Кто владеет информацией,
владеет миром

Лаврентий Палыч Берия не оправдал доверия

Опубликовано 07.07.2007 в разделе комментариев 43

Лаврентий Палыч Берия не оправдал доверия

После «лобстерного саммита» Владимира Путина и Джорджа  Буша в штате Мэн 1-2 июля и последовавшего решения МОК отдать Сочи проведение зимней Олимпиады 2014 года, стало окончательно ясно, что третьего срока Путина не будет и через 10 месяцев он действительно передаст власть преемнику, видимо, Сергею Иванову.

Эта передача власти будет первой в России в 21-м веке. До этого, в 20-м веке все без исключения подобные события носили крайне болезненный для общества характер. Чего стоит, например, транзит власти от И.В.Сталина к Н.С.Хрущеву.

В ноябре 2006 года на данную тему в издательстве «Вагриус» вышла крайне поучительная книга «Красный закат». Ее автор - Валерий Иванович Болдин, бывший помощник Генерального секретаря ЦК КПСС, руководитель Аппарата Президента СССР, подвергавшийся преследованиям после провала так называемого путча в августе 1991 года. На основе имевшихся в его распоряжении архивных документов Болдин предлагает свою версию важнейших событий 1953 года.

Ниже мы предлагаем вниманию читателей ряд фрагментов из книги «Красный закат», описывающих один из наиболее драматических эпизодов - арест тогдашнего первого заместителя председателя правительства СССР, министра объединенного суперминистерства внутренних дел и государственной безопасности Лаврентия Павловича Берии.

Помимо него в книге фигурируют такие видные участники тех событий, как секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев, тогдашний глава Коммунистической партии и советского правительства Георгий Максимильянович Маленков, министр обороны Советского Союза Николай Александрович Булганин, маршал Георгий Константинович Жуков и другие руководители СССР того времени.

Антон Суриков, политолог

 


Инициатива в руках Хрущева

... Хрущев и Булганин в одной машине поехали на дачи и, свернув с Рублево-Успенского шоссе, долго прогуливались по весеннему лесу. Булга­нин слушал доводы Хрущева об освобождении Берии от власти.

- Но надо быть готовыми и к силовому варианту, - сказал Хрущев. - Рассчитывать на людей из МВД не приходится. Мы не знаем их позиции. Очевидно только, что Берия создал им льготные условия, и они стоят за него горой. Думаю, опираться следует только на армию.

- В армии всегда с неприязнью относились к служ­бам МГБ и к Берии в частности, - высказал свое мнение Булганин. - Мысль правильная, но как найти людей, которые согласятся, а главное, чтобы планы не стали достоянием Берии.  Надо думать.  Поспешность опасна   Мы и сейчас загулялись, - продолжил Николай Александрович. - Давай поближе к машинам пойдем. Скажу тебе только одно - люди, в конце концов, найдутся. Но о на­шем намерении они должны узнать в последнюю минуту.

- Согласен. Обменяемся мнениями по кандидату­рам. Нужны преданные, известные лично нам офицеры. И последнее. Я продолжу разговор с Маленковым и ска­жу, что мы с тобой имеем единую точку зрения, а вопро­сы изоляции Берии ты берешь целиком на себя.

Ну, это еще надо обсудить, - засомневался Булганин.

- Считай, что мы все обсудили.

Они простились. Хрущев еще несколько минут стоял на краю леса, размышляя о состоявшемся разговоре, и ра­достно чувствовал, что начало положено. Начало хоро­шее. Теперь только не допустить утечки информации, ибо сама нынешняя беседа является поводом к действию со стороны Берии. ...

 

Хрущев, подготовившийся к ответственному разго­вору с Маленковым, не спешил, снова присматривался к нему, проверял искренность, убеждения, но так и не при­шел к однозначному мнению. И все же однажды после со­стоявшегося обсуждения, безапелляционного выступле­ния Берии на Президиуме ЦК по вопросам отношений СССР со странами народной демократии и опрометчи­вого, на его взгляд, решения о судьбе их развития, Хру­щев, оставшийся наедине с Маленковым, напористо и энергично начал убеждать его:

Если мы не остановим Берию, то он будет осуще­ствлять политику СССР, а нас всех разгонит. Это в лучшем случае. Скорее перестреляет или устроит автокатастрофы. Или отравит, свалив все на врачей-убийц. ...

Подожди, подожди, ты что предлагаешь?

Повторяю: я предлагаю освободить его от всех возложенных на него обязанностей.

А его службы и преданные ему люди? - широко раскрыв удивленные глаза, спрашивал Маленков.

Тут ясно: кто первый начнет, тот и на коне. Надо быть готовым к его изоляции. ...

Через полчаса Хрущев был в кабинете Булганина.

Начну без вступления: договорился с Маленковым о детальной разработке операции и ознакомлении его с планом действий. Кое-что я обдумал и предлагаю следующее: надо сформировать группу верных партии, ее руководству офицеров и генералов. Снять бериевскую охрану Кремля и здания Совмина. Считаю нужным, чтобы все во­просы смены караула и изоляция «нашего друга» возглав­ляли Жуков и начальник Московского округа ПВО Моска­ленко.  ...

Через двадцать минут Жуков и Москаленко были в кабинете Булганина. Поздоровавшись, Хрущев без всяких предисловий начал излагать план действий.

Вы, конечно, можете только догадываться, но об­становка в Президиуме ЦК накалилась. Мне поручено до­вести это до вашего сведения и поставить перед вами от­ветственную   задачу.   Скажу   прямо:   один   из   членов Президиума ЦК и Совмина, а именно Берия, ведет дело к расколу Президиума ЦК и к захвату власти, - эмоционально говорил Хрущев, жестикулируя и все чаще сжимая кулаки. - ЦК считает, что допустить это невозможно. На­до помешать Берии, если понадобится, всеми возможны­ми средствами вплоть до изоляции ренегата. Он собрал вокруг себя всех верных ему людей, причем не только в Центральном аппарате МВД, но и на периферии, ни с кем не советуясь. Игнорирует даже мнение ЦК. Дело дошло до того, что начал оказывать давление на местные пар­тийные органы. Подсовывает своих людей или устраняет ему неугодных в обкомах, крайкомах, республиках. Есть все основания полагать, что, как только Берия сформиру­ет свой аппарат, он совершит переворот.

Я свидетель многих его авантюристических реше­ний, - добавил Булганин. - Он уже все активнее вмеши­вается в деятельность коллегиального органа Президиума ЦК, генштаба, в работу руководства и кадровую политику военных округов.

- Мы посоветовались пока только с некоторыми членами Президиума ЦК, и, прежде всего, с Маленковым, и пришли к выводу, что необходимо пресечь деятель­ность Берии, отстранить от должности и изолировать вместе с его клевретами, - говорил Хрущев. - И сделать это важно максимально быстро. 26 июня состоится засе­дание руководства Совмина, на котором будут присутст­вовать практически все члены Президиума ЦК. На этом заседании мы выскажем все, что думаем о деятельности Берии, а затем примем меры для его изоляции. Это важ­но, чтобы он не мобилизовал своих сторонников. Вот по­чему мы сейчас собрались здесь, и я сказал вам об истин­ном положении дел в руководстве    партии    и правительства, о необходимости провести акцию задер­жания Берии. Говорю все это строго в доверительном порядке и прошу помнить - утечка информации будет сто­ить нам всем жизни.

А теперь я хочу спросить вас, Георгий Константино­вич, и вас, Кирилл Семенович, готовы ли вы выполнить поручение ЦК и правительства и какие у вас есть вопро­сы, сомнения или возражения?

- В армии чувствуют ненормальное положение в руководстве,   офицерский   корпус  испытывает  при­стальное внимание служб безопасности, попытки вме­шиваться в дела округов, кадровый состав воинских ча­стей. У меня нет сомнения в правильности решения ЦК. Я считаю, что 26 июня мы будем готовы предпринять необходимую акцию, - довольно решительно ответил Жуков.

Полагаю, что нам следует разработать детальный план реализации решения Президиума ЦК и Совмина, - глядя на Жукова, предложил Николай Александрович.

- Я согласен со всем сказанным. Могу только доба­вить, что под моим началом есть преданные партии гене­ралы и офицеры. Они хорошо показали себя на фронте и выполнят, без сомнения, наш приказ, - добавил Моска­ленко.

- Я попрошу вас, Георгий Константинович, и вас, Кирилл   Семенович, незамедлительно разработать предложения и внести для обсуждения обстоятельный план действий, - сказал Булганин. - Времени у нас не­много. И еще раз подтверждаю просьбу Никиты Сергеевича - информация не должна просочиться. Теперь я хочу знать, кто из офицеров будет участвовать в изоля­ции Берии. Насколько я знаю, части московского гар­низона за городом на летних учениях, - продолжил Булганин.

- Да, Николай Александрович, они все за городом, и отзывать кого-то в Москву незаметно для служб МВД не получится, - продолжил мысль Жуков. - У нас есть глав­ным образом только одно - части Московского округа ПВО, и, я думаю, основные действия будут предприняты офицерами и генералами штаба Москаленко.

- Как вы относитесь к этим предложениям? - спро­сил Булганин Москаленко.

- Я уже говорил, что решительные люди у нас есть. Список их представлю. ...

Оставшись вдвоем, Хрущев и Булганин обменялись мнениями о состоявшемся разговоре и остались довольны принятым решением. ...          

Какими бы цветастыми ни были политические обви­нения Берии, Булганин и Хрущев хорошо понимали, что единственный путь - его изоляция, независимо от итогов обсуждения на Президиуме ЦК. Время дипломатических маневров миновало, отступать было некуда. Ни Хрущев, ни Булганин даже мысленно не называли предполагавшу­юся акцию арестом. Изоляция. Так вроде непонятнее, да и гуманнее. ...

Через день Булганин позвонил Хрущеву.

План готов, Никита Сергеевич. Может быть, че­рез час ты подъедешь ко мне, чтобы послушать доклад авторов и обсудить предложения?

Готов. Буду у тебя через час.

Когда Хрущев вошел в кабинет Булганина, там нахо­дились Жуков и Москаленко.

- Интересно, что вы предлагаете? - пожимая ру­ки присутствующих, спросил Хрущев, который, ожидая предложений от военных, сам тоже продумывал все детали.

Пусть Жуков и Москаленко, как авторы плана, до­ложат нам свои соображения, - предложил Булганин.

Видимо, не следует вдаваться в детали, а сосре­доточиться на главном, - начал Жуков. - Суть в следу­ющем: Николай Александрович и я перевозим в Кремль группу офицеров и генералов на своих машинах. Маши­ны не подлежат проверке, имеют затемненные стекла, что не позволяет видеть пассажиров.  Охране здания Совмина Кремля, если потребуется, объясним, что с на­ми офицеры, которые срочно вызваны на совещание. С аппаратом Маленкова это согласовано. Кирилл Семено­вич внес предложение по кандидатурам. Я согласен с его предложением. С нами в машинах поедут и будут участвовать в операции генерал Батицкий Павел Федо­рович, заместитель командующего округом ПВО, кото­рого я хорошо знаю; генерал Баксов Николай Иванович, начальник штаба округа; генерал Зуб Иван Григорьевич, начальник политуправления Московского округа ПВО; подполковник  Юферов,  адъютант  командующего.  Все они смелые, решительные офицеры. Ну и, наконец, Москаленко и я. Мы займем позиции у всех трех дверей вхо­да в зал заседаний.

Следующий и довольно ответственный этап - смена офицеров охраны МГБ. Офицеры Минобороны и Москов­ского округа ПВО, проверенные еще в боях, заменят ох­рану у Боровицких и Спасских ворот, а также тех, кто ох­раняет здание. Будут изолированы люди в кабинете Берии в Кремле. По сигналу в зал из комнаты отдыха войдем мы с Москаленко. В другие двери войдут остальные офице­ры. Мы арестуем Берию и изолируем в соседней комнате.

Лучше отвести в комнату отдыха. Тогда не придет­ся тащить его по коридору, - предложил Хрущев.

Так, пожалуй, лучше, - сказал Москаленко.

Вечером, когда стемнеет, перевезем его на гаупт­вахту под усиленной охраной, - продолжил Жуков. - Москаленко   и   я   осмотрели   помещение   гауптвахты   и считаем, что на какое-то время оно годится, а затем надо искать более надежное убежище. В основном у меня все. Может быть, Кирилл Семенович что-то добавит.

- Могу только сказать, что на заключительном эта­пе в Кремль войдут машины с командой во главе с майо­ром Хижняком. С ним будет 50 вооруженных бойцов. Они обеспечат свободное движение машины с узником. ...

 

Накануне

... Последние дни были тревожны. Не только внутрен­няя, но и внешняя обстановка резко обострилась. И, по­жалуй, первым серьезным испытанием стали для нового руководства события в Восточном Берлине 17 июня 1953 года, когда в республике вспыхнула всеобщая заба­стовка, перешедшая в мятеж. Тогда в советском секторе остановились заводы и фабрики, транспорт, начались массовые шествия, митинги населения. И что было особенно больно и непонятно Хрущеву, так это то, что на конфронтацию с правительством пошли рабочие. «Как они могли это сделать против свой власти?» - не уставал возмущаться Хрущев.

И если в Берлине шли митинги и забастовки, то в Дрездене, Герлице, Магдебурге развернулись вооружен­ные стычки с полицией и советскими войсками. В Дрезде­не распахнулись двери тюрем, и криминальные элементы хлынули на улицы, составив наиболее агрессивную и во­инствующую часть взбунтовавшегося населения. 18 июня решением правительства наши войска были введены в Берлин и заняли стратегические пункты города.

В Карлсхорсте в штабе Группировки маршалы В.И. Чуйков и В.Д. Соколовский руководили всей операцией по подав­лению мятежа. Там же были Вальтер Ульбрихт, Отто Гро­теволь, другие руководители государства и партии ГДР. И хотя порядок восстанавливался, это не значило, что все успокоилось и завтра не произойдет обострения или столкновения с союзниками.

Все это буквально свалилось на голову еще недостаточно опытных в этих делах Хруще­ва и Маленкова. Военные, правительственные службы проспали нарастание кризиса, хотя начало его подготовки советскими спецслужбами было определено, и это не яв­лялось особым секретом. Неожиданными были его мас­штабы.

Хрущев с ненавистью вспоминал предсказания Бе­рии о ненужности и невозможности строительства социализма в Германии, создания там коллективных хо­зяйств и все больше склонялся к тому, что в этой прово­кации был замешан Берия и его агентура, которая прогля­дела, а может быть, и попустительствовала началу взрыва. ...

 

Арест Берии

... Маленков закивал головой и засуетился.

Давайте начинать, товарищи, - сказал он осип­шим голосом. - На нашем заседании присутствуют все члены Президиумов ЦК и Совмина СССР. Это дает нам право рассмотреть широкий круг проблем и назревшие вопросы положения в партии. Тем более серьезных про­блем, требующих немедленного решения, у нас немало. Согласны ли вы с таким предложением или имеются дру­гие суждения?

 Согласны, - послышались голоса двух-трех чле­нов Президиума ЦК.

- Прошу предоставить мне слово, - повернув голо­ву к Маленкову, сказал Хрущев и, увидев его молчаливый кивок, начал говорить каким-то тонким, срывающимся го­лосом.

- Предлагаю начать с главного вопроса - обсудить персональное дело товарища Берии ...

Берия вздрогнул, карандаш выпал из его руки, и он потянул Хрущева за рукав.

Какое персональное дело? Ты что, Никита, мелешь? Что позволяешь себе? - лицо Берии напряглось и побледнело.

Вот и послушай, послушай, - стараясь вырвать руку из крепких пальцев Берии, говорил Хрущев.

А ты что молчишь, Георгий? - было видно, как сильно косил глаз Берии.

Давайте спокойнее. Разберемся. Продолжай, то­варищ Хрущев.

И хотя Хрущев долго и старательно готовился к это­му своему выступлению на заседании, от итогов которого зависела не только судьба, но и сама жизнь и его, и тех, кто сидел рядом, он забыл слова, с которых хотел начать свое выступление.

Он произносил срывающимся на скрип голосом какие-то неубедительные фразы о непартийном поведении Берии, попытке узурпировать власть, встать над партией, об эпизоде с Гришей Каминским, заявившим еще в 1937 году на Пленуме ЦК о связи Берии с муссаватистской контрразведкой в Баку, а значит, с разведслуж­бами Англии, под контролем которых находилась тогда власть в Баку.

Я хочу спросить Берию, почему не дал он тогда от­вета, почему трагично кончил жизнь Каминский, почему погиб Лакоба? Но вопрос не только в этом. Берия пытал­ся столкнуть местные кадры в республиках с русскими, занимающими многие важные посты. Зачем это делалось, почему вы, Берия, играли на национальных чувствах, под­меняя партийные органы, занимались проверкой соотно­шения русских и нерусских на руководящих должностях?

Я хочу спросить, разве Президиума и Секретариата ЦК недостаточно, чтобы разобраться во всем? Почему нуж­ны еще органы ЧК? Вы что позволяете себе, хочу спро­сить?

Берия сидел, склонив голову, и карандаш в его руке выводил в блокноте, лежавшем перед ним, единственное слово - «тревога». Он понял, что и этот старый колун Во­рошилов, и бабник Булганин, и старая лиса Каганович, и истукан Молотов выглядели перед заседанием помятыми и испуганными, потому что сговорились.

И слово «заго­вор» крутилось в его голове. «Это же заговор. Они боятся меня и хотят разделаться. Сволочи. Не надо было мне медлить. Они должны были ходить по коридорам с зало­женными за спину руками. И этот благообразный евнух за председательским столом, поддакивавший каждому мое­му слову, теперь сидит и раздувает щеки. Что делать, что делать? - крутилось в голове Берии. - Нужно срочно дать знать людям. Где охрана? Как подать сигнал? Будет ли перерыв?»

Берия не мог ни сосредоточиться, ни принять реше­ние. Его словно парализовало это коварство бывших дру­зей-соратников.

На мгновение он вновь прислушался к скрипучему голосу Хрущева.

- И как логический вывод из всей предательской деятельности Берии стало предложение отказаться от строительства социализма в Германской Демократичес­кой Республике. Мы еще не знаем, почему после нашего отказа принять предложение Берии произошли эти серь­езные беспорядки в Берлине и других городах. Что дела­ли чекисты, куда смотрели? Такое организованное дейст­вие не могло пройти незамеченным, но нас не информировали, и кто-то умышленно водил за нос.

В этом Хрущев лукавил, сообщения о возможных беспорядках не были секретом для Президиума ЦК. Но они проходили незаметно, среди массы других сообще­ний о тайных операциях ЦРУ в разных странах социалис­тического лагеря, опасных действиях воюющих сторон в Корее, где продолжались сражения.

Хрущев несколько успокоился. Теперь он увереннее перечислял все грехи Берии, отлично понимая, что все, что делалось всесильным руководителем двух объеди­ненных служб - безопасности и милиции, направлено на одно - захват власти, устранение политических против­ников.

У меня сложилось впечатление, что Берия не ком­мунист, а карьерист и пролез в партию из карьеристских соображений,  -  подвел  итог Хрущев  и  почувствовал, сколь неубедительны его слова и сколь примитивно это определение, которое можно применить и к нему самому, и ко всем, сидящим за этим длинным столом. Чувствуя слабость доводов, уже совсем по-детски добавил извини­тельным тоном:

Невероятно, чтобы честный коммунист мог так ве­сти себя в партии. Это недопустимо. Нам надо проверить и то, как оказался Берия в услужении муссаватистской контрразведки.

Хрущев окинул взглядом сидящих членов Президиу­ма, хотел что-то добавить, но передумал и молча сел на свое место. Рядом тяжело дышал Берия, но Хрущев не смотрел в его сторону и вздрогнул, когда услышал тихий и злобный шепот:

- Ну и сволочь ты, Никита, старая гнида, двурушник ...

В этот момент Маленков, не уверенный в своих дей­ствиях и часто взглядывающий на присутствующих, слов­но ища подсказки, процедил:

- Пожалуйста, кто хотел бы высказаться по этому вопросу?

Тяжело поднялся Булганин. Он давно ненавидел и боялся Берию и никогда не был уверен, что однажды его не заберут в подвалы внутренней тюрьмы и не превратят в отбивную котлету. За свою жизнь ему не раз приходи­лось слышать рассказы военачальников, прошедших че­рез допросы и лагеря и случайно оставшихся живыми, прекрасно показавшими себя на войне и дослужившими­ся до маршальских звезд. И сегодня он, больной, с тяже­лым, неровно бившимся в груди сердцем, пришел потому, что устал бояться. Он хотел сказать все, что думал об этом страшном человеке. И говорил глухим голосом мед­ленно, казалось, с трудом подбирая слова, дополняя нели­цеприятную характеристику Берии, данную Хрущевым.

И емкие, взвешенные слова-формулы Молотова, и торопливая скороговорка Кагановича, и всхлипывающий голос Ворошилова, приводившего не столько аргументы, сколько оскорбительные эпитеты, и затертые, неубеди­тельные фразы Первухина, и повторение характеристики Сабуровым лишь добавляли штрихи к портрету человека, сидевшего среди них, которого все они просто боялись и ненавидели. И только Микоян озадачил и удивил всех со­бравшихся в этом зале, где еще витал дух вождя, праху которого они клялись продолжать дело Ленина-Сталина. ...

- Конечно, ошибки серьезные, - начал он. - Слушаю и удивляюсь - нехорошие поступки, Лаврентий. Недостойны руководителя такого масштаба. Мы долж­ны их осудить. И крепко покритиковать товарища Бе­рию. Но кто из нас не знает, сколько работает Лаврен­тий, сколько сделал и делает сегодня во благо государства, народа? Нельзя отбросить его дела. Не по партийному это. А ошибки - да у кого их нет? На той по­литической высоте, на которой мы находимся, каждый промах, как в микроскоп, виден, наносит стране огром­ный ущерб, и многих из нас можно распять. Конечно, та­кие ошибки незамеченными оставить нельзя. Правильно товарищи обратили внимание на них Лаврентия. Ему нужно сделать выводы из критики. Предлагаю указать товарищу Берии на ошибки, крепко подумать о сказан­ном нами и учесть замечания. И послушать, что он вынес из серьезной критики товарищей.

Эти слова Микояна повергли в смятение Маленкова. Он вдруг представил последствия такого поворота дела. Берия, хотя и раскритикованный, остается на своем посту, и тогда не далее как через несколько часов все они будут в Лефортовской или внутренней тюрьме на Лубянке. Ма­ленков растерялся. И вместо того чтобы подвести итоги обсуждения и сформулировать постановление, он молчал, беспомощно озираясь, видел недоуменные, испуганные лица Кагановича, Ворошилова, Первухина, багровое с фи­олетовым отливом лицо Булганина, разъяренное белое ли­цо Хрущева. Маленков никак не мог совладать с собой, и только одна мысль - «все кончено, все пропало» - крути­лась в его голове.

В этой затянувшейся тишине слово попросил Хру­щев. Он понимал, что если не сейчас, то возможности уб­рать Берию больше не будет никогда. И первая голова по­летит с его плеч.

Я предлагаю проект постановления по обсуждае­мому нами вопросу, - проскрипел он и зачитал: - «Рас­смотрев вопрос о недостойном поведении товарища Берии, считать целесообразным вывести его из состава Президиума ЦК и освободить от обязанностей заместите­ля Председателя Совмина СССР, министра внутренних дел и других государственных постов, которые он занима­ет, и внести вопрос на утверждение Пленума ЦК КПСС».

Маленков все еще находился в шоковом состоя­нии, судорожно перебирая какие-то бумаги перед со­бой. Только что он встретился взглядом с Берией, и ему казалось, что тот саркастически улыбается и качает го­ловой. Страх и растерянность снова овладели Маленко­вым, и он вместо того, чтобы поставить вопрос на голо­сование, судорожно стал искать руками под столешницей кнопку звонка. Пальцы его беспомощно шарили и никак не могли найти ее. Пот выступил на лбу. Маленков взглянул на Берию. Гневное лицо его отража­ло злобу и ненависть. Глаз косил, а тонкие губы криви­лись в какой-то страшной улыбке. «Господи, да он сов­сем косой», - подумал Маленков.

Он отчаянно уже двумя ладонями нажимал все, что оказалось под столешницей.

- Может быть, ты мне тоже дашь сказать, Георгий? - услышал он голос Берии.

Маленков отчаянно застучал ладонями под столом, пока рука его не коснулась кнопки, которая была совсем близко к краю столешницы, и, ощутив ее, он всей силой надавил пальцем на пуговицу звонка, пытаясь как можно быстрее избавиться от охватившей его паники.

- Наверное, надо поставить на голосование проект постановления, - вдруг дошли до него слова Хрущева. И он закивал головой, не в силах ответить.

Наконец прозвучал долгожданный звонок. Словно пружина подбросила офицеров, и они с оружием нагото­ве сразу вошли в зал заседаний. Из комнаты отдыха по­явились Жуков и Москаленко. Впереди шел Жуков, за ним, направляясь к Берии, шли Москаленко и другие офи­церы, имена которых Маленков не знал или не помнил.

Берия взглянул на входящих, но не понял причины их появления, хотя недоумение отразилось на его лице.

- Так ты дашь мне слово? - продолжал Берия. - Или... - Он хотел сказать «арестуешь» и осекся, вдруг поняв весь зловещий смысл появления военных. Он напряг­ся, готовый к рывку.

В этот момент до Берии дошли слова Маленкова:

- Товарищ Жуков, как глава правительства приказы­ваю вам арестовать Лаврентия Берию.

И тотчас Берия услышал голос Жукова:

Встать! Руки вверх, вы арестованы, Берия. ...

- Кругом, марш. Имейте в виду, Берия, любая по­пытка к неповиновению - и мы стреляем без предупреж­дения. - В руках военных были пистолеты. Берия увидел их темные стволы, направленные на него. - Идите, - почти шепотом сказал Жуков, и ствол пистолета уперся в спину Берии.

Его вывели через ту дверь, где была комната, уве­шанная картами и схемами. Берия знал, что за ней была комната отдыха Сталина.

Хрущев стоял. Он тяжело и часто дышал. Веко его нервно вздрагивало. Он вдруг поймал себя на мысли, что, как и он, почти все члены Президиума стояли за столом, остались сидеть только Молотов и Микоян. Ворошилов, не контролируя, более не сдерживая себя, внутренне весь дрожа, кричал какие-то непристойные, неслыханные ра­нее от него бранные слова.

«Эк его прорвало», - подумал Хрущев.

Успокойся, Клим, - крикнул он срывающимся го­лосом. Хотел добавить, что теперь можно быть смелым, но передумал и сел. ...



Рейтинг:   4.20,  Голосов: 20
Поделиться
Всего комментариев к статье: 43
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
ЭТО ВРАГИ,
олег написал 15.07.2007 20:18
а не "сруны"...
ИЗВОРОТЛИВЫЕ , ХИТРЫЕ , ЛЖИВЫЕ...
Re срунам в прошлое России
двм написал 15.07.2007 08:14
Почитание и даже возвеличивание прошлого своей страны самый эффективный путь к процветанию страны в настоящем и это АКСИОМА, альфа и омега. Абсолютно все великие (и не очень) и даже сколь нибудь известные политики, обеспечившие это самое процветание именно так и поступали. Например Сталин (даже положил Ленина в мовзолей), Гитлер (теория великих арийцев), все современные западные режимы (сверхактивнейше сейчас занимаются переписыванием или фальсификацией прошлого 20 века в свою пользу) Современный Китай (сталинист Мао в мовзолее, конфуцианство и прочее).
И наоборот, Стоило только Хрущеву серануть в прошлое, как получили кризис в настоящем, Брежнев перестал активно срать в прошлое, сразу ситуация выправилась (наступил застой так как культ прошлого не был восстановлен). С приходом к власти Горбачева начали активнейшим образом срать в прошлое и страна мгновенно рухнула. Та же ситуация сейчас, если немедленно не прекратить срать в прошлое, страна в ближайшее время перестанет существовать. Возможен и вариант брежневского застоя, если все замолчать. Но, возможно и возрождение и процветание страны в дальнейшем, если восстановить в первую очередь культ Сталина (как самую светлую часть истории 20 века) и вообще культ ВЕЛИКОГО прошлого нашей ВЕЛИКОЙ страны
Вамдамке
Максим написал 10.07.2007 07:15
Тебя с 03,! и прочими провокаторами не выявлять и изобличать надо,а
сразу как гнид-давить.Меньше тифа будет!
врагам России
двм написал 10.07.2007 07:01
Ну какой ты право умный взять и все помои о прошлом нашей страны написанные как ты пишешь ,,европейские и немецкие историки писали, что начало фашизму и нацизму на Кавказе, в Европе и в мире, положили Сталин,Берия,, и вписать в школьные учебники страны.
Видал сволочей, но что бы таких.
Еще раз повторяю прописную ИСТИНУ судебно бездоказательное обсирание прошлого страны лишает ее БУДУЩЕГО ибо теряется историческая связь поколений.
Если хочешь процветания своей страны сейчас и завтра, то о прошлом можно говорить только хорошее или о СУДЕБНО доказанных преступлениях.
Если кто то огульно (не доказано в суде или например Нюренбергском трибунале) обсирает прошлое любой страны значит этот кто то враг этой страны.
И это АКСИОМА, альфа и омега, поэтому я утвердаю, что некто пишишущий под ником ,, ведист,, ,,ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ ЗНАК,, или ,,Тоже русский,, (что вполне возможно одно и то же) является ВРАГОМ России.
НИ РОДИНЫ , НИ СТАЛИНА...
олег написал 10.07.2007 01:12
НО!!!
Есть Берн Лазар...
Что там Нам он пишет?..
НИ РОДИНЫ , НИ СТАЛИНА...
олег написал 10.07.2007 01:12
НО!!!
Есть Берн Лазар...
Что там Нам он пишет?..
Re: Ни земли, ни воли
Вадим написал 09.07.2007 23:46
Гниды имеются у любого "народа".Главное выявлять таковых и изобличать.
историку.. (?)
Ленинградец написал 09.07.2007 23:34
ох....ый ты историк! Только малость время попутал, прошлое с настоящим...википедию с резунами читаешь для изучения истории?
Re: Из книги: Серго БЕРИЯ. МОЙ ОТЕЦ - ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ
олег написал 09.07.2007 22:42
ВОТ ТАК!
Ни земли, ни воли
ведист написал 09.07.2007 21:27
Ни земли, ни воли
Июньская история со скандальной речью американского конгрессмена Тома Лантоса на открытии в Нью-Йорке памятника жертвам коммунизма неожиданным образом всколыхнула в России очередную волну споров о родной истории.
Путин в своем уже привычном для публики афористическом стиле что-то такое изрек о том, что «мы не крали серебряных ложек», то бишь не бомбили Хиросиму и Нагасаки и не поливали напалмом Вьетнам. И это дало старт бурным разбирательствам, что же там такое понаписано в школьных и вузовских учебниках, и почему по одной из общеобразовательных версий марешаль Жуков это грязный мракобес, расстрелявший либерала Берию, а по другой тот же Жуков – наш Юлий Цезарь, избавивший русский народ от кровавого палача Берии.
Я полагаю, прежде чем начать вырабатывать современный школьный курс отечественной истории, в качестве предварительного этапа, надо сделать две вещи. Первое – рассекретить, собрать и массово опубликовать все материалы и воспоминания, связанные с историей России с 1917 по 1991 год. Второе – выработать некую общую концепцию истории, обозначить некие субъектно-объектные отношения, то есть ответить на вопрос, а с кем вся эта история, собственно происходит, кто ее субъект – евразийская суперэтническая общность, государство Российское от Рюрика до Путина, или, м.б., «человеческий род» или, например, партия «Единая Россия», а быть может, просто «русский народ».
Что касается вопроса субъектности, то мне лично ближе других понятие «Русский народ», например, в не так давно сформулированном определении журналиста Юрия Чуканова: «Русский - это европеоид, первым (родным) языком которого является русский, осознающий себя русским и приобретший в ходе социализации (воспитания) стереотипы поведения, позволяющие другим русским считать его своим. Если это определение расширить - вместо народа выйдет сброд, если сузить, добавив религиозный или социальный аспект, - тоталитарная секта».
Ни земли, ни воли
ведист написал 09.07.2007 21:26

В отношении же рассекречивания и опубликования материалов, связанных с недавней историей, работа, конечно, ведется и не малая, и все же, на мой взгляд, практически лишенная государственной поддержки и по существу недостаточная. Поясню почему. После демонстрации по ТВ телесериала «Штрафбат», я сделал для одной питерской газеты интервью с двумя ветеранами Второй мировой, один из которых сам участвовал в одном бою в качестве штрафника (на деле, а не в кино, второго боя у штрафников в 99% случаев – не было: убит – в могилу, ранен – прощен, третий вариант практически отсутствовал), другой соприкасался с штрафниками. То, что рассказали эти старики о военных реалиях полей сражений 1941-1945, разительно отличалось от болезненных фантазий Володарского-Досталя, авторов нашумевшего сериала. Но это не все: после публикации этих двух интервью в редакцию газеты стали звонить ветераны и предлагать опубликовать их воспоминания, не укладывающиеся в формат официальной советской и постсоветской историографии. Многие из них рассказывали о том, что уже не раз предлагали поделиться своими воспоминаниями на радио и ТВ, но после краткого собеседования им вежливо отказывали – неформат. Сырая, как парное молоко, правда о войне, не прикрашенная комиссарской ложью – это неформат и для нынешней постсоветской пропаганды. Причем, как вы понимаете, скоро этот пласт исторических свидетельств будет безвозвратно утерян, просто потому что люди не вечны.
Мне довелось быть слушателем нескольких таких неформатных рассказов, есть, кстати, сериал, отснятый ВВС под названием «The War of Century», где предоставляется слово тем участникам Второй мировой, которых обычно не принято выслушивать.
Если нарисовать общую картину войны с учетом этих рассказов, а также с учетом того, что часть официальной ее истории является прямой и откровенной ложью, мы поймем, что Нюрнберг – это не последнее слово, не финал, а только на скорую и ловкую руку скроенная драпировка, скрывающая огромные глыбы неисследованных тем…
Что же больше всего раздражает «правильных» толкователей истории Второй мировой, какие факты считаются неформатными?
1. Все случаи сотрудничества с немецкими оккупационными властями
а) крестьянства (особенно неприятно, ведь советская власть была якобы рабоче-крестьянской)
б) красноармейцев, перешедших на сторону Вермахта
Ни земли, ни воли
ведист написал 09.07.2007 21:25

в) церковных иерархов, когда немцы стали открывать закрытые большевиками церкви (см. например, книгу В.В. Антонова «Приходы Ленинградской области»)
г) бывшей советской интеллигенции
д) лиц, которые воспользовавшись освобождением от коммунистов, занялись частным предпринимательством
е) представителей белогвардейской и прочей русской эмиграции
2. Факт признания некоторыми участниками и историками Великой Отечественной войны как Второй Гражданской войны.
3. Оценка деятельности партизан со стороны местного населения как исключительно криминальной и направленной против мирных граждан.
4. Оценка сталинского СССР как одного из главных агрессоров и поджигателей Второй мировой, вступившего в войну 17 сентября 1939 (а не 22 июня 1941) в качестве союзника Третьего Райха.
Ну, и как неожиданно выяснилось в прошлом году, бельмом в глазу постсоветской пропаганды является факт существования Локотьской республики, которая, по свидетельству журналиста «Парламентской газеты» Сергея Веревкина, автора нашумевшей статьи, посвященной вопросу, являлась «уникальным политико-административным образованием, существовавшим в период 1941-1943 годов на Брянщине».
«Локотьское самоуправление было создано в сентябре 1941 года русскими людьми, когда немецких войск тут еще не было. Через две недели, когда 2-я танковая армия вермахта заняла эти места, ее командующий — генерал-полковних Хайнц Гудериан пошел на эксперимент, полностью доверив внутреннее самоуправление этому созданному русскими органу власти. На землях Локотьщины — когда еще не было немцев в органах власти, германских судов, полиции, тюрем, оккупационных войск
…Несмотря на выполнение 100 процентов обязательных поставок товаров Германии, уровень жизни здесь был самым высоким по сравнению с любыми другими районами и территориями, бывшими под контролем Германии. Семейный надел земли локотьчан составлял по 10 гектаров, в каждой сельской семье была корова, не считая свиней, коз, овец, птицы.
Вдумайтесь в эти цифры! В каждой сельской семье — по десять гектаров земли и по корове, а то и по две, не считая прочей скотины! В условиях войны! Сейчас, когда нет давно ни войны, ни оккупации, найдете ли — уж не говорю — область — район в стране, где в каждой сельской семье — по десять гектаров земли и по корове?»
(«Парламентская газета» № 99(1949) 22 июня 2006 года http://www.pnp.ru/archive/19490147.html)
Наверное, читатель помнит, какую реакцию вызвала эта публикация в прошлом году. Думаете, кто-то попытался возразить Веревкину, вступить с ним в полемику? Ничуть не бывало. Сергей Миронов, очевидно по подсказке Суркова и Путина, потребовал… уволить редактора «Парламентской газеты» Котова! Получилось, что Миронов и вся сурковско-павловская пропагандистская машина не нашли, чем возразить Веревкину, не сыскали историка, который смог бы что-то убедительно пробормотать (небесплатно, разумеется) в защиту официальной версии. Так что, выходит Веревкин правду написал? Или коснулся темы, которая смертельно опасна для нынешнего постсоветского режима?
И так всегда. Редко «опускаясь» до споров и приведения контраргументов, сторонники «правильной» истории Второй мировой, обычно пускают в ход два главных довода: ругань («фашистские уроды», «гитлеровские холуи» и т.д.) и запреты (уволить редактора, завести уголовное дело и т.д.)
Ни земли, ни воли
ведист написал 09.07.2007 21:24

Не правда ли, характерно? Очевидно, сергеи мироновы иже с ними, в общем-то, неплохо понимают, что сами они со своим неосталинизмом безбожно врут – врут во спасение своих шкур и всего «честно наворованного». Ибо пересмотр вопросов отношения к Локотьской республике и другим подобным эпизодам может повлечь за собой непосредственные юридические последствия в отношении бывших функционеров КПСС и КГБ, и далее – по польскому сценарию: всеобщее осуждение, люстрация, запрет на профессию…
…И еще один вопрос, удивляющий всех и каждого в связи с историей России, и в некотором смысле являющийся поистине парадоксальным.
Земли в России больше, чем говна! В прямом смысле слова! Московские цари и петербургские императоры веками с жадностью, достойной лучшего применения, прихватывали все новые и новые куски суши, не особенно заботясь об окультуривании захваченных земель и об извлечении долгосрочных дивидендов в интересах всех сторон процесса. Большевики в свое время пришли к власти под украденным у эсэров лозунгом «ЗЕМЛЮ – КРЕСТЬЯНАМ!», однако вместо земли, как известно, крестьяне увидели сначала продразверстку, а затем колхозы. Да и после окончания Великой Отечественной «благодарный» Сталин, поднимая тост «за Русский народ», забыл даже упомянуть о том, что неплохо было бы поделиться с победителями хотя бы той самой землей, за которую они пролили столько крови.
Перестройка, демократизация и отказ от коммунистических идей проходили под лозунгами возврата к частному землевладению, однако и по сей день, несмотря на принятие в 2001 году нового Земельного кодекса, а затем в 2005 нового Закона о местном самоуправлении, согласно которому права распределения «лишней» землей предоставляется местным советам, Российское государство продолжает в отношениях между гражданами и землей оставаться эдакой «собакой на сене», причем, собакой крайне злобной, которая может иного и до смерти загрызть…
Земельный и Гражданский кодекс, регламентирующие права собственности на Землю настолько противоречивы и запутаны так, что любой чиновник, заинтересованный в существовании теневого рынка, может легко повернуть любую строку этих законов в нужное ему русло… За отсутствием непрерывных столетних традиций, все эти законы и кодексы в сфере землевладения завязались в узел покруче Гордиева. И этот узел уже давно ждет своего Александра Македонского.
…Немцы, в 1941 придя в Россию, о чем сейчас так не любят и боятся вспоминать, раздавали землю явочным порядком тем, кто на ней работал здесь и сейчас. И неважно, что ими двигало, важен результат. Сейчас даже и этот вариант представляется маловероятным, потому что остатки крестьянства, не добитые совком, добиты постсоветским режимом. Юлий Цезарь раздавал землю ветеранам – так, например, в Тоскане возник и поныне процветающий город Флоренция.
Может быть, Путину, Суркову иже с ними, вспоминая об уроках Истории, стоит начать раздавать земли по последнему образцу – людям, имеющим заслуги перед государством? А не ждать, когда НАТОвские генералы, отправив их в Гаагских трибунал, вместе с китайскими переселенцами найдут более эффективные способы управления 1/6 частью земной поверхности?
Нейтральный и обьективный
Метис написал 09.07.2007 19:16
Отец у меня кавказец, а мать славянка, как обычно такие браки распадаются, но мое смешаное украинскокавказское происхождение позволяет держать нейтралитет и быть обьективным. В то время в правительстве, в партии, в МВД, ЧК, НКВД, КГБ и т.д., все рководство было грузинским, армянским и азербайджанским. Поэтому европейские и немецкие историки писали, что начало фашизму и нацизму на Кавказе, в Европе и в мире, положили Сталин, Микоян, Берия и Алиев, которые первыми начали практиковать умышленное спаивание и развращение славян и северных народов.
Вообще в Грузии, Азербайджане и Армении широко распространено мнение о превосходстве кавказского менталитета, а главным признаком ума на Кавказе считается религиозность, мужская и особенно женская верность и воздержание, почтение к отцу и матери, к братьям и сестрам, к ближним и дальним родственникам. Измен и разводов нет, развратных презирают и даже убивают. Встпление Грузии в НАТО не реально, потом, что \"То что в Европе хорошо, то на Кавказе позор.\"
Помните как похвалился Есенин -
\"Мы в России девшек весенних,
на цепи не держим как собак,
поцелуям учимся без денег,
без кинжальных хитростей и драк\",
а на Каказе наоборот, бродящие по улицам и дискотекам девшки и проститутки считаются собаками. Поцеловал девушку - женись, иначе ее уже никто не мозьмет в жены. Опозорил и не взял в жены - берегись, или бежи в Россию. Проституток на Кавказе из числа местных нет вообще, иногда бывают от несчастных смешаных браков, но это считается самый большой позор.
То, что Берия не успел и не смог до конца уничтожить нравственность, СССР и Россию, сделал за него \"симпатико\" Шеварнадзе - \"французский друг семьи Горбачева\".
Известно, что для непотопляемости большие корабли строят состоящими из несообщающихся отсеков, пробоина и затопление в одном - другие сдерживают воду. Физически и географически Грузия и Россия слишком далеки друг от друга, а при искусственном смешивании и разрушении естественных перегородок, всегда страдают слабейшие, более добрые и развратные, более наивные и доверчивые.
Вообще все конфликты между народами начинаются после начала совместного проживания. Общение хорошо, но только на уровне дипломатов, а не на уровне рыночных торговцев, не на уровне конфликтов кавказских криминальных группировок с местными.
Вот почему в Армении фактически не проживают другие народы, а может быть это правильно и всем на пользу. Фильмы на Кавказе идут только индийские, пакистанские и местные, а развратных на ТВ не пускают. В общем нам всем поучится у кавказцев есть чему и полезно.
Re: Пара Мухина то не надоть... читатель (что ложь - читатели читают, а не пишут)
читатель написал 09.07.2007 15:08
Так вот я и ему не верю по многих вопросам, на основе своей информации; а что не могу проверить, про то и не утверждаю. Убеждать вас в чем-либо я не собираюсь.
Re: Кстати Берия пора реабилитировать.
читатель написал 09.07.2007 14:59
Да, именно эту версию читал. Кстати, опять: мелкая ошибка, а в достоверности возникают сомнения. Не существовало в июне 1953-го года автомобилей "Волга". Опытные образцы - 1954 г.
А. Паршев о Берия
GDR написал 09.07.2007 12:53

В одном веке грузинская земля дала России двух великих людей. Но не это в укор России — у нас были и будут великие соотечественники русского происхождения, а без России и Сталин, и Берия не стали бы великими. А вот памятников им нет на наших площадях.
Но это не беда. Съездите на Поклонную гору, только не смотрите на ужасные тамошние монументы и здания. Оттуда хорошо видно здание Московского Университета — одинокое, чудесное, устремленное ввысь. Ничего похожего в мире нет.
Начальником строительства этого здания был Л.П.Берия, и это в какой-то степени памятник ему
художественная литератиура, а не "документ"
GDR написал 09.07.2007 12:44
Мухин показал что Берию убили при аресте. ни суда, ни "разбирательства" не было.
Re: придурок А.Саитов рекламирует ,,крайне поучительную книгу,,
Коммунист написал 09.07.2007 10:52
На счет Жукова. Он был полководец, очень решительный человек. Не гениальный полководц, но талантливый. У него был свой взгляд на работу органов военной контрразведки и поитических органов, эти взгляды коренным образом не совпадали со взглядами как Берии, так и Хрущева (послдедний как раз за это его и убрал!) По натуре (а все решительные люди, сначала делают, а потом думают!) Жуков не был спецом по подковерным операциям, за это его и ценил Сталин, Жуков, что говорил, то и думал, а что думал, то и говорил. Многим это не нравилось, в том числе и офицерам штаба. Мой отец был одним из его заместителей, Жуков очень многи наступил на хвост, многим "загубил" карьеру, скорее всего к лучшему! Вообще, любая неординарная личность оставляет после себя много врагов, за жизнь она из наживает - будь здоров! Что касается Берии, отец мало говорил и почти без фактов, все в общих фразах, возможно сейчас много бы мог рассказать, да нет его уже! Помню только, что и он сомневался в честности суда над Берией, вроде как и Жуков жалел, что повелся на "разводку" Хрущева. Но Жуков очень боялся за дочь. Видмо потому, под конец жизни он просто замолчал! Хотя мог рассказать очень много! Он не оставил мемуаров об этом ...
Берия и гениальная Брестская Уния
Сергей написал 09.07.2007 09:52
Много писали, что антисемит Берия хотел расширить границы Грузии, а поэтому выселял евреев и кавказские народы в Казахстан, в Биробиджан и в Сибирь, а как славянофоб Берия уничтожил православных католиков - Брестскую Унию и униатов.
Вообще униаты очень добрые и оригинальные люди, всегда приютят и накормят любого, кто знает их униатские приветствия. Например - гарбе Езуй Кристуй, это традиционное приветствие литовских униатов, принятое в Литве, а в Болгарии и Югославии говорят еще красивее - "Слава на Исуса Криста".
Еще более интересно у карпатских униатов-русинов, у них вообще нет никаких других приветствий кроме этого.
Например в Восточной Украине говорят обычное - "Добрый день", или при прощании - "До пабачення".
Зато карпатские русины и украинские униаты при встрече и прощании говорят только одно - "Слава Исусу Кристу!", а отвечают только - "Слава Богу навеки!".
Еще в советкое врямя, когда приходилось быть в Карпатах, в магазинах и на вогзалах, я постоянно пугался слыша это обращенное ко мне приветствие и оглядывался, нет ли где милиционера, а потом когда узнал все эти обычаи, то осмелел и даже бодро отвечал - "Слава навеки!"
Однако мне непонятно, почему этот антисемит и славянофоб - Берия так ненавидели Брестскую Унию, это гениальное изобретение белорусского народа.
Фактически, Берия уничтожили Брестскую Унию и всех униатов. Вообще только такие умные люди как белорусы смогли воплотить эту народную мечту в жизнь и создать эту замечательную Брестскую Унию.
Есть у моих белорусских друзей такая тайная мечта - просить что бы Лукашенко назло всем славянским врагам, возродил и усилил Брестскую Унию, расширил это любимое детище белорусского народа до миротворческой исламоиудеохристианской Брестской Унии *+).
Это отличный способ для Беларуси и для Лукашенко войти в историю человечества как величайший гуманист и миротворец.
1 | 2 | 3 | >>
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss