Кто владеет информацией,
владеет миром

Физиология хищника: фундаментальные процессы капиталистической системы

Опубликовано 23.11.2005 автором в разделе комментариев 91

Физиология хищника: фундаментальные процессы капиталистической системы

Попробуем рассмотреть историческое развитие периода капитализма, исходя из тенденции роста стоимости рабочей силы. Эта тенденция имеет свое выражение в законе соответствия стоимости рабочей силы при капитализме уровню развития производительных сил. И формулируется он так:стоимость рабочей силы данного конкретного капиталистического общества (государства) должна соответствовать уровню развития производительных сил данного общества и растет пропорционально уровню развития производительных сил.Этот закон отражает одну из фундаментальных тенденций развития капиталистического общества.

Такой подход дает возможность взглянуть на процессы, протекавшие в капиталистическом обществе в целом со времени его возникновения до наших дней, несколько по иному, чем это было принято раньше. Это позволит дать некоторым историческим явлениям, происходившим в данный период, более научное объяснение. Появится возможность более уверенного прогнозирования возможных вариантов развития будущего общественного устройства в мире.

Маркс проанализировал в своих работах достаточно полно буржуазный способ производства с начала формирования капиталистической системы и до последней четверти 19 века. Здесь, как говорится, ни добавить, ни убавить. Хотелось бы только акцентировать внимание на некоторых моментах, имеющих значение с точки зрения нашего исследования и характерных для того периода.

1. Капиталистический способ производства охватывал вплоть до начала 20 века совсем мизерное количество населения на Земле. Это, прежде всего, Европа, и то не вся, на востоке и юге были еще достаточно широко распространены некапиталистические способы изъятия прибавочного продукта, затем это частично Северная Америка и все. При этом, в сфере капиталистического производства производилось значительно меньше продукта, чем в других системах, и, что самое главное, прибавочного продукта производилось также меньше. Хотелось бы уточнить, что речь идет о капиталистическом производстве, поскольку прибавочный продукт произведенный в некапиталистических сферах производства, попадая на мировой рынок, по сути, попадал в сферу капиталистического обращения и далее мог попадать в качестве материалов или средств производства в сферу буржуазного производства, или идти на потребление рабочего класса и т. д. Например, русский помещик продает зерно изъятое у крестьянина, как прибавочный продукт, изъятый феодальными методами (барщина, оброк, натуральная плата за аренду), затем он продает этот продукт на рынке фабриканту, который пускает его в переработку. Из этого следует, что несмотря на то, что капиталистическое производство еще неизмеримо мало по сравнению с другими, буржуазные отношения становятся в мировой экономике доминирующими поскольку они занимают ключевое положение на мировом рынке, и любой продукт, произведенный в некапиталистической системе, попадая на рынок, продолжает существовать и обращается, подчиняясь законам капиталистической системы.

2. При капиталистической системе существует возможность изымать больше прибавочного продукта. А это вело к тому, что к концу 20 века у капитала начинают появляться проблемы со сбытом произведенного в его сфере прибавочного продукта, хотя первоначально они связаны больше с проблемой поиска новых, еще не охваченных, рынков сбыта.

3. До середины 19 века капиталистическое производство обслуживало по большей части буржуазное и околобуржуазное, зажиточное потребление, и только частично обслуживало потребление рабочего класса, потребление которого в значительной мере обслуживалось продуктами производимыми в небуржуазных сферах. Это относится, прежде всего, к продуктам питания, поскольку в сельском хозяйстве господствовали некапиталистические отношения. Взять хотя бы, к примеру, Россию, которая кормила пол Европы: баре продавали изъятый у крепостных крестьян продукт европейской буржуазии, а та в свою очередь одевала и обувала наших помещиков и их челядь тем, что производилось на капиталистических предприятиях. Таким образом, буржуазию Европы мало интересовал платежеспособный спрос на их продукцию своего рабочего класса, и, следовательно, не действовала тенденция описанная нами в первой части данного исследования. Надо сказать, что подобное произойдет еще раз и во второй половине 20 века в Японии и обусловит так называемое японское чудо.

Капитал не может существовать как закрытая система, он может существовать и существует до сих пор только исключительно в среде, где наличествуют другие некапиталистические системы производства в достаточном для существования капитала объеме. Это очень убедительно доказала в своем «Накоплении капитала» Р.Люксембург: «Капиталистическое накопление как исторический процесс с первого до последнего дня развивается в среде различных докапиталистических формаций, в постоянной политической борьбе и непрерывном экономическом взаимодействии с ними. Как же можно правильно понять этот процесс и внутренние законы его развития в бескровной теоретической фикции, которая объявляет несуществующими всю эту среду, эту борьбу и это взаимодействие?». Она доказала, что капитализм как замкнутая, закрытая система существовать не может, так как в рамках такой системы нет возможности реализовать прибыль, полученную в процессе капиталистического производства. Реализация прибыли при капитализме осуществляется вовне капиталистической системы в окружающую ее среду, это в основном феодальные и социалистические общества.

Капитал похож на хищника, который постоянно уничтожает других животных, но существовать без них не может. В этой связи необходимо обратить внимание на соотношение изменения некоторых обобщающих параметров капиталистической и некапиталистических систем производства продукта в мире:

- отношение занятых в капиталистическом и докапиталистическом производстве;

- отношение продукта произведенного в одной системе к произведенному в другой;

- отношение прибавочных продуктов.

Общемировая тенденция в динамике изменения этих отношений совершенно ясна. От полного преобладания докапиталистических видов к постепенному расширению и преобладанию капиталистического производства. При этом видно, что наибольшими темпами изменяется третье отношение, чем второе, а второе – быстрее, чем первое. Это связано с консервативным характером докапиталистических способов производства. Хотя определенные коррективы в эти отношения внесло появление новой некапиталистической системы – социалистической.

В конце 19 века происходят следующие серьезные изменения:

1. Рынок сбыта прибавочного продукта капиталистического производства сужается. И хотя его общего объема еще хватает даже с избытком, появляются структурные проблемы, связанные с тем, что он уже поделен и нерационально используется. Это ведет к постоянным попыткам его перераспределения (назревает первая мировая война). С другой стороны капитал начинает усиливать давление на внутренний рынок развитых стран с целью как можно больше сбыть на нем своей продукции, он начинает бороться за платежеспособный спрос все менее зажиточных слоев населения этих стран.

2. В это же время благодаря неустанной жесточайшей борьбе, длившейся в течении всего 19 века, рабочий класс развитых стран добивается определенного минимума благосостояния, его платежеспособный спрос поднимается настолько, что он начинает серьезно интересовать капитал.

3. Происходит революция в технологиях потребления, в связи с достижениями науки и техники появляется новые формы массового потребления, массовая культура (электричество, автомобиль, самолет, кино, телефон, радио). И это все уже не роскошь, а средства массового потребления. Поставленные на поток капиталистического производства, они резко дешевеют и требуют массового сбыта. Небуржуазный рынок с его резкой дифференциацией на богатых и очень бедных не может служить основным местом сбыта этих продуктов. Все эти товары ринулись на рынок развитых капиталистических стран. В этот период начинает в полную силу действовать тенденция роста стоимости рабочей силы при капитализме.

4. Происходит вздорожание рабочей силы развитых капиталистических стран, что ведет за собой появление масштабного вывоза капиталов за их пределы.

Надо отметить, что пока стоимость рабочей силы в этих странах еще не достигла критического уровня, когда она уже практически не производит прибавочной стоимости. Но поскольку в мире существуют территории, где рабочая сила дешевле, то капиталу становится выгоднее развивать новые производства там. Однако куда ни попадя капитал вывозить нельзя, какой бы дешевой там не была рабочая сила. Это должны быть территории, на которых докапиталистические общественные отношения достигли определенной степени разложения и подготовлен минимум общественных условий для организации капиталистического производства (об этом писал Маркс в 1 томе «Капитала» в 25 главе). Таких территорий в начале 20 века на планете было не так много, и одной из них была Россия. Россия стала одним из первых объектов империалистической экспансии при посредстве вывоза капитала. Действительно, в последней четверти 19 века Россия имела дешевую рабочую силу которую только только начинал эксплуатировать отечественный капитал, который был исключительно слаб (у него были достаточно большие проблемы с первоначальным накоплением). И тут мировой капитал не заставил себя ждать и присоединился к отечественному. То есть российский рабочий класс сразу же, как только появился на свет, подвергся удвоенной эксплуатации. Развитие капитализма в России благодаря этому пошло удвоенными и утроенными темпами. Но неожиданно оказалось, что стоимость рабочей силы и многие затраты на производство в России (например, большинство высокотемпературных технологических процессов из-за холодного российского климата требуют большего расхода энергоносителей) значительно выше чем в Европе. Причины этого совершенно объективные - климатические и географические (резко-континентальный, холодный климат, огромные расстояния). Вот что писал по этому поводу известный российский философ и историк С.М.Соловьев «Природа для Западной Европы, для ее народов была мать; для восточной, для народов, которым суждено было здесь действовать, – мачеха» (С.М. Соловьев «Чтения и рассказы по истории России», Москва, «Правда», 1989, с. 205). Кроме того «…производительность труда работника в России, просто в силу природных условий, была существенно ниже, чем в Западной Европе. Поэтому российское общество в силу дефицита ресурсов должно было постоянно отставать от европейского, причем разрыв со временем должен был увеличиваться» (В.П.Никифорук Мобилизационный тип развития: особый путь России от Ивана Грозного до Владимира Путина – М.: «СЛОВО», 2000 г. См. также: А.П.Паршев Почему Россия не Америка? -М. 2000.).

Возникает резонный вопрос, а что раньше международный капитал этого не видел? Выходит, что нет. Дело в том, что на первоначальном этапе шла дотация рабочей силы, работавшей в капиталистическом секторе, за счет повышения эксплуатации крестьянства, то есть, работников в добуржуазных отраслях. Это, надо сказать, очень сильно возмущало народников, считавших буржуазный строй по этой причине менее прогрессивным, чем патриархально-феодальный. Такая усиленная эксплуатация крестьянства вела к ускоренному разложению остатков феодальных отношений и просто к физическому уничтожению российской деревни. А это влекло, в свою очередь, уменьшение дотаций на рабочий класс, эксплуатация которого резко усилилась, что вызвало ответную реакцию в 1905 году. Но тогда буржуазный строй с элементами феодализма в России устоял. Однако становилось все более ясно, что капитализм в России в принципе невозможен. Без дотаций за счет сверхэксплуатации крестьянства рабочая сила российского пролетариата не окупала буржуазии затрат на ее покупку. То есть прибавочной стоимости не хватало для расширенного воспроизводства, отягченного вывозом прибыли в страны, ввозившие капитал. Может быть, на минимальное расширенное производство средств бы и хватило, но собственно Российский капитал был еще слабым и мизерным по объему, и если бы не было мощного завоза капитала российский капитал еще долго оставался бы в зачаточном состоянии. Собственно это и обусловило неизбежность, произошедшей в 1917 году, Великой Октябрьской революции. Но почему в развитых капиталистических странах может существовать капитализм при высокой стоимости их рабочей силы, а в России нет? Все просто - в России тогда не было капиталов, которые можно было бы вывезти за пределы страны в зоны с дешевой рабочей силой и, затем, за счет прибыли от этих капиталов, дотировать свою дорогую рабочую силу. Напомню, мощный капитал западных стран сформировался за счет почти вековой эксплуатации своего собственного рабочего класса и нещадного грабежа колоний. Даже если бы у России такие капиталы вдруг появились, ее вряд ли допустили бы к источникам дешевой рабочей силы. Их еще было слишком мало, и они уже были поделены между развитыми странами. Из этого вытекает, что капитализм в России не только не мог развиться до уровня близкого к западноевропейскому, но и вообще не мог существовать без дополнительной подпитки за счет некапиталистического сектора. Несмотря на то, что такой подход к причинам Октябрьской революции несколько отличен от классического подхода, он убедительно доказывает неизбежность и объективную необходимость произошедшего в России. Не составляет большого труда доказать, что приведенная точка зрения на причины Октябрьской революции не противоречит классической, согласно которой революция явилась способом разрешения обострившегося до критического уровня противоречия между трудом и капиталом. Общеизвестно, что суть этого противоречия заключается в эксплуатации рабочей силы капиталом, а обострение этого противоречия, когда оно становится непримиримым, происходит в тот момент, когда капитал начинает эксплуатировать рабочую силу сверх меры. Формой такой сверхэксплуатации является покупка рабочей силы ниже ее стоимости, что ведет к ее истощению и в конечном итоге физическому уничтожению. Ради сохранения своего собственного существования рабочая сила, когда все другие методы борьбы исчерпаны, вынуждена браться за оружие, и брать власть в свои руки.

Первая мировая война имела основной своей причиной перераспределение рынков сбыта, однако не последнюю роль в ее развязывании сыграло стремление некоторых молодых империалистических хищников перераспределить в свою пользу и источники дешевой рабочей силы. После этой войны стремление вывезти капитал в зоны с дешевой рабочей силой резко усиливается, поскольку стоимость рабочей силы в развитых капиталистических странах приближается к критической. То есть приближается к стоимости производимой этой рабочей силой. Рабочая сила развитых капиталистических стран перестает быть источником прибавочной стоимости. Результатом такого состояния дел стала великая депрессия. Это состояние качественного преобразования капитализма проходило во всех развитых странах болезненно, сопровождалось мощными социальными конфликтами и в каждой стране со своей спецификой. Более-менее легко преодолевали эту ломку страны, имевшие зависимые слаборазвитые государства, куда они могли вывозить капиталы, организовывая высоко прибыльное капиталистическое производство. В это время начал формироваться так называемый золотой миллиард. Первоначально в него не допустили Германию, хотя стоимость рабочей силы в ней была исключительно высокой и уже подходила к стоимости ею же производимой. Но исторически сложилось так, что она была отрезана от зон, куда бы она могла вывезти свои капиталы. Поэтому в Германии капиталистическая ломка, о которой идет речь, приобрела наиболее жестокие формы фашисткой диктатуры. Добраться до дешевой рабочей силы немецкий капитал мог, только применив грубую силу. Это и явилось основой причиной Второй мировой войны. Но прежде Германия должна была хорошенько вооружиться. И тут-то пригодился Гитлер, который сумел на время снизить стоимость немецкой рабочей силы. Возможным это стало благодаря компенсаторному механизму, который применили национал-социалисты, пообещав, что через несколько лет почти безвозмездного труда, каждый немец будет иметь по наделу земли с бесплатными рабами. Капитал, благодаря действию этих компенсаторных механизмов, смог определенное (но достаточно ограниченное) время функционировать в обычном режиме, эксплуатируя временно подешевевшую рабочую силу своей страны. Забегая вперед, скажу, что Германия фактически выиграла Вторую мировую войну и ее в результате приняли в золотой миллиард. Надо сказать, что не все страны, участвовавшие в этой войне, преследовали цель добраться до дешевой рабочей силы, например, Япония имела цель выйти на новые рынки сбыта, поскольку рабочая сила на ее территории была еще очень дешевая.

Необходимо сказать несколько слов о социалистической системе. Это система в принципе внешняя по отношению к капиталистической системе. И поэтому качественного влияния на функционирование и изменение внутренних закономерностей капитализма она не оказывала. Хотя влияния социализма на капитализм как внешнего объекта нельзя сбрасывать со счета. Опишем здесь некоторые моменты взаимодействия и взаимоотношения систем.

1. Прежде всего, Советская Россия своим появлением стабилизировала капиталистическую систему, выведя из нее страну, в которой был заведомо невозможен самодостаточный капитализм. Если бы этого не произошло, то капиталистическая система получила бы еще одного, еще более жестокого империалистического хищника, чем Германия, а это было бы чревато постоянными мировыми войнами, не оставалось бы времени мирно работать. Вторым стабилизирующим моментом стало то, что капиталу удалось направить основной разрушительный удар Второй мировой войны против социалистической системы, причинив капиталистической системе минимальные разрушения. И даже, что может показаться парадоксальным, за время войны капитал нарастил свою экономическую мощь. Это произошло по той причине, что в странах, не участвовавших непосредственно в боевых действиях на время войны, удалось снизить стоимость рабочей силы, компенсировав недоплату идеологией работы ради победы, ради выживания. Третий раз приходит на помощь капиталу и стабилизирует его систему социализм уже сейчас.

2. Социализм вывел из капиталистического оборота огромную часть земли, отгородив ее железным занавесом. Развитие экономики на этой территории шло громадными темпами и в результате социализм, несмотря на все войны и катастрофы, стал обладать несметными богатствами. Капитализм со своей грабительской сущностью не мог смотреть на то, что кто-то рядом с ним хорошо живет. Поэтому на протяжении всего существования социализма на земле, капитал не оставлял попыток вернуть в свое лоно социалистические страны, даже не задумываясь над тем сможет ли он «переварить» их, не чревато ли это глобальной катастрофой. И, похоже, последняя попытка ему удается, но чем она закончится???

Результатом Второй мировой войны стало окончательное формирование нового мирового порядка, в основных чертах сохраняющегося до сего дня. Германия, Япония, Италия были приняты в золотой миллиард, то есть они добились своей цели. Капитал в развитых странах окончательно смирился с дороговизной рабочей силы на своей территории и обратил все свое внимание на эксплуатацию рабочей силы в развивающихся странах. Для этого сложились мощные транснациональные корпорации. Одновременно шло бурное разложение добуржуазных отношений в развивающихся странах, что обусловило к шестидесятым годам почти полный развал колониальной системы. Постоянно падало производство продукта в докапиталистической системе, соответственно уменьшался объем прибавочного продукта в этой системе. Это происходило на фоне бурного роста капиталистического производства и соответственно прибавочного продукта, который необходимо было реализовывать вне капсистемы, а так как докапиталистическая система резко сжималась, начал назревать мировой кризис. Но тут на помощь капиталу опять пришел социализм. Именно на этот период приходится начало бурного роста внешней торговли СССР с Западом. Социалистическая система пришла на смену докапиталистической в качестве внешней системы для мирового капитала, в которую он может сбывать свой прибавочный продукт. Мы до сих пор выполняем эту функцию, распродавая то, что было создано при социализме, хотя вот уже почти 15 лет как не стало СССР.

Теперь немного поговорим о японском чуде. Как мы уже отмечали, Япония воевала во второй мировой войне за рынки сбыта своей продукции, поскольку она имела очень дешевую рабочую силу, которая не успела еще разъесться – капитализм в Японии был одним из самых молодых. Да, Япония, наверное, выиграла в этой войне больше всех, потому что она получила доступ к самому необъятному и бездонному рынку – потребительскому рынку США. Благодаря отсутствию проблем со сбытом своей продукции капитал Японии совершенно не оказывал давления на свою рабочую силу в сторону ее подорожания, что были вынуждены делать большинство развитых капстран в ходе своего развития. Быстрыми темпами, освоив свой внутренний рынок рабочей силы, Японский капитал по мере своего роста начал вывозиться в зоны с дешевой рабочей силой. То есть капитал Японии эксплуатировал и свою рабочую силу и рабочую силу стран, куда вывозился капитал. Поэтому динамика роста объема капитала в Японии была значительно выше, чем в других развитых капстранах, которые эксплуатировали только рабочую силу развивающихся стран, а свою, напротив, должны были дотировать. Собственно по той же схеме действуют и другие «восточные тигры»: Южная Корея, Тайвань и т.д.

Обратимся теперь к современному состоянию мировой капиталистической системы.

1. На сегодняшний день докапиталистические формы производства, хотя и охватывают пока еще большую массу населения планеты, продукта в них производится мизерное количество по сравнению с капиталистическим производством. Этого продукта едва хватает, чтоб прокормить производящее его население. О том, что прибавочный продукт этого сектора сегодня имеет значение для мировой экономики, не может быть и речи.

2. Напротив, экономика социалистической системы (до своего крушения) практически на пустом месте сделала колоссальный рывок, превратившись в мощнейший фактор мировой экономической системы. Социалистический способ производства (да простят мне некоторую некорректность термина, но иного послекапиталистического способа производства история пока не знает) имел, по сравнению с капитализмом, значительно более высокие динамические показатели своего развития. Социализм оказался способен на территориях, на которых капитализм даже не мог существовать, построить мощнейшую индустрию с передовыми технологиями, подняв уровень основной производительной силы – трудящихся (прежде всего цивилизовав их) вровень с развитыми капиталистическими странами, а по отдельным показателям и выше. И это было сделано исключительно за счет внутренних ресурсов социалистической системы. Эти достижения поистине впечатляют, если учесть разрушения, нанесенные в войнах с капиталистической системой. В итоге к восьмидесятым годам социалистическая система накопила огромные экономические богатства, аккумулированные в инфраструктуре, основных средствах производства, производственных запасах, высококвалифицированной рабочей силе, дорогостоящих средствах потребления (в основном жилье). Эти богатства не давали покоя мировому капиталу, который в стремлении ими завладеть вел против СССР и его союзников жесточайшую холодную войну. Однако главным фактором крушения социализма стало не давление извне, а внутренние противоречия, обострившиеся к этому времени. К сожалению, советское руководство оказалось неспособным правильно оценить ситуацию и предпринять соответствующие решения, которые могли бы способствовать разрешению этих противоречий в прогрессивном направлении, и совершить качественный переход к коммунизму, который к этому времени назрел. Но получилось по ставшему впоследствии популярным принципу: хотели как лучше, а получилось как всегда. В стране произошел откат назад к капитализму. Подробно причины и механизмы капитализации СССР здесь описывать не стану (http://www.forum.msk.ru/material/politic/3508.html). Однако, надо обратить внимание на то, что ключевым фактором, приведшим к краху соцсистемы, стало резкое увеличение затрат на воспроизводство рабочей силы (в терминах политэкономии капитализма - стоимости рабочей силы).

Итак, сегодня самым значительным глобальным явлением стали процессы преобразования социально-экономической системы, происходящие на территории бывшего Советского Союза. С политэкономической точки зрения - это процессы реставрации капитализма. Соответственно все, что происходит на этой территории, теперь подчиняется капиталистическим законам. Выше мы уже выяснили, что здесь невозможно расширенное капиталистическое воспроизводство за счет собственных ресурсов, по крайней мере, оно было невозможно в начале 20 века. С тех пор ситуация только усугубилась, так как к высоким затратам на производство и дорогой рабочей силе, обусловленной сложными геоклиматическими условиями России, добавилось то, что стоимость рабочей силы еще выросла, в соответствии с высоким уровнем развития производительных сил. Дело в том, что, социалистические трудящиеся в результате преобразований в России стали рабочей силой буржуазного общества, при этом они стали подчиняться законам капитализма. Если раньше достаточное потребление социалистических трудящихся могло осуществляться при относительно низких материальных затратах, то теперь уровень затрат на воспроизводство рабочей силы стал подчиняться закону соответствия стоимости рабочей силы при капитализме уровню развития производительных сил (Важно отметить что, как и у всякого закона, отражающего социально-экономическую тенденцию, у него есть исключения, которые, как известно, только подтверждают общее правило. Это - японское чудо и экономика фашистской Германии, когда определенными методами сдерживался закономерный рост стоимости (или заведомо снижалась стоимость) рабочей силы, Однако такое возможно только на короткое время и с необходимостью оканчивается восстановлением закономерного соответствия производительных сил и стоимости рабочей силы. И в Германии и в современной Японии, как только прекратили действие факторы, снижавшие и сдерживавшие рост стоимости рабочей силы, она резко вздорожала. Современный империалистический капитал всеми силами пытается обмануть этот закон, поскольку, вывозя капитал в зоны с дешевой рабочей силой, он помимо своего желания вывозит высокие технологии и развивает производительные силы эксплуатируемых стран, что неизбежно ведет к подорожанию рабочей силы на их территориях. Капитал стремится за время, пока стоимость рабочей силы не подошла к критическому уровню, выжать максимальное количество прибыли из нее).

Что же тогда может привлечь капитал в Россию, кроме дешевой рабочей силы, которой здесь нет? Это огромные запасы овеществленного человеческого труда, аккумулированные в промышленности, сельском хозяйстве, науке, всей инфраструктуре экономики, созданные при социализме. Но возникла проблема с извлечением и преобразование этого запасенного труда в конвертируемый капитал, поскольку простой перевод в частную собственность предприятий не мог сделать их полноценным капиталом, то есть, самовозрастающей стоимостью из-за дороговизны рабочей силы и больших издержек на производство. Проще говоря прибавочную стоимость на этих предприятиях производить оказалось невозможно. Можно было бы продать предприятия, а вырученные средства вложить туда, где возможно произвести прибавочную стоимость. Да вот беда - наши предприятия никому оказались не нужны. Выход единственный - продавать продукцию, пользующуюся спросом на мировом рынке по ценам, которые он диктует, то есть по цене ниже затрат на производство данной продукции. Затраты на покупные материалы и рабочую силу снизить, как мы выяснили, нельзя. Остается одно - урезать или вообще перестать тратиться на восстановление и развитие основного производства, проще говоря, проедать основные фонды. Рабочая сила при этом, получая по стоимости, новой стоимости производит значительно меньше, но она выполняет важнейшую функцию - переносит с основных средств стоимость на товары. Полученные же за товары средства идут на оплату рабочей силы по стоимости и оседают в карманах владельца предприятия, и ни копейки, ни цента не идет на восстановление основного оборудования. Естественно, что вырученные таким образом средства в экономику России никто вкладывать не собирается, все равно прибыли не получишь. Средства в основном текут на Запад. Основными товарами, пользующимися спросом, являются топливо и сырье, мощный поток которых течет сейчас на Запад. Средства вырученные за них, частично возвращаются в Россию, и идут на оплату затрат на рабочую силу, произведшую данный продукт, дотирование всей остальной рабочей силы и всех непроизводственных слоев и прокорм «новых русских». Другая же значительная часть, всеми правдами и неправдами, оставляется владельцами этих средств на Западе, и вливается в мировой империалистический капитал. При этом исключительно важно отметить, что вытекшие таким образом из России капиталы, независимо от их формальной принадлежности россиянам, перестают работать на нашу страну. Например, некоторый русский капиталист продал партию нефтепродуктов на запад, и часть денег оставил в западном банке, выходит, он инвестировал эти деньги в то дело, которое организует та финансово-промышленная группа, которой принадлежит банк. Для России эти деньги утеряны, и никакие налоговые амнистии и призывы вернуть их в Россию не помогут. Даже если этого захотят сами владельцы этих денег, им их просто не отдадут, поскольку уже невозможно изъять из мирового оборота все те огромные средства, которые утекли из России.

Здесь можно перечислить три направления, по которым в наше время Россия помогает развитию и стабилизации экономики Запада.

1. Прямое дотирование. А проще говоря, прямой грабеж. Дело в том, что при обмене с некапиталистическими экономиками, вовлеченными в капиталистический рынок, может происходить неэквивалентный обмен, нарушающий закон стоимости. Это происходило постоянно при торговле с феодальной системой, это происходит и сейчас при распродаже продукта, произведенного при социализме. При торговле с феодальной системой продавцом товара выступает феодал, продающий прибавочный продукт, который принадлежит ему, но произведен не им, а его работниками. И он не очень сильно стремиться соблюсти эквивалентность обмена по трудовым затратам, как если бы продавцом выступал сам производитель товара. Он готов, из-за любых привходящих причин, продать свой товар дешевле, он от этого не разорится, вскоре его работники гарантированно создадут новую порцию этого товара, независимо от того, продаст он этот товар на рынке или нет. Капиталист же стремится всеми силами продать свой товар по стоимости или дороже, иначе он разорится. Наш новый русский в этом смысле напоминает феодала. Ему на халяву, в результате приватизации перешел огромный прибавочный продукт, произведенный в социалистической системе. Он ненавидит эту систему, хотя и пользуется ее плодами, и он не особенно расположен отстаивать справедливость, и продавать по стоимости уворованный им продукт. Здесь он ведет себя точь в точь как воришка, стремящийся побыстрее продать наворованное, пока его не застукали. От этого и постоянный демпинг, который осуществляют продавцы наших товаров на Западе, от которого их местные производители воют. Кто-то недоволен этим демпингом, а в целом западная система заинтересована в нем, поскольку это ни что иное, как прямое дотирование ее экономики.

2. Инвестирование западной экономики за счет утечки капиталов, формально принадлежащих российским гражданам и фирмам, но реально работающих на Запад. В этом суть разницы между вывозом и утечкой капитала. При вывозе прибыль, получаемая от обращения вывезенного капитала, остается в большей своей части в стране, из которой он вывозится и приращивает ее богатство. В случае же утечки капитал становится неподконтролен стране, откуда он утек, и потому прибыль до нее не доходит.

3. Благодаря процессу, происходящему сейчас в России, разрешается общесистемная проблема капитала, связанная с необходимостью сбывать на стороне, вне буржуазной системы, прибыль. Если раньше рынком некапиталистических товаров были докапиталистические системы, то к середине 20 века, как мы уже указывали, количество, производимого продукта в эти системах, резко сократилось. Напротив объем прибавочного продукта буржуазной системы резко вырос. В результате докапиталистические системы перестали обладать достаточным спросом, чтоб переварить весь прибавочный продукт буржуазной системы, который требовал сбыта вовне этой системы. В это время происходит падение железного занавеса, и капитал получает доступ на новый обширный и быстро растущий рынок некапиталистических товаров, произведенных в социалистической системе. До конца 80-х годов две эти некапиталистические системы исправно служат резервуаром, в который сбывается капиталистический прибавочный продукт, при этом доля докапиталистической системы в этом процессе постоянно убывает, а соцсистемы бурно растет. В результате реставрации капитализма в социалистических странах эта функция соцсистемы не только не перестала действовать, а напротив еще больше усилилась. Если раньше социалистическая система выставляла на капиталистический рынок продукт, произведенный живым трудом, и количество этого продукта по этой причине было ограничено, то теперь на капиталистический рынок выставляется продукт произведенный в прошлом, и аккумулированный в основных средствах. При этом объем продукта, который можно единовременно вынести на рынок, практически не ограничен. Сегодняшние российские хозяева этого продукта – прихватизаторы -рады бы продать его весь хоть за один день. И ограничителем в этом случае служит объем предлагаемого продукта со стороны капиталистической системы.

Как ни хаят экономическую систему социализма наши горе экономисты: и неэффективная она, и такая, и сякая, но благодаря именно ей за годы советской власти в народном хозяйстве был накоплен такой гигантский продукт, что вот уже почти пятнадцать лет Россия выполняет в полном объеме, описанные три функции по поддержанию капиталистической системы. При этом, в целом, и свой народ не бедствует, а кое кто даже жирует сверх меры. И все это богатство было создано, по сути, в самых неблагоприятных условиях из всех возможных в этот период в мире.

Встает резонный вопрос, что произойдет, когда истощатся накопленные за время социализма богатства и их полностью разворуют? Что тогда произойдет с Россией и со всей мировой экономической системой? Если в двух словах, то ничего хорошего!

Попробуем по порядку проанализировать результаты, начнем с России:

1. Когда окончательно износятся основные фонды и прекратится вывоз на мировой рынок основного экспортного продукта – нашего сырья, тогда, как следствие, прекратится обратный поток продуктов потребления. За счет импорта сегодня покрывается до 60% потребностей населения, а с учетом работы отечественного сектора группы Б на импортном сырье и того больше. Это вызовет кризис на потребительском рынке, что будет иметь прямым следствием обнищание масс населения. Обеспечить внутренний рынок за счет внутреннего производства, так называемого отечественного производителя, окажется невозможным. Во-первых, из-за физического разрушения промышленной базы, и во вторых из-за дорогой рабочей силы, которую даже при наличии не разрушенного производства окажется невозможным заставить эффективно, в достаточной мере, чтоб обеспечить удовлетворения уровня потребностей населения, сложившийся на данный период. В определенном смысле ситуация очень напоминает ту, которая сложилась в Германии перед приходом к власти Гитлера. В России сегодня, также как и в Германии 30-х годов 20 века, исключительно дорогая рабочая сила и доступ к источникам дешевой рабочей силы, необходимый нашей отечественной буржуазии, перекрыт мировым капиталом. При желании аналогию можно продолжить.

2. Прекращение получения прибыли капиталом на территории России обусловит окончательное бегство из страны капитала, и не только избыточной части, которая постоянно сейчас утекает, но и той, которая необходима для организации и поддержания стабильности современного состояния российского общества. Дело в том, что капитал организует государственную и общественную жизнь в любом обществе, выделяя на это часть своей прибыли, только в том случае, если он от такой организации имеет выгоду. Как только он перестает видеть такую выгоду, он уходит из страны, переставая выполнять свою социально-организационную функцию. В нашем случае прекращение получения прибыли в России достаточный фактор для такого бегства капитала, так как в качестве зоны своего обитания капитал Россию не видит. В таких случаях из-за спины «солидного», ориентированного на стабильно организованный бизнес, капитала вылезает бандитский, авантюристический капитал, извлекающий прибыль из дезорганизации общества. Проще говоря, верхи не могут управлять по старому – им это не выгодно.

Не трудно заметить, что описанное в приведенных выше двух пунктах ничто иное, как факторы революционной ситуации: обнищание масс и верхи не могут управлять по старому. Может этого для революции и недостаточно, но для бунта и хаоса вполне. То есть перспектива вполне ясно очерчена, все указывает на неизбежное уничтожение экономического строя буржуазной системы. Что произойдет в результате, и возникнет на его руинах, мы пока не рассматриваем.

Однако есть еще один выход, в результате которого возможно сохранение капитализма в России. Это приобщение ее к «золотому миллиарду». С точки зрения наличия ресурсов дешевой рабочей силы, которые еще есть на планете это вполне возможно. К примеру, трудоспособное население Индии, Китая, Юго-Восточной Азии охвачено капиталистическим производством не более чем на 20%, а проживает в этих странах почти половина населения планеты. То есть за счет вовлечения в капиталистическое производство новых работников с дешевой рабочей силой из этих стран вполне можно содержать Россию и страны СНГ, покупая по стоимости дорогую рабочую силу этих стран. Но на пути такого развития событий стоит мировой империализм с его невообразимой жадностью. Ему совсем не хочется делиться своими барышами, что придется делать на первом этапе перевода России в разряд развитых стран, которые потребляют прибавочный труд развивающихся стран. При этом парадоксальность ситуации заключается в том, что капиталы, которые можно вывезти в страны третьего мира и благодаря которым можно создать там новые рабочие места для рабочих с дешевой рабочей силой и благополучно получать с них прибыль, в России есть, по крайней мере, к началу реставрации капитализма были. Однако благодаря бездарно проведенной капитализации страны, бездарно именно с точки зрения отечественного капитала, мы вместо вывоза капитала получили бегство капиталов (механизм которого описан выше). Выиграл и невообразимо нажился на этом Западный капитал и вряд ли он сейчас захочет признавать свою вину в этом и делиться уворованными из России капиталами, чтоб включить ее в клуб развитых стран. Уже говорилось, что подобное в истории уже было. В 30-х годах 20 века также пытались не допустить Германию в клуб развитых. Чем это закончилось, мы все знаем. Сомневаюсь, что с тех пор мировой капитал стал умнее и осмотрительней, но, с другой стороны, развитие событий по тому сценарию, который был в прошлом, в нынешней ситуации чреват катастрофой, по сравнению с которой Вторая мировая война покажется детской шалостью. Кроме того, в современной ситуации есть еще некоторые своеобразные черты. Сегодня в России вряд ли возможно компенсационное снижение стоимости рабочей силы, которое было в Германии перед войной. Во-первых, сегодня нет у нас сильного национального капитала, униженного в конкурентной борьбе с Западом, он весь у нас насквозь компрадорский, зависимый и подчиненный этому самому Западу. Во-вторых, сегодня нет возможности выработать и дать народу простую и ясную, и самое главное реально осуществимую, с точки зрения обыденного сознания, компенсационную идею. Поэтому сомнительно, что будет происходить что-нибудь подобное фашистской диктатуре в Германии, и вообще пойдет по пути консолидации и усиления государства. Более вероятен сценарий развала, разброда, бардака, который на первых этапах будет инспирироваться с Запада, но до определенного уровня. В какой-то момент, когда вот-вот начнут летать самостоятельно по свету наши баллистические ракеты, запад может спохватиться, но как бы не было поздно. К сожалению для Запада, нет возможности «закрыть» Россию.

Итак, существует несколько вариантов развития событий:

Первый ирреальный – «закрыть» Россию, например разбомбить и закатать под асфальт, как предлагали поступить некоторые наши отмороженные головы с Чечней.

Второй, развитые страны соглашаются принять Россию в Золотой миллиард и совместно с ней еще жестче эксплуатировать третий мир. Но здесь неожиданно возникают две непреодолимые трудности. Во-первых, оказывается, что с прекращением выкачивания из России стоимости прибавочного продукта произведенного при социализме, практически сводится к нулю товарообмен капиталистической системы с некапиталистическими системами. Мы уже выше указывали, что докапиталистический сектор, который еще сохранился, в наше время производит очень мало продукта и поэтому он не может служить рынком сбыта для прибыли, произведенной в капиталистическом секторе. Социалистический сектор и запасы продукта, произведенные в нем, уничтожены полностью. Значит, сбывать огромную массу прибавочного продукта, произведенного в капиталистической системе, больше некуда. А это приведет к самому катастрофическому кризису перепроизводства. Мировую экономику просто заклинит. Во-вторых, даже если не произойдет такого кризиса, и капитал в очередной раз найдет какое-нибудь противоядие, то от другой тенденции, связанной с неумолимым ростом стоимости рабочей силы в мировом масштабе, ему никак не спастись. Действительно, капитализм, все шире распространяясь по планете, захватывает своими производственными отношениями все большую и большую массу людей. В начале, только вовлекаясь в капиталистическое производство, рабочая сила стоит очень дешево, она производит достаточно прибавочного продукта, но неумолимо ее стоимость начинает расти, и стремительно приближается к стоимости произведенного ею продукта, и, следовательно, прекращается производство прибавочного продукта. Капитал ищет дальше новые рынки дешевой рабочей силы. Но наша планета не безразмерна и на ней живет ограниченное количество людей. В итоге капитал достигнет своего предела, и в этом направлении своего развития, и не останется больше уголка на Земле, где он сможет найти дешевую рабочую силу, пригодную для эксплуатации, в результате капитализм потеряет устойчивость. Могут возразить, что еще огромная масса дешевой рабочей силы не охвачена капиталистическим производством и на наш век ее хватит. Но скорость роста стоимости рабочей силы, вновь вовлекаемой в капиталистический оборот, настолько сейчас велика (и постоянно ускоряется), что при таких темпах лет через 50 капитал уже не сможет найти на планете ни одних рабочих рук, которые можно было бы эксплуатировать.

По совокупности всех проблем, которые могут возникнуть в результате окончания грабежа накопленных при социализме запасов прибавочного продукта, ничего хорошего нас в ближайшем будущем не ожидает. Все говорит о том, что эпоха господства капитала на Земле заканчивается. И мы подходим к рассмотрению третьего варианта развития событий – идеальному. Идеальному, не в смысле - невозможному или ирреальному, а в смысле наиболее желательному из возможных, но может быть наименее вероятному с точки зрения «здравого смысла». Этот вариант связан с преодолением товарно-денежных отношений. И основания для этого, как было показано выше, вовсе не идеальные, а сугубо земные, материальные. Дело в том, что сами товарно-денежные отношения в своей наиболее развитой форме – капиталистической, в ходе своего развития и расширения сами уничтожают основу своего существования – дешевую рабочую силу, делая невозможным в конечном итоге производство прибавочного продукта. А прибавочный продукт (или его эквивалент в социалистической системе – фонд накопления) - это основа развития экономики и всего общества. Это происходит потому, что товарно-денежные отношения ориентируют производителя продуктов на платежеспособный спрос, а не на удовлетворение потребностей, то есть задача производителя извлечь все деньги из потребителя, а каким образом это произойдет - его не волнует. Это обусловливает нерациональный, затратный характер потребления, когда, в общем-то легкоудовлетворимые потребности удовлетворяются чересчур навороченными, сложными и дорогими средствами потребления. Как показала практика реального социализма, вполне возможно те же самые потребности удовлетворять в полном объеме со значительно меньшими издержками, и тем самым снижать затраты на воспроизводство рабочей силы, при этом качество и удовлетворенность рабочей силы не снижается, а во многих случаях значительно увеличивается. А если уменьшаются затраты на воспроизводство рабочей силы, при сохранении и росте объема производимого этой рабочей силой полезного продукта, то остается больше средств на развитие производства, инфраструктуры, науки и т.д., и следовательно общество развивается более динамично и тем самым раскрывает большие возможности для удовлетворения потребностей своих членов. Такое возможно только при полном снятии, отмене товарно-денежных отношений, поскольку, как показала историческая практика, даже ограниченное допущение товарно-денежных отношений ведет к реставрации капиталистических отношений в полном объема, как это произошло в СССР. То есть, на повестке дня стоит уже не возврат к социализму с ограниченным действием товарно-денежных отношений, а переход к полномасштабному построению коммунистического общества.



Рейтинг:   3.33,  Голосов: 48
Поделиться
Всего комментариев к статье: 91
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Д.Ч.
Евгений Сахонько написал 23.11.2005 14:23
Рад стараться, Ваше благородь! :)
Эмигранту
Евгений Сахонько написал 23.11.2005 11:19
Не бось, Миграха, я бумагу мараю только по праздникам, в свободное от партизанских будней время. Процесс идет, контора ловит.
Азефу
А.И.Оксанов написал 23.11.2005 19:41
Азефу.
Вы написали своеобразные комментарии. Это Ваши измышления, или на эту тему есть публикации?
Дело в том, что я привел то, что сейчас общепринято в экономике. В той самой, которая пока главенствует в мире. Пока успешно.
То, что Вы изложили в первой части - это теория трудовой стоимости.Марксисистская. Которой давно уже не пользуются.
Вы пишите о прибавочной стоимости и эксплуатации труда, но про это в современных книгах можно прочитать только там, где описывается марксизм.
Более того, при рассмотрении монополиии и монопсонии на рынке труда показано, что работодатель может платить меньше, чем на конкурентном рынке труда.
Вот это и называется там эксплуатацией, хотя и указывается, что термин имеет несколько иное значение, чем у Маркса.
Это явление рассматривается как нечестное ведение бизнеса.
Если фразу о наделении привилегией Вы рассматриваете как нечто конкретное, а не как показатель позиции автора, то это говорит только о замене доводов передергиванием.
Ваша фраза:
"Во-вторых, фундаментальная ошибка всякого человека заключается в том, что он - особенно когда сыт – забывает, что человек нуждается в некотором минимальном качестве условий физического существования и в некоторой критической точке начинает кого-то резать. Об этом не следует забывать никому. " - это просто демагогия, которая не имеет отношения к экономике.
Поскольку в современном обществе принято кормить любого человека, независимо от того, работает он, или нет. Не надо превращать человека в зверя.
Передергиваете Вы и в том, что в Китае работают, а в США - кушают. В США не просто работают, а работают очень производительно и очень hard.
Годовая производительность работающего американца порядка 70 тысяч долларов. Ни работающий китаец, ни россиянин и близко не приближаются к такой цифре: в России годовая производительность порядка 9 тысяч долларов на работника.В Китае - еще меньше.
Так кто работает?
Ваш экскурс в прошлое ничего не поясняет, поскольку уже давно сельское хозяйство в развитых странах занимает столь малую долю в экономике, что строить от него теории об оплате труда "ремесленника", уже не имеет смысла.
Нет ни "крестьянина", ни "ремесленника".
Как раз ошибка господина Сахонько состоит в том, что он тоже рассматривает нынешнее положение с позиций физического труда марксовского периода, а каждого работника, как произвродителя конкретного товара, который обменивается на рынке.
Сейчас большинство товаров носит интеллектуальный характер, и многие вообще не поступают на рынок.
Какой товар создает тот, кто монтирует синхрофазатрон? Кто этот товар покупает на рынке?
Как можно отменить при этом товарно-денежные отношения?
Вы сводите многое к эмиссии денег некоей политической системой - это грубое извращение монетаризма, а в Вашем изложении вообще бессмысленное.
Ваш переход от рассуждении о неких монетаристских проблемах, а это макроэкономика, к бухгалтерским вопросам конкретного предприятия, а это микроэкономика, весьма странен.
Как и то, что Вы "на ходу посадили в красный трамвай" "новый курс" и Н.Яковлева, ни в чем убедить не может.
Все остальное обсуждать не имеет смысла, поскольку Ваши начальные предпосылки ложны.
Отмечу, что мы обсуждаем статью Сахонько, Вы же об этой статье вообще не упоминаете, а пытаетесь обсуждать мои замечания к этой статье.
Но я и не пытался анализировать содержание всей статьи, поскольку показал, что она построена на знаниях, относящихся к давнему прошлому, которое уже утратило актуальность.
А в целом, если Вас интересует мое мнение, в статье Сахонько, особенно в ее последней части, приведено столько нелепостей, что рассматривать их бессмысленно. Например, отмену товарно-денежных отношений.
К Вам просьба: сообщите, пожалуйста, ссылки на источники, где изложено то, что Вы здесь привели.
мне пока такие рассуждения не попадались. Любопытно, чьи теории Вы здесь пытались не очень вразумительно изложить.
Оксанов.
Ваша фраза:"
Прежде всего – черт бы побрал автора за то, что лезет в Интернет с такими темами, которые весьма просто оборачиваются против его самого путем направления внимания читателя от производства к потреблению. Говоря ясно – «если хотите разобраться с «прогрессом» – смотрите в сторону США, где кушают, а не Китая, где работают. Видите как там все здорово! Это потому, что американцы умные. Вот если мы тоже поумнеем – а для этого необходимо учиться у американцев – и у нас все будет здорово. Главное – это терпение. А еще главнее – это выборы. Ты можешь, Вася, потому что ты - лучше! Только сделай правильный выбор!». По моему скромному убеждению, а это одно из очень малого числа моих убеждений вообще – ни пресса не приспособлена к такой тематике, ни массовое сознание не может являться ее адресатом. Но, тем не менее, некоторых высказываний г-на Оксанова коснемся, раз пошла такая пьянка «Вот Ваша фундаментальная ошибка. Вы пристегиваете к современному производству владельца средств производства и наделяете его несвойственными ему привилегиями». Во-первых, г-н Сухонько никак не может кого-то наделять привилегиями – чай не Путин. Если наделяет – прошу наделить меня привилегией владельца Сибнефти. Во-вторых, фундаментальная ошибка всякого человека заключается в том, что он - особенно когда сыт – забывает, что человек нуждается в некотором минимальном качестве условий физического существования и в некоторой критической точке начинает кого-то резать. Об этом не следует забывать никому. Что же касается теории, то всякая теория подлежит обсуждению в связи с реальностью. Кажется, г-н Оксанов никогда не задумывался над таким понятием как «исторический материализм». Почему он именно «исторический» и каким образом эта «историчность» выражается? И хотя в этой стране изрядно потрудились для организации понимания этого термина как диамата плюс марксистской политэкономии плюс классовой борьбы с развитием в сторону понимания этого термина как признака личной жестокости истматовцев - «исторический» он вне всякой заслуги Маркса и в своей сути располагает двумя предпосылками. Первая – что человек нуждается в средствах существования независимо от того – трудится он или нет, и это – вечный закон. Вторая предпосылка сводится к элементарному принципу организации появления в пространстве искусственных предметов: когда ремесленник расходует известное количество аграрной продукции и физическим трудом производит какой-то предмет. Проблема такой организации заключается в том, что бывает необходимо отличить этот предмет от того расхода, которым было обусловлено появление этого предмета, в контексте вопроса целесообразности его появления. Культура оценивает этот предмет дороже всех расходов по его изготовлению, и это - факт. Так что оказывается, что если ремесленник купил у крестьянина его продукции на денежную величину d, изготовленное им оценивается в D, а D>d всегда. Все это и позволяет Марксу утверждать, что стоимость этого предмета равна труду, а значение этого труда – естественно выше значения предыдущего расхода, иначе зачем тогда производить вообще? Самым простым выводом из такой логики является то, что сколько рабочему не плати – все равно будет мало; отсюда следует «диктатура пролетариата». Оценивая величину произведенного в какую-то конкретную величину денег, мы на уровне отношений между ремесленником и крестьянином имеем некую тождественность между величиной d и величиной средств существования m, в которые оценивалась данная величина денег и наоборот. Отношение m/d составляет некий естественный показатель в условиях всеобъемлющего характера товарно-денежных отношений; это товарно-денежное выражение естественной потребности, которая – при некотором значение этого выражения – является естественной величиной, связанной с человеком. Величина m необходима этому ремесленнику в любом случае – является естественной потребностью, которая переводится в некую культурную плоскость посредством оценки ее в d. Вопрос в том – в какую величину M должна оцениваться денежная величина D, откуда должна браться разница D-d, и каким образом все это проявляется в эпоху индустриализма? Выразитель отличия искусственных предметов от материального выражения условий их появления – величина D-d - всегда создается искусственно – путем эмиссии денег, и создается не ремесленником, цеховиком, мануфактурщиком, капиталистом, предпринимателем или как хотите, а политическим аппаратом. И политический аппарат содействует передаче этих средств предпринимателю, хотя здесь следует отметить, что отсутствие логически непротиворечивых возможностей для этого способствует появлению и развитию связанной с государством банковской системы как параллельной производству организации. Здесь приходится углубляться в дебри, чего мы делать не станем. Отметим только, что накануне так называемой «великой депрессии» в США уже имелись так называемые «заменители денег», суммарная величина которых приблизительно была равна высшей докризисной величине ВНП, а их отличие от «обычных» денег заключалось в том, что они не покидали банки. Но вот установление отношений между денежной массой и аграрной продукцией – политический аппарат регулирует путем собственного потребления. Говоря ясно – когда производитель на издержки величиной D создает товарную массу – политический аппарат никак не может способствовать изменению величины издержек, потому что к моменту появления товаров она существует как информация о каком-то качестве прошлого времени. Принципиально в реальном времени мы способны установить это качество трояко – как величину оборотных средств, как количество произведенного и как то самое m/d, где m – реальный расход средств существования при производстве товарной массы, а d – денежное выражение этого расхода. Но такое качество предполагает известный уровень ручного труда или конкретный технологический уровень. Что же касается самой этой товарной массы – то часть ее политический аппарат забирает в форме налогов при стремлении содействовать росту доходов предпринимателя для сбора налогов. Следовательно, задача получения прибыли сводится к оценке искусственных предметов, количество которых относительно величины издержек производства уменьшилось в связи с налогообложением – к оценке остаточной части этих предметов больше предыдущей и объективно большей величины , которая в обратной последовательности упирается в величину оборотных средств для создания данной товарной массы. Например – на расходы в 100 рублей вы произвели 4 телевизора, один из которых у вас по закону отняли. Оставшиеся 3 телевизора должны оцениваться дороже 100 рублей, чтобы вы могли получить прибыль. Вопрос в том – как этого добиться? Но принципиально ситуация существует так, что с одной стороны выделяются деньги для содержания политического аппарата, с другой – причитающийся этому аппарату объем промышленных изделий изымается бесплатно, в связи с чем возникает вопрос – а к чему должны относиться те деньги, которые выделены аппарату? Поскольку аппарат состоит из живых людей – они могут быть отнесены к сельскохозяйственному производству. А задача наделения предпринимателя способностью получать прибыль – чтобы собрать налоги – требует относить их к предпринимателю, причем в «набухшем» виде. В этом противоречии и проявляется значение «историчности» материализма. Сделать это возможно только путем изменения того самого качества денег, которое мы отметили как отношение m/d, причем рост денежной величины здесь сопрягается с понижением этого показателя. Но отнесение этого понижения к денежному значению издержек производства обозначает рост качества этих издержек, но не посредством увеличения количества денег, а посредством понижения цен на сельхозпродукцию, относимую к постоянной величине издержек производства по оборотным средствам именно через качество m/d. Говоря ясно – если на те же 100 рублей вы получите возможность нанять большее число работников – вы произведете не 4, а шесть телевизоров. Такая возможность предоставляется ростом производительности труда, а политическим средством достижения этого качества оказывается тот факт, что политический аппарат относительно сельскохозяйственной продукции выступает в роли потребителя, то есть уменьшает наличную массу такой продукции физически. Следовательно, вы не можете нанять большее число работников, поскольку средств существования нет. В этой связи уже приходится обсуждать рост производительности оборудования, но это снова уносит нас в дебри отношений между основными и оборотными средствами производства. Но должно быть понятно, что если денежную массу ориентировать к постоянному понижению объема сельскохозяйственной продукции - при такой организации оказывается необходимым поступление этих средств извне, чему со временем и посвящается такое явление как «резервная валюта». Но эта же резервная валюта оказывается средством увеличения количественных показателей денежной массы. В этой связи в США и была произнесена формула «новый курс» - постоянное сведение качества денег к постоянному отсутствию некоторого объема средств существования относительно единицы денег, но вот славная советская «общественная наука» устами известного Н. Яковлева утверждала, что «новый курс» - это пустой звук. Но «новый курс» предполагает такое противоречие, что отсутствующая (при правиле золотого стандарта) денежная масса на содержание политического аппарата логически должна поступать крестьянству, а политически – предпринимательству. Мы опять начинаем залазить куда не следует, и чтобы не морочить читателя необходимо отметить, что к тому моменту, когда производство оказывается в состоянии производить телевизоры – издержки производства (оборотные средства) уже содержат в своей какой-то части обращение абстрактной информации благодаря росту производительности труда, что позволяет факт развития в пространстве производства банковской системы. Еще раз подчеркиваю – это очень серьезная тема и даже если ее расписать в самой понятной форме – «простому человеку» разобраться в ней будет очень сложно. Но если г-н Оксанов на минуту перестанет воображать себя мыслителем и войдет в положение бухгалтера, то он вспомнит, что организация производства такова, что она ориентируется между ценовыми показателями основных фондов производства и показателями оборотных фондов. Говоря ясно – производитель оперирует денежной массой оборотных средств для достижения величины собственных расходов на приобретение основных средств производства. Если же усматривать везде тот самый первый исторический принцип организации производства, то весьма несложно будет установить, что по основным средствам производства можно выделить некое качество M/D, а по оборотным фондам - некое качество m/d. Поскольку применительно к одному человеку M=m, то требуется, чтобы 1/d возросло до значения 1/D, что при D>d невозможно потому, что в этом случае всегда 1/d>1/D, чего, собственно говоря, и требуется достичь. То есть математически такая задача не решаемая, поскольку она бывает решена еще до того, как бывает поставлена. Поэтому всякое получение всяким предпринимателем за производственную деятельность самого жалкого рубля – является привилегией. Но проблема человечества заключается в том – как реализуется эта привилегия. Если решение этой проблемы относить к какому-то минимально необходимому уровню потребления – а так оно и может происходить - то вполне возможно - с ориентацией сознания к осмыслению минимальной необходимости в средствах существования – политически моделировать весь долбанный «прогресс» с движением к «социализму» как «относительному» видению «свободного» (в связи с развитием средств производства) населения в качестве фиктивной части государственного аппарата (живущих на дотации), называть все это «демократией» и так далее, и отсюда моделировать две фундаментальные ситуации – ситуацию роста производства средств производства и ситуацию сокращения того же самого. Собственно говоря – беспрерывное развитие экономической информации само ведет к обоим этим ситуациям, так что все содержание финансовой политики США после 1945-го года как раз и свелось к обеспечению беспрерывности развития информации. Но платой за это стало организованное понижение доступности средств существования, которое достигло минимальной номы в Китае. Из этого следует, что информации наступает каюк, поскольку меньше китайцев есть невозможно. Следует «мировой терроризм» и множество таких же приятных вещей, а вот г-н Оксанов
продолжает умиляться писаниям каких-то западных товарищей и ставить их в пример. Теоретически, конечно, данный вопрос следует рассматривать в связи с проблемой «перепроизводства» - это если кто-то пожелает этим заняться. А мы перейдем к следующей цитате г-на Оксанова.
«Когда я увидел его впервые, понял, что Маркс сейчас неправ в главном: увеличении эксплуатации работника по мере развития капитализма». Маркс прав всегда, когда его правота навязывается как закон. И точка. Работники нониче эксплуатируются не там, где это рассматривает г-н Оксанов, так что здесь и обсуждать нечего. А высшей формой эксплуатации оказывается вообще лишение человека права на труд. Но уверяю всякого человека, что г-н Оксанов все это правильно поймет только тогда, когда ему зачитают приговор. Такова проблема туземной интеллетуции, страдающей интеллетамией.
100 вопросов об СССР
ПВК написал 23.11.2005 17:33
кто и кто не читал читал мои статьи про проект КамАЗ. я выложил на своем ресурсе книжку "СССР: 100 вопросов и ответов", изд-во АПН ,1980 г.
Re: 100 вопросов об СССР
ПВК написал 23.11.2005 17:33
http://kamaz2000.narod.ru
greg'у
Евгений Сахонько написал 23.11.2005 18:53
Я бы с радостью. Не присоветуете куда лучше. А то пока самостоятельно буду разбираться куча времени уйдет.
Оксанову
А.Серегин написал 23.11.2005 15:28
1) Вы смешиваете капитал и капиталиста как физическое лицо. По Марксу для капиталистического способа производства наличие капиталиста как физического лица не является необходимым. Возможен коллективный капиталист, распыленный по множеству физических лиц. Предприниматель в данном случае - это всего лишь агент, наемный менеджер такого обезличенного капитала. Именно Маркс первым вывел обезличенную форму капитала, а не в какие-то там "70-е годы изменилось понятие о капитале". В результате этой ошибки ваши рассказы про Б.Гейтса становятся общим местом.
2) Капитал не может существовать без наемной рабочей силы, которую он экспрлуатирует. Поэтому капитал - это всегда эксплуатация. Если капитал перестает доставлять прибыль в денежной форме, его власть над зданиями и машинами, не дает ему власти над трудом, капитао перестает выполнять свою социальную функцию. Если речь идет о частном капитале, то владельцы средств производства в таком случае просто распродают средства произвосдтва как товары. Если такое случается с бОльшей частью частных капиталов, то случается масштабный кризис.
3) Переплату зарплаты комментировать смысла нет.
Оксанов – это голова.
Азер написал 23.11.2005 17:16
Прежде всего – черт бы побрал автора за то, что лезет в Интернет с такими темами, которые весьма просто оборачиваются против его самого путем направления внимания читателя от производства к потреблению. Говоря ясно – «если хотите разобраться с «прогрессом» – смотрите в сторону США, где кушают, а не Китая, где работают. Видите как там все здорово! Это потому, что американцы умные. Вот если мы тоже поумнеем – а для этого необходимо учиться у американцев – и у нас все будет здорово. Главное – это терпение. А еще главнее – это выборы. Ты можешь, Вася, потому что ты - лучше! Только сделай правильный выбор!». По моему скромному убеждению, а это одно из очень малого числа моих убеждений вообще – ни пресса не приспособлена к такой тематике, ни массовое сознание не может являться ее адресатом. Но, тем не менее, некоторых высказываний г-на Оксанова коснемся, раз пошла такая пьянка «Вот Ваша фундаментальная ошибка. Вы пристегиваете к современному производству владельца средств производства и наделяете его несвойственными ему привилегиями». Во-первых, г-н Сухонько никак не может кого-то наделять привилегиями – чай не Путин. Если наделяет – прошу наделить меня привилегией владельца Сибнефти. Во-вторых, фундаментальная ошибка всякого человека заключается в том, что он - особенно когда сыт – забывает, что человек нуждается в некотором минимальном качестве условий физического существования и в некоторой критической точке начинает кого-то резать. Об этом не следует забывать никому. Что же касается теории, то всякая теория подлежит обсуждению в связи с реальностью. Кажется, г-н Оксанов никогда не задумывался над таким понятием как «исторический материализм». Почему он именно «исторический» и каким образом эта «историчность» выражается? И хотя в этой стране изрядно потрудились для организации понимания этого термина как диамата плюс марксистской политэкономии плюс классовой борьбы с развитием в сторону понимания этого термина как признака личной жестокости истматовцев - «исторический» он вне всякой заслуги Маркса и в своей сути располагает двумя предпосылками. Первая – что человек нуждается в средствах существования независимо от того – трудится он или нет, и это – вечный закон. Вторая предпосылка сводится к элементарному принципу организации появления в пространстве искусственных предметов: когда ремесленник расходует известное количество аграрной продукции и физическим трудом производит какой-то предмет. Проблема такой организации заключается в том, что бывает необходимо отличить этот предмет от того расхода, которым было обусловлено появление этого предмета, в контексте вопроса целесообразности его появления. Культура оценивает этот предмет дороже всех расходов по его изготовлению, и это - факт. Так что оказывается, что если ремесленник купил у крестьянина его продукции на денежную величину d, изготовленное им оценивается в D, а D>d всегда. Все это и позволяет Марксу утверждать, что стоимость этого предмета равна труду, а значение этого труда – естественно выше значения предыдущего расхода, иначе зачем тогда производить вообще? Самым простым выводом из такой логики является то, что сколько рабочему не плати – все равно будет мало; отсюда следует «диктатура пролетариата». Оценивая величину произведенного в какую-то конкретную величину денег, мы на уровне отношений между ремесленником и крестьянином имеем некую тождественность между величиной d и величиной средств существования m, в которые оценивалась данная величина денег и наоборот. Отношение m/d составляет некий естественный показатель в условиях всеобъемлющего характера товарно-денежных отношений; это товарно-денежное выражение естественной потребности, которая – при некотором значение этого выражения – является естественной величиной, связанной с человеком. Величина m необходима этому ремесленнику в любом случае – является естественной потребностью, которая переводится в некую культурную плоскость посредством оценки ее в d. Вопрос в том – в какую величину M должна оцениваться денежная величина D, откуда должна браться разница D-d, и каким образом все это проявляется в эпоху индустриализма? Выразитель отличия искусственных предметов от материального выражения условий их появления – величина D-d - всегда создается искусственно – путем эмиссии денег, и создается не ремесленником, цеховиком, мануфактурщиком, капиталистом, предпринимателем или как хотите, а политическим аппаратом. И политический аппарат содействует передаче этих средств предпринимателю, хотя здесь следует отметить, что отсутствие логически непротиворечивых возможностей для этого способствует появлению и развитию связанной с государством банковской системы как параллельной производству организации. Здесь приходится углубляться в дебри, чего мы делать не станем. Отметим только, что накануне так называемой «великой депрессии» в США уже имелись так называемые «заменители денег», суммарная величина которых приблизительно была равна высшей докризисной величине ВНП, а их отличие от «обычных» денег заключалось в том, что они не покидали банки. Но вот установление отношений между денежной массой и аграрной продукцией – политический аппарат регулирует путем собственного потребления. Говоря ясно – когда производитель на издержки величиной D создает товарную массу – политический аппарат никак не может способствовать изменению величины издержек, потому что к моменту появления товаров она существует как информация о каком-то качестве прошлого времени. Принципиально в реальном времени мы способны установить это качество трояко – как величину оборотных средств, как количество произведенного и как то самое m/d, где m – реальный расход средств существования при производстве товарной массы, а d – денежное выражение этого расхода. Но такое качество предполагает известный уровень ручного труда или конкретный технологический уровень. Что же касается самой этой товарной массы – то часть ее политический аппарат забирает в форме налогов при стремлении содействовать росту доходов предпринимателя для сбора налогов. Следовательно, задача получения прибыли сводится к оценке искусственных предметов, количество которых относительно величины издержек производства уменьшилось в связи с налогообложением – к оценке остаточной части этих предметов больше предыдущей и объективно большей величины , которая в обратной последовательности упирается в величину оборотных средств для создания данной товарной массы. Например – на расходы в 100 рублей вы произвели 4 телевизора, один из которых у вас по закону отняли. Оставшиеся 3 телевизора должны оцениваться дороже 100 рублей, чтобы вы могли получить прибыль. Вопрос в том – как этого добиться? Но принципиально ситуация существует так, что с одной стороны выделяются деньги для содержания политического аппарата, с другой – причитающийся этому аппарату объем промышленных изделий изымается бесплатно, в связи с чем возникает вопрос – а к чему должны относиться те деньги, которые выделены аппарату? Поскольку аппарат состоит из живых людей – они могут быть отнесены к сельскохозяйственному производству. А задача наделения предпринимателя способностью получать прибыль – чтобы собрать налоги – требует относить их к предпринимателю, причем в «набухшем» виде. В этом противоречии и проявляется значение «историчности» материализма. Сделать это возможно только путем изменения того самого качества денег, которое мы отметили как отношение m/d, причем рост денежной величины здесь сопрягается с понижением этого показателя. Но отнесение этого понижения к денежному значению издержек производства обозначает рост качества этих издержек, но не посредством увеличения количества денег, а посредством понижения цен на сельхозпродукцию, относимую к постоянной величине издержек производства по оборотным средствам именно через качество m/d. Говоря ясно – если на те же 100 рублей вы получите возможность нанять большее число работников – вы произведете не 4, а шесть телевизоров. Такая возможность предоставляется ростом производительности труда, а политическим средством достижения этого качества оказывается тот факт, что политический аппарат относительно сельскохозяйственной продукции выступает в роли потребителя, то есть уменьшает наличную массу такой продукции физически. Следовательно, вы не можете нанять большее число работников, поскольку средств существования нет. В этой связи уже приходится обсуждать рост производительности оборудования, но это снова уносит нас в дебри отношений между основными и оборотными средствами производства. Но должно быть понятно, что если денежную массу ориентировать к постоянному понижению объема сельскохозяйственной продукции - при такой организации оказывается необходимым поступление этих средств извне, чему со временем и посвящается такое явление как «резервная валюта». Но эта же резервная валюта оказывается средством увеличения количественных показателей денежной массы. В этой связи в США и была произнесена формула «новый курс» - постоянное сведение качества денег к постоянному отсутствию некоторого объема средств существования относительно единицы денег, но вот славная советская «общественная наука» устами известного Н. Яковлева утверждала, что «новый курс» - это пустой звук. Но «новый курс» предполагает такое противоречие, что отсутствующая (при правиле золотого стандарта) денежная масса на содержание политического аппарата логически должна поступать крестьянству, а политически – предпринимательству. Мы опять начинаем залазить куда не следует, и чтобы не морочить читателя необходимо отметить, что к тому моменту, когда производство оказывается в состоянии производить телевизоры – издержки производства (оборотные средства) уже содержат в своей какой-то части обращение абстрактной информации благодаря росту производительности труда, что позволяет факт развития в пространстве производства банковской системы. Еще раз подчеркиваю – это очень серьезная тема и даже если ее расписать в самой понятной форме – «простому человеку» разобраться в ней будет очень сложно. Но если г-н Оксанов на минуту перестанет воображать себя мыслителем и войдет в положение бухгалтера, то он вспомнит, что организация производства такова, что она ориентируется между ценовыми показателями основных фондов производства и показателями оборотных фондов. Говоря ясно – производитель оперирует денежной массой оборотных средств для достижения величины собственных расходов на приобретение основных средств производства. Если же усматривать везде тот самый первый исторический принцип организации производства, то весьма несложно будет установить, что по основным средствам производства можно выделить некое качество M/D, а по оборотным фондам - некое качество m/d. Поскольку применительно к одному человеку M=m, то требуется, чтобы 1/d возросло до значения 1/D, что при D>d невозможно потому, что в этом случае всегда 1/d>1/D, чего, собственно говоря, и требуется достичь. То есть математически такая задача не решаемая, поскольку она бывает решена еще до того, как бывает поставлена. Поэтому всякое получение всяким предпринимателем за производственную деятельность самого жалкого рубля – является привилегией. Но проблема человечества заключается в том – как реализуется эта привилегия. Если решение этой проблемы относить к какому-то минимально необходимому уровню потребления – а так оно и может происходить - то вполне возможно - с ориентацией сознания к осмыслению минимальной необходимости в средствах существования – политически моделировать весь долбанный «прогресс» с движением к «социализму» как «относительному» видению «свободного» (в связи с развитием средств производства) населения в качестве фиктивной части государственного аппарата (живущих на дотации), называть все это «демократией» и так далее, и отсюда моделировать две фундаментальные ситуации – ситуацию роста производства средств производства и ситуацию сокращения того же самого. Собственно говоря – беспрерывное развитие экономической информации само ведет к обоим этим ситуациям, так что все содержание финансовой политики США после 1945-го года как раз и свелось к обеспечению беспрерывности развития информации. Но платой за это стало организованное понижение доступности средств существования, которое достигло минимальной номы в Китае. Из этого следует, что информации наступает каюк, поскольку меньше китайцев есть невозможно. Следует «мировой терроризм» и множество таких же приятных вещей, а вот г-н Оксанов
продолжает умиляться писаниям каких-то западных товарищей и ставить их в пример. Теоретически, конечно, данный вопрос следует рассматривать в связи с проблемой «перепроизводства» - это если кто-то пожелает этим заняться. А мы перейдем к следующей цитате г-на Оксанова.
«Когда я увидел его впервые, понял, что Маркс сейчас неправ в главном: увеличении эксплуатации работника по мере развития капитализма». Маркс прав всегда, когда его правота навязывается как закон. И точка. Работники нониче эксплуатируются не там, где это рассматривает г-н Оксанов, так что здесь и обсуждать нечего. А высшей формой эксплуатации оказывается вообще лишение человека права на труд. Но уверяю всякого человека, что г-н Оксанов все это правильно поймет только тогда, когда ему зачитают приговор. Такова проблема туземной интеллетуции, страдающей интеллетамией.
Re: советское чудо
GDR написал 23.11.2005 17:31
"А Советское чудо, по аналогии с западным вывозом дешевого производства за рубеж, всегда зиждилось на зверской эксплуатации крестьян и труда заключенных..."
1) так никто никогда в СССР и не скрывал, что другого источнка развития, как за счет села и НЕТ. Нет по физическим причинам - потому что путь развития капитализма через колонии массовые рынки повторить ФИЗИЧЕСКИ нельзя. Но уже Брежнев начал "отдавать селу долг, который взял у него Сталин". Вложения в село росли невероятно быстро в 70-е и 80-е. Достаточно сказать, что потребление эл-энергии в производстве на селе выросло в 5 раз, При это рост смого с\х пр-ва не такой уж большой (за исключением птицы, ее пр-во вросло в 3 раза). То есть, новые мощност иподводили НЕ для того, чтобы выкачать из села "еще" больше, а чтобы улучшить УСЛОВИЯ ТРУДА. За 70-е деревня очень сильно изменилась.
2)про зеков - вынужден разочаровать. в основном их труд был нерентабелен, как эт опоказал Мухин.
Азеру
Эмигрант написал 24.11.2005 00:25
Ну ты получил?
Оксанов тебя Азефу называет. Ему, жидоффскому отдыхающему в Америке даже твое имя похеру.
А ты хвост распустил, дурак ты, Азер. Хоть и образованный.
И дурость твоя, знаешь откуда идет? От бессовестности.
Посмотри в темы нравственности и совести.
А если ты - правоверный бессовестный - давай, принимай своих.
Одной жопой на многих стульях не усидишь, Азер!
А как нацмен, - пошлют тебя Руссичи на очень большой ххххх с очень серьезным винтом.
Не играй тут игры, Азер!
Не позорь мусульман!
Эмигранту
А.И.Оксанов написал 24.11.2005 02:24
Ну что, не удержаться никак?
Так не надо было писать...
Лучше бы объяснили, какого капитализма нигде нет - это интересно.
А колебать эфир с помощью жидовствующих - и сами знаете, что бестолку.
О физиологии хищника
Орнитолог написал 24.11.2005 08:22

Цитата из знциклопедии о физиологии хищников - "Кукушка - из подвида хищных птиц. Не имеет своего гнезда и откладывает яйца в чужие гнезда.
Птенцы кукушки, вначале обьедают и уничтожают птенцов - детей птиц их принявших, а затем сьедают своих приемных родителей."
Вывод - дать кукушкам возможность иметь свое, хорошее гнездо. Помочь, благоустроить и т.д.
Автаркия - ключевое звено
Урмат Солитонов написал 24.11.2005 07:30
Статья интересная и толковая. Сценарий "золотого миллиарда", однако, полностью непроходной. Россия - другая и не только по культуре. Плюс русофобия. Читайте Кожинова. Коммунистический вариант попахивант хрущевщиной. Не рассмотрен, однако, другой, весьма вероятный, вариант - умеренной автаркии, или авторитарного НЭПа, симбиоза капитализма с элементами социализма через конвергирование капитализма и социализма - то, что мы видим в Белоруссии. Ведь Сталин начал именно с автаркии - перекрыл все каналы перетечки капиталов, оставив лишь один банк, уполномоченный на валютные операции.
В огороде бузина....
protey69 написал 24.11.2005 02:22
ООчень интерсно! Так значит г-н Оксанов считает, что таперича прибыль извлекается не за счет прибавочной стоимости, как разницы между реальными технологическими издержками производства продукта, включая расходы на работника, добывающего сырье, работника, разрабатывющего непосредственно продукт, работника, разрабатывающего непосредственно технологию, работника, непосредственно продукт создающего, работника, непосредственно и реально прцессом управляющего, и тем, за какую цену этот продукт продается конечному пользователю, как правило - тем же работникам, а чисто конкретно "из голвы выдумывается"? Создается из разницы между тем, какие эти работники, вместе взятые, все из себя "глупые" и тем, какой "умник", отчуждающий у них конечный продукт, а потом им же в несколько раз дороже (по сравнению с реальной суммой всех производственных издержек, в конечном счете сводящихся к цене труда) продающий, "натурально" самый умный? Не новая "теория" - известна, как минимум, со времен рабовладельческого строя. С тех пор мимикрировала (как и сама прибавочная стоимость) но суть ее не изменилась. Между тем - прибавочная стоимость так и остается разницей между расходами на оплату труда работников по всей технологической цепочке суммарно (другой вопрос - где и как она проходит и сколько платят работнику на каждом конкретном "звене") и тем, за какую цену потом эти же работники будут вынуждены произведенный ими же товар покупать. Это - что касается предметов естественого, обязательного, жизненного спроса. Что касается оборота предметов спроса противоестественного - типа спекуляции на каком-нибудь "Сотбисе" шмотками какого-нибудь поп-идола - это уже по части коньюнктурного перераспределения прибыли между бесящимися с жиру "умниками", а не по части реального приращения стоимости. А там, где это приращение реально создается - руда сама из горы не выскочит и в плавилку не побежит своим ходом - какой бы умник какие "идеи" ни толкал.Руду надо добыть, отвезти, обогатить и так далее. И всю оснастку, которая для этого необходима, необходимо сделать руками, даже если через посредство машин и при помощи мозгов. Все просто - разница между тем, что платят интегральному, совокупному Работнику (включая работника интеллектуального - в настоящем смысле понятия) за полный цикл создание им единицы потребления и тем, сколько должен Работник заплатить "умнику" за возможность эту единицу потребить - это и есть прибавочная стоимость. Она же - полная реальная прибыль. Все прочее - по части передела этой прибыли между "умниками". Почему-то, при прочих равных, чем больше единиц потребления создается - тем больше прибыль, хотя "идея" "умника" остается та же самая и каждый раз заново ее "генерировать" для каждой очередной единицы потребления (скажем - каждого очередного носового платка на конвейере) вовсе не требуется. Может хватит держать всех за дебилов? А, г-н Оксанов.
Оленевод у нас не читатель, оленевод у нас писатель...
wolodja написал 24.11.2005 10:56
Напомню, что АНАЛОГИИ, не обладают доказательной силой, и являются, чаще всего в публичных выступлениях, элементом манипуляции...
А по поводу эксплуатации полезно почитать Ю.Мухина "Убийство Сталина и Берия" - есть в сети, А.Паршева "Почему Россия не Америка"... и т.п.
Импульсу
Евгений Сахонько написал 24.11.2005 13:51
Спасибо, я прекрасно знаю всю марксистскую аргументацию по этому поводу. Если Вы готовы внимательно ознакомиться с моими аргументами, а не просто объявлять их невообразимой глупостью, то почитайте внимательно http://www.aha.ru/~intcentr/stoimrs.htm Это полный вариант моей работы, а статья это всего-лишь отрывок (финальная часть). Там очень большое внимание уделяется тому из чего складывается стоимость рабочей силы.
тем, кто не дочитал до конца коммент. ув. Оксанова,
Эмигрант написал 23.11.2005 15:38
сообщаю вкратце, что мы, два иммигранта, сошлись с ним во мнении, что капитализма и США нету.
Оленевод у нас не читатель, оленевод у нас писатель...
wolodja написал 24.11.2005 10:59
Напомню, что АНАЛОГИИ, не обладают доказательной силой, и являются, чаще всего в публичных выступлениях, элементом манипуляции...
А по поводу эксплуатации полезно почитать Ю.Мухина "Убийство Сталина и Берия" - есть в сети, А.Паршева "Почему Россия не Америка"... и т.п.
Импульсу
Евгений Сахонько написал 24.11.2005 15:32
Труд был трудом еще до того как он начал производить стоимость. Что по Вашему крепостной крестьянин не трудился у себя на поле чтоб вырастить хлеб, который потом сам же и ел? Или первобытный человек, когда выделывал шкуру чтоб ее на себя одеть не трудился? Что такое труд можете почитать у Энгельса "Роль труда в превращении обезьяны в человека". Наверное Вы путаете категорию труд с наемным трудом?
И не выставляйте себя глупцом, давая унижающие оценки тому, в чем даже не удосужились разобраться. А если Вы с чем-то на согласны, то выражать свое мнение можно и более корректно.
Орнитологу
Евгений Сахонько написал 24.11.2005 09:59
Не в кукушку корм.
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | >>
Опрос
  • Поддерживаете ли вы восстановление монархии в России?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss