Кто владеет информацией,
владеет миром

Как кинофестивальная Москва пережила пандемию

Опубликовано 24.02.2021 автором в разделе комментариев 0

кино москва митина
Как кинофестивальная Москва пережила пандемию

За всю более чем вековую историю кинематографа  кинофестивали отменялись только из-за серьёзных катаклизмов   -  мировых и гражданских войн, революций, восстаний.  Пандемийный 2020-й обогатил нас уникальным опытом    -  как сохранить фестивальное движение в условиях планетарного паралича, изоляции и самоизоляции,  при минимуме социальных коммуникаций и необходимости соблюдения карантинных ограничений.  Любой международный кинофестиваль   -   плод усилий и совместного творчества огромных интернациональных коллективов, коронавирус нанес им сокрушительный удар  и одновременно испытал на прочность.   

О том,  как  пострадало  мировое кино в пандемию    -  и кинопроизводство, и кинопрокат, и кинофорумы   -   сегодня можно уже рассуждать постфактум, подводя итоги и подсчитывая убытки.  Не будем  повторять  банальности о нереализованных творческих планах,  неснятых фильмах и несыгранных ролях,  схлопывании фестивального движения,  падении рынка, многомиллиардных убытках;  посмотрим, как с эпидемией справилась кинематографическая Россия,  по сравнению с сотнями стран мира  оказавшаяся отнюдь не в худшем положении и встретившая всемирную заразу пусть и с занавешенным маской, но открытым  лицом.     

Невзирая на отмену, перевод в онлайн-формат или перенос большинства международных кинофестивалей на более поздние сроки,  весь 2020-й  в нашей стране шёл пир кинематографического духа    -  прошли все главные кинофестивали, недели странового и национального кино, присуждены и вручены все основные кинопремии. Пробежимся лишь по самым ярким зрительским  впечатлениям российского киногода    -   тем кинособытиям, которые прошли живьём,  в очной форме.  О небывалом взлёте онлайн-просмотров, домашних кинотеатров, видео-платформ пусть рассуждают маркетологи,  а для нас кинофестиваль   -   исключительно то, что происходит в кинозалах, а не на мониторе. 

Первым масштабным кинофорумом года в Москве, ещё до наступления ковидного безумия, стал кинофестиваль Москино, открывшийся фильмом  Греты Гервиг "Маленькие женщины" (экранизацией одноименного романа Луизы Мэй Олкотт). Неделю в кинотеатре "Космос" показывали лучшие фильмы 2019 года, включая возрождённую к жизни документальную хронику Дзиги Вертова "Годовщина революции", по крупицам собранную в архивах Николаем Изволовым. В отличие от предыдущего фестиваля, где царила румынская новая волна, последний (в наступившем 2021-м  фестиваль Москино, увы, пал жертвой карантинных ограничений  -  его фирменным знаком и преимуществом были бесплатные кинопоказы, подразумевающие забитые битком залы) имел отчётливый азиатский крен    -    много корейцев, японцев и Апичатпонга Верасетакула.

Начало марта, когда планета только вползала в эпидемию, но фестивальный график ещё по инерции соблюдался,   отметилось кинофестивалем "Из Венеции в Москву", составленным из итальянских киноработ с последнего венецианского кинофорума.  Границы ещё были открыты, итальянские кинематографисты  приехали представлять свои работы.  В память врезался новый фильм киноклассика Марио Мартоне, которого российский зритель полюбил за эпическое полотно «Noi credevamo» («Мы верили») о поражениях и победах гарибальдийского освободительного движения,  -    "Мэр района Санита" (криминально-этнографическая зарисовка о патриархальных нравах итальянского города, управляемого мафией). Как-то одновременно и грустно, и зловеще прозвучало выступление  директора Института итальянской культуры в Москве, которая рассказала, что у неё есть подруга-биолог, которая в 2018 году смогла обнаружить и изолировать коронавирус, но в Италии к ней не прислушались, государство не обратило на её открытие никакого внимания. Раньше модно было гордиться тем, что ты Ленина видел, потом   -   тем, что у тебя есть автограф Элвиса Пресли, а теперь у каждого уважающего себя человека должен быть знакомый врач, в одиночку победивший коронавирус.

Последним ярким российским региональным кинофорумом, которому посчастливилось «убежать» от  эпидемии, был  "Дух огня", а вот его «эхо» в Москве уже не получилось сделать полноформатным:  - из Ханты-Мансийска привезли всю международную программу кинофестиваля, а вот увидеть вживую испанских, галисийских, португальских, бразильских кинематографистов удалось отнюдь не всех.  «Дух огня»-2020  представил целую линейку фильмов испано-португалоязычного мира о незаживающих ранах, оставленных в испанском, португальском и латиноамериканских обществах недавними либо вполне актуальными диктатурами.  Настоящий манифест «кино против диктатуры»   -  колумбийско-бразильская копродукция  Николаса Ринкона Гилле  «Долина душ» о колумбийских бедняках в стране, разорванной на части войной всех против всех.   Канадец Мэттью Рэнкин, режиссёр гротескного, злобно-саркастичного и уничтожающе-сатирического фильма "Двадцатый век" в Ханты-Мансийск прилетел, а в Москву уже забоялся, но благородно выслал на встречу с москвичами своего продюсера, видимо, с более крепким иммунитетом, который посвятил не очень знакомых с канадской историей зрителей в тонкости жизни доминиона на рубеже 19-20 веков и восхождении к власти  премьер-министра Маккензи Кинга, после чего смотреть стало ещё смешнее.

«Дух огня»   -  один из самых стильных и самобытных отечественных кинофорумов, и попытки недоброжелателей  закрыть фестиваль из-за демонстрации на нём главного скандала года   -   «Аутло» Ксении Ратушной -  не на шутку встревожили киносообщество.  Хочется верить, что борьба за «Дух огня»  закончится победой команды фестиваля и зрителей,  успевших  его полюбить.  

На ретроспективу бразильского киноклассика Ивана Кардозу, чудом ухитрившегося просочиться в Москву аккурат перед закрытием границ, пускали  строго по паспортам   -  его фильмы маркируются даже не 18+, а 21+, а чувствительным к откровенно эротическим и эпатажным сценам зрителям советовали остаться дома.  Сам  Кардозу, отметивший 50-летие творческой деятельности, оказался на редкость витальным стариком  - перед показами он носился по кинотеатру на четвереньках, рычал, прыгал на зрителей, кусал за грудь журналисток, пытавшихся взять у него интервью, попутно успевал торговать майками с жутковатыми принтами по мотивам латиноамериканского культа мёртвых и ещё делать пятнадцать разных дел. А вот кино его, конечно, выглядит сборником киноцитат    -    ощущение, что все когда-либо увидевшие свет Носферату, а также Мурнау, Фриц Ланг, Бунюэль, Хичкок припозднились в дороге и добрались до Бразилии только через полвека. Фильмы Кардозу 70-х и фильмы сегодняшнего дня по технике и киноязыку неотличимы. Бунюэлевщина порой прёт таким стремительным домкратом, что приличней было бы Бунюэля указать в титрах соавтором. Правда, Бунюэль показывал крупным планом глаз в разрезе, а Кардозу    -  женские гениталии в разрезе.

Летом практически все мировые кинофорумы либо встали на паузу, объявив о переносе сроков, либо были переведены в онлайн-формат. И тем самоотверженней и профессиональней представляется работа команды Международного кинофестиваля документального кино "ДОКер", рискнувшей не только проводить очные кинопоказы, обеспечив аншлаги в главном премьерном кинотеатре страны  -  «Октябре», но и сумевшей наладить онлайн-общение с создателями буквально каждой представленной на ДОКере киноленты.  Репертуарно богатый, географически и тематически широкий и технически безупречный ДОКер-2020, безусловно, вырвал пальму первенства у зимнего Артдокфеста, окукливающегося в мелкотемье и становящегося год от года, увы, всё более местечковым мероприятием.   Апогей технического и коммуникационного совершенства команды ДОКера  -  Q&A с иранской съёмочной группой, прошедший на одном дыхании и преодолевший все границы и препоны:  в Иране после очередных народных волнений глушат зум-связь, иранские режиссёры говорят на фарси, мы их слышим, они нас нет,  переводчица записывает на бумажке вопросы зрителей и показывает перед экраном, и всё это, не теряя обычного темпоритма обсуждения. Ни единого сбоя, всё работает как часы, пусть это и эрзац-общение, но мы этого практически не замечаем.

Что касается  ДОКерного репертуара, то год от года укрепляется тенденция стирания различий между документальным и игровым кино, когда, не прочитав титр, зритель рискует так и не понять, постановочную историю он увидел или реальную.   Малгожата Голишевска и Кася Матея из зауряднейшей житейской истории вылепляют очаровательный, многофигурный и многоплановый документальный фильм «Уроки любви»,  где лирика органично переплетается с эксцентрикой.  Целая серия китайских доков о наступлении города на деревню, китайскую урбанизацию и модернизацию  и попытках сохранить традиционный уклад жизни  ("Исчезающая деревня" (реж. Лю Фэйфанг),  "Сделано в Китае"  (реж. Марк Чика и Хосе),  "Ткачи" (реж. Ван Янг))   -   разные режиссёры, разное видение: одни акцентируют внимание на том, что государство прислушивается к пожеланиям граждан, другие, наоборот,  доказывают, что коллективная воля подавляет волю индивидуальную; и те, и другие снимают за государственные деньги, это и есть китайский плюрализм.  Китайской урбанизации вторит урбанизация румынская    -  в документальной семейной саге "Акаса, мой дом"  (реж. Раду Чорничук)  цыганская семья,  вольным табором живущая посреди Бухарестской дельты, вынуждена принудительно стать городской.  Тема адаптации беженцев  - сомалийцев в США ("Принять вызов", реж. Юнис Лау), иранцев в Европе  ("Дитя любви",  реж. Ева Малвад)   -  и их лояльности новой Родине преломляется по-разному, в зависимости от того, с чьих позиций высказывается режиссёр, своих ли героев или «принимающей стороны».  Главные открытия ДОКера-2020  -  собравший  полный зал (это в карантинное-то затишье!) и получивший в итоге и Гран-при, и приз зрительских симпатий пропитанный шизофреническим юмором "Безумный Александр" канадца Педро Пиреша  (режиссёр был изумлён аншлагу, сказав, что на премьерный показ его картины в Канаде пришло человек пять) и лирико-поэтический оммаж "чёрному Че Геваре"   -  выдающемуся африканскому революционеру и народному любимцу Тома Санкара  "Санкара жив"  (реж. Люси Вивер).    Драматургически беспомощный и пафосно-слезливый "Город Солнца" Марии Семёновой об общине "виссарионовцев"   -   обосновавшейся в 1991 году в лесах Красноярского края тоталитарной секте проходимца - "живого воплощения Христа»  запомнился исключительно из-за забавного совпадения  -  буквально через месяц после московской премьеры  докфильма  «живой Христос» был арестован, а  «город Солнца» разогнан.

С начала осени как будто пробка вылетела из туго запаянного горлышка   -   в Москве нескончаемая вереница международных и отечественных кинофестивалей, недель странового кино,  спецпоказов: параллельно друг другу, вперехлёст идут фестивали австрийского, венгерского, балтийского, узбекского, итальянского, ирландского, израильского, датского, немецкого  кино,  в октябре вступает в свои права запоздавший ММКФ,  московский синефил, что твой буриданов ослик,  мечется между кинотеатрами и кинозалами.  Звучит парадоксально, но ковид не парализовал, а наоборот, подстегнул московскую киножизнь     -  ощущение, что фестивальные команды стремятся «надышаться впрок»,  выложить все свои козыри «как в последний раз»,   -  мало ли,  чем  вся эта пандемическая история закончится,  вдруг мир погибнет, так и не увидев нового Дьёрдя Палфи или Джанни Амелио.

Каждый страновой кинофестиваль запоминается чем-то своим. Проходившая в Третьяковке Неделя балтийского кино, например, подарила нам шедевральную  "Nova Lithuania" ("Новую Литву") Каролиса Каупиниса   -  изумительную черно-белую стилизацию под 1930-40-е, высмеивающую литовскую интеллигенцию, судорожно искавшую для Литвы альтернативу гитлеровскому завоеванию в виде арендованного океанического острова, куда уместятся все литовцы, которые в реальной жизни вполне себе разместились на просторах СССР, в очередной раз доказав оторванность интеллигенции от жизни.

VII  Российско-итальянский кинофестиваль RIFF войдет в историю, безусловно, благодаря его победителям    -   биографическо-философскому размышлению о последнем годе жизни бывшего премьер-министра Италии, лидера итальянских социалистов Беттино Кракси  («Хаммамет» 76-летнего итальянского классика Джанни Амелио)   и пронзительной драме о всепобеждающей силе мечты   «Полет за мечтой»  Антонио Падована  с блестящим актёрским дуэтом  Джузеппе Баттистона и  Стефано Фрези.  Хочется, как в добрые советские времена, со страниц газеты обратиться к прокатчикам    -   обратите внимание на эти два шедевра, они бы очень украсили российский кинопрокат,  до которого из итальянского кино почему-то в последнее время добираются лишь третьеразрядные пустенькие комедии, и отечественный зритель пребывает в заблуждении    -  мол, итальянское кино умерло, и со времени смерти Феллини никто ничего не снимал.

6-й Московский еврейский кинофестиваль, открывшийся провокационно-неполиткорректным «Кроликом Джоджо» новозеландца и одновременно галахического еврея Тайки Вайтити,  помимо  традиционных  всесторонних киноисследований Холокоста порадовал суперактуальным документальным расследованием  пишущего для израильской газеты «Гаарец»  журналиста Шая Фогельмана «В погоне за Иешуа»   -   о том, как израильское государство делает вид, что ищет, а на самом деле покрывает ударившегося в бега израильтянина, обвинённого в убийстве палестинского таксиста.

12-й фестиваль датского кино Danish Wave нам запомнится снятой со звериной серьёзностью апологетической историей Генрика Кауфманна, посла Дании в США в годы второй мировой войны, который, оказывается, единолично спас Европу от фашистского завоевания  (мы-то по наивности полагали, что это Красной Армии Советского Союза  мы обязаны избавлением от гитлеровских орд, но  Кристине Росендаль, режиссёру фильма «Наш человек в Америке», виднее).

Фестиваль немецкого кино был замечателен стильным чёрно-белым криминальным нуаром Кристофа Гэмпла «Человек из Бейрута»,  нервно-психологической драмой «Прослушивание» Ины Вайссе о воспитании таланта женщиной, вступающей в постбальзаковский возраст и трескуче-пафосной, но при этом пустой и прямолинейной, как палка,   апологетической документальной агиткой «Форум»  Маркуса Феттера об основателе Давосского экономического форума Клаусе Швабе и о том, как мировая элита раскланивается друг другу на кофе-брейках.

А что же коронавирус?  В начале пандемии логично было бы предсказывать вал кинофантазий любого жанра, от страшилок до героического эпоса, на тему мировой заразы и борьбы с ней.  Но кроме минималистического и по-балтийски сдержанного сериала «Слёборн» Кристиана Алварта и Адолфо Колмерера,  лично мне на глаза ничто не попалось.   То ли осознание угрозы ещё не овладело  деятелями мирового киноискусства, то ли, наоборот, сильна вера в то, что пандемия не оставит значимого отпечатка в жизни планеты,  но ничего интересного на тему ковида снято не было, а  мировой кинематограф постепенно оправляется от оцепенения и входит в привычный ему ритм жизни.  Радует, что российская киножизнь в проклятый 2020-й не только не замерла, но и бурлила  оживлённей  обычного.



Рейтинг:   3.71,  Голосов: 7
Поделиться
Всего комментариев к статье: 0
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Нет ни одного комментария, ваш ответ будет первым
Опрос
  • Поддерживаете ли вы локдаун и другие карантинные ограничения?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss