Кто владеет информацией,
владеет миром

Профсоюз. Трудовые конфликты. Теория и практика рабочей борьбы

Опубликовано 08.04.2019 автором Александр Зимбовский в разделе комментариев 8

рабочие капитализм
Профсоюз. Трудовые конфликты. Теория и практика рабочей борьбы

Мы  поговорим о том, как выходить на трудовые конфликты. Как их разрешать и, главное, зачем нам это нужно.

Отметим, что создать профсоюз, стачком или любую иную организованную группу, защищающую работников, способны только люди, находящиеся внутри трудового коллектива. В отсутствии такой группы любая деятельность по раздаче агитматериалов у проходных, по юридическим консультациям рабочих, по организации акций поддержки бесполезна. Всё, что мы делаем партийными силами, имеет ценность только как помощь людям, занимающимся борьбой внутри предприятия.  

Начать работать с подобной группой мы можем тремя путями.

  • Первый — активисты партии уже работают на данном предприятии или целенаправленно внедрились, чтобы  начать там деятельность по организации рабочих.  Если все сделано правильно — этот путь является очень эффективным, но есть следующие проблемы. Он требует значительной концентрации человеческих  усилий на одном, строго определенном предприятии. Если ситуация, в которой возможность создания профсоюза и необходимость в нём возникнет не на этом, а на соседнем объекте — данные усилия не дадут максимально возможного результата. 
  • Путь второй. Раздача агитматериала по всем потенциально интересным предприятиям. В этом случае у нас больше шансов не пропустить нужный объект. А при систематической работе на нём, вы, скорее всего, найдёте работников, заинтересованных в изменении положения.
  • Путь третий. Когда у партии уже сложилась определенная репутация, активные трудящиеся начинают выходить на неё сами. Например, сейчас мы работаем со строительными рабочими, и уже не мы на них выходим, а они на нас, друг другу рассказывают, что есть такие полезные и компетентные люди. Чтобы такой путь заработал, нужно выиграть один или несколько трудовых конфликтов.

С чего начать знакомство?

Естественно, для правильной агитации нужно получить информацию об объекте. Способов это сделать много. Единственно верного не существует. Автор материала предпочитает сначала раздать перед заводом издание партийной газеты, лучше всего, тематическое,  по наиболее типичным случаям нарушений трудовых прав и защиты от этих нарушений. Потом повторить раздачу материалов, при этом уже расспрашивая всех рабочих: «А не хотите ли рассказать, что-нибудь для нового номера, уже про ваш завод?»

Естественно, согласится говорить не каждый, а один из трёх, а то и один из 30-ти (зависит от уровня социальной напряжённости на заводе). Оставить контакты для связи, тем более, согласится не каждый из тех, кто согласится поговорить. Но если на заводе есть проблема, волнующая рабочих, такие люди обязательно найдутся. Хотя, возможно, не с первого раза.

Существуют и другие способы. Можно просто начать с разговора «за жизнь» на ближайшей к автобусу остановке. Можно ещё что-нибудь придумать. Это уж кому как больше нравится.

Когда идти?

Заводы чаще работают по 8-ми часовому графику. Пересменка первой и третьей смены с 7 до 8 утра (наиболее оптимальное время для раздачи). Пересменка первой и второй смены с 15 до 16-ти (наиболее оптимальное время для общения). Третья - с 23 до 00. Следует обратить внимание, что вторая и третья смены есть не на каждом заводе. Кроме этого, на любом заводе есть работники, трудящиеся только в первую смену. Стройки и крупные склады чаще всего работают по 12 часов. 1-я пересменка с 7 до 8 утра, вторая  с 7 до 8-ми вечера.

И о ФНПРовских профсоюзах

Далее. Если завод работает ещё со времен СССР, на нём, скорее всего, уже есть ФНПРовский профсоюз. Прежде чем вырабатывать свое мнение о нём, желательно сначала тщательно расспросить работников. Не стоит заведомо относится к ФНПРовскому профсоюзу так, что там сидят ничтожные соглашатели, которые ничем не мешают администрации обкрадывать и обжуливать работников. А если трудящимся с них что-то и обламывается, то самая мелочь — путевка в заводской санаторий с небольшой скидкой или коробка конфет на праздник. Значительная часть ФНПРовских первичек, к сожалению, именно таковы, но далеко не все. Напоминаю, перекрытие дороги в Пикалёво организовывал именно ФНПРовский профсоюз. Как и борьбу за зарплату рабочих Вологодского Машиностроительного Завода. Достаточно часто случается, что в первичке ФНПР есть здравые, активные люди, которые выходят на контакт, и с которыми можно и нужно совместно работать на благо трудящихся данного предприятия.

 

Итак, перейдем к наиболее типовым проблемам стоящим перед рабочими и способами их решений.

Невыплата зарплаты

Забастовка в связи с невыплатой зарплаты — это единственная забастовка, право на которую реально гарантировано законами РФ.

В случае двухнедельной задержки зарплаты Трудовой кодекс дает рабочим право, письменно уведомив работодателя, приостановить работу и не приступать к ней, пока не выплатят зарплату (ст. 142 Трудового кодекса РФ). Если зарплата не выплачена больше двух месяцев — это повод для возбуждения уголовного дела (статья 145.1. Уголовного кодекса). Причем, время, пока рабочий находится в простое и ждет зарплаты, работодатель тоже должен оплачивать. Отметим, лучше больше двух недель работодателю не верить и бесплатно не работать, потому что не каждый трудовой конфликт удается выиграть, и чем раньше ты приостановил работу, тем меньше твои потери в случае проигрыша.

Также отметим, что конторы, стремящиеся кинуть рабочих, обычно готовятся к этому заранее. Солидные конторы редко кидают по своей воле людей, которые напрямую в них устроены. Обычно это происходит в том случае, когда предприятие банкротится, либо будет банкротиться в ближайшем будущем (об этом поговорим дальше). Для того, чтобы кинуть рабочих, применяется найм через различные аутсорсинговые конторы (конторы, в которых рабочие нанимаются, а далее уже контора продает их труд в разные места), подрядчики и субподрядчики разных уровней. Иногда посреднические конторы висят друг на друге целыми гроздьями, по принципу как у Свифта было:«Натуралистами открыты у паразитов паразиты и обнаружил микроскоп, что на клопе бывает клоп!»

А вот второй распространённый способ жульничества предпринимателей — когда рабочие оформляются не в ту фирму, где им предстоит работать, а в другую. Для этой цели создаются какие-либо «Рога и копыта», в которых наёмные труженики получают зарплату. Затем её выплата прекращается, а когда пролетарии устраивают скандал, рога встают на копыта и со свистом и топотом исчезают за горизонтом. В запрограммированной ситуации реальный работодатель изображает грустную физиономию и разводит руками: «А мы деньги переводили! Но, видно, их украли по пути! Вот горюшко-то! Но мы тут ни при чём, мы же переводили!».

При этом рабочих обычно кидают на деньги в один момент времени только в одной из многих контор, ведущих строительство. Поэтому прекращения деятельности объекта в связи с отказом разъяренных рабочих работать, жулики могут не опасаться. Кроме этого, если рабочим, всё-таки, удастся натравить на реального работодателя прокуратуру и следственный комитет — жулик, реальный работодатель скажет — «А я деньги переводил!», а жулик-посредник ничего не скажет.  Он уже исчез в неизвестном направлении. Кроме этого натравить правоохранителей будет не так-то просто. Потому что работодатели под разными предлогами «забывают» или прямо отказываются официально нанимать рабочих. А потом работодатель в ответ на претензии рабочих удивлённо разводит руками: «А кто вы такой? Мы вас не знаем».

Иногда рабочих оформляют, но криво. В Трудовом договоре предусматривается, что они будут трудиться обычный рабочий день (на подземных работах — 6 часов в сутки, на остальных — 8 часов). Фактически же рабочие работают по 12 часов в сутки, но когда дело доходит до оплаты труда, то зарплата начисляется, исходя не из фактического рабочего дня, а того, который был предусмотрен условиями Трудового договора. Иначе говоря, строителям выдаётся только немногим больше половины положенной зарплаты, а другую часть владельцы компании нагло прикарманивают. В случае с иногородними и иностранными рабочими (а их «кидают» особенно часто) работодатели любят провернуть следующее мошенничество: сначала не заплатить за последний период работы, а потом выселить из общежития. Работодатель рассчитывает, что в этом случае работник будет вынужден либо уезжать к себе на родину, либо искать новую работу, чтобы снова получить место в общежитии, и у него технически не будет возможности начать борьбу. 
 
Что можно сделать с невыплатой зарплаты?

На этот случай работнику нужно знать Жилищный кодекс. А именно, ст. 3 Жилищного кодекса гарантирует неприкосновенность вашего жилья, в том числе и жилья в общежитии. Работник может быть НАСИЛЬНО выселен из вашего жилья ТОЛЬКО ПО РЕШЕНИЮ СУДА. Ни полиция, ни охрана общежития выселять не имеют права. Конечно, суд (если до него дело дойдет) примет решение о выселении, но... Процедура выселения через суд достаточно длительная. Занимает не менее полугода. За это время работники вполне могут вытрясти с жуликов свою зарплату. Рабочих из СМУ-77 и рабочих из СМУ «ИНГЕОКОМа» пытались выбросить из общежития, дабы не платить зарплату. Люди уперлись, заняли (при поддержке независимых профсоюзов  и московских коммунистов) оборону и досидели до выплаты украденных денег. 

Если работодатель не заключает с рабочими Трудового договора или заключает, но какой-то неправильный (допустим, вы работаете по 12 часов каждый день, а в Трудовом договоре написано, что 6, как было, например, на СМУ «ИНГЕОКОМ») — рабочим уже нужно быть бдительными. Возможность кинуть их работодатель себе обеспечил, и это тревожит. 

В этом случае рабочим нужно заранее собрать и хранить все документы, которые их касаются (пропуска на работу, путевки, письменные приказы, табеля). Стройка, особенно стройка метро, РЖД, заводы — это такие места, в которых Трудового договора  у рабочего может и не быть, а вот пропуска и прочее — оформлены будут. Иначе, как охране допускать рабочих на объект? В общем, всё, что прямо или косвенно указывает, где люди работали, сколько работали и сколько получали — требуется собирать, ксерить, при невозможности ксерить – фоткать. Себя, во время исполнения трудовых обязанностей, рабочему тоже желательно пофоткать. Причём так, чтобы ясно было различимо и лицо рабочего и место, где происходит работа. Переговоры с работодателем лучше попытаться незаметно записать на телефон. Если работодатель окажется честным, наличие этих бумаг, записей и фоток не повредит (много места они не занимают и есть не просят). Если нет — они послужат доказательством на суде. 

Впрочем, одних подобных бумаг, как правило, бывает недостаточно для того, чтобы выбить зарплату для рабочих, не зарегистрированных официально. Требуется привлечь к проблеме внимание общества. Можно коллективно, вместе с журналистами, прийти в офис «родной» конторы и отказаться уходить, пока начальство не выйдет на переговоры. Можно посещать Прокуратуру, Трудинспекцию (органы, обязанные следить за нарушением трудовых прав), причём, тоже коллективно и опять же с прессой. Можно побеспокоить заказчиков и деловых партнеров недобросовестного работодателя. Допустим, коллективно навестить Мэрию. Можно провести пикет или митинг. Причем, во всех обращениях нужно упоминать не только субподрядчика, у которого люди работали, но и непосредственно недобросовестного работодателя.

Главное, не сдаваться, если с первого раза не будет результата. Действовать, пока у властей терпение не лопнет. Как показывает практика, после нескольких массовых мероприятий власти начинают реагировать. Жулик-работодатель получает по шапке, а рабочим перечисляют честно заработанные деньги. Так в 2016-м году выбили зарплату забастовавшие работники СМУ «ИНГЕОКОМ» и ТСУ-15. А в 2017-м работники СМУ-77 и опять же СМУ «ИНГЕОКОМ» (запаса честности, полученного в 2016 господами из «ИНГЕОКОМа» во время первой забастовки, хватило примерно на полгода, затем начались новые невыплаты). Почему это всё работает? Почему наши власти не любят публичных скандалов? Не то чтобы панически боятся, но, всё-таки, опасаются и принимают меры. Наши власти хорошо знают историю и понимают, что можно силой перебодать трудовой народ один раз, другой, третий, а потом, здравствуй, печальный опыт Николая Второго. Ну, или, по крайней мере, тех его прихлебателей, которые сбежали на Запад, потеряв почти всё. Поэтому власти не хотят считаться врагами народа. Власти хотят казаться его друзьями. Защитниками от неких «аццких» сил (например, оранжевой чумы). Ну, или, по крайней мере, меньшим злом. Поэтому если трудящиеся обращаются к властям публично, с большой помпой, его слушают. Не потому что хотят,  а потому что вынуждены для сохранения имиджа.

Отпуска без содержания. Простои. Дочки

Теперь перейдем к проблемам, с которыми наиболее часто обращаются люди, устроенные на работу в установленном законом порядке.

Напрямую, у таких рабочих зарплату воруют не так часто. Всё-таки, на жалобы официально трудоустроенных рабочих, либо на иное совсем грубое нарушение их прав, трудинспекция и прокуратура могут и откликнуться. Это не значит, что права данных работников защищены. Это значит, что для нарушения прав данных работников работодатель прибегает к чуть более закрученным способам.

Следует знать, что отпуск без содержания — это то, что работник берёт по своей воле и своей надобности. А ситуация, когда работы нет — называется вынужденный простой и он должен оплачиваться в размере не менее двух третей среднего заработка работника (Статья 157. Трудового кодекса).

 

Если работника сокращают (ст. 81 п. 2 Трудового кодекса), то вам надо платить выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за вами сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (ст. 178 Трудового кодекса), а если вы увольняетесь по собственному желанию, то вам ненужно ничего платить. Собственно поэтому менеджеры достаточно часто любят уговаривать людей уволиться по собственному желанию.

Достаточно часто применяется следующая форма жульничества — предприятие может расформировать часть производств у себя, а затем организовать дочернее предприятие для выполнения тех же самых функций, которые несла ныне отсутствующая часть. Трудовой договор у себя ухудшить невозможно. А вот при таком переводе работнику будут предлагать написать два заявления: об увольнении и о приёме на работу на новое место. Первое заявление могут удовлетворить, второе нет. Опять же, если вас даже примут, вас могут принять на срочный договор, который далее не будет продлён. Или на договор с худшими условиями. Или вся дочка может приказать долго жить. Это уже зависит от обстоятельств. Данная технология  обмана применяется как для ухудшений условий труда, так и для массовых увольнений без выплат выходных пособий. Может быть и совмещение. Бывших нормально устроенных работников уволили. На их место наняли людей по криво оформленным трудовым договорам или вовсе без договоров (о том, что будет с такими работниками дальше, уже говорилось). Соответственно, в дочку лучше не переходить вовсе, если работник  не может противостоять давлению администрации, перед тем, как писать заявление, следует потребовать гарантийное письмо от руководства дочки, в котором бы содержалась: гарантия трудоустройства, с подробным описанием новой специальности, должностных обязанностей, типа договора (срочный, бессрочный, если срочный, то на какой срок), описание условий труда, социальных гарантий, суммы и порядка начисления зарплаты. Договор должен быть подписан руководством дочки и иметь печать. Причём, наличие такого письма повышает вероятность того, что работник  не останется на улице, но полной гарантии не даёт. Данные нарушения тоже лечатся массовыми публичными визитами в надзорные органы.

Депремирование, отсутствие индексации — наш ответ забастовка!

Если рабочего не увольняют и даже не крадут у него зарплату, просто последний раз оная зарплата соответствовала уровню цен где-то во времена царя Гороха, или царя Бориса, или вообще никогда не соответствовала уровню цен, или начальство ввело такую систему премий, что оклад вроде остался таким же (или даже вырос), а реальные доходы резко упали, то можно вежливо объяснить начальству, что так делать не надо, организовав забастовку.

Естественно, забастовать может либо всё производство, либо ключевой участок, остановка которого означает остановку производства. Если организация рабочих не может сделать ни того, ни другого — лучше, пока ограничиться агитацией, привлечением новых членов в организацию. Лучше при этом, чтобы контактный телефон группы был зарегистрирован на человека, не работающего на заводе. Если работодатель почувствует опасность от группы пока она ещё слаба — рабочие активисты  рискуют вылететь с работы раньше, чем смогут оказать достойное сопротивление (ну, или, по крайней мере, потратят лишние силы и время, отбиваясь от наездов и подстав работодателя через Трудинспекцию и Прокуратуру).

В зависимости от численности рабочих, специфики производства, квалификации и положения на рынке труда в регионе можно выбрать следующие варианты.

Итальянская забастовка или как натянуть начальника по инструкции. 

Итальянская забастовка основана на том, что существует множество инструкций, регламентирующих процесс работы. Причём, работать по этим инструкциям реально невозможно, ну, или крайне затруднительно. Их выполнение уменьшит производительность труда раза так в полтора, а то и в три (зависит от вида работы). Но ведь это и надо — так уронить производительность труда, чтобы работодатель схватился за голову (или за задницу) и подумал не только о своих нуждах, но и о нуждах рабочих.

Итак, первое, что нужно сделать, готовясь к итальянской забастовке — это подать письменный запрос с требованием ознакомить  с перечнем должностных обязанностей, с картой аттестации рабочего места, с инструкцией по охране труда. Такое право вам дает ст. 62 Трудового кодекса. Заявления нужно подавать всем. Во-первых, у разных рабочих разные рабочие места, во-вторых, желательно чтобы структура группы не была ясна работодателю.  Чем меньше работодатель будет знать, кто конкретно лидер, тем быстрее он перейдёт от попыток безрезультатного, но, всё равно, надоедливого давления на некоторых — к переговорам со всеми.

Далее следует обратить внимание на то, что рабочие  не имеют права работать на оборудовании, пока не были под роспись ознакомлены с инструкциями по эксплуатации оборудования (ст. 212 ТК). Конечно, с оборудованием работников знакомили при приёме на работу, но вот если с этого времени его меняли (даже на однотипное) — то, скорее всего, ознакомить по новой — забыли. И работники могут, написав соответствующее заявление, отказаться на нём работать. Все категорические отказы от работы во время итальянской забастовки нужно сопровождать соответствующими заявлениями, дабы избежать ответственности за прогул. Если начальник цеха отказывается оное заявление принимать – нужно составить акт об этом с двумя и более подписями свидетелей.

Далее смотрим перечень должностных обязанностей — поскольку данный перечень написан для людей, а не для роботов, то, вполне возможно, там не прописаны какие-то промежуточные операции. Допустим, как обточить изделие на станке там написано, а что работник  должен достать деталь из коробки, а потом положить в другую коробку – не написано. И работник пишет два заявления — отказываюсь перекладывать деталь из ящика на станок, так как это не входит в перечень моих должностных обязанностей, и не могу произвести обработку детали на станке, по причине её отсутствия на станке.

Далее идет карта рабочего места. Там должен быть указан температурный режим, освещённость, метраж. Если рабочее место не соответствует стандарту по температуре, освещенности и метражу(допустим, по карте перед станком должно быть полтора квадратных метра свободного места, а в наличии метр) – работник тоже может отказаться от работы, опять же в соответствии со ст. 212 ТК и 219 ТК.

Наконец, техника безопасности. Допустим, на  типе конвейера, на котором трудится работник, он  не имеет право работать во время движения (нужно посмотреть это в соответствующих инструкциях). А обычно работает, потому что иначе - не получается. Поэтому нужно прочитать инструкцию внимательно и работать только во время остановок. 

И ещё — возможно, работнику полагается каска, защитные очки, перчатки, ботинки и т.д. И, возможно, работодатель что-то из этого не выдал. Или если работник работает с краской, лаком или ещё какой химией, то ему, скорее всего, должны быть выданы ватно-марлевая повязка и респиратор. Причём, они должны быть чистыми. И ещё — их нужно периодически заменять. Всё это есть в инструкции. Перчатки, опять же, не должны быть рваными. А очки мутными. Ну, и так далее. Нужно читать инструкции и подходить творчески. Естественно, начальство довольно быстро поймёт, что над ним издеваются, далее возможны варианты, а именно: переговоры по существу, либо сначала попытки давления, угроз и подстав, а затем — переговоры по существу. Возможно, до окончательной победы будет несколько раундов того и другого.

На случай давления и подстав, нужно помнить — работник не нарушает закон. Работнику  ничего нельзя сделать, если работодатель не подловит. На чём он будет, скорее всего, ловить в данном случае (впрочем, на случай остальных акций протеста эти правила тоже не помешают): Все полагающиеся средства индивидуальной защиты надо носить. Их отсутствие — повод для дисциплинарного взыскания и увольнения. Достаточно часто работодатель к этому не придирается, но во время конфликта — может. Нельзя выходить с работы вне технических и обеденных перерывов. Опоздание до 5 минут — выговор, после пяти минут — дисциплинарное взыскание, три часа — прогул (то есть, повод для немедленного увольнения). Даже если раньше работодатель к этому не придирался, особенно к пятиминутным опозданиям — сейчас будет. Достаточно часто на предприятиях можно договориться об отгуле по телефону. В момент конфликта, да и после него (особенно, если на вас у работодателя именной зуб) — это не действует. Работник может прийти потом на работу и узнать, что уволен за прогул. Это одна из стандартных и любимых подстав работодателя (применялась в Тольятти на АвтоВАЗе и во многих других местах). Когда работник в конфликте или когда работодатель нарисовал на него зуб, как на участника конфликта, пропуск работы, отгул — только по заранее поданному заявлению. Если болеет — больничный брать обязательно.

Ещё работодатель может сфабриковать прогул, послав работника  устным приказом в другой цех и зафиксировав его отсутствие в родном цехе. Поэтому, если хождение с места на место не входит в перечень должностных обязанностей данного работника, любые перемещения только по письменному приказу. И, наконец, если работодатель сдался и предложил переговоры, желательно сразу чётко ставить вопрос так — старших нет, говорите со всеми. Во-первых, работникам  будет так психологически легче, а ему — психологически труднее. Во-вторых, лучше чтобы структура вашей группы была для него непрозрачна. Видя в оппонентах весь цех или завод, он сломается быстрее, чем видя в оппонентах неких Иванова, Петрова и Сидорова.

И, наконец, подытожим плюсы Итальянской забастовки: на время итальянской забастовки работники  сохраняют зарплату, по крайней мере, оклад. На их место нельзя загнать штрейкбрехеров. Их нельзя уволить за прогулы. Минусы. Первое — необходимость досконального изучения большого количества инструкций. Если работники их изучите недостаточно – не они будут  глумиться над работодателем, а он над ними. Второе — поскольку производительность труда упадёт достаточно сильно, но не до нуля, работодатель сможет терпеть это всё гораздо дольше, чем обычную забастовку, и конфликт может занять более продолжительное время.

Можно объявить забастовку по закону.  

Для того, чтобы это сделать, нужно иметь зарегистрированное отделение профсоюза. При этом, если у работодателя есть зарегистрированный подконтрольный профсоюз, в котором состоит более 50 % работников (причём, по всему заводу. Отдельный цех законно бастовать не может) — объявить забастовку по закону независимый профсоюз не сможет.

Если у работодателя такого профсоюза нет, а в независимом профсоюзе наоборот, более 50 процентов, он сможет инициировать коллективный спор сразу, не отходя от кассы. Если  в профсоюзе меньше 50%, то ему нужно собрать подписи под требованиями у более 50 процентов членов коллектива. Далее работодатель должен собрать комиссию, в которую входит представитель работодателя, инспектор по труду и представители профсоюза. Причём, если независимый  профсоюз — больше 50 процентов трудового коллектива, то он отправляет своего представителя сразу, а если меньше, то он сначала представитель должен быть избран на собрании трудового коллектива. Собрание должно быть оформлено по всем правилам. С назначением председателя и секретаря. С ведением протокола собрания, заверенного подписями председателя и секретаря. На комиссии состоятся переговоры. Если они сорвутся — независимый профсоюз может объявлять забастовку, а работодатель, в свою очередь, может подать в суд, с требованием признать забастовку незаконной. Подробно данная процедура описана в главе 61 ТК РФ.

Плюсы подобного вида забастовки. Работодатель несет больший ущерб, чем во время итальянской забастовки (если, конечно, у него нет возможности заменить бастующих штрейкбрехерами, а большое количество квалифицированных работников обычно заменить не просто). Все  действия работников полностью законны. По решению суда работники  обязаны прекратить забастовку, но, во-первых, от начала забастовки до вынесения судом решения может пройти прилично времени, за которое работодатель понесет приличный ущерб. Во-вторых, даже если суд признает забастовку незаконной (а обычно так и происходит) никаких санкций к работникам  за эту забастовку применено быть не может. Они просто обязаны прервать забастовку. И наконец, работники  тотчас могут начать бастовать, выдвинув другое требование, которое тоже нужно запрещать через суд (так называемая — веерная забастовка).

Минусы. Так бастовать может только всё предприятие. В рамках цеха или нескольких такая забастовка невозможна. Если у работодателя есть бумажный профсоюз, в который входит (пусть только на бумаге) большинство работников – такая забастовка невозможна.

Дикая стачка

Если возможности объявить забастовку, что называется, по закону нет, можно забастовать всё равно. Просто остановить работу и всё. Собственно, изначально никаких трудовых прав у рабочих и не было. Все те права, которые есть у рабочих сейчас, которые записаны в Трудовом кодексе и которые даже иногда соблюдаются, были вырваны у работодателей путем долгой борьбы (в том числе и путем организации незаконных тогда забастовок). Теоретически работодатель может уволить работников за прогул. Практически 10 новых квалифицированных работников найти можно почти всегда, 100 и за быстрый срок — уже труднее, несколько сотен — почти невозможно, тысячу и больше невозможно в принципе(!).

 

Конечно, работодатель может попытаться уволить нескольких для острастки, но… Но защита от этого есть — это солидарность бастующих. Железная решимость не приступать к работе пока не будут выполнены все требования и не восстановлены все уволенные (если начальство не сдалось сразу и уволенные были). Железная решимость возобновить забастовку, если за неё, всё-таки, начнут увольнять постфактум — это то, что поможет вам добиться победы!

Однако, если в городе были массовые сокращения на  предприятии, на котором действует профсоюз, или на предприятии сходного профиля, если аналогичные сокращения были рядом по соседству, тогда работодателю будет кем заменить бастующих, и подобная акция будет скорее самоубийственной, чем победоносной. Это же касается и забастовки, проводимой в соответствии с законом. Самоубийственной она не будет, поскольку заменить работников  штрейкбрехерами на постоянной основе работодатель уже не сможет. Однако успеха добиться будет сложно, поскольку работодатель может мобилизовать штрейкбрехеров по срочным договорам. Гарантированный проигрыш забастовки – это тоже малоприятно.

Невыплата зарплаты в связи с банкротством

Прямая невыплата зарплаты официально трудоустроенным работникам, как уже говорилось, встречается реже, чем всякие вышеописанные жульства с депремированием и отсутствием индексации. Лечится примерно также, как и у неоформленных рабочих. Только проще. Доказательства работы собирать не надо (есть трудовой договор).

Но есть одна проблема. Подобная невыплата зарплаты очень часто вызвана банкротством работодателя.  Естественно, работать бесплатно смысла нет, и заявление о приостановке работы написать стоит, но…Но либо работодатель не платит  деньги потому, что их у него нет, и как на него не дави — заплатить не сможет. Либо деньги у работодателя есть, но по каким-то причинам ему выгодно списать завод ко всем чертям. Чуть более ранняя потеря прибыли от завода не будет для него убедительным аргументом.

Однако и в этом случае не всё пропало. На работодателя можно и нужно давить не только прямо, но и через органы власти. Нет, естественно, писать туда жалобные письма — занятие бессмысленное в высшей мере. Поэтому, если работники долго и основательно организовывали митинги и пикеты, демонстративно, публично, вместе с прессой ходили на приём в органы власти, входили в кабинеты бюрократов, даже когда их не желали там видеть, объявляли голодовки, перекрывали дороги, как это было сделано в Пикалёво, если люди сохраняли твердость, власти были вынуждены их услышать. Услышать и отреагировать. Именно после акций протеста выплатили задолженность работникам и Вологодского машиностроительного завода, и Краснодарского станкостроительного завода имени Седина, и Серпуховского лифтостроительного завода. Как уже выше писалось, чиновники шума не любят. Когда все знают, что ты жулик и пособник жуликов, воровать становится гораздо менее удобно.

Отметим, что в случае банкротства завода у протестующих рабочих могут быть две цели. Если добиться первой — ликвидации долгов относительно просто, особенно в том случае если банкротство умышленное (на кону у жулика работодателя, либо рейдера стоят суммы многократно большие, чем долг по зарплате, а в шуме он совершенно не заинтересован) то вот спасти предприятие от закрытия много труднее. Чаще всего коллективных походов по инстанциям под видеозапись и обычных митингов  для этого недостаточно.

Чтобы заставить власти навести порядок, вложить средства и запустить предприятие — обычно требуется нечто большее. Допустим, чтобы рабочие, как на  Выборгском ЦБК, захватили территорию завода, взяли его под контроль и заставили его работать. Может помочь и блокада дороги. Например, во время предыдущего кризиса работников Ульяновского механического завода довели так, что они перекрыли центральные магистрали города. Долги по зарплате были тотчас выплачены. Более того, УМЗ превратился в один из наиболее высокооплачиваемых заводов Ульяновска и остается таковым и по сей день.

Однако нужно помнить, что если хождение по инстанциям могут заниматься и 1000 человек и 10-20 (только 10-20 человек добьются своего медленнее чем 1000), то с такими крайними мерами борьбы, всё гораздо сложнее. Перекрывая дорогу или захватывая завод коллективом менее чем в несколько сотен человек (а лучше более) рабочие рискуют не решить старые проблемы, а приобрести новые. Отметим, что существует дыра в законе, позволяющая блокировать дорогу на легальных основаниях. А именно, чисто теоретически, большой группой людей можно сколько угодно ходить туда-сюда по зебре. Однако на практике, делать так  недостаточно большим коллективом, не советуем. Естественно, такие меры как хождение по администрациям, трудинспекциям и прокуратурам можно (и нужно) применять для усиления давления на работодателя и во время других трудовых конфликтов.

И, наконец, главное — зачем нам всё это нужно!

Теперь разберёмся, зачем нужна деятельность по защите трудовых прав нам, как партии. Начнём с того, что власти смотрят на трудовые права, на жилищные права, да и на все прочие права граждан, как на недопустимый пережиток социализма, и режут их внаглую, пока не натыкаются на сопротивление. Сопротивление, естественно, может улучшить ситуацию. Причём, не только локально (на одном каком-то заводе). Так, к примеру, к концу 90-х, постоянное разворовывание зарплаты у рабочих переполнило чашу терпения. К 98-му году пошли массовые перекрытия дорог (делали шахтеры и не только), был организован постоянно действующий профсоюзный пикет перед белым домом, в Выборге рабочие захватили ЦБК, причём, это была не просто акция протеста. Это было взятие предприятия под народный контроль и организация производства на нём. Причём, активность народа с каждым месяцем росла. Власти и олигархи почесали репу, вспомнили про Ипатьевский дом. К настоящему времени дома уже не было. Была церковь, но подвал в ней тоже имелся. Были приняты меры. Даже к настоящему времени столь нагло зарплату у официально нанятых рабочих уже не воруют. Также массовые протесты существенно снизили вредоносность реформы по монетизации льгот. Но…

Полностью капиталисты и чиновники не отступают никогда. Потерпев неудачу в лобовом наступлении, они начинают заходить с другой стороны, чуть осторожнее. Так, некоторый запрет на массовое обворовывание официально зарегистрированных рабочих, частично обходится путем создания аутсорсинговых и субподрядных структур (о которых говорилось чуть выше).

Сейчас вот ввели налог с самозанятых лиц. Это ещё одна лазейка для предпринимателей. Понятно, что за каждым официально безработным фининспектор, скорее всего, бегать не будет. Инспекторов не напасёшься. Зато предприниматели будут переводить работников (защищённых Трудовым правом) в самозанятых лиц, имеющих с предпринимателем гражданские правовые договора. А гражданское право защищает не очень состоятельных участников правовых отношений ещё хуже, чем Трудовой кодекс  (даже нынешний).

Или вот, к примеру, полностью отменить право на медпомощь наши власти не решаются. Это страшно. Если напрямую всем гражданам сказать: "нет денег — дохни", последствия могут быть… Разные… Благо с 98-го года на святом ипатьевском месте уже не просто церква стоит, уже храмину здоровенную отгрохали. 

И годных подвалов в ней много. И годных стенок тоже. Нет, на прямую так не скажут.

Но постепенно доступность медицинских услуг становится всё меньше и меньше. Причём, происходит натравливание врачей и пациентов друг на друга. А именно — врачи поставлены в такие условия, что уже не могут качественно обслуживать всех пациентов. Пациенты жалуются. По их жалобам врачей увольняют и даже иногда сажают. От того, что врачей становится меньше, перегрузка всё возрастает. Число становится еще больше и так далее. Итак, мы переходим к основному вопросу. Пока у нас капитализм, то что мы имеем, это только то, что мы от капитализма смогли защитить. Причём, поскольку менеджеры и чиновники работают над технологиями обжуливания людей полный рабочий день, а люди бороться всё своё время не могут, естественно у менеджеров будет преимущество. Таким образом максимальный результат, которого мы можем добиться, активно защищая именно и только трудовые права людей – наступление на эти права идет медленнее, чем могло бы идти по воле буржуазии.

Теперь переходим к главному вопросу. Чем профсоюз отличается от коммунистической партии? Профсоюз — это союз людей, которые знают, что им не нравится конкретная ситуация на заводе, ну, или в отрасли (если профсоюз большой). Партия - это союз людей, которые знают, что ситуация  на заводе это неизбежное следствие капитализма, как экономической и политической системы. И без изменения этой системы конкретная ситуация может быть изменена только не очень значительно и временно. Естественно, мы должны с рабочими о наших взглядах говорить, мы к ним за этим и пришли. Но мы должны понимать, что только немногие из тех, с кем мы работаем, полностью разделят наши взгляды прямо сейчас. Массовой оппозиционной политизации населения может добиться только само правительство, в очередной раз ограбив или оскорбив трудовой народ особо наглым и унизительным способом.  

Что мы, коммунисты, можем — ещё до этого времени зарекомендовать себя, как защитники прав трудового народа. В этом случае люди, в виду объективного течения жизни, переросшие вопросы «как в очередной раз защитится от этого козла?» и дозревшие до вопросов «а как защитится от системы, порождающей таких козлов?» придут за ответами к нам. И мы сможем дать правильный ответ на эти вопросы! А именно — рабочий класс должен объединится (собственно, такое объединение и происходит через профсоюзы), встать, вымести поганой метлой всё издевающееся над ними в данный момент жульё и ворьё, то есть капиталистов и чиновников. И взять всю власть и собственность в стране под свой рабочий контроль.

Если мы с этой своей работой не справимся, ответы будут даны. Но не нами. Буржуазия подсунет трудовому народу какую-либо фэйковую партию. Вся сила справедливого гнева трудового народа уйдет на смену какого-нибудь условного Ющенко на Порошенко, или наоборот. Последствия для трудового народа в этом случае, думаю, предугадать не сложно. Продолжение сворачивания трудовых и социальных прав, причём, первое время (пока репутация нового лидера ещё чиста) оно пойдет быстрее, чем при предыдущем президенте.

Думаю, подобная перспектива нас устраивает мало. Так что за работу, товарищи!



Рейтинг:   5.00,  Голосов: 11
Поделиться

читайте нас в Я.Новости

Всего комментариев к статье: 8
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Re: Re:
Аффтор написал 09.04.2019 00:37
Что за странное противоречие между профсоюзами и СТК. Это две стадии одного явления. Пока нет возможности взять предприятие под контроль - орган является профсоюзом или там стачкомом. Когда взяли, он уже СТК
Re: Профсоюзы в России?
Аффтор написал 09.04.2019 00:33
"Профсоюзы возможны только в буржуазном государстве в рамках буржуазного права и буржуазной демократии" батенька архиглупость говорите. Профсоюзы на западе начали возникать во второй терети 19 го века. В это время демократии для рабочих там было намного меньше, чем сейчас в РФ. К примеру расстрел рабочей демонстрации из боевого оружия был достаточно повторяемым явлением. А в РФ так профсоюзы возникли и вовсе при самодержавии
Профсоюзы в России?
ВВ Ларионов написал 08.04.2019 21:25
Профсоюзы возможны только в буржуазном государстве в рамках буржуазного права и буржуазной демократии. Поскольку ничего этого в России нет, а есть самодержавие и очень много явных признаков феодализма, то никакие профсоюзы в этих условиях в принципе не возможны.
Re: Re:
что такое написал 08.04.2019 19:32
"левый уклон" - это торопиться и бежать с общественными отношениями впереди производительных сил. У таких как ты левацких болтунов всегда так. И кончаются смелые левацкие предприятия крахом, кампучией и нынешней рашкой, в коих трудящиеся низведены в куда худшее состояние, чем до оных предприятий.
Re:
ликбез написал 08.04.2019 15:05
Ленин называл прфсоюзы школой коммунизма
-----------
Это было его "военно-коммунистической" ошибкой. Ибо ни тред-юнионы (профсоюзы) Англии, ни профсоюзы СССР, ни профсоюзы США не стремились НИКОГДА, не стремятся и не будут стремиться к коммунизму. У них не та природа.
.
Профсоюзы могут быть, по самой большей мере, защитниками НАЁМНОГО труда. К традиционному ли частнику-капиталисту наемного труда, к государству ли как совокупному капиталисту (владельцу средств производства) наемного труда - совершенно не важно.
.
Коммунизму с его СВОБОДНЫМ, А НЕ НАЁМНЫМ трудом профсоюз НЕ НУЖЕН. Профсоюз НЕОБХОДИМ, пока в обществе существует КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ (госкапиталистический) способ воспроизводства, главной характеристикой которого, по Марксу в "Капитале", и является наемный труд.
.
Действительной школой коммунизма после осуществления ПРОЛЕТАРСКОЙ революции должен стать - да и то: лишь в государственном секторе пролетариата, постепенно перерастающем в коммунизм (при том что у капиталистов-"нэпманов" должен остаться именно профсоюз!) - СТК, Совет Трудового Коллектива, начинающийся с Совета бригады или другого низового коллектива и кончающийся Советом пролетарского государственного сектора в целом. СТК, который вместо системы заработной платы (купли-продажи рабсилы по свободной или монополизированной, как в СССР, рыночной ее стоимости) организует ПОДЛИННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ "ПО ТРУДУ".
.
Шляпников и Коллонтай, учитывая ленинскую ошибку (которую они НЕ считали ошибкой!), требовали ОТ ЛЕНИНА, чтобы именно профсоюзы - раз они "школа коммунизма"! - командовали на государственных предприятиях СССР. Ленин на это НЕ ПОШЁЛ. Увидел, видимо, к этому времени (нэп уже, а не "военный коммунизм"), что профсоюз ПРИ ПРОВОЗГЛАШЁННОЙ ВЛАСТИ ПРОЛЕТАРИАТА (вместо власти эксплуататоров-буржуа) все равно больше заботится об организации бесконечных "итальянских забастовок". Вместо "школьного" воспитания в работниках стремления к коммунистическим отношениям производства... Умным человеком был Владимир Ильич! Умел осознавать свои ошибки!
(без названия)
таки написал 08.04.2019 11:58
Ленин называл прфсоюзы школой коммунизма вот все капиталисты вечно боятся объединения народа.
Страна терпил.
В лад написал 08.04.2019 11:12
На любой вопрос, ответ получишь от начальника ЖЭКа.
наконец-то
нормальный автор написал 08.04.2019 10:59
с нормальным текстом, на нормальную тему.
Опрос
  • Помните ли вы имя главы законодательной власти Москвы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss