Кто владеет информацией,
владеет миром

Подражательный терроризм

Опубликовано 30.09.2017 автором Николай Иванов в разделе

Подражательный терроризм

24 декабря 1906 года около десяти утра в Петербурге Юлия Викторовна Леонтьева, бывшая учащаяся женских курсов на крыльце военно-окружного суда стреляла в судью Прохорова. От полученных ранений тот скончался на месте. Идея убить судью была подсказана «товарищами» по партии социалистов-революционеров. Леонтьеву на следующие сутки осудили военно-полевым судом и повесили через два дня. Ожидая исполнения приговора, Леонтьева раскаялась в содеянном. Свое письмо Борису Викторовичу Савинкову она начала со слов: «Вам, наверное, интересно знать, что чувствуют приговоренные к смертной казни, и вообще каково умирать 22-летней».

А почти через 100 лет, 12 апреля 2010 года уже в демократической России было совершено похожее преступление: Алексей Коршунов, член Боевой организации русских националистов - БОРН (деятельность организации запрещена в РФ) убил федерального судью Эдуарда Владимировича Чувашова. Последним у судьи было дело банды неонацистов Рыно и Скачевского. Чувашов был женат, на момент гибели у него осталась двухлетняя дочь Лада. Убийца судьи Чувашова впоследствии выехал на Украину и погиб там при неизвестных обстоятельства: по официальной версии, подорвался на собственной гранате. Оружие для преступления убийце передали Максим Баклагин и Вячеслав Исаев — террористы БОРН.

 

Судья Чувашов

 

Преступление против судьи Чувашова спланировал Никита Тихонов, основатель ячейки, для которого «Воспоминания террориста» эсера Бориса Савинкова были настольной книгой. Орудием убийства стал револьвер системы «Наган» образца 1895 года, идентичный тому, из которого в 1906 году эсерка Леонтьева застрелила царского судью Прохорова. Тихонов учился на историка, посещал кружок в Исторической библиотеке, на досуге общался с реконструкторами (именно у них он купил револьвер) и очень любил исторические фильмы. Чаще всего он смотрел «Всадник по имени смерть» режиссёра Карена Шахназарова (Мосфильм, 2004). За это и другие совершенные преступления Никита Тихнов получил пожизненный срок. Его сожительница Евгения Хасис, тоже поклонница эсеровского терроризма, получила 18 лет лишения свободы. Третий главарь группировки БОРН — Илья Горячев был арестован в Сербии, этапирован в Россию и тоже осужден к пожизненному лишению свободы.

Автор этих строк участвовал в розыске и задержании Тихонова и Хасис. Читая переписку подозреваемых в социальной сети «В контакте», я узнал адрес дневника Евгении Хасис (http://sheney.livejournal.com/), выяснил, что в интернет она выходила через оператора связи «Скартел», узнал место ее жительства по IP адресу компьютера и передал все эти сведения работникам Службы защиты конституционного строя ФСБ. Я был поражен тому как точно Тихонов и Хасис воспроизводили поступки своих дореволюционных предшественников. Действительно, дурной пример оказался заразительным... А убийство судьи, как и вообще убийство как таковое нельзя оправдать ничем, даже самой «правильной» идеологией.

Ольга Касьяненко, жившая вместе с Антоном Мухачевым, лидером организации «Северное братство», кажется, тоже подражала эсеровским боевикам. На фотографии она трогательно обнимается с ним, держа в руках автомат Калашникова. Сам же Мухачев не стеснялся походить внешне на Савинкова — между дореволюционным террористом и им есть портретное сходство.

 

Касьяненко и Мухачев

 

На один из митингов женщина, похожая на Касьяненко («Матильду Дон») пришла с веревкой на шее, будто бы напоминая о трагической судьбе Натальи Александровой, сожительницы Савинкова, повешенной в 1906 году по приговору царского военно-полевого суда. Организация, в которую входила Касьяненко, называлась «Красный блицкриг». До реального терроризма группа так и не дошла.

 

 

Первым преступлением стало уничтожение 8 мая 2007 года мемориальной плиты, установленной в честь Белых генералов и казачьих атаманов на территории Храма всех святых на Соколе. Убегая от милиции, преступники бросили обрез охотничьего ружья дореволюционного образца. Эксперты изучали оружие, найденное на месте преступление, сличали его с образами на видеосъемке с камер, установленных поблизости. В розыск объявили неких граждан Морозова и Валяева. Также в группу входил некий Тимофей Шевяков, который заводил беспорядочные знакомства с молодыми девушками в социальных сетях. Одна из них - Дарья, медицинская сестра Института хирургии имени Вишневского, фотографировалась с Шевяковым на Русском марше в Люблино, позировала с напоминающим оружие предметом в руках и в результате была задержана сотрудниками Центра «Э» ГУВД по г. Москве. «Оружие» оказалось банальным муляжом — массово-габаритной моделью автомата Калашникова, которую используют на съёмках кинофильмов.

В Интернете «Матильда» заявляла: «Чего вы лично для себя хотите от новой власти? Мне для себя нужна только одна бумажка – лицензия на убийство людей». Цинизм и пренебрежение жизнью человека потрясают. А об этом же писал пресловутый Савинков (В. Ропшин) в произведении «Конь бледный»: «Я — мастер красного цеха. Я опять займусь ремеслом. Изо дня в день, из долгого часа в час я буду готовить убийство. Я буду украдкой следить, буду жить смертью и однажды сверкнет пьяная радость: свершилось -- я победил. И так до виселицы, до гроба». Недостойный пример для подражания.

 

***

 

Оправдывать терроризм — низкое дело. Даже в среде профессиональных революционеров непосредственных исполнителей считали людьми низшего сорта — наёмными убийцами. Наталья Александрова, выпрашивая прощение у царской юстиции, заявляла, что «не хочет умирать как Каляев», потому что Каляева (он бросил бомбу в Великого князя Сергея Александровича) считала банальным уголовником. Тем более, недопустима пропаганда насилия в виде политических убийств в наши дни, когда стала очевидной бесперспективность такого «метода» борьбы. Однако переиздаются книги — воспоминания террористов, снимают фильмы, ставят спектакли (стоит вспомнить «Терроризм» братьев Пресняковых). Часто это делается за государственные деньги — это особенно дико. Дурной пример негодяев прошлых времен становится притягательным для преступников нашего времени. Может быть, стоит ограничить распространение подобных произведений, не имеющих сколько-нибудь значимой художественной и идейной ценности?



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 1
Поделиться
В разделах:
Опрос
  • Знаете ли вы Конституцию РФ?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss