Кто владеет информацией,
владеет миром

Башкирская Содовая Компания: отжать, чтобы продать?

Опубликовано 29.12.2020 автором Азат Абдуллатыпов в разделе комментариев 0

рабочие капитализм
Башкирская Содовая Компания: отжать, чтобы продать?

Август 2020 года был отмечен громкой победой активистов, протестовавших против разработки горы Куштау – одного из трёх шиханов, оставшихся в Стерлитамакском районе. Причиной протеста стало начало Башкирской Содовой Компанией геолого-разведочных работ. На склоне горы Куштау был разбит лагерь активистов, приезжавших из окрестных городов и со всей Башкирии, произошло несколько столкновений защитников горы с ЧОПовцами и просто “спортсменами”, приехавшими разогнать лагерь, что вызвало мощный резонанс с привлечением центральных масс-медиа. Было выступление рабочих и руководства компании в Стерлитамаке с призывом отдать БСК это месторождение. Но глава республики Радий Хабиров заявил, что Куштау он БСК не отдаст, и поручил разработать проект памятника природы.

Протест привлёк совершенно разных людей, и хотя ряд сообщений в прессе его называли заказным, за руку никто никого не ловил. Среди защитников Куштау были обнаружены и националистические элементы, но они просто обязаны были поучаствовать в громком народном протесте, чтобы заработать себе политический капитал. И всё же как-то уж подозрительно легко согласился Хабиров удовлетворить требования протестующих, как будто их и ожидал. Напомним, что в 2018 году между руководством Башкортостана и компанией “БСК” было достигнуто соглашение, по которому компании передавалась в разработку гора Куштау. Да, компании тогда больше приглянулись Торатау и Юрактау (дескать, в известняке Куштау много магния, поэтому нужно менять печи), но они были уже защищены статусом памятников природы регионального значения, поэтому сторговались на Куштау. Руководствуясь этим соглашением, компания закупила печи, оптимальные для переработки известняка Куштау.

Стоит отметить, что известняк не является абсолютно необходимым в производстве соды: по техпроцессу, на котором работает Китай, его использование не нужно; используются углекислый газ и аммиак. В России этот процесс реализован в компании КуйбышевАзот, но годовое производство соды там составляет всего семь тысяч тонн в год. БСК же производит 1,8 млн. тонн в год кальцинированной соды. Побочным продуктом китайского техпроцесса является хлорид аммония, который идёт на рисовые поля как удобрение. А в России хлористый кальций, побочный продукт производства соды на БСК, – это компонент антиобледенительных смесей и буровых растворов, которые в России всегда могут найти хорошее применение. Поэтому вопрос об альтернативных месторождениях известняка, скорее всего, придётся решать. Пока что компания не готова взять ни Худолазское месторождение (далеко, да и оксида кремния многовато), ни Гумеровское (вроде и близко, но важный объект историко-культурного наследия), ни Каранское (пишут, что его завернули ещё в 2012 году из-за некачественного сырья), и было принято решение продолжать рыть Шахтау (бывший шихан, а ныне карьер, из известняка которого делается большая часть соды компании). Заглубление в нижние слои обеспечит компанию сырьём как минимум до 2027 года, а то и до 2045го. Но это сопряжено с высоким экологическим риском: известковые воды могут прорваться в реку Агидель (Белую), после чего, с учётом объёмов вод, она будет оправдывать своё название по самую Уфу, если не по Каму.

Но как бы то ни было, дело с БСК обстояло так. В 2018 году, стало быть, компании обещают отдать в разработку Куштау и под это сырьё она проводит закупку печей на 8 миллиардов рублей (для сравнения – годовая выручка предприятия составляет 62-63 млрд., а дивидендные выплаты – 7 млрд.) Итак, компания серьёзно вложилась в оборудование. Затем в 2019 году вдруг вместо директора с многолетним стажем Ан Ён Дока новым директором становится его первый заместитель Эдуард Маликович Давыдов. Весной 2020 года компания отказывается от применения по отношению к себе моратория о банкротстве, и сразу возникает вопрос – она действительно считает себя “слишком большой, чтобы обанкротиться”? Ну допустим, что по меркам Башкирии она действительно одна из ведущих, но по российским меркам она представляет значительную величину только в химической отрасли, а отрасль эта в России далеко не ведущая.

Потом в августе проходят протесты на Куштау, после чего Хабиров вдруг встаёт на сторону протестующих и говорит, что Куштау он не отдаст. Дело доходит до самого верха: Владимир Путин включил режим ответственного национального лидера, обвинив компанию в стремлении “выкачивать средства любой ценой”.

Потом Хабиров заявляет о планах передачи акций компании в собственность республики, но тут опять вмешался центр, и в конце октября лидер Башкирии уже говорит о том, что акции компании планируется передать в федеральную собственность.

4 декабря Арбитражный суд Республики Башкортостан обязал держателей акций (АО «Региональный фонд», АО «Башкирская химия» и ООО Торговый дом «Башкирская химия») передать 95,72% обыкновенных акций компании в собственность Росимущества.

Вот оно! Они же уже говорили во многих СМИ – национализация! Даёшь пересмотр залоговых аукционов! Даёшь левый поворот и обобществление средств производства! Наша власть начинает революцию сверху! Свершилось!

Если же отказаться от охранительских иллюзий, то никакой национализацией подобную передачу акций назвать нельзя. Национализация – это когда компания из АО становится МУПом или ФГУПом, а эта передача пакета – это смена собственника, пусть даже собственником и является Росимущество. И здесь нужно вспомнить, что наша власть, вообще-то, не любит ничего национализировать. Тон в экономических структурах как задавали, так и задают верные кудринцы. Они же чубайсовцы и они же гайдаровцы.

Ну ладно, вместо покупки акций власть обошлась их отжатием. Однако пополнение изрядно израсходованного бюджета наши эффективные менеджеры склонны решать именно приватизацией по заветам отцов-основателей постсоветского капитализма – может быть, и этот случай не исключение? Таким образом, схема в случае БСК может быть сформулирована парафразом на Матроскина: “Отжать что-нибудь ненужное, чтобы потом продать что-нибудь ненужное”.

Сразу же возникает вопрос – а кто же “что-нибудь ненужное” будет покупать? Нужно сказать, что БСК занимает 85% рынка российской соды. Оставшиеся проценты долго делили между собой мелкие импортёры из Турции, Казахстана и Китая, но за последние два года китайцы заняли весь импорт соды в Россию. Помимо этого, Китай является страной с самой мощной и развивающейся химической промышленностью, в отличие от России, где химическая отрасль переживает не лучшие времена даже в таких достаточно простых направлениях, как производство, скажем, минеральных удобрений. Наконец, Китай меньше подавляющего большинства стран пострадал от последствий “карантинной экономики” во время пандемии COVID-19, поэтому свободных средств у него будет куда больше, чем у компаний из Европы или США. Сравнивать российские компании с китайскими просто смешно: ни Газпром, ни Роснефть, ни Сбербанк не будут в состоянии тягаться с китайцами, на стороне которых помимо чисто финансовых возможностей ещё и политические инструменты в виде возможных солидарных действий китайской компартии.

Допустим, что БСК изначально решили продавать Китаю. С учётом распространённости синофилии в кругах российской верхушки такое вполне можно предположить. Зачем тут в таком случае отказ от моратория на банкротство? Свидетельствует ли он о намерении обанкротить компанию, чтобы потом продать подешёвке? Вопрос остаётся открытым.

В связи с этим нужно помнить, что население Стерлитамака и трудовой коллектив БСК должны держать руку на пульсе: банкроство крупнейшей компании Стерлитамака может оставить без средств к существованию 11 тысяч человек, а рынок труда вряд ли сможет их устроить без последствий. Даже для 600-тысячного населения компактной агломерации Стерлитамак-Салават-Ишимбай такое количество безработных может быть фактором социального взрыва. Если потом Китай приобретёт БСК, то к работе смогут вернуться далеко не все.

Вместе с тем, многие считают победу защитников Куштау победой гражданского общества над государством. Этаким торжеством разума над сарсапариллой. Более того, даже среди работников БСК встречаются люди, сочувствовавшие защитникам Куштау и вполне способные считать так же. Это может иметь как огромные негативные последствия в виде нездоровой эйфории и головокружения от успехов при не самой благоприятной реальности, в виде возникновения у “пассионариев” из числа местечковых националистов не самого конструктивного чувства знакомой по опыту Украины“гiдности”, так и позитивные – в виде более активного участия жителей Стерлитамака и окрестностей в управлении своим городом и производством. Получив опыт успешного “шатания режима”, наиболее здравомыслящие общественники поймут, что “надо дожимать”.

Как дожимать? Идеально было бы для начала стребовать с власти преобразовать БСК во ФГУП. ФГУПы по российскому законодательству обанкротить не невозможно, но геморройно. Это будет какая-никакая страховка от передачи компании Китаю и выкидывания доброй половины сотрудников на мороз. Помимо этого, нужно требовать с власти ответственности за свои действия: не дали Куштау – дайте другое месторождение, или обеспечьте безопасную эксплуатацию Шахтау, или переход на безызвестковый техпроцесс, если это таки возможно. Поставьте задачу хотя бы нескольким региональным ВУЗам и НИИ, потому что вопрос стратегически важный, а техпроцессу вашему сто лет в обед, если не все двести, с 19 века используется! А рабочие должны работать и получать зарплату – без сокращений, без вынужденных отпусков, без увеличения норм выработки. Сейчас подходящие условия и для того, чтобы сменить жёлтый профком компании красным и стребовать у государства и руководства ввод представителей рабочих в руководство компании с правом вето или даже правом решающего голоса. В переходный период это можно сделать за счёт мобилизации всего коллектива. Посудите сами: если руководство и жёлтый профком смогли вывести две тысячи сотрудников на митинг с требованием разрешить разработку Куштау, то представьте, что было бы, если бы эти две тысячи мобилизовали себя сами и вежливо-вежливо, культурно-культурно призвали руководство компании, республики, страны к ответу за свои действия?

Тогда это будет что-то похожее на “левый поворот” в одном отдельно взятом городе, только осуществляемый, как это и должно происходить, по воле масс, а не по воле солнцеликого.

А если нет? Если нет, то привет Китаю, банкротству, сокращениям. На улицах Стерлитамака появится несколько тысяч маргинализированных работяг, которых сразу же начнут агитировать на бузу националистически настроенные элементы. Вы этого хотите?



Рейтинг:   3.88,  Голосов: 8
Поделиться
Всего комментариев к статье: 0
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Нет ни одного комментария, ваш ответ будет первым
Опрос
  • Какой размер безусловного базового дохода в России вы сочли бы справедливым?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss