Кто владеет информацией,
владеет миром

Ловушка институтов

Опубликовано 07.08.2010 автором в разделе комментариев 21

Ловушка институтов
Стандартная ошибка российских управленцев последних 300 лет - бездумное копирование парадигм и теорий, выработанных западной мыслью применительно к западной же цивилизации и уже только поэтому не универсальных.

Этот подход отрицает специфику российской цивилизации и образующей ее русской культуры ради общечеловеческих ценностей и закономерностей. Они есть, - но очень часто мы вслед за корыстными культуртрегерами, распространяющими свои ценности в рамках конкурентной борьбы, принимаем правила и особенности одной из цивилизаций за нечто универсальное.

Пример - стремление к формальной демократии по западным образцам, а шире - надежда на создание общественных институтов, которые-де сами собой обеспечат нам цивилизованную жизнь.

Святая вера в институты (как в конце 80-х вера в рынок, который придет и все сделает за нас) объединяет разных людей, в том числе придерживающихся враждебно противоположных взглядов.

Объединяет неадекватностью.

Оговорюсь сразу: автору очень нравится Конституция.

И при определенных (желательно, конечно, строго оговоренных заранее) обстоятельствах он даже готов предпочесть ее севрюге.

Однако никакой писаный закон, противоречащий мироощущению и внутренним склонностям тех, кто должен будет по нему жить, никогда не будет работать так, как предполагалось.

Не потому, что он плох или хорош, - а потому, что он чужд тем, кто призван его исполнять.

Среди бесспорных особенностей русской культуры, являющейся стержнем российской цивилизации, важное место занимает односторонний симбиоз личности с государством. Носитель русской культуры ощущает свое единство с системой управления, свою неразрывную целостность, слитность с ней не как с конкретными органами управления или чиновниками (которых он терпеть не может), а как с некоей всеобъемлющей идеей, как с полноценной средой своего обитания.

Именно поэтому «нам нет преград ни в море, ни на суше», когда мы чувствуем единство интересов общества и сколь угодно жестокого и неэффективного государства.

Именно поэтому мы рассыпаемся в атомизированную социальную пыль и перестаем существовать как народ, когда государство отворачивается от нас (и тем более когда оно оказывается нашим врагом).

Это хорошо для решения одних задач и плохо для других.

Это может нам нравиться или не нравиться.

Однако перед тем, как преисполниться священным негодованием и с праведным гневом начать засорять окружающую среду пропагандистскими перлами вроде «Россия - неотъемлемая часть европейской цивилизации», попробуйте на язык одну простую обыденную фразу: «Наши мерзавцы-чиновники совсем обнаглели».

Произнесите ее вслух. Ничего не жмет, не режет?

Словосочетание «наши мерзавцы» невозможно в западной цивилизации, основанной на строжайшем, скрупулезном разделении личности и государства, - и является нормой жизни в нашей, российской цивилизации, основанной на слитности личности и системы управления ею.

Именно поэтому так странно и чуждо выглядят в России самые искренние и разумные порывы к западной демократии: она вся основана на принципе суверенитета личности от государства, - который в нашей культурной среде, основанной на их неразрывной слитности, так же невозможен, как и, например, жабры.

Это касается западных стандартов институциональной демократии, - но, шире, это касается и институтов как таковых.

Западное общество институционализировано.

Россия же в принципе страна не институциональная: в артели и крестьянской общине нет жесткого разделения труда, и в принципе каждый из нас внутренне готов в случае необходимости заменить не только соседа, но и начальника - до самого высшего включительно. В прошлом это рождало феномен самозванства, в настоящем - третью, после алкоголизма и простатита, болезнь российских мужчин: желание стать президентом (а, с другой стороны, «от сумы да от тюрьмы не зарекайся»).

Повторюсь: эту особенность можно называть хорошими словами (например, «гибкость» и «адаптивность»), а можно плохими («бардак» и «хаос»).

Суть дела от этого не меняется. Медаль остается медалью вне зависимости от того, с какой стороны на нее смотреть.

Система управления должна в полной мере учитывать эти особенности России - иначе она будет не управлять, а кликушествовать.

Мало популярная в наши дни специфика царской системы управления заключалась в жесточайшей централизации общенационального и регионального уровней управления, - однако уже на губернии и крупных городах «вертикаль власти» обрывалась в практически безбрежную вольницу местного самоуправления.

Неинституционализованность, расплывчатость органов управления обеспечивала не только их адаптивность, но и гибкость, приспособляемость, способность без кардинального реформирования приступать к решению новых, в том числе совершенно неожиданных задач, самостоятельно ставя их перед собой.

Именно поэтому русская система управления всегда была исключительно дешева: чиновник исходил не из набора окостенелых функций и полномочий, а из сферы ответственности - и был вынужден осознавать и решать задачи, возникающие в этой сфере, почти вне зависимости от их характера. Местное же самоуправление (отнюдь не только земство) вообще в значительной степени содержало само себя - за счет меценатства, а по сути дела - за счет добровольного расширенного участия в управлении состоятельных людей.

Удивительно, но в условиях сталинской диктатуры эта гибкость управления, основанная на деинституционализации, не пропала. Колхозы стали возвращением общины, этого специфического института самоуправления, и признанием краха попыток западной, столыпинский институционализации сельского хозяйства (рыночную эффективность она повысила, - но, будучи противоестественной для огромных масс крестьян, вызвала возмущение и раньше эффективности привела к революции).

Даже террор в ряде случаев осуществлялся именно по принципу самоуправления: «среди вас есть враг народа, вот и выявляйте (то есть, по сути дела, назначайте) его сами».

Система же управления, вопреки укоренившимся представлениям, в целом ряде случаев позволяла действенно отвечать на вызовы времени. Мы судим о послевоенных ее преобразованиях в основном по мемуарам тогдашних чиновников, раздраженных снижением уровня формализации (всегда и везде являющейся для чиновника защитой) и ростом административной неопределенности.

Но именно таковы последствия для «винтика» иерархизированной системы последствия повышения ее гибкости - ибо единственным способом такого повышения является снижение формализации!

Это была общая закономерность успешных управленцев того времени: Черчилль лишь чуть в меньшей степени, чем Сталин, замыкал на себя оперативное управление, а неформальный стиль управления Рузвельта, при котором второй человек к государстве, его ближайший помощник Гопкинс, иногда вообще не занимал никаких формальных должностей! - и вовсе выводил из себя современников!

Рузвельт создавал самые разные управленческие структуры с сознательно размытыми полномочиями. С точки зрения современных начетчиков от управления это непростительная безграмотность, - но именно такое, вполне сознательное размывание институтов создало конкуренцию между ними и качественно повысило эффективность госуправления.

В условиях неопределенности задач и институты должны быть неопределенными, - и это дает такой неинституционализированной стране, как Россия, качественно новые возможности.

Вспомним знаменитый Спецкомитет при Совете Министров, возглавлявшийся Берией (который увлекся работой в нем до такой степени, что постыдно проиграл борьбу за власть): три управления, занятые созданием ядерного оружия, ракетоносителей и противовоздушной обороны (включая радары, зенитно-ракетные комплексы, управляемые ракеты и необходимую для них электронику), были лишь опорными конструкциями. Внутри же, в сообществе специалистов, несмотря на пещерную секретность, царила творческая атмосфера, ломавшая ведомственные и отраслевые перегородки. Поразительно, но абсолютно ту же ситуацию творческого межотраслевого синтеза описал Солженицын в «Круге первом» (вообще-то ставивший себе совершенно иные задачи).

Неинституционализованность, неформальность дает гибкость и тем самым шанс на адаптивность. Управленцы не любят ее не только как и всякую неопределенность, но и потому, что она повышает нагрузку на каждое звено управления и усиливает его ответственность. Именно в этом менеджерском эгоизме - корень неприятия размытой институциональности.

Однако попытка загодя спланировать все до последней мелочи в виде знаменитого die erste Kolonne marschiert была высмеяна Львом Толстым еще в позапрошлом веке. А в прошлом веке махина централизованно планируемой системы в нашей стране добивалась успехов лишь потому, что все ее «винтики» твердо знали: возведенный в ранг закона план на самом деле - лишь ориентир, и в ходе его выполнения неизбежны непредвиденные обстоятельства, реагировать на которые придется инициативно и по своему разумению.

Из неинституциональности российского общества следует потребность в возврате к созданию гибких изменчивых структур с конкурентностью компетенций.

Это, кстати, вечный российский способ преобразований, при котором новые институты надстраиваются над старыми и после длительного совместного существования как бы «съедают» их.

Но сами институты являются не более чем инструментами, по мере необходимости безжалостно отбрасываемыми и заменяемыми; в современных условиях «беспрецедентной неопределенности», да еще и в такой неинституциональной стране, как Россия, ставить во главу угла создание институтов - значит ставить телегу впереди лошади, демонстрируя непонимание основ не только российской, но и в целом современной социальной инженерии.

Общественно принятые институты являются лишь отстоявшимися, апробированными, доказавшими свою эффективность и ставшими привычными для общества социальными практиками, - организовывать которые и предлагать их данным обстоятельствам (и в том числе обществу) должно государство.

Говорить об институтах вне массовой, поставленной на поток организации новых социальных практик (по своей природе на первом этапе отрицающих сложившиеся нормы и институты) - такая же нелепость, как пытаться развивать в обществе пресловутое «доверие», продолжая бессовестно лгать ему.

И нет никаких гарантий, что эти нацеленные на решение конкретных задач социальные практики со временем отольются именно в привычные, навязываемые нам сегодня институты - характерные для западной, а не российской цивилизации и для прошлой, а не будущей эпохи.




Рейтинг:   2.39,  Голосов: 31
Поделиться
Всего комментариев к статье: 21
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
(без названия)
Едос написал 09.08.2010 17:36
Раскрыть комментарий
Опять велосипед предлагаете изобретать?
Здравый написал 09.08.2010 13:09
Раскрыть комментарий
.дальше видно будет...
макробий написал 07.08.2010 20:45
Раскрыть комментарий
Зухову
гра написал 07.08.2010 20:44
Раскрыть комментарий
советский
S.A. написал 07.08.2010 19:22
Раскрыть комментарий
(без названия)
S.A. написал 07.08.2010 19:19
Раскрыть комментарий
о статье
Зухов написал 07.08.2010 18:49
Раскрыть комментарий
"Неопределенность" - удобное слово...
Sergo написал 07.08.2010 17:35
Раскрыть комментарий
(без названия)
Сенатор написал 07.08.2010 15:50
Раскрыть комментарий
Россия за время своего существования и пяти минут не была прорусской
Юрий написал 07.08.2010 14:44
Раскрыть комментарий
цена неформальности
alex написал 07.08.2010 13:04
Раскрыть комментарий
(без названия)
Чувак написал 07.08.2010 11:44
Раскрыть комментарий
Как в кино
Хмурый написал 07.08.2010 11:38
Раскрыть комментарий
step-by-step
aaz написал 07.08.2010 11:10
Раскрыть комментарий
Re:
КС написал 07.08.2010 10:08
Раскрыть комментарий
Плагиат с БРАЕВА
13 написал 07.08.2010 08:38
Раскрыть комментарий
(без названия)
гра написал 07.08.2010 03:58
Раскрыть комментарий
(без названия)
Советский написал 07.08.2010 03:44
Раскрыть комментарий
(без названия)
Советский написал 07.08.2010 03:23
Раскрыть комментарий
Статья интересная.Спасибо.
Советский написал 07.08.2010 03:18
Раскрыть комментарий
1 | 2 | >>
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss