Кто владеет информацией,
владеет миром

Наказание для умирающих?

Опубликовано 16.09.2011 автором Надежда Низовкина в разделе комментариев 4

Наказание для умирающих?

Госдума рассматривает законопроект, который приравнивает "массовые голодовки" и "массовые членовредительства" заключенных к злостным нарушениям порядка отбывания наказания наряду с организацией бунта.

Официальное введение санкций для заключенных, объявляющих голодовку, было прогнозируемо. Еще в бурятском СИЗО мне говорили: «Лечение тут бесплатное. Но! Если сами будете резаться – взыщем стоимость врача, бинтов там и так далее».

В тот раз голодовки у меня не было, но вопрос уже заинтересовал. Ведь от членовредительства она отличается мало, значит, чего-то взыскивать нужно и за голодовку. Но меня рассмешила мелочность нашего правосудия. С людей, отправленных в ад, лишенных дома и прежнего статуса, оно не стыдится взыскивать стоимость поднятого врачебного зада и куска бинта! А если, не дай бог, повесишься на разорванной простыне – взыщут за простыню. Сдерите лучше кожу с человека, чем так мелочиться.

В читинском изоляторе я прошла голодовку, и единственным издевательством по этой части были ласковые предложения компота (впрочем, это немного компенсировалось мучениями в больнице). Однако проходит несколько месяцев – и жесткий законопроект запрещает, и грозит не деньгами, а физически.

Запрещает что: взывать к системе или бороться с ней?

В этом читинском изоляторе они уговаривали нас подать жалобу в прокуратуру, но не голодать, намеком предлагали деньги на возвращение домой после выхода. А я отвечала: мы не собираемся подавать в прокуратуру; ничего, доберемся сами. Как они хотели, чтобы мы «обратили на себя внимание»... только бы системным способом! Тюремщики уговаривали заключенных жаловаться на самих себя! Лишь бы только не голодовка, не выход за флажки.

Я считаю, что для тех, кто действительно пытается призвать власти на помощь, новый законопроект очень суров, но цели не достигнет. Голодающий, слабый человек, которого они вдобавок заморят в карцере или изобьют, в итоге окажется в еще более опасной для жизни ситуации, чем просто при голодовке, и тем самым все равно создаст им ЧП. Но если идейный борец против легавых уже встал на путь голодовки, когда его никто не трогал, то прессинг лишь укрепит его мужество. Счет за голодовку, счет за веревку...

В сущности, силовики только затруднят себе задачу ломки самых стойких. Раньше можно было «залезть в душу с мылом» и уговорить выпить компотику, убедив, что менты тоже люди. А теперь они будут вынуждены игнорировать собственные правила, чтобы окончательно не ожесточать непокорного зэка. В противном случае его придется устранять, поскольку такого счета он не простит государству до конца жизни.

В качестве выхода я могу предложить только одно: обогнать пытки своей смертью. Проще говоря, выбирать сухую голодовку. Она либо заставит обратить на себя экстренное внимание и даже заставит администрацию отказаться от санкций, либо причинит смерть и избавит от любых наказаний.

Для последовательно защищающих свои убеждения рекомендую другие способы – отказ от работы, от вставания перед надзирателями либо от всякого с ними общения. Считаю, что эти действия, не чреватые смертью, носят в чем-то даже более принципиальный характер, хотя и меньше напугают администрацию пресловутым ЧП, чем умирание от голода. Кстати, такие методы тоже могут привести к улучшению положения заключенного. Меня, во всяком случае, за невставание вызвали к оперу по особо важным делам, и не чтобы угрожать мне, а с осторожными вопросами – не оскорбил ли меня кто-нибудь?


Открытое обращение к депутатам Государственной Думы

Федерального Собрания Российской Федерации

 

Уважаемые господа!

 

Вам предложен правительственный законопроект №597884-5 «О внесении изменений в статьи 76 и 116 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».

Своей второй частью законопроект вводит запрет на такие единственные, доступные заключенным мирные акции протеста как коллективные голодовки протеста и коллективные членовредительства. Эти акции, по сути, являются жестами отчаяния.

Даже в советское время коллективные голодовки и членовредительства не считались злостным нарушением режима (ст. 62 ИТК РСФСР).

 

В случае своего принятия это нововведение приведёт к катастрофе с соблюдением прав человека в местах лишения свободы, лишив заключенных последнего средства остановить произвол, издевательства и пытки.

В сопроводительном письме к законопроекту вам дана страшная статистика ежегодного нарастания случаев массовых голодовок и нанесения заключенными себе ран. В любом нормальном обществе такие тревожные сведения были бы восприняты как признак глубокого кризиса пенитенциарных учреждений, парламент назначил бы специальные слушания, инициировал парламентское расследование, принял бы законы, создающие дополнительные гарантии соблюдения прав человека в местах лишения свободы, усилил гражданский контроль.

По многочисленным данным, собранным родными заключенных, журналистами и правозащитниками, рост акций мирного протеста - это прямое следствие совершенно непродуманной реформы уголовно-исправительной системы, но, главное, следствие существования не только «пресс-камер», но и целых «пресс-зон» - десятков изоляторов и колоний, в которых заключенные подвергаются унижениям, издевательствам, угрозам физических и моральных пыток, а то и самим пыткам. Этот кошмар организуется как самими работниками администраций, так и, по их указанию, особыми, специально подобранными осужденными. Причём, разрекламированная ликвидация зловещих «секций дисциплины и порядка» на эту ужасающую практику никак не повлияла.

 

Одиночного протестующего не трудно запрятать в штрафной изолятор, в карцер, сделать так, чтобы его жалобы никогда не покинули стен тюрьмы или колонии. Только акции коллективной солидарности протестующих заключенных могут заставить органы власти, и в первую очередь, вышестоящее начальство и прокуратуру обратить внимание на массовые и грубые нарушения прав человека, на нечеловеческие условия. Сделать мирные акции протеста преступлением наравне с насильственными действиями прямо провоцирует заключенных на бунты и вандализм.

 

Поэтому мы призываем вас отвергнуть предложенную законодательную инициативу, как создающую условия для беззакония и произвола в отношении многих тысяч находящихся в заключении, и назначить проведение открытых парламентских слушаний о нарушении прав человека в уголовно-исполнительной системе, о ходе и концепции её реформы.

 

С уважением,

 

Л.М. Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы,

председатель правления Фонда «В защиту прав заключенных»

 

Л.А. Пономарёв,

исполнительный директор

Общероссийского общественного движения «За права человека»,

член Московской Хельсинкской группы

 

Правозащитный совет Санкт-Петербурга

Ответственный секретарь Совета Наталия Евдокимова

 

 

Борис Альтшулер, Председатель Правления РОО "Право ребенка",

член Общественной палаты Российской Федерации,

член Московской Хельсинкской группы

 

священник Глеб Якунин,

член Московской Хельсинкской группы

 

Сергей Ковалев, Фонд Андрея Сахарова

 

Олег Орлов, Правозащитный центр «Мемориал»

Светлана Ганнушкина, Комитет «Гражданское содействие»

Лидия Графова, журналист-правозащитник

 

 

Валерий Борщев, член Московской Хельсинкской группы,

председатель правления фонда "Социальное Партнерство"

председатель ОНК по г. Москве

 

Сергей Сорокин, член Московской Хельсинкской группы

член ОНК по г. Москве

Любовь Волкова, президент фонда "Социальное Партнерство"

 

Борис Стругацкий, писатель, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба

 

Нина Катерли, писатель, член Русского Пен-центра,

член Общественного Экспертного совета Движения «За права человека»,

Санкт-Петербург

 

 

Лилия Шибанова, Ассоциация защиты прав избирателей «ГОЛОС»

 

Юрий Шмидт, адвокат, Правозащитный Совет России, Санкт-Петербург

 

Эрнст Чёрный, ответственный секретарь «Общественного комитета защиты учёных»

 

Сергей Давидис, «Союз солидарности с политзаключенными»,

член Бюро Федерального Политсовета

Общероссийского Демократического движения "Солидарность"

 

Борис Вишневский, обозреватель «Новой газеты»,

член бюро Российской Объединенной Демократической партии "ЯБЛОКО"

 

Андрей Пионтковский, писатель, политолог, Москва

 

Сергей Лукашевский, Сахаровский Центр

 

Алексей Соколов, Гузель Соколова, СООО "Правовая Основа" г.Екатеринбург

Владимир Шаклеин, председатель совета координаторов

МОО "Межрегиональный центр прав человека", Екатеринбург

 

Роман Качанов, адвокат, руководитель Адвокатского и правозащитного центра "Мастерская судебных тяжб", Екатеринбург

 

Лариса Фефилова, председатель ОНК по Удмуртской Республике, г. Ижевск

 

Вероника Каткова, член ОНК Орловской области

Дмитрий Краюхин, главный редактор

Информационно-аналитического правозащитного агентства "ЦентрРус"

 

Валерий Хатажуков, Кабардино-Балкарский Правозащитный Центр

 

Татьяна Рудакова, Межрегиональная организация «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных», Краснодар

 

Вади Постников, Тюменский Правозащитный центр

Григорий Красовский, Председатель общественной инспекции  по контролю
      за   состоянием и реставрацией памятников истории и культуры  при

Президиуме Иркутского регионального   отделения  «ВООПИиК»

 

Леонид Ламм, Председатель коллегии РЕВИСТОО "Добровольческий корпус"

 

Вадим Шрамков, художник, Чехия

 

Борис Пантелеев, Комитет помощи заключенным, Санкт-Петербург

 

Валентин Богдан, юрист-эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»

 

Вадим Карастелев, АНО "Новороссийский комитет по правам человека"

 

Елена Виленская, Санкт-Петербургская

правозащитная организация «Дом мира и ненасилия»

 

Андрей Чернов, литератор, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба

 

Татьяна Вольтская, поэт, журналист, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба


     Сергей Стратановский, писатель, член Союза писателей Санкт-Петербурга

Борис Иванов, писатель, Санкт-Петербург

 

Леонид Кессельман, социолог, Санкт-Петербурга

 

Юрий Димитрин, драматург, Санкт-Петербурга

Анлрей Алексеев, социолог, Санкт-Петербург

Рафаил Ганелин, историк, член-корреспондент РАН

Мария Седых, журналистка, Москва

 

Людмила Ярилина, Воронежское региональное отделение

Комитета солдатских матерей России

 

Дмитрий Пысларь, Фонд «Право солдата»

 

Сергей Вальков, Координатор Общественной организации

"Ивановское областное общество прав человека"

Елена Чижова, писатель, Санкт-Петербург

Дмитрий Беломестнов, журналист, Москва

 

Руслан Бадалов, РОД «Чеченский конгресс национального спасения», Республика Ингушетия

 

Любовь Башинова, главный редактор

«Газеты региональных правозащитных организаций»

 

Евгений Ихлов, Ответственный секретарь

Общественного Экспертного совета Движения «За права человека»

 

Анатолий Баранов, гл. редактор «Форум.мск»

 

Сбор подписей продолжается по адресу

http://zaprava.ru/index.php?option=com_petitions&view=petition&id=113

 



Рейтинг:   3.00,  Голосов: 16
Поделиться

читайте нас в Я.Новости

Всего комментариев к статье: 4
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
(без названия)
Евгений Ихлов написал 18.09.2011 12:15
Кал должен быть собран в отдельную чистую посуду. Количество материала не должно быть меньше чайной ложки кала. Кал должен быть доставлен в лабораторию в течение 4-х часов от момента сбора. Если сроки доставки превышают 4 часа, то кал должен быть заморожен при -20 градусах С. Повторное размораживание/ замораживание не допускается. Нормальные значения углеводов в кале:
Оккупация в Златоусте - Администрация города запрещает жителям выходить на митинг
Yury написал 16.09.2011 14:57
По ссылке - фото реального распоряжения. И это уже оккупация без всяких кавычек.
shturmnovosti(dot)com/dayphoto.php?id=28630#1
Открытое обращение к депутатам Государственной Думы
Евгений Ихлов написал 16.09.2011 11:26
Москва, 15 сентября 2011 - группа известных правозащитников, писателей и ученых обратились с открытым обращением в Комитет по безопасности Госдумы, к спикеру Госдумы, руководителям фракций КПРФ и "Справедливая Россия" с призывом отклонить правительственный законопроект №597884-5 «О внесении изменений в статьи 76 и 116 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» (о приравнивании коллективных голодовок и членовредительств к злостным нарушениям режима").
В обращении депутатов призывают "отвергнуть предложенную законодательную инициативу, как создающую условия для беззакония и произвола в отношении многих тысяч находящихся в заключении, и назначить проведение открытых парламентских слушаний о нарушении прав человека в уголовно-исполнительной системе, о ходе и концепции ее реформы".
Слушания по законопроекту в Комитете ГД по безопасности назначены на 22 сентября, а первое слушание - на 5 октября
Сбор подписей под обращением продолжается на сайте Движения "За права человека" по ссылке
http://zaprava.ru/index.php?option=com_petitions&view=petition&id=113
(без названия)
Петька написал 16.09.2011 06:39
Мария Биешу, оперная певица
народная артистка СССР, лауреат Ленинской премии,
Герой Социалистического труда
японская премия "лучшая в мире Чио-чио-сан"
сейчас тихо умирает в Кишиневе от лейкоза, заработанного во время концертов в Чернобыле для ликвидаторов в 1986 году,
ее пенсия - 150 долларов (в эквиваленте)
http://www.youtube.com/watch?v=FiKUA5VXkDg
Чио-чио-сан
http://www.youtube.com/watch?NR=1&v=oagVpH288V0
молдавская дойна
Опрос
  • Что такое статья Суркова про путинизм?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss