Кто владеет информацией,
владеет миром

Бело-сине-красные обезьяны и русская наука

Опубликовано 27.03.2008 автором в разделе комментариев 130

Бело-сине-красные обезьяны и русская наука

«ПРОБЛЕМА-2012»

«...Технологическое отставание России от передовых стран за последние годы все более усиливается. Мировому уровню соответствует сегодня лишь четвертая часть технологий. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 10 мая 2006 года отмечено, что «большая часть технологического оборудования, используемого сейчас российской промышленностью, отстает от передового уровня даже не на годы, а на десятилетия».

Средний возраст станочного оборудования - более 30 лет. В большинстве случаев применяются технологии 60-70-х годов. По структуре и прежде всего по наличию обрабатывающих центров с ЧПУ, доля которых в парке эксплуатируемого оборудования не превышает 5%, состав оборудования соответствует техническому уровню середины 1980-х годов. Для сравнения: за рубежом количество используемого высокотехнологичного оборудования с ЧПУ приближается к 50%, а для предприятий, производящих технологическую оснастку (прессформы, штампы, литейные формы и др.) достигает 85 %.

За последние 15 лет в станкостроении произошло революционное повышение характеристик режущего инструмента и металлообрабатывающего станочного оборудование. В итоге современное поколение станков с ЧПУ за рубежом по основным характеристикам (производительность, точность, чистота обработки) в многократно превосходит станки, эксплуатируемые на отечественных машиностроительных предприятиях, что ограничивает возможности последних производить конкурентоспособную продукцию...»Это мы с вами читаем материалы слушаний в Госдуме, где господствует «медвежья партия» во главе с Путиным. И что они сделали для спасения положения? Правильно - тратят бабки на Олимпиаду! И еще три миллиарда угрохают на уродский «газпромовский» небоскреб в Питере. Неужели они думают, будто стоит провести всякие лыжно-санно-коньковые мероприятия - и из воздуха сами собой материализуются новые станки, заводы, подготовленные инженеры и рабочие? Сами собой появятся талантливые ученые и изобретатели? Сам по себе вытанцуется инновационный путь развития?

Вряд ли. Просто шкурно-чиновничьи интересы диктуют именно такие «приоритеты» - дурацкие и бессмысленные для русской нации, но очень сладкие для правящей клики.

 

«Научный вопрос»: а с кем делать инновационную революцию?

В конце зимы 2008 года мне (скажем так) прилетела в гости странная птица. В клюве она принесла материалы, что готовились к мартовскому заседанию Совета безопасности РФ. Каркнув на прощание, гостья улетела, а я уселся читать бумаги из папки. И выматерился в сердцах.

Чтобы делать инновационную революцию, нужны ее «ударные отряды»: ученые, исследователи. Если их не будет, то где брать новое, невиданное? Вот, физику-коммунисту Жоресу Алферову дали Нобелевскую премию за фундаментальные работы еще начала 1970-х гг. - поелику они в наши дни позволяют развиваться оптоэлектронике. Значит, нужно продолжать фундаментальные исследования! Но с наукой в Эрэфии, увы, плохо. В 2000-2008 гг. ее, израненную и истерзанную в 90-е, никто не спас.

Допустим, читатель, вам не нравится идея вложить излишки денег не в олимпийскую погребень, а в компьютеры, космос, транспортные системы или в станки. Так давайте вложим их в человеческий капитал, в «мозги» страны. Тут есть куда инвестировать! Положение-то - критическое.

Откроем материалы для Совебеза - ну те, что птичка принесла.

...По науке в Эрэфии словно стальным серпом прошлись. Нищета выгнала из нее самых молодых и активных, в 90-е годы в институтах и КБ остались в основном старики. Отнюдь не все они бесполезный балласт: многие из них многому могли бы научить молодых. Не зная компьютера, старики, тем не менее, знают многое другое: и то, как строить космические корабли, и как гравитационные волны ловить, и как реактивные двигатели делать, и еще многое-многое другое. Они - носители уникального опыта, коего не было и нет в РФ. Но ... им некому передать свои знания и умения.

Проблема во весь рост встанет после 2012 г., когда из науки уйдет советское поколение. Особенно в фундаментальной, в академической науке, где через может автоматически произойти развал институтов и из академического опыта в университеты станет нечего переносить.

За 1995-2005 годы численность тех, кто занимался исследованиями и разработками в научных организациях РФ, сократилась на 22,7%, а собственно исследователей - на 24%. То есть, почти на четверть. По всем отраслям науки, окромя гуманитарных. С 1998г. по 2005г. персонал научно-исследовательских организаций, ведших исследования и разработки, уменьшился на 21,3%. Что в проектных и проектно-изыскательских организациях? Сокращение произошло на 32,5%. На опытных заводах - на 20,2%. В университетах и других вузах - на 8,6%. На промышленных организациях сокращение составило опять-таки 24%.

Ну-с, и с кем правящие болваны собрались делать инновационный рывок? С китайскими научными кадрами?

Примечательно, что в Эрэфии по сравнению с Советским Союзом сильно падает доля кандидатов наук в исследовательских кадрах. Молодых мало! К 2005г. средний возраст исследователей и разработчиков в РФ составил 48,9 лет. Средний возраст исследователей-кандидатов наук - 53,1 года, исследователей-докторов наук - 60,9 лет. Наука становится домом престарелых, причем везде: хоть в тех структурах, что удачно вписались в уродский россиянский рынок, хоть в тех НИИ, что полностью зависят от казенного финансирования. У «рыночников-удачников» средний возрпаст ученых-разработчиков - 46,7 лет, у «неудачников» - 49,5 лет. Молодежь в науку не идет, поэтому самая большая угроза для общества связана с утратой преемственности в науке.

Где наблюдается полный «караул»? Где доля ученых в возрасте до 40 лет меньше всего - не выше 22-25 процентов? В экономических и юридических науках, в химии и химических технологиях, в лабораториях химической промышленности. В электронике, радиотехнике и связи. В легкой и пищевой индустриях. В биотехнологии (всего 11%!). В научно-прикладных организациях сельского, лесного, водного, рыбного хозяйств, лесной и деревообрабатывающей промышленности. В строительстве и архитектуре. С 1994г. по 2004г. общая численность исследователей в естественных науках уменьшилась на 21,2%. В технических науках - на 25,2%, в медицине - на 15,7%. В сельскохозяйственной науке - на 21,7%.

То есть, вымирание корпуса русских исследователей идет как раз в самых важных для инновационного рывка страны областях - в науках естественных и технических.

Вопреки путинским сказкам о невиданном увеличении затрат на науку, в 1997-2005 годах реально (с учетом инфляции) ассигнования увеличились всего в 1,2 раза. Да, конечно, зарплаты увеличили в два с половиной раза, чтоб ученые совсем с голоду не передохли (хотя стартовая заработная плата молодых ученых составляла в 2005 г. 35-40% от средней заработной платы рабочих и служащих).

Но что толку даже в высоких зарплатах, если работать не на чем? Если оборудование лабораторий - старое, 1980-х годов? Как вести исследования, как соревноваться с западными или китайскими учеными? А дурацкая сырьевая экономика практически не дает заказов отечественной науке. А зачем? Сырьевикам, чиновникам и торговцам проще купить все в готовом виде, на Западе. Причем полно примеров того, как русские исследователи предлагают то, что и лучше заморского по характеристикам, и дешевле - но «бело-сине-красные» капиталисты один черт предпочитают заграничное.

Тут бы государству спасти положение, выступив заказчиком передовой техники. Ан нет - оно теперь тупое, ему ничего не надо. Вот и получается, что деньги тратятся на содержание ученых, которым нет работы. Которые не могут вести исследований из-за отсутствия ассигнований. В итоге возникает угроза: в будущем РФ останется либо с учеными без научных организаций, либо с НИИ и лабораториями - но без ученых. А молодые бегут прочь: ни тебе нормальных заработков, ни возможности заниматься делом и расти профессионально. В Германии, Китае или США - другое дело. Туда и едут все мало-мальски способные. Не удержусь, процитирую:

«... По мнению исследователей, чтобы исключить уход ученых из науки, необходима среднемесячная зарплата не менее 32150 рублей (»$1140). Для сравнения: оклад младшего научного сотрудника будет составлять сейчас 2000 рублей, в то время как оклад уборщицы Московского метрополитена превышает 11 тысяч рублей. Молодой ученый не может содержать семью и вынужден постоянно заботиться о поиске дополнительных заработков...»

В первый путинский период (2000-2008 гг.) поставленные Владимиром Владимировичем чиновники придумали: мол, надо еще больше сократить число ученых! Так денежки сэкономим. Словом, решили заняться медвежьим дуроломством.

Но ничего путного из этого не вышло. Оказалось, что в 1990-2005 гг. произошел «обвал» притока молодых исследователей в науку. Ежегодное пополнение штатов научных организаций молодежью сократилось в среднем по сравнению с 1960-1989 годами примерно на 40%. Практически «выпало» поколение, которому сейчас 30-45 лет. Это те люди, которые должны были бы придти в науку с начала до конца 90-х годов. Вот здесь и образовалась главная демографическая «дыра» в нашем научном сообществе. Из нашей науки ушли 4/5 ее старых, наиболее опытных кадров, включая руководителей многих научных школ, часто вместе со своими школами.

Сегодня темпы притока молодежи в науку не увеличиваются. Что даст дальнейшее сокращение научных организаций и штатных единиц исследователей? Да ни хрена! Только остатки научной молодежи уничтожит.

Как считают эксперты Совбеза РФ, «первая декада XXI века окажется критической для российской науки. Продолжается отток из науки высококвалифицированных специалистов старших возрастных групп (свыше 65-70 лет), а приток молодых кадров - по-прежнему невелик. То есть представителям старшего поколения некому будет передавать свой опыт! Уход специалистов, приступивших к работе в 50-60-е годы и даже в начале 1970-х, может оказаться роковым для отечественной науки и техники. Ведь именно с этими советскими кадрами связаны успехи в разработке и развитии высоких технологий!

Чтобы сохранить отечественную науку, нужно как можно больше смягчить возможные последствия неизбежного ухода основных носителей знаний, пока экономическая ситуация в стране не улучшится...»

Для омоложения науки потребуется ой как много времени! Как показывают расчеты, если заработная плата ученых в Эрэфии будет ежегодно увеличиваться на 10%, то восстановить возрастную структуру в российской науке, сравнимую с 1995 г., удастся лишь ... к 2040 году. Таким образом, последствия слабого притока в науку молодежи в 1990-е годы будут «икаться» Эрэфии многие десятилетия.

Существующая сегодня проблема разрыва между поколениями ученых копилась более пятнадцати лет. Для смены поколения требуется 10 лет. То есть, в РФ потеряно практически два (!) поколения ученых.

Такого не было ни после 1917 г. (потери были гораздо меньше), ни после войны. Горбачевщина, ельцинизм и путинизм оказались намного губительнее. Достаточно привести один пример. К 2008 г. Эрэфия существует 16 лет. Отсчитайте столько же от 1917 года. Если брать науку, то в СССР 1933 года шел бурный рост научных центров. Страна уже поразила мир новейшей авиатехникой, начала исследования атомного ядра, выказала успехи в области органического синтеза, начала работы по ракетной технике, судам на воздушной подушке и т.д.

А что в Эр-Эф 2008 г.? Одни слезы? И неча пенять на то, что у нас ученые бездарные! Это вы, сволочи трехцветные, создали никчемную сырьевую и коррупционную экономику, которой не нужны научно-технические новинки. Это вы, собачьи дети, создали «цивилизацию недочеловеков», сырьевиков и «пилителей», а теперь норовите сказать: «А у нас неэффективная наука!» Неэффективны не мы, а вы, обезьяны в руководящих креслах. И то, что вы сидите во власти, вашей неполноценности и ущербности не отменяет.

 

Туша без мозгов, правители без ума

Из Кремля могут хоть тысячу раз повторять заклинания об инновациях, да только что толку с тех слов? На сегодня, читатель, существует реальная и страшная угроза: мы рискуем в 2010-х лишиться квалифицированных научно-исследовательских и инженерно-технических кадров. То есть, Эрэфия соскользнет и бултыхнется в «десятые годы» безголовой, лишенной интеллекта, сырьевой тушей. Этаким безмозглым геополитическим окороком. Какие там к черту инновационные разработки! У нас не окажется специалистов, умеющих обслуживать и воспроизводить технику 1980-х: атомные силовые установки, электростанции, радары, реактивные самолеты, ракеты-носители, космические аппараты и т.д. и т.п. Хорошенькая перспектива перед лицом ожесточенной мировой конкуренции, борьбы за Будущее и возможной горячей войны! Да сырьевой «окорок» без башки - это первейшая цель для захвата развитыми соседями!

В таких условиях тратить деньги страны на всякую непроизводительно-показушную хрень? Загонять их в бесполезные сочинские сооружения и выкуп акций у Абрамовича? Это - действия саботажников и преступников, врагов народа.

Чтобы не быть голословными и однобокими, процитируем статью из вполне рыночного и либерального журнала «Эксперт» за 17 марта 2008 г. Решимся на пространную цитату, ибо главный редактор «Эксперта» г-н Фадеев - один из идеологов путинской «ЕдРо». Материал, написанный целой группой авторов, называется «Мозги России».

«...Нынешние 30-40-летние технократы могут оказаться последним поколением, готовым нести ответственность за национальную техносферу. Они талантливы и трудолюбивы, но их очень мало.

...Особенно критично с точки зрения продолжения исследовательской карьеры пострадало поколение тех, кому сегодня 30-40 лет. Получив качественное, советского образца образование, они по большей части были вынуждены уходить в иные области или, в лучшем для науки случае, эмигрировать в страны с развитыми инновационными системами. Следующее за ними поколение (сегодняшние 20-25-летние) оказалось и хуже образованным, и - возможно, вследствие этого - менее ориентированным на собственно исследовательскую творческую работу; у них не горят глаза.

Драма сегодняшних 30-40-летних технократов тем любопытнее, что объявленная властью масштабная модернизация экономики и перевод ее на инновационные рельсы требуют как раз активного включения в процесс этого поколения: предыдущие сходят со сцены, а последующие внушают пока мало доверия. Любопытно и то обстоятельство, что «поколенческий провал» в среде технократов ощутим не только в России - в той или иной степени он свойствен многим европейским странам и США. Напротив, в Китае, Индии, Сингапуре и еще паре-другой азиатских государств поколение 30-40-летних технократов чувствует себя сегодня солью земли и предметом особой государственной заботы. Как стране с развивающейся экономикой, обладающей еще не до конца вытоптанными, по выражению академика Юрия Журавлева, «грибницами научных школ», России стоило бы занять свою нишу в этом глобальном процессе перетока технократического интеллекта с Запада на Восток. Пока мы (страна, государство, даже общество) этому не только не способствуем, но активно сопротивляемся.

Ну признайтесь же, что к людям, выбравшим целью своей жизни изучение природных процессов и  превращение их в технологии, большинство из вас испытывает смесь недоумения и сочувствия. Притягательный культурный ореол технократа, формировавшийся большую часть прошедшего столетия, окончательно развеян: электричество берется из розетки, и satis superque. Энергетический кризис, тотальное снижение уровня среднего и высшего естественнонаучного образования, нарастающая импотенция высокотехнологичных отраслей, разгул оккультизма, в конце концов, - все это не должно беспокоить среднестатистического обывателя, законно посасывающего пиво у гламурного телевизора после отправления своих профессиональных надобностей в хорошо освещенном, обогретом и компьютеризированном офисе.

Для развитых экономик вышеописанная ситуация поколенческого разрыва и дефицита технократических кадров пока сойдет за позволительный сценарий (квалифицированных китайцев и индусов все еще достаточно для того, чтобы заполнить там пустующие ниши). Однако странам развивающимся, особенно тем, что хотят сыграть в ближайшую технологическую игру и если не выиграть, то по крайней мере, улучшить свой предыдущий результат, стоит всерьез задуматься о стимуляции технократической прослойки своих обществ. Прежде всего речь о России.

Именно технократическую прослойку 30-40-летних русских мы и решили рассмотреть поподробнее. Получился такой эскизный портрет одного поколения. Скажем сразу, четкой картины пока нет: если в Европе и Азии подобными проектами занимаются десятки исследовательских структур, у нас данных об этом объекте до обидного мало. Поэтому мы решили, воспользовавшись собственными журналистскими связями, сделать первый подход к снаряду - поговорить с несколькими представителями «потерянного технократического поколения», оставшимися в профессии, и выяснить у них, с какой стати они не уступили историческому прессингу и продолжили свой путь и что нужно сделать, чтобы страна оказалась в состоянии ответить на технократические вызовы. Поле ввиду профессиональной ориентации наших корреспондентов поделилось на три сектора: биологи, физики и прикладники. Начнем с последних.

Нашим героям от 28 до 36 лет (1971-1979 года рождения), все они окончили аспирантуру и имеют степень кандидата технических наук. Наши собеседники оказались выходцами из инженерных семей, в детские годы успели зацепить технические кружки в советских домах пионеров и в школах, а в самой школе отдавали предпочтение техническим дисциплинам (математике, физике, химии). Они сознательно пошли в выбранные технические вузы. Необходимо отметить, что трое из пятерых получили хорошее базовое техническое, еще советского качества образование, не привязывающее их к теперешней узкой отраслевой деятельности, но личные наклонности («предпочел видеть результаты своей работы, а не заниматься совсем уж отвлеченной наукой», по словам одного из них) больше, чем обстоятельства, привели их таки в заводскую науку.

В аспирантуре института, который и оканчивали, учились двое - причем один из них, как и еще трое других, писал кандидатскую работу, совмещая учебу с работой и на базе своей рабочей дисциплины уже на предприятии. Защищенные диссертационные работы, обозначая какой-то квалификационный уровень наших героев, оказали и непосредственное влияние на развитие и модернизацию конкретных продуктов или технологических процессов на предприятии и были внедрены или внедряются на производстве.

Карьерные и научные амбиции сохранились почти у всех - тем более что конъюнктура для роста в их возрастной категории сейчас удачная. Ведь 45-55-летних в науке и среди управленческого инженерно-технического состава осталось совсем немного. В тяжелые для производства 1990-е многие из них покинули заводскую науку в поисках более хлебных мест. Еще более возрастные специалисты уже достигли карьерного, научного, а часто и жизненного потолка. Ровесники же наших молодых ученых шли в науку и на производство совсем редко - оказалось, что только у одного интервьюируемого вузовский однокашник работает по технической специальности (и это притом что в институтских группах обучалось по 12-20 человек!). Более молодая возрастная группа никакого конкурентного давления «снизу» не оказывает. Некоторые из наших собеседников - выпускников технических вузов первой постсоветской волны полагают, что произошел окончательный слом советской системы высшей школы, повлекший качественное ухудшение базового технического образования. Новая же система образования не сложилась, поэтому в среднесрочной перспективе в целом не следует ожидать притока выпускников вузов с качественной технической подготовкой.

Материальная мотивация в теперешней деятельности наших героев не главная, так как у всех пройдено то, что они сами называют «порогом стабильности», «финансовым уровнем безопасности». Заметим, что по современным столичным меркам, тем более для специалистов такого класса, зарплаты не столь высоки: минимальная - 30 тыс. рублей, максимальная - около 60 тыс.

Достижение порога стабильности дает возможность для занятий научной работой, считает Ольга Малыхина, начальник лаборатории экспертизных исследований Научно-исследовательского центра территориальной компании «ОМЗ-Ижора». Лабораторию Ольга возглавила четыре года назад, когда ей было 32 года. В 1995-м она окончила факультет технологии и исследования материалов Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (бывший Политехнический институт), защитив диплом по цветным сплавам с эффектом памяти форм, после чего поступила инженером на Ижорские заводы в Центральную лабораторию (предшественница НИЦ) в отделение штамповых и конструкционных сталей и сварных соединений.

Из институтской группы в 20 человек, по словам Ольги, с металлом работает только она и ее подруга, которая занимается лабораторным оборудованием для металлообрабатывающих предприятий. Остальные однокашники Ольги по Политеху в основном устроились менеджерами на различные коммерческие предприятия. В советское время в заводской Центральной лаборатории работало около 700 человек (не менее сотни из них имели ученые степени), развивая технологии выплавки и обработки спецсплавов для корпусов и атомных реакторов энергоблоков и подводных лодок, химической промышленности, горной техники, судостроения и т. п. Сейчас в НИЦ осталось около 150 человек, из них только шестеро - с ученой степенью: один доктор и пять кандидатов технических наук, Ольга - самая молодая из них.

Свой приход в заводскую науку она называет случайным. На завод поступил заказ на изготовление валков для прокатного стана от Нижнетагильского металлургического завода, потерявшего традиционного поставщика с Украины. Кто-то из уральских умников решил, что валки можно попробовать изготовить из кованой, более надежной и износоустойчивой, чем литая, стали 155 ХНМ (хром, никель, молибден) с полуторапроцентным содержанием углерода, то есть почти чугуна. Опыта работы с ковкой этого очень хрупкого металла не было ни у кого, но заказов было немного, и Ижорские заводы взяли их на свой страх и риск. И оказались правы: после разработки технологии на Ижорских заводах заказ в сумме стал обходиться заказчику дешевле в разы из-за увеличившегося срока службы валков, и вскоре вслед за уральцами на валки из металла, обработанного по новой технологии, стали переходить другие металлургические предприятия страны.

155 ХНМ - металл недорогой, но во всем мире обычно он используется только в литых изделиях, очень быстро изнашивающихся. Исследовать, как сталь поведет себя при ковке, поручили как раз Ольге Малыхиной. Год назад она защитила диссертацию в Политехе. Для работы над докторской диссертацией пока недостает опыта - «нужны наработки на целом спектре металлов», но, главное, в отличие от подготовки кандидатской, где было достаточно ненавязчивого шефства старших товарищей, для новой работы нет команды более молодых, чем сама Ольга Малыхина, ученых.

36-летний Александр Бурмистров, начальник сектора отдела проектирования систем возбуждения энергетических машин завода «Электросила», филиала «Силовых машин», считает, что писать докторскую диссертацию и вести инновационные разработки, одновременно занимаясь выполнением заводских контрактов, невозможно. По мнению Александра, необходимо вернуться к прежней, существовавшей в советское время структуре, когда на «Электросиле» соседствовали завод и исследовательский институт. Но в 1990-х институт закрыли, а институтские КБ переподчинили главному инженеру завода. Нужен инновационный центр, где можно было бы вдумчиво и без заводской суеты изготавливать пилотные образцы новой техники и разрабатывать новые технологии, чтобы не оказаться вытолкнутыми с рынка.

В науке ученый имеет право на ошибку, на заводе же в жестких условиях работы на заказчика, тем более в такой стратегически важной с точки зрения безопасности сфере, как энергетика, ошибки исключены и можно говорить лишь о разработке поддерживающих инноваций. Прорывные технологии возможно разработать только в инновационном центре корпорации. Мы сейчас умудряемся находиться на одном уровне с западными компаниями, говорит Александр, только благодаря тому, что 50 лет назад наши предшественники в исследовательских институтах (советских институтах - М.К.) предложили решения, многие из которых тогда казались неприемлемыми для производства, но, доработанные, заняли лидирующие позиции на мировом рынке. Сейчас, особенно в системах управления турбогенератором, мы начали серьезно отставать. А ведь без разработки нового привлечь молодых исследователей в заводскую науку невозможно. (Вот именно! В Эрэфии катастрофически мало принципиально новых проектов, куда можно было бы вовлечь молодых - М.К.)

Александр Бурмистров говорит о системах управления со знанием дела. В 1994 году он с отличием окончил кафедру систем автоматического управления (САУ) Петербургского электротехнического университета (бывшего ЛЭТИ), а в 1997-м защитил кандидатскую диссертацию на тему «Разработка и исследование адаптивных электрогидравлических следящих приводов летательных аппаратов». Задачи, которые ставились в диссертации, были прикладными и касались совершенствования адаптивных приводов для управления вектором тяги самолетов-истребителей. Во время подготовки диссертации Александр ездил на авиационный завод, «поменял там кое-что, получил эффект».

Александр начал работать ассистентом кафедры САУ в 1990-е, когда на преподавательскую зарплату выжить было просто нельзя. Не спасали и выполняемые время от времени договорные работы, и в 1998 году он подался на заработки в «Электросилу», в родственный его кафедре отдел. Сейчас за четверть ставки в институте, где он продолжает «работать для души», ему платят около 800 рублей (и платили бы около 6 тыс. при полной рабочей ставке со всеми надбавками), в «Электросиле» же его оклад - около 40 тыс. рублей. На заводе Александр Бурмистров продолжил заниматься системами управления применительно уже к системам возбуждения энергетических машин - турбо- и дизельных генераторов. (Иными словами, управлением летательными аппаратами в «инновационной» Эрэфии заниматься практически некому: там с голоду сдохнуть можно - М.К.)

Качество подготовки в вузах сейчас провально снизилось, это Александр видит по студентам-дипломникам, которые разрабатывают у него в отделе свои дипломные проекты. По его наблюдениям, базовое теоретическое образование у многих еще на приличном уровне, но в пустую формальность превратились выпускающие кафедры. Для повышения качества выпускников в ЛЭТИ могли бы заработать лаборатории «Электросилы», а не стремящиеся туда компании ABB и Siemens. Дело в том, что в рамках национального инновационно-образовательного проекта в том же ЛЭТИ на кафедре САУ после отбора финансируемых проектов должны появиться учебно-научные лаборатории автоматизации и электропривода компании Siemens и автоматизации, управления, коммутационного оборудования и электроприводной техники компании ABB. Александр считает такой подход стратегическим просчетом руководства в сфере российского образования. Это своего рода зомбирование, говорит он. В умы будущих российских инженеров закладывают определенный бренд. Это учит студентов решать узкую технологическую проблему, но никак не учит создавать новое знание. Так формируются основы для технологического отставания и переориентации на западного производителя, причем в такой стратегически важной для любой страны сфере, как энергетика.

С энергетикой связана деятельность и другого нашего героя, Сергея Гаврилова. Когда в декабре 2006 года Гаврилов стал полноценным руководителем отдела прочности и ресурса энергооборудования Центрального котлотурбинного института имени И. И. Ползунова (ЦКТИ), к нему в подчинение попали сразу 70 специалистов с высшим образованием, 10 из которых имели научные степени. Сергей возглавляет очень молодой по меркам института отдел - в нем около 20 специалистов моложе 40 лет. Средняя зарплата в отделе - около 25 тыс. рублей. Но столько набегает от хоздоговорных работ по изучению причин аварий и состояния энергооборудования на электростанциях, оклады же специалистов в среднем редко превышают 8 тыс. рублей. (Зарплата неквалифицированного «заворачивателя гамбургеров» в «Макдональдсе» начинается с 12 тысяч рублей - М.К.)

Начало своей энергомашиностроительной карьеры Сергей Гаврилов считает случайным, хотя сам он окончил кафедру «Механика и процессы управления» физико-механического факультета Санкт-Петербургского технического университета по специальности «динамика и прочность машин». Благодаря рекомендации близких знакомых Сергей устроился на Ленинградский металлический завод.

Выбранное место работы, возможно, показалось приемлемее других потому, что в тот период менеджмент ЛМЗ, отбиваясь от наседавших олигархов, совсем не бедствовал в условиях независимости и наличия заказов. Так или иначе, Сергей поступил на работу, что называется, по диплому в специальное конструкторское бюро «Турбина» при ЛМЗ, в отдел прочностных расчетов. В науку он пошел с подачи своего начальника, руководителя сектора точностных расчетов Сергея Тихомирова, реализовав прикладные наклонности и подготовив, учась без отрыва от работы в аспирантуре, диссертацию «Усовершенствованная методика расчетов напряженно-деформированного состояния и частотных характеристик рабочих лопаток паровых турбин». Любопытно, что именно благодаря наличию таких методик расчета отечественные производители паровых турбин долгое время обходили своих конкурентов из той же Siemens. Немцы долгое время предпочитали просто не связываться с изощренными способами вычисления состояний (например, частотных характеристик) так называемых облопаченных дисков (дисков с насаженными лопатками) последних ступеней турбины с самыми длинными лопатками и пошли по пути более простого технического решения, применяя на последних ступенях только отдельно стоящие жесткие лопатки. Намного труднее посчитать частотные характеристики облопаченного диска, на котором закреплено сразу несколько лопаток. Сергей и разработал методику постановки граничных условий при анализе основных конструкций рабочих лопаток, позволивших значительно повысить точность и эффективность проводимых расчетов. После внедрения на ЛМЗ с помощью этой методики были модернизированы несколько типов лопаток.

Кандидатскую работу Сергей защитил на ученом совете ЦКТИ, руководство которого сразу пригласило его на работу. Сергей, кстати, едва выкроил время для интервью: он должен был провести совещание по результатам исследования аварии на Смоленской АЭС, где на одной из турбин полетели лопатки, и тут же ехать в командировку на другую аварию. Из-за такой гонки в ЦКТИ не остается времени на научную деятельность, пожаловался Сергей, но он верит, что со временем в институт вернутся НИОКР.

35-летний Павел Кузнецов, заместитель генерального директора по научной работе по нанотехнологиям ФГУП ЦНИИ КМ «Прометей», родом из Москвы. Он окончил факультет технической физики Московского инженерно-физического института по специальности «ядерные энергетические установки». Потом поступил в аспирантуру росатомовского Института неорганических материалов им. А. А. Бочвара, разрабатывая материалы высокотемпературной сверхпроводимости. Затем женился и в 2000 году переехал в Петербург. Выбирая между двумя питерскими институтами для продолжения научной карьеры, он остановился на более сильном материаловедческом «Прометее». И не прогадал. Он быстро становится ведущим инженером, а потом и начальником сектора магнитных материалов отдела современных функциональных материалов института. Год назад его назначили заместителем гендиректора по научной работе по нанотехнологиям, и сейчас он создает нанотехнологический научно-технический центр.

В 2005 году Павел Кузнецов защитил в ЦНИИ КМ «Прометей» диссертацию «Создание эффективных систем электромагнитной защиты на основе магнитно-мягких аморфных и нанокристаллических сплавов Co и Fe». В рекомендации об использовании результатов его диссертационной работы сказано так: «Целесообразно применение разработанных материалов в судостроении, авиастроении, космической технике, прецезионном приборостроении, прежде всего для защиты навигационных и приборных комплексов, систем связи и для борьбы с террористической деятельностью».

Всплеск исследований по аморфным, магнитоаморфным и нанокристаллическим магнитно-мягким материалам наблюдался в 1980-е годы. Но такие материалы научились производить в промышленных масштабах сравнительно недавно. Использование приставки нано- применительно к этим сплавам, рассказывает Кузнецов, - не дань моде. Такие материалы получают с помощью так называемой технологии спинингования, когда расплав на основе железа и кобальта пропускается через прорезь и выливается плоской струей на быстро вращающийся диск, при этом скорость охлаждения колоссальная - 105-106 градуса в секунду. При таких скоростях в стремительно охлаждающемся сплаве не успевают даже начаться процессы кристаллизации. Так получают, по сути, аморфный металл, в том числе и со свойствами материалов «стелз-технологий» (то есть - технологий создание предметов, невидимых для радаров - М.К.)

Павел Кузнецов собирается применить магнитно-мягкие сплавы для реконструкции 499 питерских силовых подстанциий, встроенных в жилые дома. Все говорят о наших материалах: «А, это технология «стелз»!» Ну да, и стелз тоже. Действительно, это материалы, не отражающие электромагнитное излучение, а, наоборот, поглощающие его. Но из этих же магнитно-мягких материалов можно изготовить магнитные экраны для экранирования полей в диапазоне частот 50-10 000 Гц на основе лент аморфных сплавов, с гораздо большей эффективностью экранирования по сравнению с традиционными электромагнитными отражателями. Конечно, диапазон их применения широк, но для начала можно было бы начать использовать разработанный нами материал, говорит Кузнецов, например, для изолирования квартир жильцов от вредного электромагнитного излучения подстанций, раз нет технической возможности эти подстанции вынести из жилых домов.

Директор Института теоретической и экспериментальной физики Борис Шарков не колеблясь рекомендовал нам своих сотрудников Владимира Шевченко и Федора Губарева для проекта «Золотые мозги России». Оба 1973 года рождения. Оба старшие научные сотрудники ИТЭФ, кандидаты физико-математических наук. Основные работы посвящены различным аспектам квантовой хромодинамики, в частности, явлению казимировского скейлинга. В настоящее время заняты физикой редких распадов В-мезонов, в том числе радиационных распадов, интересных для программы эксперимента LHC в ЦЕРНе, с которым активно сотрудничают. Оба входят в число лидеров в индексе цитируемости.

Владимир Шевченко в  1996  году окончил МИФИ. Работал в Утрехтском университете. Лауреат Государственной премии для молодых ученых за выдающиеся работы в области науки и техники 2003 года. С 2004-го преподает на кафедре «Физика элементарных частиц» в МФТИ.

Федор Губарев в 1996 году окончил МФТИ. Работал в Физическом институте имени Макса Планка (Мюнхен, Германия) и в университете города Каназава (Япония). Получатель персонального гранта президента Российской Федерации в 2005-2006 годах.

Нашу беседу мы начали с вопроса, почему они пошли в науку в то время, когда многие из нее уходили.

Владимир Шевченко: Большинство из тех, с кем я оканчивал институт, не работают в науке. Даже те, кто уехал на Запад и окончил там аспирантуру. Они занимаются бизнесом, IT, кто чем. Мне наука нравилась всегда. Дело еще, наверное, в ощущении перспектив, которые открываются сейчас перед физикой. Если бы меня спросили, что было самым главным в физике за последние десять лет, то я бы ответил: понимание, что видимая часть мира составляет по массе и энергии всего пять процентов того, что есть в мире. А про остальные девяносто пять не известно, что это такое. Отсюда масса проблем, которые предстоит решить. Поэтому я совершенно не согласен с теми, кто говорит, что физика как наука пребывает в кризисе. На повестке дня в физике высоких энергий, как и в физике конденсированного состояния, стоит множество интереснейших задач. Найдет ли Россия себе место при их решении, это другой вопрос.

Федор Губарев: Какие источники заработка существуют сейчас в нашей области помимо грантов? Их два. Первый - это работа на Западе либо участие в совместных с Западом коллаборациях. И, кстати, мы сами после института по два года работали за границей, я - в Германии, Владимир - в Нидерландах. Второй - это решение прикладных задач или преподавание. А базовая ставка старшего научного сотрудника - то, что должно было бы быть основным источником нашего заработка, - составляет две с половиной тысячи рублей. То есть можно сказать, что основные источники нашего заработка сегодня не связаны с наукой в России.

В. Ш.: Нормальная демографическая структура научного сообщества - это пирамида. А сейчас есть молодые до 30 и есть люди, которым за 65, а то и за 75. Между ними - от 35 до 50 - провал. Пока еще очень многое держится на старшем поколении. Но когда этот старший слой уйдет, я не знаю, что будет. Хотя у нас очень часто молодой человек зарабатывает больше, чем его начальник. Руководство института понимает, что семидесятилетнему профессору, который имеет жилье, пенсию, у которого дети выросли, можно платить по минимуму, и он будет продолжать работать, а если тридцатилетнему сотруднику не платить более или менее достойно, то он уйдет.

Ф. Г.: Я пришел в ИТЭФ еще студентом в 1993 году, и за семь лет в нашей лаборатории не осталось ни одного студента. Они защищали диплом и уходили. Впрочем, сейчас есть три сильных молодых человека. Держимся за них изо всех сил. Если их не будет, то можно закрываться. Но все же деньги не главное. Если бы мы могли поставить перед всеми молодыми специалистами задачи, которые зажгли бы их, то деньги уже не играли бы такой роли. Мы в нашей лаборатории можем поставить такие задачи. Потому что мы теоретики. Надо понимать, что мы наряду с математиками - самые «дешевые» ученые, у нас нет огромных расходов на оборудование и материалы, как у наших коллег-экспериментаторов. И поэтому неудивительно, что все основные экспериментальные программы, которые осуществляются в институте, проходят в рамках международного сотрудничества с научными центрами Европы, США и Японии, где мы занимаем вполне серьезные позиции. Например, один из сотрудников нашего института, Андрей Голутвин, был недавно избран руководителем эксперимента LHC в ЦЕРНе, который объединяет почти 900 человек из 50 институтов, представляющих 17 стран. Это большой успех.

В. Ш.: На мой взгляд, показателем успешной работы соответствующих государственных структур должно быть количество вновь созданных рабочих мест в сфере науки, привлекательных на мировом рынке интеллектуального труда. Наука глобализирована, и в мире хорошо известно, сколько в различных сферах на разных ступенях демографической научной лестницы стоит работа специалиста, от аспиранта до профессора. Эти цифры примерно одинаковы во всем мире. И если мы претендуем на науку мирового уровня, мы должны иметь рынок научного труда мирового уровня. Большой или маленький - на сколько денег хватит. Тут важно все: и зарплаты, и вложения в материальную базу, и инфраструктура. И чиновник, отвечающий за науку, должен будет показать, например, сколько людей с Запада приезжает в Россию работать. А пока мы видим только препятствия даже для работы у нас молодых ребят из Украины и Белоруссии. Проблемы и с допуском, и с гражданством. Им легче уехать в США, чем к нам.

Рабочие места мирового уровня должны не только решить проблему заработков, но и дать примеры историй успеха. У нас такие примеры есть, но все они связаны с тем, что человек уехал на Запад. Он может ездить туда-обратно, но все равно психологически его успех связан с Западом.

Ф. Г.: Напрашивается вопрос: почему мы сами не эмигрировали? Это, пожалуй, иррациональный выбор.

В. Ш.: Я только что вернулся из полугодового пребывания в ЦЕРНе, в Женеве. Но эмиграция - это совсем другая история. Академик Людвиг Дмитриевич Фаддеев, когда его спрашивают, почему он в свое время не уехал, в качестве одной из причин называет свою любовь к русскому лесу.

Ф. Г.: Если вернуться к проблеме молодых специалистов, то, конечно, мы сталкиваемся с падением уровня подготовки студентов. Если человек не знает, зачем он учится, и не собирается работать по специальности, то ожидать от него по-настоящему глубоких знаний не приходится.

В. Ш.: Должен согласиться, что системы, которая обеспечивает подготовку специалистов-физиков, их системного производства в стране сейчас нет. Отдельные сильные люди продолжают попадаться. И мы сейчас занимаемся, я бы сказал, не производством, а выращиванием буквально отдельных людей, которых можно довести.

Культурное поле в стране очень узкое. Оно не покрывает всего государства. Отсутствует понимание того, что если человек с уровнем образования и культуры выше среднего уезжает за границу, то средний уровень образования и культуры в стране понижается. И это, если хотите, математический факт. У нас даже структура миграционных потоков ведет к снижению культурного уровня страны, и никакого обратного тренда не видно.

В. Ш.: Нас осталось так мало, что иногда я думаю: если бы я был министром, я бы к каждому человеку, серьезно занимающемуся наукой в России, лично приходил и спрашивал, что ему нужно...

...Руководитель исследовательской группы Института молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта РАН 40-летний Дмитрий Купраш тоже ведет факультативные занятия, в том числе и в МГУ. Но на них, по его словам, мало кто ходит из студентов. «Вообще, жизнь показывает, что одинокому молодому человеку, который хочет связать себя с наукой, лучше уезжать, - говорит он с досадой. - Я разговаривал с ними, им реально предоставляют хорошие условия, но после того, как они поучатся и добьются научных успехов за границей, куда их буквально выгоняли. А иначе у них не будет никакого карьерного роста. И у них нет проблем с оборудованием, даже за несколько миллионов долларов, о котором мечтаем мы. Западная наука очень интегрированная. У них нет проблем поехать в соседний университет и там проверить результаты, или поехать в Европу, или послать туда нечто - у нас же масса препон. В дополнение к финансовым сложностям и нервотрепке с визами возвращаются до боли знакомые советские заморочки. Мы теперь или родину продаем, или подозреваемся в терроризме. В сравнении с российским завлабом его американский коллега имеет гораздо больше свободы в распоряжении средствами. И гранты там долговременные - на три-пять лет. Подготовка грантов - серьезная бюрократическая и научная работа, которая отнимает немало времени. Заявки подвергаются экспертизе панелями экспертов - авторитетных ученых. При этом панели меняются, чтобы не было обвинений в "мафиозности". Экспертиза укажет на недостатки, если они есть, и заявку можно будет подать снова. В России академические деньги на научные исследования на текущий год получают лишь в мае или июне, а к концу года, то есть через полгода после получения, они должны быть потрачены, иначе они сгорят. На следующий год нужно снова подавать заявку, проходить абсолютно непрозрачную экспертизу и, если повезет, опять получить деньги в июне. Чтобы купить необходимое оборудование или реагенты, нужно устраивать тендер, ждать его результатов, потом доставки необходимых вещей, что занимает месяцы. Так что работать почти и некогда».

Годы после перестройки российские ученые во многом существовали за счет западных грантов. Но сейчас это финансирование все время сокращается. «И это логично. Если раньше мы были почти нищей страной, то сейчас западные фонды резонно замечают, что при таких ценах на нефть страна вполне может обеспечивать свою науку», - говорит Дмитрий Купраш...»

(В СНОСКУ:

Выделения в тексте - наши. Авторы материала - Ирик Имамутдинов, Дан Медовников, Галина Костина, Александр Механик...)

 

 

Погром продолжается

Как видите, лучшие русские специалисты говорят о том, что разрушение советской образовательной системы и прикладной науки, созданной в СССР, имеет страшные последствия. Ничего взамен уничтоженных советских систем бело-сине-красные кретины не создали, да и не могли сделать этого. Таким образом, читатель, разгром и уничтожение русской научно-технической элиты, начатое при Горбачеве и Ельцине (1988-1999 г.), успешно продолжались и при Путине (2000-2008 гг.), и продолжаются теперь. Тем самым бело-сине-красные угребки закладывают мину огромной разрушительной силы не просто под инновационное, а под будущее Российской Федерации как таковое! Это - действия откровенных саботажников, вредителей и врагов народа. Сегодня нужно вкачивать деньги именно в новые научно-технические проекты и в спасение научно-инженерных кадров - а всякие там специалисты по мочению в сортире и «русские националисты с нанотехнологическим уклоном» хоронят миллиарды черт знает где.

Я представляю себе, как смеются в Вашингтоне, когда из нынешнего Кремля начинают грозить НАТО кулаком и обещать скорое появление «российского чудо-оружия»! Они же там все про РФ знают. Ну кто будет создавать чудо-оружие в нынешней Эрэфии? Духи и тени покойных советских конструкторов и инженеров? Да новое оружие не то что создавать - строить серийно-то уже некому. А потому воинственные кличи Кремля сегодня никого не пугают. Все знают: ну, несется очередная «пурга» для ушей расеянского электората.

Никакой веры вам, тварям! Можете хоть тысячу речей про инновации произносить об инновациях и высоких технологиях - мы вам не верим! Вам, отморозки и «пилители», судьба русской науки - до одного места. Вам нужны лишь поводы для того, чтобы миллиарды «освоить». С этой точки зрения вам, враги рода людского, удобнее строить лыжные трассы в Сочи и закапывать несметные средства буквально в землю, нежели кропотливо работать, распределяя финансирование по творческим командам и прорывным проектам. Помнится, один кремлевский бонза изрек, что гибель Советского Союза стала величайшей геополитической катастрофой ХХ века. Так вот: вы и есть причина той катастрофы. И катастрофа эта продолжается - вашими «трудами», недочеловеки.

Нами правят воры и отморозки. Из-за этого весь мир считает русских неполноценными идиотами. В самом деле: инновационная революция получается практически у всех, кто за нее берется. Свои успехи могут сегодня показать европейцы, китайцы, израильтяне, сингапурцы, американцы, индонезийцы, индийцы. Получается создавать зоны ускоренного развития у вьетнамцев, у Объединенных арабских эмиратов. Не получается только у русских. И здесь мы попадаем в одну компанию с африканскими неграми. Почему? Да потому что вы нами правите, мастера пиления, продажные души! Потому что ваши действия и приоритеты финансирования определяются одним: как бы побольше можно откусить для себя лично? Поэтому вы и превратили Россию в Нигерию, в тупой «сырьевой окорок». Вашей власти выгодно сделать русских покорными дебилами, которые легко поддаются на нехитрые пропагандистские трюки. Вот и вы и вырубаете интеллектуальную элиту нации. Кроме того, вы ей просто завидуете, ибо по сравнению с русскими учеными вы - ничтожные мокрицы. И не русский народ - недочеловеки и неполноценные, а вы, сволочи, возомнившие себя пупом земли и высшей расой. Это вас нужно менять, а не народ. Но вы, козлы и кретины, не хотите расставаться со властью, вы вцепились в нее мертвой хваткой, не пуская в высшие эшелоны умных, честных и компетентных. Вот - главная причина русских бед и неудач сегодня.

У меня в досье хранятся журналы 90-х годов, где рассказывается о том, как и на каких принципах строились технопарки и зоны ускоренного развития в Китае, Малайзии и Индонезии. Но до сих пор РФ не смогла создать ничего подобного - в то время, как те страны успели уйти вперед. Вы обрекаете страну на отставание и гибель, враги народа. Десятки миллиардов долларов пускаются практически по ветру.

Да, русско-советскую науку правящие твари почти полностью убили. Горби начал - нынешние «мудрейшие» заканчивают.

Вы представляете, читатель, что ждет огромную страну, невероятно богатую природными ресурсами, что останется без исследователей и научных учреждений? Вообразите себе огромного, в одну седьмую часть суши, сырьевого идиота. Сидит он у моря нефти, головой часто мотает, слюни изо рта пускает и держит в трясущейся руке бело-сине-красный флажок. Долго такой идиот проживет? Долго ли будут ждать другие претенденты на море нефти? Нет передовой науки - нет передовых вооружений. Нет возможности развернуть свои успешные хай-тек-предприятия. Нет возможности модернизировать старую промышленность - и построить новую. Ибо придется пользоваться импортными технологиями. Нам, конечно, их продадут, за большие деньги. Но продадут только «вчерашнее», а не «завтрашнее». Это хозяева оставят себе, чтобы всех побеждать. А сама РФ это «завтрашнее» создать окажется не в силах. Пользоваться импортным - обречь себя на тяжелое поражение в глобальной конкуренции.

Еще раз обращусь к материалам, птичкой принесенным:

«Для решения проблемы на данный момент требуется политическое решение, которое качественно изменит ситуацию в условиях определенной консервативности экономической системы. Нам надо заботиться о кадрах, которые будут работать через 10 лет...

В России пока нет крупных частных корпораций, заинтересованных в финансировании фундаментальных научных исследований, даже ориентированных на решение проблем развития соответствующих отраслей. Формы интеграции науки и бизнеса нуждаются в юридической, финансовой и иной поддержке. Тем более - мало надежды на финансовую поддержку со стороны частного капитала в подготовке научных кадров, и она должна обеспечиваться в первую очередь государством. В то же время, в отличие от кадров для научной сферы, подготовка кадров для конкретных областей экономики, как и для конкретных хозяйствующих субъектов, должна, без сомнения, оплачиваться преимущественно потребителями этих кадров...»

Вот, товарищи, куда надо сегодня бабки вкладывать. Чтобы само наше будущее спасти и сохранить. Нужен настоящий национальный проект по финансированию ведущих русских научных школ и по привлечению в них молодежи. И такие наработки есть - нужно лишь делать. Каждый флагман научной школы сам скажет, кто ему нужен, какое оборудование необходимо. Все возможно посчитать и спланировать. Но..

Мне говорят, что вот эти, что после Ельцина пришли, хорошие. Они делают все, что могут, во имя России. А вот я думаю иначе. У тебя вот в такой ситуации на руках есть свободных тридцать миллиардов долларов. Если ты, покуда гибнет завтрашний день страны, вкладываешь их в олимпийские затеи или в выкуп акций у Абрамовича - то ты либо полный му..ак, либо - откровенный враг народа и коррупционер. А нормальный лидер страны рассудил бы так: «Олимпиаду - на х...! Сначала спасем научную базу и научно-инженерные кадры. Вот когда поднимемся, плечи расправим - тогда и про Олимпиаду подумаем. А «Сибнефть» я у этого красавца и так отберу, есть за что...»

Нормальных лидеров в Кремле нет. И потому сегодня Эрэфия безбожно отстает от Запада и в космонавтике, и в авиации, и в электронике, и в биотехе. Да везде, где только можно! А момент, когда РФ лишится мозгов, стремительно приближается.

 



Рейтинг:   4.52,  Голосов: 25
Поделиться
Всего комментариев к статье: 130
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Re: Черный кот
Фрол написал 29.03.2008 23:09
в 1935-ом в Мексике Троцкий пишет «Преданную революцию» http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl001.htm .И ведь как Троцкий был прав! Казалось бы. На 90%. Ну на 15%, по крайней мере. Пас Троцкого - прием Хрущева.
Черный кот
Батяня написал 29.03.2008 21:43
Уважаемый!
Пожалуйста, прочтите нижеуказанные книги плюс Троцкого "Преданная революция".
Я прочитал, правда с трудом, Ваш биологический опус по бесклассовому, антинаучному, немарксистскому сравнению социализма (читать Троцкого!) с капитализмомм("государство и революция" ВИЛенин ).
Оценку не дам. Это литературный труд и к политическим наукам не относится.
Черный кот
Батяня написал 29.03.2008 21:08
"Штука однако в том, что государство к капитализму не имеет вообще никакого отношения."
Это на самом деле написали Вы?
"Государство и революцию" не читали ?
А здесь на форуме Сеогей Бобров для кого писал статью с детальным анализом "Коммунистическое движение в России"?
Re: АБЯ
Фрол написал 29.03.2008 18:31
Куды бедному крестьянину податься? Сюды:http://www.pravaya.ru/look/15133
Черный Кот
Фрол написал 29.03.2008 18:23
Твой ответ и особенно твой вопрос выдают тебя как здравого любознательного идиота и больного расчетливого умницу. Ищи. И, не исключено,обрящешь. http://insi.org.ua/reprint/SE-Parade.htm
Да неть, писчимичта, .... усякие разные...
wolodja написал 29.03.2008 16:16
и нечвободные вачвоих дейчтвиях... так чито опопщать и здеся рановато пудеть..
Re-КарасьОФФ
Пессимист написал 29.03.2008 08:18
С центральной властью ВСЕ ясно=
,,пилить и еще раз пилить,, остальное ,,до лампочки,,!
Будущее же нации и страны сейчас решается на местах в регионах!
Местным ПРИХОДИТСЯ крутиться как вошь на сковорде ВОПРЕКИ центру и под НЕ СЛАБЫМ давлением мирового капитала! Регионы в итоге все больше отдаляются от центра, а по принципу обратной связи страна разваливается! И заметь, среди региональных лидеров НЕТ В ПРИНЦИПЕ таких придурков и откровенных не профессионалов как в центре, а в основном люди не глупые и уж ТОЧНО ВЕСЬМА ХИТРЫЕ!
Молодец!
Тимур5 написал 29.03.2008 00:43
Здравствуй, Максим. Вот что нашел:
http://www.regnum.ru/news/973071.html?forprint
Так попроси птичку чтобы им статию принесла.
LOL
ghost написал 29.03.2008 00:01
"Кто-то из уральских умников решил, что валки можно попробовать изготовить из кованой, более надежной и износоустойчивой, чем литая, стали 155 ХНМ (хром, никель, молибден) с полуторапроцентным содержанием углерода, то есть почти чугуна."
Ну развеселили! ХНМ, значит... ОХРЕНЕТЬ!
Надо же, БАБЫ НА РУСИ _КУЮТ_ БУЛАТ!!!))))))))
АБЯ
КарасьОФФ написал 29.03.2008 00:01
В том то и дело, что логика развития событий диктует ... Но никто не действует так, хотя это может принести победу в 70-80%. Действия власти полный дурдом, она не понимает, что твориться у нее в стране уже и внутри московской кольцевой, не говоря об наружней стороне. Но оппозиция, сам бог велел мозгами шевелить, и ведь есть мозги то. Нет, драчки и разборы, что делите господа? Куды бедному крестьянину податься
Re: АБЯ-КарасьОФФ
АБЯ написал 28.03.2008 23:43
Я конечно не футуролог. Могу только сопоставить, что после революции 17 года тоже было смятение умов, прогнозы распада, давление Антанты. И уже 21 век. Как-то Россия выходила из катаклизмов, наверное иммунитет еще есть.
А вы знаете,
Валерий написал 28.03.2008 23:23
что сейчас очень мало, кто из вполне образованных, вменяемых, поживших в советское время людей, может внятно говорить о сравнительной эффективности советской и, например, штатовской науки. Ну, в СССР вообще мало кто об этом думал, мне кажется. И большинство считает (в смысле - полагает), что наша наука была неэффективна, во вс. случае, по сравнению с западной. Впрочем, большинство считают, что вообще все в СССР было менее эффективно (при этом не вдаваясь в рассуждения о критериях, моделях, цифрах).
АБЯ
КарасьОФФ написал 28.03.2008 23:13
Мне пришлось повариться в интернациональных коллективах. Кстати, армяне и азербайджанцы в россии объединяются в стремлении жить за счет русских. Нации, освоившие методы жизни за счет других народов похожи, что китайцы, что муссульмане, что христиане, и судьба славян их не волнует. Это однозначно и не подлежить обсуждению. Вопрос как стать сильным, как выжить. Меня лично поражает инертность и пассивность общества, и по моему все шевеления имеют мало шансов на успех. Хотя страна потеряла управляемость, верхи ни хрена не понимают, все катиться по инерции, и не известно чем все это кончиться.
Re: обезьяны в эфире
Валерий написал 28.03.2008 22:58
"Очень хорошо сказал Ясин" - он ничем, практически, не рискует, при его возрасте. Перемен не боится дождаться, а сейчас и Чубайс (куда известнее, каждого достал) непробиваем даже экстра-профессионалами.
Re: Re-АБЯ
АБЯ написал 28.03.2008 22:46
Официально границу не отменяли, поэтому я-лунатик. Когда отменят официально, тогда не буду лунатиком, может вообще не буду.
Re-АБЯ
Пессимист написал 28.03.2008 22:36
Ты похоже такой же лунатик как и нынешний предправительства зубков.
====Вот взять к примеру КНР. Если открыть границу и запустить китайских товарищей в Россию====
Да нет уже и давно НИКАКОЙ охраняемой границы между рфией и Китаем! Вернись наконец с луны!
КарасьОФФ
АБЯ написал 28.03.2008 22:19
При всей схожести человеков в разных государствах, есть существенные отличия с тех самых времен, когда человеки эти государства организовали. Исторический аспект, традиции и прочие механизмы. Вот взять к примеру КНР. Если открыть границу и запустить китайских товарищей в Россию, то противоречия обозначатся сразу. Потому что разные мы, потому что воспитывались по разному, амбиции опять же. Так же как мне не нравится, когда в автобусе семечки грызут, другому не нравится, что-то другое. Тоже самое, если в Россию поселить часть Ближневосточных жителей. Не будет адаптации. Не переварить при любой форме собственности. С чем столкнулись не только французы. Может поэтому народы разделены языками и границами, чтобы "перемешивание" происходило не стремительно, а медленной цивилизованной адаптацией. Это я так думаю. Ну а политики думают иначе. Европа вот никак не объединится.
Re- олегу
Пессимист написал 28.03.2008 22:07
Олег, ты все время пытаешься заблудится в двух соснах. И задаешь риторические вопросы.
Ну очевидно же, что надо закапывать эту похоронную команду, а вместо нее ставить команду которая тщательно взвешивает и ПРОСЧИТЫВАЕТ последствия своих решений на научной основе в соответствии с законами развития общества и отрицает троцкисткий волюнтаризм! То есть надо убирать киндер-сюрпризы, а вместо них ставить спецов хотя бы типа Примакова!
РОССИЮ ПРИГОВОРИЛИ К СНОСУ.
олег - Админу написал 28.03.2008 21:44

Нужно срочно возвращаться...
у хохлов нет безвизового режима с Израилем...
Правительство Российской Федерации заранее думает о своем народе..;-)
АБЯ
КарасьОФФ написал 28.03.2008 21:41
Вера-это внутренние убеждения, устанавливаемые самому себе ограничения, коридор поведения. Он может присутствовать и может отсутствовать. Пастырь может только толковать законы религии, давать людям понятия добра и зла, а бить любые поклоны и что-то просить не только глупо, но и бесполезно. Но не в этом суть, мы уклоняемся от темы. Капиталистические и социалистические самолет, ЭВМ, машина схожи, потому, что так диктуют законы природы, они оптимальны этим законам. Спецназовец, ученый, убийца и подлец в капиталистическом и социалистическом обществах схожи, так диктуют социальные законы. Сами общества сближаются, сеандинавский капитализм уже не отличается от китайского коммунизма, потому, что они оптимальны к историческим законам. А у нас изобретают велосипед, ищут свои пути
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | >>
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss