судебном заседании 15.01.2010 года, отвечая на вопрос о достоверности и источниках сообщаемых ею сведений.

В соответствии с часть 2 статьи 75, показания, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми. Однако в материалах дела нет иных доказательств, кроме этих, равно как нет каких-либо документов или иных объективных данных, которые подтверждают гипотезу следствия.

Обвинение не в состоянии устранить сомнения в доказанности своей гипотезы или своего предположения об участии Акименкова В.Г. в деятельности «Национал-большевистской партии».

В силу презумпции невиновности (ч. 3 ст. 14), все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого, а в силу ч. 4 этой же статьи обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В качестве фактической основы в Обвинительном заключении фигурирует наименование «Национал-большевистская партия», а также производные от ее наименования термины: «НБП», «политические взгляды национал-большевизма». Наличие этих терминов в листовках, которые 16 апреля 2009 года распространял Акименков В.Г., следствие, а затем и обвинение трактует как нечто предосудительное или даже как криминальное.

Такая трактовка вызвана заведомо ошибочным пониманием преюдиции.
Так, в Обвинительном заключении неоднократно упоминается о решении федерального судьи Московского городского суда Назаровой A.M. от 19.04.2007, согласно которому 19.04.2007 по заявлению прокурора города Москвы межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия» признана экстремистской и ее деятельность на территории Российской Федерации запрещена. Заверенная светокопия этого документа имеется в деле (т. 1 л.д. 101-120).

В этом документе записано:

«На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194- 199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:

Заявление Прокурора города Москвы удовлетворить.
Признать экстремистской и запретить деятельность межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия».

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.
Председательствующий:
Назарова А.М.»

Своим решением от 19-04-2007 года Мосгорсуд решил:

а) запретить деятельность МОО «Национал-большевистская партия»;
б) признать эту организацию экстремистской.

В этом судебном решении нет запрета на использование наименования «НБП», «Национал-большевистская партия», «национал-большевики» и иных производных от этих названий терминов как в разговорной речи, так и в печатной продукции. В этом решении суда также отсутствует запрет на распространение произведений бывших лидеров этой запрещенной партии.

Согласно ч. 4 статьи 29 Конституции РФ «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Ограничения этого конституционного права возможно лишь на основании закона, например, «О противодействии экстремистской деятельности», а также на основании судебных решений, вошедших в законную силу.

В данном случае предположение обвинения о том, будто упоминание в решении Мосгорсуда от 19-04-2007 года имен, фамилий, а также наименований «НБП», «национал-большевики» и т.п., равнозначно запрету является заведомо ошибочным в силу расширительного толкования понятия «преюдиция». При этом следствие не вправе трактовать какое-либо решение суда вообще, а тем более с точки зрения удобства осуществления следственных действий, а надзирающий за данным следствием прокурор обязан устранить такую ошибку.

В статье 90 УПК РФ записано: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле».
Во-первых, принцип преюдиции относится лишь к лицам, которые участвовали в ранее рассмотренном уголовном или гражданском судопроизводстве. А гражданин Акименков В.Г. к их числу не относится.

Во-вторых, обстоятельства дела, рассмотренные Мосгорсудом 19-04-2007 года не являются и не могут являться обстоятельствами, представленными обвинением в данном уголовного деле, а потому на них не распространяется принцип преюдиции и каждое из них подлежит доказыванию в настоящем судебном процессе в соответствии с нормами УПК РФ. На это указано в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 от 29 апреля 1996 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. № 7) «О судебном приговоре», где говорится: «Обратить внимание судов на то, что в силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании».

В-третьих, в формулировке части 2 ст. 282-2 УК РФ речь идет исключительно о вступившем в законную силу решении суда, а не о каких иных структурных частях судебного решения в целом.

В упомянутом постановлении Пленума Верховного суд РФ и в его же Постановлении «О судебном решении» N 23 от 19 апреля 2003 года указывается структура судебного приговора, состоящего из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей. Поэтому ссылка в формулировке части 2 ст. 282-2 УК РФ на «решение суда» относится не ко всему тексту судебного решения (судебного приговора), а исключительно к его резолютивной части.

Именно в силу такой же ошибки в Обвинительном заключении присутствует упоминание о «Национал-большевистской партии», «НБП» и их производных наименований в качестве, якобы, доказательства наличия у Акименкова В.В. некоего «умысла», указания на его, якобы, приверженность какой-то «идеологии», а также наличия, якобы, у Акименкова В.Г. связи с неназванной, а потому и неизвестной самому обвинению, но, по его версии, запрещенной решением суда организацией.

Очевидно, что все упоминающиеся в Обвинительном заключении подобия «фактов» объединены ошибочной версией следствия и не могут рассматриваться как доказательства в данном деле, учитывая к тому же то, что часть 2 ст. 282-2 УК РФ требует доказательства наличия у обвиняемого того, что в уголовном праве обозначается как «прямой умысел» на совершение криминального деяния.

Следует еще раз напомнить, что в «Методических рекомендациях» Генпрокуратуры РФ ее следователям разъясняется, что с субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что организует деятельность экстремистской организации, и желает совершать эти действия. В ч. 2 ст. 282-2 УК РФ установлена ответственность за участие в. деятельности экстремистской организации. Содержание понятия участия не отличается от аналогичных признаков ч. 2 ст. 239 и ч. 2 ст. 282-1 УК РФ».

На это же обстоятельство и на необходимость его доказывания обвинением обращается внимание в п. 18 Постановления Верховного суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)», где говорится, что уголовная ответственность «за участие в сообществе или объединении наступает лишь в тех случаях, когда такие преступные действия совершены с прямым умыслом».

Иными словами, обвинение не представило в материалах данного уголовного дела доказательства совершения преступления гражданином Акименковым В.Г., квалифицируемого по признакам части 2 статьи 282-2 УК РФ, и не располагает таковыми. В равной мере обвинение не представило доказательства виновности гражданина Акименкова В.Г., доказательного описания формы его вины в инкриминируемом ему преступлении и мотивов, как это требуется в соответствии со статьей 73 УПК РФ.

Выше уже отмечалось, что, согласно Методическим рекомендациям Генеральной прокуратуры, непосредственными объектами, на которые посягает гражданин, который совершает деяние, квалифицируемое по ч. 2 ст. 282-2, являются основы конституционного строя и безопасность государства.

В Обвинительном заключении не только нет доказательства какого-либо посягательства на основы государственного строя в действиях гражданина Акименкова В.Г. 16 апреля 2009 года, но даже нет и упоминания об этом обязательном квалифицирующем признаке данного преступления.
Это означает лишь только то, что события преступления в действиях гражданина Акименкова В.Г. 16 апреля 2009 года не было.

Вместо этого в Обвинительном заключении содержатся обвинения, которые относятся к статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В частности, ему приписываются высказывания побудительного характера, «призывающие к враждебным действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе».

При этом в Обвинительном заключении нет никаких материалов, которые могли бы пояснить от имени какой расы и против какой расы, якобы, призывал к враждебным действиям Акименков В.Г., а также от имени какого пола и против какого пола и т.д.

Иными словами, по гипотезе обвинения непосредственным предметом, на который, якобы, были направлены действия Акименкова В.Г. 16 апреля 2009 года, оказываются не основы конституционного строя и безопасность государства, а анонимные «группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе».

По смыслу части 2 статьи 282-2 УК РФ обвинение должно доказать существование какой-то «организации» из числа тех организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, а также доказать членство гражданина Акименкова В.Г. в такой организации.

В Обвинительном заключении и в материалах нет ни одного доказательства того, что Акименков В.Г. является членом какой-либо организации.
Данное противоречие не может быть устранено иначе, чем путем представления суду каких-либо документов, подтверждающих утверждение обвинения и опровергающих утверждение гражданина Акименкова В.Г.
Составители Обвинительного заключения вышли за пределы своих полномочий, произвольно толкуя нормы права и оперируя предположениями вместо фактов.
В частности, их версия исходит из того, будто преступное сообщество или преступная организация, деятельность которой запрещена решением суда, состоит из одного человека, в данном случае - из одного гражданина Акименкова В.Г., т.к. никакие другие лица, участвующие в такой организации, в Обвинительном заключении не названы. Полное отсутствие такой информации и невозможность ее получения в ходе оперативно-розыскных мероприятий признана в в Постановлении следователя Борзенец Т.В. от 28 октября 2009 года (л.д. 181-183).

Попытка обвинения признать гражданина Акименкова В.Г. в качестве лица, участвующего в деятельности какой-либо организации, включая те, чья деятельность запрещена решением суда, не состоятельна из-за отсутствия в материалах дела надлежащих и допустимых доказательств.

II. 2.7. О Психолого-лингвистической экспертизе (ПЛЭ)
Много вопросов и даже недоумение вызывает проведенная Психолого-лингвистическая экспертиза (ПЛЭ), а также выводы Обвинительного заключения, которые сделаны на основании этой экспертизы.

Перед экспертами были поставлены пять вопросов:

1. Свидетельствует ли факт раздачи листовок от имени какой-либо организации участие лица, их раздающего, в деятельности этой организации?
2. Содержат ли изъятые у Акименкова В.Г. листовки пропаганду идей, мнений, идеалов, целей и задач какого-либо общественного или религиозного объединения, и если содержит, то какого именно?
3. Имеются ли в представленных текстах высказывания побудительного характера, призывающие к враждебным действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признакам пола, расы, национальности, я зыка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе?
4. Имеются ли в представленных текстах высказывания, в которых негативно оценивается человек или группа лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе?
5. Имеются ли в представленных текстах высказывания, содержащие положительную оценку враждебных действий одной группы лиц, объединенных по отношению к другой группе по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно по принадлежности к какой-либо социальной группе?

А. Общая характеристика вопросов, поставленных перед экспертами.
Из пяти вопросов только один можно отнести к содержанию обвинения, предъявленного к гражданину Акименкову В.Г. по ч. 2 статьи 282.2, а именно: вопрос № 1.

Однако и этот вопрос задан предельно некорректно.

В ходе следствия, а затем и судебного разбирательства должны быть установлены такие факты или свидетельства, которые являются доказательствами, а не просто мнением следователя или эксперта. И в судебном заседании обвинение должно представить именно доказательства, а не мнение, как это требует УПК РФ, а также руководящие указания Пленумов ВС РФ.

В Обвинительном заключении делается попытка представить факт раздачи гражданином Акименковым В.Г. листовок, содержащий аббревиатуру «НБП» как доказательство его организационной связи с запрещенной судебным решением организацией. Для этого используется и ответ экспертов на вопрос № 1.
По их мнению, раздача таких листовок свидетельствует о принадлежности к такой организации гражданина Акименкова В.Г.

Однако Экспертном заключении отсутствует описание методики, использование которой позволило экспертам реконструировать факт существования какой бы то ни было организации, не подтверждаемый документально или иными допустимыми доказательствами, а также то, что раздача листовок Акименковым В.Г. однозначно может интерпретироваться только как доказательство его связи с организацией, деятельность которой запрещена вошедшим в силу судебным решением.

В равной мере эксперты не доказали, что невозможно иное объяснение факта раздачи Акименковым В.Г. листовок. Например, объяснение, которое содержится в его показаниях. А именно: он сам нашел в интернете материалы, которые понравились ему по форме их презентации и которые показались ему созвучными собственным воззрениям, но не совпадающими с ними, с его миросозерцанием.

Использованная экспертами методика не позволила им дифференциировать им категории «приверженность идеалам», «созвучие идеалов», «близость идеалов» и др. В силу ущербности использованной методики эксперты ошибочно отождествили эти близкие по форме, но существенно различающиеся по содержанию понятия.

В Обвинительном заключении приводятся показания гражданина Акименкова В.Г. о том, что он сам изготовил данные листовки, скопировав их при помощи интернета с действующих сайтов.

Данные показания гражданина Акименкова В.Г. ни следствие, ни экспертиза не опровергнули. Доказательств того, что эти показания не соответствуют действительности, в Обвинительном заключении нет, равно как нет доказательств о существовании организационной связи гражданина Акименкова В.Г. с запрещенной судебным решением организации.

Без предоставления таких доказательств произвольная интерпретация следствием факта раздачи листовок гражданином Акименковым В.Г., якобы доказывающая какую-либо связь обвиняемого с такой организацией, остается безосновательным предположением следствия, которое не подтверждается объективными данными. И согласно ч. 3 и 4 ст. 15 УПК РФ эти предположения не могут быть доказательствами и войти в судебное решения по данному делу.
В ходе допроса в судебном заседании 5.03.2010 г. эксперты Крюкова Н.Н. и Батов В.И. подтвердили то, что их выводы, которые они сделали в «Экспертном заключении», носят гипотетический характер.

Экспертам было предложено ответить на ряд вопросов, ответы на которые должны были уточнить сделанные ими оценки и выводы. Эти вопросы основаны на определении, содержащемся в изданных под грифом Генеральной прокуратуры РФ Методических рекомендациях «Ответственность за криминальные проявления экстремизма» и раскрывающем содержание понятия «участие в деятельности организации», использованное в статье 282-2 УК РФ:
«Под организацией деятельности следует понимать любые действия, направленные на восстановление структуры объединения либо иной организации; по формированию направленности и задач деятельности; по привлечению сторонников, по материально-техническому обеспечению, результатом которых стало возобновление и налаживание его деятельности» с. 20.

Важнейшими структурными элементами понятия «участие в деятельности организации», использованного в статье 282-2 УК РФ, выступают действия:
- направленные на восстановление структуры организации;
- по формированию направленности и задач деятельности организации;
- по привлечению сторонников организации;
- по материально-техническому обеспечению организации.

Эксперты не смогли дать убедительные ответы на вопросы о содержании и формах деятельности, направленной на восстановление структуры объединения, о деятельности по материально-техническому обеспечению, которые были выявлены ими с использованием достижений психологии и лингвистики при анализе ими факта раздачи Акименковым В.Г. листовок.

Эксперт Батов В.И. заявил, что при ответе на вопрос № 1, поставленный перед экспертами, научные методы вообще не применялись, т.к. для него очевидно: раз человек раздает листовки, то он участвует в деятельности той организации, которая их оттиражировала и дала ему для распространения, а степень достоверности вывода об участии Акименкова в деятельности «Национал-большевистской партии (НБП) он оценить не может. Но вывод он такой сделал на основании того, что в раздававшихся Акименковым В.Г. листовках, содержалось название «Национал-большевистской партии» и были ссылки на сайт «Nazboll.ru».

Эксперт Крюкова Н.Н. также не смогла ответить на вопросы выявленных в ходе экспертизы содержании и формах «участия в деятельности организации», оценив на 70 процентов достоверность и истинность своего вывода по вопросу № 1, поставленного перед экспертами.

Оба эксперта не смогли объяснить существенные отступления в своем «Экспертном заключении» от требований Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», других нормативных актов, регулирующих экспертную деятельность (Приказы Минюста РФ N 142 от 12.07.2007 г. и N 346 от 20.12.2002 г., Приказ МВД РФ N 511 от 29.06.2005 г., а также ст. 204 УПК РФ и др.).

В частности:
- отсутствие аттестации на право самостоятельного производства экспертиз по соответствующей специальности;
- отсутствие в Исследовательской части «Экспертного заключения» указания о примененных методах, выделения этапов исследования с указанием методов исследования;
- отсутствие указаний на примененные методы, методики, специальные программные средства, а при использовании типовых экспертных методик и схем экспертного исследования на них даются ссылки с указанием полных сведений об их публикации;
- отсутствие указаний на справочные материалы и нормативные документы (с полным указанием их реквизитов, которыми руководствовался при разрешении поставленных вопросов;

Не соблюдены также требования, касающиеся выводов экспертов. В частности, в нормативных актах говорится, что выводы заключения эксперта должны содержать краткие, четкие и однозначные ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, а каждому вопросу, разрешаемому экспертом, должен соответствовать определенный раздел исследовательской части.

Остальные вопросы, поставленные перед экспертами (№№ 2-5) имеют отдаленное отношение к определению «экстремистской направленности», т.е. по ст. 282 УК РФ «Уголовная ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды».

Однако обвинения по статье 282 УК РФ гражданину Акименкову В.Г. не предъявлялись. В силу этого вопросы № 2-5, а также ответы на них экспертов не имеют никакого процессуального значения в данном судебном разбирательстве. При допросе экспертов в судебном заседании по этим вопросам они не смогли пояснить ряд положений своих выводов.

Так, оба эксперта не пояснили и не разрешили противоречие между их ответами на вопросы N 3, 4 и 5. Это противоречие заключается в том, что при отсутствии высказываний в листовках негативных оценок человека или группы лиц, объединенных по разным признакам (ответ N 4), эксперты утверждают, что в этих же текста присутствуют высказывания, призывающие к враждебным действиям и к одобрению враждебных действий одной группы по отношению к другой. При этом оба эксперта не смогли конкретизировать свои выводы о наличии в листовках враждебных высказываний представителей одной какой-либо конкретной расы против другой, представителей одного конкретного пола против представителей другого пола и т.д.

Эксперты сделали вывод о наличии враждебности на основании их индивидуального восприятия лозунга на одной из листовок, содержащего фразу «Убей в себе раба!», оценивая ее как «призыв к насилию (убийству!)»
Однако они не смогли пояснить того, как они, используя методы лингвистического анализа, смогли обнаружить в этот призыв к враждебным действиям одной группы людей, объединенных по половой принадлежности, по отношению к другой группе людей, также объединенных по признаку половой принадлежности. Не был получен ответ и на сходный вопрос, связанный с признаком «расы» и т.д. Эксперты не смогли объяснить, при помощи какой научной методики им удалось определить половые, расовые и иные признаки у изображенных на листовке-плакате «группы людей с автоматами в агрессивных позах» (л.д. 173).

В целом в Экспертном заключении» воспроизводится та же самая ошибка, которая описана в утвержденных заместителем Генерального прокурора РФ М.Б.Катушевым его распоряжением N 27-19-99 от 29.06.1999 г. «Рекомендациях об использовании специальных познаний по делам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды»:
«Многие изученные экспертные заключения не соответствуют процессуальным требованиям к такого рода документам. В их вводной части не содержится указаний на характер используемых познаний... В них нет описания проведенных исследований, ссылок на использование специальных методов познания.

Порой вся исследовательская часть сводится к простому пересказу некоторых выражений и фраз, неаргументированному изложению личного отношения к ним эксперта. Иногда специалисты дают двусмысленные, внутренне противоречивые заключения, что совершенно недопустимо».

Низкое качество «Экспертного заключения» подтверждается Постановлением от 28 октября 2009 года, подписанного следователем Борзинец Т.В.:
«Также следствие считает необходимым отметить, что изъятая у Акименкова В.Г. в ходе личного досмотра в помещении ОВД по району «Соколиная гора» УВД по ВАО г. Москвы 16.04.2009 агитационная печатная продукция под редакцией национал-большевиков в виде черно-белых листовок формата А5 двух видов признаки экстремизма не выявлены, экстремистскими материалам указанные листовки надлежащим образом не признаны»...

«Проверку по данным фактиам в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ не проводить и к уголовной ответственности кого-либо не привлекать ввиду отсутствия... в действиях неустановленных лиц признаков события какого-либо преступления, предусмотренного действующим уголовным законодательством РФ».

Примечательно, что эта интегральная оценка результатов досудебного расследования, включая и результаты экспертизы, дана в официальном документе следствия после получения «Экспертного заключения».

Учитывая вышесказанное, защита считает, что «Экспертное заключение» быть исключены как не имеющие отношения к рассматриваемому делу и как не имеющие отношения к доказательству вины гражданина Акименкова В.Г. по предъявленному обвинению, а также как полученные с нарушением указанных выше требований закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а также ряда перечисленных выше нормативных актов, регулирующих экспертную деятельность.

Таким образом, обвинения, предъявленное по ч. 2 ст. 282-2 УК РФ гражданину Акименкову В.Г. не основано на достоверных фактических и твердо установленных данных. Напротив, все предъявленные обвинения основаны либо на предположениях, либо на использовании отдельных фактов, которые итерпретированы в интересах обвинения, в т.ч. и с использованием выводов психолого-лингвистической экспертизы, но не опровергающих интерпретацию этих же фактов, содержащуюся в показаниях обвиняемого Акименкова В.Г.
На основании вышеизложенного прошу суд вынести оправдательный приговор в отношении гражданина Акименкова В.Г.

член Совета Ассоциации политических экспертов и консультантов (АСПЭК), советник госслужбы 1 класса

В.В.Акимов


Материалы по теме:

Процесс Акименкова как будильник гражданской самоидентификации

В России тюремный срок можно схлопотать за несколько листков бумаги в кармане

Борьба с разжиганием национальной и социальной розни окончательно стала дубиной против инакомыслия

Сегодня огласят приговор по Делу Акименкова. Расеянская Фемида грозит ему годом условно

 



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 9
Поделиться
Всего комментариев к статье: 7
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Может быть,кто-то напомнит мне,кто автор этого высказывания.
Александр написал 16.03.2010 05:43
"Манифест Коммунистической партии" К.Маркс, Ф.Энгельс. Определение буржуазного права, правда, и у нас такое
(без названия)
Rem870 написал 13.03.2010 21:40
Раскрыть комментарий
ПО ПОВОДУ...
STARIK написал 13.03.2010 20:40
Раскрыть комментарий
Рассказ интересный,но -это система!
мокшанец написал 13.03.2010 18:38
"Право-есть возведенная в закон воля господствующего класса".Вот такая цитаточка припомнилась мне всвязи с вышеизложенным.Может быть,кто-то напомнит мне,кто автор этого высказывания.Я,к сожалению,забыл.
Re:
Владимир Акимов написал 13.03.2010 18:33
Дорогой Rem870
Если Вам интересно, то на форуме партии "Яблоко читайте: "СПАСТИ ВЛАДИМИРА АКИМЕНКОВА", http://forums.yabloko.ru/index.php?showtopic=10485
Можно помотреть также http://community.livejournal.com/namarsh_ru/3710792.html
(без названия)
Rem870 написал 13.03.2010 14:11
Акименков - этот тот парень, который раньше был либертарианцем, за Хайека и Институт Катона агитировал?
(без названия)
math написал 13.03.2010 09:12
Раскрыть комментарий
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss