Кто владеет информацией,
владеет миром

Когда мужику нужны деньги, он дает громадный процент

Опубликовано 06.06.2013 автором Юрий Мухин в разделе комментариев 12

Когда мужику нужны деньги, он дает громадный процент

Стимулы работать при царе

Вновь перечитал «Письма из деревни» А.Н. Энгельгардта и понял, что большевики (возможно и не понимая этого) совершили огромный переворот в психологии русских крестьян, и, одновременно, огромное насилие над их мировоззрением. Настойчивостью в осуществлении коллективизации, большевики задавили бывшие у крестьян установки и взгляды на жизнь, на справедливость, а это было делом необычайной трудности – это был подвиг Геракла. До большевиков ни сами крестьяне, ни энтузиасты извне, на протяжение более полувека не способны были создать русскую сельскохозяйственную артель, хотя и самый глупый крестьянин понимал полезность для себя коллективизации. Русские крестьяне прекрасно понимали, что нужно объединиться, они и были объединены, как никто, – в прочнейшие общины. Но области труда вообще и, особенно, в области сельскохозяйственного производства русские крестьяне не могли объединиться! Мешал укоренившийся у них взгляд на справедливость, мешал комплекс исповедуемых ими ценностей, и мешало отсутствие проектов такой сельскохозяйственной артели, в которых бы сохранились и все их ценности!

Сказать, что этот подвиг большевики совершили идеально, нельзя. С одной стороны, крестьяне понимали полезность колхоза, с дугой стороны, большинству из них были отвратны колхозные порядки. И дело не в том, что большевики заставляли их продавать государству 20% урожая - царь и помещики обирали их гораздо больше и наглее. Только помещики бесплатно забирали, как минимум, 50%. Дело было в несправедливости распределения результатов труда между самими колхозниками – в той несправедливости, о которой я уже начал писать, и которую крестьяне понимали и признавали. Давайте об этом.

Сказать, что при царе сельское хозяйство России было чрезвычайно косным и отсталым, это ничего не сказать. Энгельгардт разъясняет, что эту косность надо понимать так: в России на единицу зерна тратится неоправданно большое количество пудо-футов человеческой работы (сейчас сказали бы – джоулей). И эта косность зиждилась исключительно на негодной организации труда в сельском хозяйстве России – на его крестьянской раздробленности, а помещичьи хозяйства были неэффективны. Союз крестьян (по-иностранному – кооператив) был единственным зримым выходом, но как этот союз организовать??

«Все дело в союзе, - убеждал Энгельгардт. - Вопрос об артельном хозяйстве я считаю важнейшим вопросом нашего хозяйства. Все наши агрономические рассуждения о фосфоритах, о многопольных системах, об альгаусских скотах и т. п. просто смешны по своей, так сказать, легкости». То есть, все эти агротехники и зоотехники, повышающие урожай и выход продукции животноводства, это чепуха по сравнению с трудностью организации сельскохозяйственной артели из русских людей.

Между прочим, по соседству с Энгельгардтом работали и немцы, арендовавшие поместья разорившихся и неспособных хозяйствовать помещиков или работавшие управляющими. Это были небогатые выходцы из Германии, но, как правило, имевшие европейское агроэкономическое образование. Они, тоже задумываясь над вопросом выхода сельского хозяйства России из тупика, но считали объединение русских крестьян в кооперативы просто невозможным. Они видели один путь – разрушение общины и введение частной собственности на землю для каждого крестьянина, последующее разорение крестьян, продажа ими своей земли людям с деньгами, а уже эти люди наймут разорившихся и продавших свою землю крестьян в батраки, и таким путем можно поднять производительность труда сельского хозяйства. «Один немец, — писал Энгельгардт, - настоящий немец из Мекленбурга — управитель соседнего имения, говорил мне как-то: «У вас в России совсем хозяйничать нельзя, потому что у вас нет порядка, у вас каждый мужик сам хозяйничает — как же тут хозяйничать барину. Хозяйничать в России будет возможно только тогда, когда крестьяне выкупят земли и поделят их, потому что тогда богатые скупят земли, а бедные будут безземельными батраками. Тогда у вас будет порядок, и можно будет хозяйничать, а до тех пор нет». Но Энгельгардт уже имел этих самых русских батраков и, тем не менее, был с немцами не согласен, считая этот путь не эффективным, однако трудности создания сельхозартели он прекрасно понимал.

Тут надо немного уточнить, от кого мы получаем информацию. Александр Николаевич Энгельгардт, потомственный помещик, начинал как артиллерийский офицер, стал химиком, причем, практиком, затем за научные заслуги стал доктором химии и профессором кафедры химии Санкт-Петербургского земледельческого института. Впутался в студенческие волнения, отсидел два месяца в крепости, и в 1872 году был сослан в свое имение в Смоленской губернии. Энгельгардт по натуре исследователь, то есть, тот, кто получает удовольствие от собственного открытия нового и неизвестного. Поэтому он не только занялся сельским хозяйством как хозяин, но и вникал в вопросы, почему в его отношениях с работниками все происходит так, а не иначе, – не так, как тебе хочется, не так, как ты себе это представляешь.

Отдельно надо подчеркнуть, что А.Н. Энгельгардт был выдающимся хозяином – тем, кто может достичь самого высокого дохода при минимуме затрат, - он на порядок увеличил денежный оборот имения с тем же количеством земли. Но Энгельгардт не гнался за личным обогащением – это ему было не интересно (хотя и его личный доход тоже рос). Он не сдирал три шкуры с работников и поэтому одновременно поднял и благосостояние крестьян тех деревень, которые на него работали. Пожалуй, он был лучшим хозяином России, к нему со всех концов приезжали учиться, и, казалось бы, именно его хозяйство должно было быть образцом для остальных хозяйств России, казалось бы, путь помещичьих латифундий, как и учили немцы, – вот выход для России в области сельского хозяйства!

Но Энгельгардт, критикуя и будущие реформы Столыпина, писал (выделено им):

*  «Разделение земель на небольшие участки для частного пользования, размещение на этих участках отдельных земледельцев, живущих своими домками и обрабатывающих, каждый отдельно, свой участок, есть бессмыслица в хозяйственном отношении. Только «переведенные с немецкого» агрономы могут защищать подобный способ хозяйствования особняком на отдельных кусочках. Хозяйство может истинно прогрессировать только тогда, когда земля находится в общем пользовании и обрабатывается сообща.Рациональность в агрономии состоит не в том, что у хозяина посеяно здесь немного репки, там немного клеверку, там немножко рапсу, не в том, что корова стоит у него целое лето на привязи и кормится накошенной травой (величайший абсурд в скотоводстве), не в том, что он ходит за плугом в сером полуфрачке и читает по вечерам «Gartenlaube». Нет. Рациональность состоит в том, чтобы, истратив меньшее количество пудо-футов работы, извлечь наибольшее количество силы из солнечного луча на общую пользу. А это возможно только тогда, когда земля находится в общем пользовании и обрабатывается сообща.

…Описав там же мое хозяйство, я закончил статью следующим образом:

«Я достиг в своем хозяйстве, можно сказать, блестящих результатов, но будущее не принадлежит таким хозяйствам, как мое. Будущее принадлежит хозяйствам тех людей, которые будут сами обрабатывать свою землю и вести хозяйство не единично, каждый сам по себе, но сообща». И далее я говорю: «Когда люди, обрабатывающие землю собственным трудом, додумаются, что им выгоднее вести хозяйство сообща, то и земля, и все хозяйство неминуемо перейдут в их руки».

И додумаются».

Сам Энгельгардт не смог додуматься, как именно объединить русских крестьян, большевики тоже не смогли, но у них была власть – они взяли и объединили. Объединили так дубово, так по-книжному, так по-западному, так по-немецки, что Энгельгардт наверняка не раз в гробу перевернулся. Переворачивался потому, что он все силы приложил, чтобы самому понять и другим объяснить, что это такое «русский народ», что это очень непросто, что это очень сложное и противоречивое образование. И он писал об этих противоречиях в среде русских крестьян, предупреждал о них, но для большевиков (как и для Столыпина) он был не авторитет, как и, скажем, Бакунин. У большевиков был свой свет в окошке – свет Запада. Начиная от Карла Маркса, кончая «научными» достижениями западных экономистов и агрономов.

Однако прежде, чем рассмотреть противоречия в обществе русских людей, давайте закончим с Энгельгардтом, как хозяином, - за счет чего ему удалось достичь выдающихся результатов своего хозяйствования?

Надо понять положение в тогдашнем сельском хозяйстве России. Самый гнилой класс России, ее ленивой и тупое быдло – дворянство (исключения только подтверждают правило), давшее основу такому же ленивому своему потомству - интеллигенции, до 1861 года имело практически все земли (кроме царских и казачьих) в своем частном владении. И хозяйствовало просто – крепостные половину недели работали на барском поле, половину на поле, отведенном барином для крепостных. В 1861 году царь освободил крестьян от необходимости работать на барина, но не дал крестьянам земли для работы на себя. Вернее, земля выделялась из барской по норме, однако крестьяне обязаны были ее выкупить в рассрочку. Тем не менее, лишившись дармовой рабочей силы, многие ни на что не способные помещики начали разоряться. А разоряясь, бросили поместья на управляющих из тех же крепостных и поступили на чиновничью и военную службу, став получать от царя гораздо больше, чем давали их разоряющиеся поместья. То есть, этих паразитов теперь уже и через казну продолжали кормить те же крестьяне, и в еще большей мере.

«Передовую» роль помещиков в сельском хозяйстве России Энгельгардт показывает на таком примере. На второй год жизни и работы Энгельгардта в деревне, в Смоленске была устроена сельскохозяйственная выставка достижений Смоленской и соседних губерний, из столицы была привезена куча золотых, серебряных и медных медалей (надо думать, царские чиновники «пилили откаты»). Медали остались практически не розданными – экспонатов на выставку было представлено очень мало и, в основном, с царских хозяйств. А посетитель из трех губерний был один – Энгельгардт. Вернее, двое, поскольку Энгельгардт взял с собой и своего батрака в качестве сельскохозяйственного эксперта и своего советника. Энгельгардт неделю ждал, что приедет еще кто-нибудь из местных помещиков и можно будет посоветоваться на счет помещичьих проблем, – не дождался. Остальным помещикам трех губерний все эти достижения сельского хозяйства были просто неинтересны, им и без достижений сельского хозяйства было хорошо.

Таким и был этот российский «образованный класс».

Но вернемся к помещичьим проблемам после освобождения крестьян. Управляющие дворянских поместий (хоть русские, хоть иностранцы), на которых дворяне бросили свои поместья, тоже ведь не имели дармовой рабочей силы, посему поместья все равно стали приходить в запустение – множество помещичьих земель перестало обрабатываться и приходило в запустение – зарастало, к примеру, березняком, как в описываемой Энгельгардтом Смоленской губернии.

Однако со временем помещики нашли способ как-то существовать. Основывался этот способ на двух положениях.

Во-первых, на скудной урожайности тех времен, да еще и постоянными годами неурожая, и на том, что в сговоре с помещиками царские чиновники требовали уплаты податей сразу же после уборки хлебов, а купцы в это время сговаривались и давали за хлеб очень низкую цену. Если бы подати можно было платить к Новому году, то крестьяне переработали бы и продали технические культуры – коноплю и лен, или заработали на стороне и заплатили бы подати, не трогая хлеб. Но чиновники их жали заплатить подати в сентябре, в результате крестьяне продавали хлеб, оставаясь без него уже к декабрю. И шли к помещику за хлебом, а тот продавал его, но не за деньги, а под будущую работу у него на полях. Мало этого, крестьянам не было пощады и в урожайный год:

«Попробовав «нови» (то есть, дожив до нового урожая, - Ю.М.), народ повеселел, а тут еще урожай, осень превосходная. Но недолго ликовали крестьяне. К Покрову стали требовать недоимки, разные повинности, — а все газеты виноваты: прокричали, что урожай, — да так налегли, как никогда. Прежде, бывало, ждали до Андриана, когда пеньки продадут, а теперь с Покрова налегли. Обыкновенно осенью, продав по времени конопельку, семячко, лишнюю скотинку, крестьяне расплачиваются с частными долгами, а нынче все должники просят продолжать до пенек (до конца обработки конопли и получения пеньки на продажу, - Ю.М.), да мало того, ежедневно то тот, то другой приходят просить в долг, — в заклад коноплю, рожь ставят или берут задатки под будущие работы, — волость сильно налегает. Чтобы расплатиться теперь с повинностями, нужно тотчас же продать скот, коноплю, а цен нет. Мужик и обождал бы, пока цены подымутся, — нельзя, деньги требуют, из волости нажимают, описью имущества грозят, в работу недоимщиков ставить обещают. Скупщики, зная это, попридержались, понизили цены, перестали ездить по деревням; вези к нему на дом, на постоялый двор, где он будет принимать на свою меру, отдавай, за что даст, а тут у него водочка... да и как тут не выпить! Плохо. И урожай, а все-таки поправиться бедняку вряд ли. Работа тоже подешевела, особенно сдельная, например пилка дров, потому что нечем платить — заставляйся в работу. На скот никакой цены нет, за говядину полтора рубля за пуд не дают. Весною бились, бились, чтобы как-нибудь прокормить скотину, а теперь за нее менее дают, чем сколько ее стоило прокормить прошедшей весной. Плохо. Неурожай — плохо. Урожай — тоже плохо...».

Во-вторых. Те помещики, у которых были плохие земли, при крепостном праве давали в пользование своим крестьянам земли побольше, в результате при освобождении у многих общин оказалось земли больше нормы. Куски этих земель сверх нормы отрезали от крестьянских полей в пользу помещиков, и эти куски колом стали в горле у крестьян. Дело в том, что вообще имея очень мало земли, крестьянам трудно было выделить землю для того, чтобы пасти скот и лошадей, и обязательным пастбищем были поля под паром – поля, которые отдыхали в этом году и зарастали травами. А помещик на своем отрезке обязательно сеял что-то в противовес пару – озимые или яровые. Голодный скот, пасясь на скудном пару, и увидев зелень ржи или овса, бросался на них, и происходила потрава помещичьего поля. Крестьянский скот отгонялся к помещику, и тот требовал штраф за него. Таким нехитрым способом помещик этими совершенно ненужными ему отрезками земли не давал крестьянам жить, в результате крестьяне вынуждены были эти отрезки у него арендовать и тоже под отработку полей помещика. Энгельгардт пишет: «При наделении крестьян лишняя против положений земля была отрезана, и этот отрезок, существенно необходимый крестьянам, поступив в чужое владение, стеснил крестьян уже по одному своему положению, так как он обыкновенно охватывает их землю узкой полосой и прилегает ко всем трем полям, а потому, куда скотина ни выскочит, непременно попадет на принадлежащую пану землю. …значение отрезков все понимают, и каждый покупатель имения, каждый арендатор, даже не умеющий по-русски говорить немец, прежде всего смотрит, есть ли отрезки, как они расположены и насколько затесняют крестьян. У нас повсеместно за отрезки крестьяне обрабатывают помещикам землю — именно работают круги, то есть на своих лошадях, со своими орудиями, производят, как при крепостном праве, полную обработку во всех трех полях. Оцениваются эти отрезки — часто, в сущности, просто ничего не стоящие — не по качеству земли, не по производительности их, а лишь по тому, насколько они необходимы крестьянам, насколько они их затесняют, насколько возможно выжать с крестьян за эти отрезки». Со временем и деревенские кулаки поняли, что выгоднее деньги давать не в долг под проценты, а арендовать у помещика землю и за долги заставлять крестьян ее обрабатывать.

Вот как это выглядело в деньгах на 80-е годы 19-го века.

Зимой оголодавший крестьянин покупал у помещика хлеб и за его количество на сумму в 25 рублей обязан был отработать помещику «круг», а за 28 рублей – отработать круг и скосить десятину луга. Круг - это на своих лошадях и своим инвентарем вспахать десятину пара и вывести на него навоз, вспахать и посеять десятину озими, вспахать и засеять десятину ярового, затем все это убрать, обмолотить и ссыпать в амбар помещику. При очень посредственном урожае озимая рожь давала 30-100 пудов с десятины, при очень хороших условиях – до 200 пудов, яровая пшеница при посредственных условиях давала 50-80 пудов с десятины, при очень хороших условиях – до 150 пудов. То есть, с двух десятин, даже при очень плохих условиях, нельзя было получить менее 100 пудов, а при очень хороших условиях получалось до 300 пудов, причем, чем выше урожай, тем тяжелее уборка и обмолот. А хлеб стоил в те годы 1 рубль за пуд. То есть, помещик, давая «свободному» крестьянину в голодную зиму 25 пудов ржи, через год получал от него минимум 100 пудов на 100 рублей. 300% прибыли в год и сегодня не каждый банк сумеет взять! Кликушам голодомора как раз кстати порадоваться счастливой доле свободных от геноцида большевиков царских крестьян.

Для информации, в России в это время официально существовал максимум кредитного процента – 6% годовых, к концу века он был поднят до 12% годовых. Все более высокие проценты считались ростовщичеством и карались тюрьмой. Теоретически. Поскольку сельские ростовщики брали и 60%, да только этих ростовщиков было мало и они не могли составить конкуренцию помещикам, арендаторам и кулакам, которые за заем хлебом брали более 300% годовых, и это не считалось ростовщичеством!

При этом весь помещичий класс и нарождающиеся кулаки были кровно заинтересованы, чтобы крестьяне были как можно беднее, и как можно более голодными. Если крестьянин на своем хлебе мог бы дотягивать до нови – до нового урожая, - помещичьи и кулацкие земли некому было бы обрабатывать.

Но вот эта отработка «кругов» помещику и кулаку за долги имела еще крайне пакостное свойство. Ведь самым тяжелым периодом крестьянских работ была жатва – страда. (Не даром это слово одного корня со «страдать»). Вот такой пример. Энгельгардт подробно описывает работу грабарей – крестьян одной из соседних деревень, специализировавшихся на земляных работах в свободное от сельхозработ время. У этих землекопов было два периода работы в сезон – от сева до косьбы сена и начала жатвы, и после жатвы. Так вот, до жатвы они работали вполсилы – берегли силы для жатвы. Могли вырабатывать по рублю в день, а работали на 75 копеек, и никакие посулы не могли заставить их работать больше. Зато после жатвы, когда впереди был относительно свободный зимний период, они без всяких понуканий упирались и вырабатывали на рубль двадцать в день. Это пример того, что даже такая тонкость, насколько ты устаешь от работы, имела значение для такого важного периода, как страда.

И именно в эту страду крестьяне обязаны были отрабатывать чужие поля за долги, а хлеб на своей ниве осыпался.

У Энгельгардта в книге приведен такой разговор, поясняющий специфику долгов крестьян помещику.

«Повторяю, положение было ужасное. Крестьяне, кто победнее, продали и заложили все, что можно, — и будущий хлеб, и будущий труд. Процент за взятые взаймы деньги платили громадный, по 30 копеек с рубля и более за 6 месяцев. Мужик прежде всего старается занять, хотя бы за большой процент, лишь бы перевернуться, и уже тогда только, когда негде занять, набирает работы. В апреле ко мне пришел раз довольно зажиточный мужик, у которого не хватило хлеба, с просьбой дать ему взаймы денег на два куля ржи.

— Дай ты мне, А. Н., пятнадцать рублей денег взаймы до Покрова; я тебе деньги в срок представлю, как семя продам, а за процент десятину лугу уберу.

— Не могу. А если хочешь, возьмись убрать три десятины лугу: по 5 рублей за десятину дам. Деньги все вперед.

— Нельзя, А. Н.

— Да ведь хорошую цену даю, по 5 рублей за десятину; сам знаешь, какой луг: если 100 пудов накосишь, так и слава Богу.

— Цена хороша, да мне-то невыгодно. Возьму я три десятины лугу убирать, значит, свой покос упустить должен, — хозяйству расстройство. Мне бы теперь только на переворотку денег, потом, Бог даст, конопельку к Покрову продам, тогда вот я тебе десятину уберу с удовольствием.

Действительно, крестьянину очень часто гораздо выгоднее занять денег и дать большой процент, в особенности работою, чем обязаться отрабатывать взятые деньги, хотя бы даже по высокой цене за работу. При известных условиях мужик не может взять у вас работу, хотя бы вы ему давали непомерно высокую цену, положим два рубля в день, потому что, взяв вашу работу, он должен упустить свое хозяйство, расстроить свой двор, каков бы он ни был; понятно, мужик держится и руками, и зубами. Когда мужику нужны деньги, он дает громадный процент, лишь бы только переворотиться, а там — Бог хлебушки народит: пенёчка будет. Если мужик вынужден брать деньга под большие проценты, это еще не вовсе худо; а вот когда плохо, — если мужик наберет работ не под силу. В нынешнем году было множество и таких, которые готовы были взять какую угодно работу, только бы деньги вперед. Хлеба нет, корму нет, самому есть нечего, скот кормить нечем, в долг никто не дает — вот мужик и мечется из стороны в сторону: у одного берется обработать круг, у другого десятину льна, у третьего убрать луг, лишь бы денег вперед получить, хлебушки купить, «душу спасти». Положение мужика, который зимой, «спасая душу», набрал множество работы, летом самое тяжелое: его рвут во все стороны — туда ступай сеять, туда косить, — конца работы нет, а своя нива стоит неубранная».

(продолжение следует)



Рейтинг:   4.67,  Голосов: 24
Поделиться
Всего комментариев к статье: 12
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Jo - пиДарас!
Тарас Шевченко написал 09.06.2013 00:52
.
Re: Re: 3,14-дараса...
Опятьтожесамое написал 06.06.2013 23:39
А от много пиплу стало такими, как ты,"джо" 3,1416-дарасами, а остальные - стали жалеть таких, кака ты, 3,1416-дарасов - так и отдали власть вам, 3, 1416-дарасам...
Re: 3,14-дараса...
jo написал 06.06.2013 22:49
"... это было мое государство, оно работало на весь народ и на меня в том числе!"
Не Государство работало на тебя, а ты - на Государство!
А во-2-х, если это было Твое государство, то как ты мог допустить его самоликвидацию и беспрецедентное разграбление национальных богатств "новыми русскими"?!
Re: Re: Tyrant
Опятьтожесамое написал 06.06.2013 22:30
"Re: Tyrant - jo (06.06.2013 19:36) -1
До 60-х годов прошлого века у сельчан не было паспортов. Без разрешения Начальства колхозник не мог сменить ни место жительства, ни место работы. Работорговли в классическом варианте не было, поскольку у всех рабов был один Хозяин - "СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО", поэтому "здоровых колхозников-механизаторов", у которых не было ничего своего - ни "инструментов", ни "тракторов", просто волевым порядком посылали туда, куда "партия прикажет"...""!
Специально для тебя, 3,1416-дараса, сообщаю, что это было мое государство, оно работало на весь народ и на меня в том числе!
сейчас государство работает на воров, врагов народа и заказчиков геноцида населения за рубежом. Это государство - является аппаратом насилия врагов народа над населением страны.
" Кликушам голодомора как раз кстати порадоваться счастливой доле свободных от геноцида большевиков царских крестьян."
Кликушам - это - кака два пальца оросить!
Re: Tyrant
jo написал 06.06.2013 19:36
До 60-х годов прошлого века у сельчан не было паспортов. Без разрешения Начальства колхозник не мог сменить ни место жительства, ни место работы. Работорговли в классическом варианте не было, поскольку у всех рабов был один Хозяин - "СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО", поэтому "здоровых колхозников-механизаторов", у которых не было ничего своего - ни "инструментов", ни "тракторов", просто волевым порядком посылали туда, куда "партия прикажет"...
Re: Эх, Мухин, Мухин...
Tyrant написал 06.06.2013 16:45
Рабов, значит...
Я так понимаю, в советских газетах были тогда такие статьи:
"Продается молодой здоровый колхозник-механизатор, со своим инструментом. Зубы превосходные, дистрофией не страдает. Цена договорная".
"Продается трактор вместе с трактористом. Принимаются банковые чеки".
"Продается молодая здоровая доярка вместе с тремя детьми. Умеет также печь хлеб, стирает белье, искусству любви обучена".
И так далее.
Ы вновь продолжаеццца бой Ы сердцу тревожно в груди Ы ленин такой молодой Ы впереди перЁД
Вадим, крепостной из сельца Рашка Па написал 06.06.2013 16:27
"Для Франции, - пишет г. Лобанов, - для народов, отуманенных гибельною для человечества новейшею философиею, огрубелых в кровавых явлениях революций и упавших в омут душевного и умственного разврата, самые отвратительнейшие зрелища, например: гнуснейшая из драм, омерзительнейший хаос ненавистного бесстыдства и кровосмешения, "Лукреция Борджиа", не кажутся им таковыми; самые разрушительнейшие мысли для них не столь заразительны; ибо они давно ознакомились и, так сказать, срослись с ними в ужасах революций"... Нельзя требовать от всех писателей стремления к одной цели. Никакой закон не может сказать: пишите именно о таких-то предметах, а не о других... Закон... не вмешивается в предметы, избираемые писателем, не требует, чтоб он описывал нравы женевского пастора, а не приключения разбойника или палача, выхвалял счастие супружеское, а не смеялся над невзгодами брака... Вопреки мнению г. Лобанова мы не думаем, чтоб нынешние писатели представляли разбойников и палачей в образец для подражания. Лесаж, написав "Жилблаза" и "Гусмана д'Альфараш", конечно, не имел намерения преподавать уроки в воровстве и в плутнях. Шиллер сочинил своих "Разбойников", вероятно, не с тою целию, чтоб молодых людей вызвать из университетов на большие дороги.
Александр Пушкин. "Мнение М.Е. Лобанова о духе словесности как иностранной, так и отечественной"
Эх, Мухин, Мухин...
jo написал 06.06.2013 14:57
"До большевиков ни сами крестьяне, ни энтузиасты извне, на протяжение более полувека не способны были создать русскую сельскохозяйственную артель..."
/ Мухин /
Автор сошел с ума! Он называет экспроприацию крестьянства и насильственное превращение их в сельскохозяйственных пролетариев /даже не пролетариев, а рабов/, согнанных в одну кучу...созданием русской сельскохозяйственной артели!
Бедный Мухин! Если бы люди на этой планете способны были бы организовывать производственные артили /предприятия вообще/, то здесь уже давно бы воцарился пресловутый "коммунизм"!!!
Анекдот в тему: увидел Сталин, что жиды в СССР уклоняются от "общественно-полезного труда" и послал их организовывать колхозы. Жиды послушно разъехались по стране, а через месяц шлют Сталину телеграммы:"Колхозы организовали; присылайте колхозников!"
ростовщичество-антагонизм по отношению к исламу.вот откуда лозунг"константинополь должен быть наш !"
П написал 06.06.2013 08:11
Ислам если брать радикальные его формы прямо а не аллегорически трактующие Коран запрещает 2 вещи в финансово-экономических отношениях: 1.любой ссудный процент, ростовщичество (на практике они как-то выкручиваются, скрещивают ежа с ужом) 2.предсказание будущего, использование экстрассенсов //////////// Поэтому исламские режимы - единственные из религиозных режимов существующих в наше время если не считать Ватикана - они антагонисты банковского дела, антагонисты ссуд под высокий процент. И антагонисты использования экстрассенсов. Возможно, это связано, так как нужно быть экстрассенсом или обладать инсайдом чтобы дать или взять кредит под баснословный процент и при этом не прогореть (или что-то еще: отмывание денег или их выдаивание у тех на кого компромат или какая-то возможность их прижать). //////// Точно так же как коммунистические и фашистские режимы возникшие в эпоху золотого стандарта и бреттон вуда были антагонистами одномерного золотого капитализма власти золота. /////// Коммунистические и фашистские режимы существовали а исламские режимы существует так как их существование экономически выгодно. Если есть засилье мощнейших банков, ростовщичества и использования экстрассенсов, то как грибы плодятся исламские режимы: и братья-мусульмане, и Талибан, и аль-Каеда, и партия справедливости и развития, и ваххабистская Саудовская Аравия, и Сомали и т.п. Так же как коммунистические и фашистские режимы печатали фальшивые ассигнации, грабили золото и убивали фальшивомонетчиков-частников, то как-то вписываються в финансово-экономическую систему и исламские режимы. ///////////// Поэтому интересна инфа автора следующая "Для информации, в России в это время официально существовал максимум кредитного процента – 6% годовых, к концу века он был поднят до 12% годовых. Все более высокие проценты считались ростовщичеством и карались тюрьмой. Теоретически. Поскольку сельские ростовщики брали и 60%, да только этих ростовщиков было мало и они не могли составить конкуренцию помещикам, арендаторам и кулакам, которые за заем хлебом брали более 300% годовых, и это не считалось ростовщичеством!". Вот откуда финансово-экономически подпитывался лозунг "Константинополь должен быть наш !" интерес царского режима с освобождению Балкан от власти турок и стремление любой ценой разбить исламизированную оттоманскую империю и захватить Басфор и Дарданеллы. Финансово=экономическая система ростовщичество поставила Царскую Россию и Оттоманскую империю в отношения жесткого антагонизма. ///////// Интересный и логичный вопрос. А каковы были бансковские проценты в начале 19 века когда Россия 50 лет воевала с исламским имаматом Шамиля. Что финансово-экономически поставило царскую Россию в отношения жесткого антагонизма с чеченами исламистами Шамиля ?
(без названия)
Светлана написал 06.06.2013 08:03
Ссудный процент - мощное средство закабаления народов со времен древней Иудеи,отличный и веками проверенный механизм захвата и и удержания власти сообществами паразитического типа - менял,перекупщиков,ростовщиков.Как этот алгоритм захвата и уничтожения чужих цивилизаций на примере Древнего Востока использовался ими убедительно описал в своих книгах Ю.Петухов(погибший в 2008г. пр странных обстоятельствах,а до того судимый по 282 ст.)Кстати,центром финансовых махинаций в Иудее был Иерусалимский храм,аккумулировавший огромные запасы золота.Вот поэтому Христос и призывал к изгнанию торговцев из храма,чем вынес себе со стороны Синедриона смертный приговор : не могли вожди иудаизма отказаться от своего инструмента порабощения народов...А в 20-ом веке созданием ФРС они помогли себе уже полностью утвердиться в роли властителей мира и России в частности.
Иудаизм,либерализм - идеология денег,об этом много статей у экономиста Ю.Касатонова.Любавичские раввины даже "благославляют" паству фальшивыми долларами,а в израильских домах в красных углах,как у русских иконы,вывешены репродукции фальшивого доллара ФРС.
О том,как иудеи-ростовщики в средневековом Киеве закабаляли с помощью ссудного процента древних русичей,делая из них холопов и рабов,в итоге вызвав киевское восстание 12-го века,можно почитать у замечательного историка И.Фроянова.Только Владимиру Мономаху удалось справиться с ситуаций : он серьезно урезал возможности обогащения ростовщиков,отменил перевод людей в рабство по кабальным финансовым сделкам.
В итоге иудеям стало невыгодно жить на Руси,и многие из них подались в Центральную Европу,в южно-русские степи,тогда не принадлежавшие Руси,где активно занялись работорговлей по- иному : организуя военные походы против славян Восточной и Центральной Европы,перепродавая славянских пленников арабам.
В современной Москве есть еврейская академия им.Маймонида(идеолога работорговли как раз 12-го века),в которой преподают технологии работорговли и терроризма иудеи чеченцам,как известно по многим материалам.Там работают и бывшие специалисты "Моссад".Как показали расследования последних терактов в московском метро,в Шереметьево,они были проведены именно чеченцами под руководством специалистов "Моссад".
Закабаление народов,их физическое истребление - основа идеологии иудаизма,о чем постоянно сообщает литература иудеев.Достоевский часто цитировал Талмуд : "И будешь ты,народ Израиля,отныне закабалять,обращать в рабство другие народы,сживать их с лица их земли".
Ссудный процент-преступление...
алекс настоящий написал 06.06.2013 01:20
если кредит не связан с бизнесом,а берется "на жизнь".Кончается это все массовым закабалением народа-а затем ситуацией когда в революции заинтересованы ВСЕ,ибо все кому то чего то должны.А бардак все спишет.Хотя сегодняшние наши коммунальщики по моему переплюнули любых ростовщиков всех эпох и народов.И с этой мафией уже никакая власть не справится- наркомафия уже и попроще будет,да как бы и не гуманней.Эх товарищ Мухин!Зачем так глубоко заглядывать.
"Что такое 6%,10% и 48% ?"
Российская Марксистская партия написал 06.06.2013 00:55
"... В классическом учебнике для вузов "История древнего Рима" (под ред. проф. Кузищева В.И., Москва, изд. "Высшая школа",1982г.,стр.106,113,124) приводятся самые известные проценты в римской истории :
в Риме ссудный процент для свободных граждан был ограничен 6% годовых;
население завоеванных провинций римляне облагали налогом в 1/10 урожая - т.н. "десятиной";
когда Риму требовались рабы, римские сборщики налогов давали населению завоеванных провинций деньги в долг под огромные проценты - до 48% годовых.
Вернуть такой долг заемщик был не способен, попадал в долговую кабалу,а затем продавался в рабство.
Ничем не ограничив ссудный процент, российские либеральные реформаторы за долю от прибыли, фактически, продали в долговое рабство иностранному капиталу собственный народ."
"Ответ Е.Т.Гайдара ученому-физику по поводу учения Маркса или пешки под названием "либеральные реформаторы" и их хозяева."
http://www.socialism-real.narod.ru/index2.htm
Опрос
  • Как думаете, можете ли вы защитить в российском суде ваши законные интересы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
      читайте нас также: pda | twitter | rss