Кто владеет информацией,
владеет миром

Молниеносная война: Принципы управления русской армии

Опубликовано 10.10.2013 автором Юрий Мухин в разделе комментариев 29

Молниеносная война: Принципы управления русской армии

Рассмотрим нашу армию с позиций принципов управления ею.

Рабоче-Крестьянская Красная Армия была кровь от крови, плоть от плоти царской императорской армии, к тому времени уже век не имевшей побед ни над каким мало-мальски серьезным противником. Создать чисто революционную армию и по принципам управления, и по кадрам не получилось.

Помянутый наркомвоенмор Троцкий пошел по легкому, а не исключено, и по единственно возможному пути – где силой, а где посулами быстрой карьеры привлек в РККА массу царских генералов и офицеров. В период Гражданской войны в рядах Красной Армии воевало 48,5 тысяч царских офицеров и генералов, в 1919 году они составили 53% всего командного состава РККА. В Красной Армии оказалось более шестисот офицеров и генералов Генерального штаба (всего генералов около 200), из двадцати командующих красными фронтами семнадцать были кадровыми офицерами царского времени, все начальники штабов фронтов - бывшие офицеры, из ста лиц, командовавших красными армиями, восемьдесят два – бывшие императорские офицеры. Да и в Великой Отечественной войне 17 генералов (из 41), командовавших фронтами, это все еще бывшие царские офицеры, которые уже в Первую мировую войну были в чинах от корнета до полковника.

Генералы и офицеры, служившие в РККА, не могли не внести в нее дух императорской армии, в данном случае нас интересует не дух паразитизма, а именно военная составляющая этого духа – систему управления войсками, к которой они привыкли, принципы военной службы, которым их обучали, и которыми они руководствовались.

К сожалению, в Красной и Советской армиях не нашлось человека, который бы написал на эту тему «изнутри», возможно, по карьерным соображениям, возможно, наши генералы и офицеры и сегодня искренне считают эти принципы тем, что и надо армии.

А в царской армии, возможно, из-за ее поражений, такие генералы еще были. И я опишу принципы управления императорской армии, которым обучали ее офицеров, изложенные в статье генерал-лейтенанта русской армии Е.И. Мартынова. Он окончил в 1889 году Академию Генштаба, в русско-японскую войну командовал полком и, судя по статье, знает, о чём пишет.

Замечу, что особенностями русского (советского) военного образования и воспитания является и то, что никто из участников Великой Отечественной войны не вспоминает ни одного случая, когда бы это образование ему потребовалось хоть в каком-нибудь бою. Я также не встречал, чтобы кто-либо из военных оценил ценность этого образования, безразлично как: обругал бы его или похвалил. Что-то с этим нашим военным образованием странное происходит – оно на бумаге как бы есть, но в практике оно как бы никого и не волнует. Вот поэтому я и даю по этому вопросу мнение генерал-лейтенанта Мартынова с моими выделениями в тексте.

«В России нет высшего учебного заведения, которое было бы поставлено в такие исключительно благоприятные условия в смысле предварительной подготовки слушателей, обстановки преподавания и материальных средств, как Академия Генерального штаба.

Огромные служебные преимущества, которыми пользуются офицеры этой корпорации не только в армии, но и в других сферах государственной службы, вызывают большой наплыв желающих поступить в академию.

…Итак, академия Генерального штаба получает в свое распоряжение хорошо подготовленный состав слушателей, проникнутых самым искренним желанием работать, совершенно спокойную обстановку для научных занятий и богатые материальные средства.

Как же пользуется она этими исключительными условиями?

Прежде всего, каждого поражает бессистемность академического преподавания. …Попадет туда «трудолюбивый» профессор, и на практике никто не препятствует ему искусственно раздувать свой курс, включая в него всевозможные свои «произведения» и обременяя память учащихся совершенно нелепыми деталями; нет в академии соответствующего специалиста, и самые важные отделы совсем не изучаются. Например, курс истории военного искусства в эпоху первой революции переполнен подробностями в роде следующих: «Рыжебурая и светло-чалая лошади не принимались… в немецкую кавалерию», - «Рост лошадей указывался для шеволежерного полка от 14 фауст (0,344 фт.) 3 д. до 15 фауст, для гусарских полков от 14 фауст 2 д. до 14 фауст 3 дюймов». - «В среднем на день отпускался верховой кавалерийской лошади 7,091, а военно-упряжной лошади 3,841 килограммов овса».

… Слушателей академии спрашивали о том, сколько золотников соли на человека возится в различных повозках германского обоза, каким условиям должна удовлетворять ремонтная лошадь во Франции; но организация японской армии оставалась для нас тайной до такой степени, что перед моим отправлением на войну главный специалист по этому предмету категорически заявил мне, что Япония не может выставить в Маньчжурии более 150 тысяч человек. Занимаясь пустословием о воображаемой тактике Чингисхана и фантастической стратегии Святослава, академические профессоры, в продолжение целой четверти века, не успели даже критически исследовать нашу последнюю турецкую войну, ошибки коей мы с точностью повторили теперь на полях Манчжурии. Следуя раболепно и подобострастно, но без всякого смысла и рассуждения в хвосте Драгомирова, представители нашей официальной военной науки прозевали те новые приемы военного искусства, которые под влиянием усовершенствований техники зародились на западе. По справедливому замечанию известного французского писателя генерала ………: «Русская армия не захотела воспользоваться ни одним уроком последних войн». Вообще, академия Генерального штаба, вместо того, чтобы служить проводником новых идей в войска, всё время упорно отворачивалась от жизни, пока сама жизнь не отвернулась от неё».

Не могу определённо сказать, как с этим делом обстояло у французов, англичан или американцев, победивших немцев в Первую мировую войну, но, думаю, что тоже не бог весть как. В противном случае, полагаю, британский фельдмаршал Монтгомери, сам уже на тот момент немолодой (52 года), не написал бы в своих мемуарах о британской армии образца 1939 года следующих строк:

«Все высшие командные посты занимали «хорошие боевые генералы» прошедшей войны. Они слишком долго оставались на своих местах, лишь делая вид, что кто-то может претендовать на их кресла, а на самом деле никого не подпускали и близко.

…В итоге наша армия в 1939 году вступила во вторую мировую войну великолепно организованной и оснащённой для боёв 1914 года и имея во главе не отвечающих требованиям современности офицеров».

Но верну слово Мартынову:

«Однако бессистемность академической программы и отсталость отдельных курсов являются несравненно меньшим злом, чем те методы преподавания, которые господствуют в академии.

От начальника в бою главным образом требуется: здравый смысл, инициатива и твердый характер.

Все академическое преподавание, весь режим академии поставлены так, что эти редкие дары природы систематически ослабляются.

Здравый смысл затемняется схоластическим способом изложения науки. Военное искусство - дело живое и практическое, а потому теория его, вместо того, чтобы витать в облаках метафизики, должна находиться в постоянном и непрерывном общении с жизнью, должна быть краткой и понятной. В изложении талантливого, действительно знающего дело специалиста самые сложные вопросы являются простыми и понятными. Наоборот, жалкая бездарность, соединенная с отсутствием настоящих живых знаний, обыкновенно старается свои убогие мысли облекать в труднодоступные пониманию формы, наивно полагая, что в этом-то и заключается ученость.

Таким именно характером отличается большинство академических руководств по военному искусству: самые простые вещи расписаны на многих страницах, для доказательства очевидных истин призваны на помощь философия, психология и другие науки; часто встречаются ссылки на первоисточники и архивы, которыми авторы, безусловно, не пользовались; классификация доходит до карикатуры, сводя изложение каждого вопроса к бесчисленному множеству искусственно придуманных пунктов.

Например, вот как излагается в академическом учебнике простой и совершенно понятный вопрос об организации войск:

«Свойство природы боя, как явления стихийно-волевого, значение между орудиями, элементами боя - человека, господство его в серии этих элементов, огромное преобладающее значение и влияние в бою морального элемента, духовной стороны главного орудия боя человека – все это, в общей совокупности, указывает, что духовно-волевая сторона человека, как единичного, так и массового, должны лечь в основание всех вопросов воспитания и обучения, а равно и вопроса составления коллективной единицы человека, то есть в организации массового человека, масс, в организации отрядов, то есть вообще во всех вопросах организационных»».

Давайте прервем Мартынова и вспомним немецкий Устав: «приказ должен быть кратким и ясным, определенным и исчерпывающим, приспособленным к пониманию получателя и иногда к его характеру. … Язык приказов должен быть прост и понятен. Исключающая всякое сомнение ясность важнее формы. Четкость не должна страдать из-за краткости. Ничего не говорящие выражения и обороты не годятся, так как влекут к полумерам, высокопарные же выражения притупляют подчиненных».

То, что подобное многословие ведет к тупости подчиненных, видел и Мартынов:

«…Подобный схоластический метод преподавания приносит неисчислимый вред, потому что приучает будущего офицера Генерального штаба подходить к решению каждого практического вопроса не прямо и просто, а посредством разных сложных умозаключений. Вместо практических деятелей он воспитывает доктринеров, которые для военного дела несравненно опаснее круглых невежд.

Затем, второе качество, необходимое для начальника на войне, – сознательная, не боящаяся ответственности инициатива, безжалостно подавляется в академии.

Отвечая на экзаменах, офицер должен точно придерживаться учебника; высказать какой-нибудь самостоятельный взгляд, противоположный взгляду профессора, гораздо опаснее, чем совсем не знать вопроса.

Даже при разработке так называемых тем (предполагающих самостоятельный труд) офицер поставлен в необходимость думать не о составлении по исследуемому вопросу своего собственного мнения, а о том, чтобы как-нибудь не разойтись во взглядах со своими оппонентами, что столь легко в такой неточной области знания, как военное искусство. Тема готовится специально для известных оппонентов. Если оппоненты меняются, то она немедленно переделывается зачастую в диаметрально-противоположном смысле.

Самый разбор тем совсем не имеет характера научного собеседования, а скорее похож на те замечания, которые придирчивый начальник делает своему подчиненному после строевого смотра. Оправдание еще иногда допускается, но возражение считается нарушением дисциплины».

Ну и сравним эти традиции русской армии с требованиями немецкой, которая требует: «Старший начальник должен предоставлять подчиненным ему начальникам свободу действий, если последняя не угрожает осуществлению его намерений». И пользуясь этой свободой, подчиненный имеет право и обязан: «Если задание, как основа для действий, оказывается уже недостаточным, или если ход событий уже его обогнал, то решение должно учитывать эти обстоятельства. Кто изменяет или не выполняет порученное ему задание, тот обязан донести об этом, взяв ответственность за последствия единственно на себя». Мартынов продолжает:

«Наконец твердость характера - третье основное качество для будущего боевого начальника – расшатывается гнетом того полицейского режима, который господствует в академии.

Для офицера, обучавшегося в академии, не только начальник ее, но и делопроизводитель по учебной части, профессора, штаб-офицеры, пре подаватели, отчасти даже выслужившиеся из писарей чиновники, - все это было начальство, от которого в известной степени зависела будущность. В отношениях административного и учебного персонала к учащимся проявлялась чрезвычайная грубость, такое хамство, которое возмущало даже нашего забитого, неизбалованного особой куртуазией армейского офицера. С этим дисциплинарным гнетом была крепко связана система негласного надзора, доносов и анонимных писем. Одним словом, академия моего времени представляла какое-то причудливое сочетание дисциплинарного батальона с иезуитской коллегией.

С тех пор некоторые частности изменились, но люди опытные говорят, что далеко не всегда в лучшую сторону».

А изменилось ли что-то в лучшую сторону в Академии Генштаба Красной Армии, остальных военных академиях и, соответственно в самой Армии? Ведь на 1 января 1941 года даже в среде командного, а не штабного состава, выпускники академий занимали 52% должностей командиров корпусов, 40% командиров дивизий, 14% командиров полков и 2% командиров батальонов.

Эффективность военного обучения

Далее Мартынов от обучения переходит к результатам этого обучения, ведущегося в полном соответствии с требованиями бюрократического управления.

«Каждый из крупных военных начальников имеет особый штаб, с помощью которого он управляет войсками. При нормальных условиях работа распределяется следующим образом: штаб собирает все необходимые сведения о местности и противнике; на основании этого начальник принимает известный план действий; штаб разрабатывает этот план в деталях и затем, в целом ряде распоряжений, передает волю начальника войскам. Таким образом, на долю штабов выпадает, главным образом, техника военного искусства.

В столь практическом деле, как война, значение этой техники огромно. Неумело произведенная разведка, неправильно составленный расчет походного движения, неточность в редакции приказаний, ошибки в организации сторожевой службы — каждая из этих технических частностей, при известных условиях, может погубить самый лучший план. Хороший штаб должен работать без суеты и трений, с точностью часового механизма.

Для этого от офицеров Генерального штаба требуется не только обширные и разнообразные знания, но также серьезная предварительная практика в «вождении войск» как на театре войны, так и на поле сражения.

Эта практика должна выработать в них известный навык, своего рода рутину. В самые критические моменты войны офицер Генерального штаба, даже отвлекаемый другими вопросами, должен совершенно машинально, как бы рефлективно, принять меры для обеспечения флангов, установления связи, организации донесений, прикрытия обозов и т.п.

Таковы те требования, которые война предъявляет к Генеральному штабу, а между тем у нас никто его не готовит к этому. Обычная служба офицеров Генерального штаба не только в центральных управлениях, но и в войсковых штабах сводится к бюрократической, даже просто канцелярской переписке, не имеющей ничего общего с военным искусством. Маневры крупными частями чрезвычайно редки и дают, особенно в смысле штабной службы, ничтожную практику. Тактические занятия и полевые поездки сведены к простой проформе. Военная игра применяется чрезвычайно редко и преследует совсем другие цели.

Итак, деятельность мирного времени совершенно не подготовляет наш Генеральный штаб к тому, что ему придется делать на войне.

…До сих пор одно лишь свойство могло испортить нормальную карьеру офицера Генерального штаба: это - «самостоятельность». Начальство боялось «независимых и талантливых людей», а некоторые товарищи (особенно из бездарных академических профессоров) устраивали им форменный бойкот.

Так обстояло дело в Генеральном штабе до последнего времени, что будет дальше, пока неизвестно.

...Что касается академии, то она имела на сухопутном театре войны четырех представителей: первый из них командовал дивизией, тотчас же по прибытии бежавшей под Ляояном, что было одной из главнейших причин потери этого сражения; второй, будучи профессором тактики, исполнял во время войны чисто канцелярские обязанности, для чего можно было назначить любого статского советника; третий (нужно думать - лично совершенно неповинный) тем не менее, по своему служебному положению, является одним из ответственных лиц за организацию беспорядка на правом фланге нашей армии во время несчастного сражения под Мукденом; про четвертого (насколько правильно - не знаю) такой бесспорно боевой генерал, как Церницкий, говорит - «был здесь светило нашей академии Генерального штаба, оказавшийся совершенно бездарным трусом [...], в конце концов его никто не хотел держать в отряде и он возвратился в Петербург, где тотчас же был произведен в генералы и начал насаждать свою бездарность и пошлость».

Что касается главных академических схоластиков, то они остались в Петербурге и, под гром наших поражений, продолжали по-прежнему читать свои жалкие безжизненные курсы».

Надо сказать, что единственные, кому принятое у нас военное образование давало и дает много, - это преподаватели. Ни тебе ответственности за солдат, ни учений, ни маневров, ни дежурств, ни дальних гарнизонов, зато награды легко доступны, и числишься ты таким же «защитником Родины», как и настоящие защитники.

Читая «Справочную книжку офицера» за 1913 год, помню, умилился тому, как царь распределял награды. Дело в том, что в мирное время ордена давались по определенным правилам, учитывающим чин, иногда должность, общее время беспорочной службы и время, после вручения очередного ордена. Это еще как-то можно понять. Однако ордена давались не исходя из количества офицеров, которым они уже полагались по этим правилам, а по норме – по разнарядке: ежегодно награждался орденом один офицер из нормированного количества. И разнарядка была такова.

Все генералы, штаб- и обер-офицеры «управлений и штабов» ежегодно награждались из расчета один награжденный на 6 человек; в «военно-учебной и учебной службе» - 1:8; генералы и офицеры «пехотных, кавалерийских, казачьих, иррегулярных войск, инженерного и артиллерийского ведомства, военные врачи» и т.д. – 1:12, «гражданские чиновники управлений и штабов» - 1:20.

Как видите, уже при царе все было построено так, чтобы служить было выгодно в Петербурге при штабе или преподавателем в училище, а не на фронте, не в строевой части. А в штаб и преподавателем без диплома не возьмут – вот круг и замкнулся. Теперь ответьте сами себе на вопрос: могли ли люди, действительно собирающиеся защищать Отечество, придумать такие нормы наград, при которых офицеры, служащие в полках, награждались вдвое реже «штабных», и в полтора раза реже – преподавателей?

Довольно интересным является и мнение о ценности военного образования, как такового, невольно высказанное британским фельдмаршалом Бернардом Монтгомери. Он провоевал обе мировые войны, закончил карьеру начальником Генштаба Британской империи и посему, повторю, человек в военном деле далеко не случайный. Судя по его мемуарам, британское военное образование являло собой нечто среднее между германским и русским (советским). У британцев, в отличие от немцев, как и в России, были военные учебные заведения, но обучение в них было гораздо короче.

К примеру, после окончания школы Монтгомери поступил в военное училище Сандерхест. В России и довоенном СССР его учили бы два года, но в Сандерхесте учили год (Монтгомери учился полтора, так как хулиганствовал). Первую мировую войну Монтгомери закончил в должности начальника штаба дивизии и после войны поступил в штабной колледж в Кэмберли – что-то вроде нашей Академии Генштаба, но только вроде.

Интересно, что рассказ о поступлении в этот колледж Монтгомери предваряет чем-то наподобие оправдания тому, почему он на это решился. Он написал. «До этого момента моей карьеры я не изучал теории своей профессии; за моими плечами было четыре года войны, но никаких теоретических знаний в основе этого опыта. Я читал где-то высказывание Фридриха Великого по поводу офицеров, полагающихся только на свой практический опыт и пренебрегающих наукой; говорят, будто он сказал, что у него в армии есть два мула, которые прошли сорок кампаний, но они всё равно остались мулами».

Во-первых, Фридрих II под изучением теории не имел в виду обучение в каком-либо военном учебном заведении. Во-вторых, даже если Фридрих II это и сказал, то тогда он сказал явную глупость. Поскольку полководец обязан всё же отличаться от мула. Затем, мулу можно было бы в академии сорок лет рассказывать теорию военного дела, но он и после этого остался бы мулом. И, наконец, если полководец провёл сорок кампаний, но не понял того, что объединяет воедино результаты его дела, т.е. не понял теории своего дела, то он действительно мул. Поскольку любой мало-мальски толковый практический работник обязательно является и теоретиком своего дела – он понимает, зачем и почему нужно делать так, как он делает. Видимо и Монтгомери это понимал, раз уж решил оправдаться в том, почему он решил учиться.

Между тем, в Кэмберли, в этой британской Академии Генштаба, обучали не как в России (и СССР) – не три года, а всего год. И обучали не профессора, а полководцы, отличившиеся в войну и имевшие склонность к преподавательской работе.

Далее Монтгомери воюет на штабных должностях в Ирландии, а затем сам преподаёт в штабном колледже и пишет учебник для офицеров пехоты. По нашим меркам он теоретик, у нас он был бы доктором военных наук и профессором, и обязательно разглагольствовал бы о том, что «культурный генерал и даже офицер невозможны без академического военного образования», тем более утверждал бы, что офицеры штаба невозможны без получения ими образования в Академии Генштаба. Но вот что Монтгомери пишет о реальных офицерах своего штаба времён Второй мировой войны (выделено мною):

«Под руководством Де Гингана штаб 8-й армии превратился в великолепную команду. Я всегда очень верил в молодость с её энтузиазмом, оптимизмом, оригинальными идеями и готовностью следовать за лидером. Наш штаб в основном составляли молодые, многие из них не были солдатами по профессии. Единственным необходимым условием для работы в моём штабе являлась способность делать своё дело; не имело значения, служит человек в регулярной армии или он призван во время войны.

Во Вторую мировую войну лучшими офицерами отделов разведки штабов являлись гражданские; их головы, казалось, были наилучшим образом приспособлены к такого рода работе, обученные в «нормах доказательственного права», с богатым воображением и развитой креативностью, и Билл Уильямс возвышался над всеми ними».

Командовавший вьетнамскими войсками в победных войнах Вьетнама над Францией, а потом и США, генерал Во Нгуен Зиап, по имевшемуся у него образованию - учитель истории.

Вот вам и ценность военного образования. В мирное время окончание военной академии даёт возможность быстро делать карьеру, к примеру, в царской армии до Первой мировой офицер, окончивший Академию Генштаба, становился командиром пехотного полка в 46 лет, а без этого образования – в 53 года. А во время войны, как вы видите на примере британской армии, даже штабные должности прекрасно исполняют гражданские лица и молодые офицеры. Так чего стоит образование Академии Генерального штаба?

И вывод отсюда следует немецкий – тот, кто стремится узнать, как уничтожить врага, тот узнает это и без профессоров академии, а профессора и дипломы по большей части нужны тем, кто стремится, как можно больше денег содрать с общества в мирное время, включая и самих этих профессоров. Да так, собственно, обстоит дело во всех областях деятельности человека.

Страх войны

В дальнейшем рассказе Мартынов лишь вскользь задел очень важный аспект, который военной кастой во все времена практически единодушно замалчивается, - страх. Поскольку мы речь ведем о военном деле, то сразу представляется страх смерти. Нет, этот страх, скорее всего, тоже есть, но в данном случае речь идет о совершенно другом страхе.

Вот вы, возможно, сталкивались с бюрократами или видели их действия в кино. Обычно человек подчиненный или посетитель, с проблемой и даже с вариантом ее решения приходит к бюрократу, обязанному эту проблему решить. Единственно, эта ваша проблема не описана в инструкциях. Причем, этот бюрократ вне службы может быть абсолютно нормальным и приятным человеком, мало этого, лично храбрым. Бюрократ выслушивает, кивает головой, сочувствует, казалось бы, абсолютно согласен с тем, о чем вы говорите: понимает важность решения проблемы и пути решения, которые вы предлагаете. После чего отказывается решать эту проблему, ссылаясь на какие-то пункты инструкций или приказов своего начальства. Что происходит с этим хорошим человеком?

Бюрократ, зная инструкции, но не зная дела, на самом деле не понял, о чем вы ему рассказали или написали, и БОИТСЯ принимать собственное решение, поскольку не может оценить, чем оно закончится – благодарностью от начальства или нагоняем? Незнание дела вызывает страх перед ним – страх его решать. А поскольку решения это результат работы, то страх работать.

В армии положение еще хуже, поскольку там есть периоды мирного времени, когда настоящего дела у системы управления нет. Да, и в этой, абсолютно обюрокраченной армии мирного времени офицеру и генералу тоже надо многое знать – как ответить начальству (как говорится, кого лизнуть, а на кого гавкнуть), как провести учения, парады, как выслужить очередной чин, как изъять из государевой казны деньги в свою пользу и многое-многое другое, позволяющее успешно делать карьеру, чтобы, в конце концов, покинуть армию с богатой пенсией.

Но вот начинается война. И как быть такому профессионалу? Он, к примеру, прекрасно знал, как провертеть карандашом дырки в мишенях, чтобы на учебных стрельбах показать начальству, как метко стреляют солдаты его дивизии. А с реальным врагом, что ему делать?? И у офицеров и генералов обюрокраченной армии возникает страх войны. Вот генерал Мартынов по итогам Русско-японской войны пишет:

«...Несколько лет тому назад на больших маневрах некий генерал Генерального штаба, известный еще раньше своей бездарностью, будучи начальником штаба одной из маневрировавших армий, обнаружил совершенное незнание дела. Присутствовавший на маневрах начальник Главного штаба выразился, что за такие действия ему стыдно перед иностранными военными агентами. Тем не менее, вскоре после маневров, сей генерал был произведен в следующий чин и получил дивизию. Затем, когда несколько месяцев спустя, его дивизия была мобилизована для отправления на войну, то он просил освободить его от командования. Скорее всего об этом же генерале пишет и военный министр России (1905-1909 годы) А.Ф. Редигер: «Поппена я знал по его службе в Генеральном штабе в Петербургском округе — благовоспитанный балтийский немец, со средствами, всегда элегантный, он производил на меня впечатление добросовестного, но довольно ограниченного работника. До войны он командовал дивизией в Киевском округе. Дивизия его была мобилизована для отправки на Восток, но Поппен заявил, что он по болезни глаз в поход идти не может…».

А вот 1941-й год вспоминает маршал К. Рокоссовский на страницах своих мемуаров, вычеркнутых цензурой.

«КП фронта оказался в Броварах, на восточном берегу Днепра. Остаток ночи я провел в штабе фронта, а утром представился командующему фронтом генерал-полковнику М.П. Кирпоносу. Меня крайне удивила его резко бросающаяся в глаза растерянность. Заметив, видимо, мое удивление, он пытался напустить на себя спокойствие, но это ему не удалось. Мою сжатую информацию об обстановке на участке 5-й армии и корпуса он то рассеянно слушал, то часто прерывал, подбегая к окну с возгласами: «Что же делает ПВО?.. Самолеты летают, и никто их не сбивает... Безобразие!» Тут же приказывал дать распоряжение об усилении активности ПВО и о вызове к нему ее начальника. Да, это была растерянность, поскольку в сложившейся на то время обстановке другому командующему фронтом, на мой взгляд, было бы не до ПВО.

Правда, он пытался решать и более важные вопросы. Так, несколько раз по телефону отдавал распоряжения штабу о передаче приказаний кому-то о решительных контрударах. Но все это звучало неуверенно, суетливо, необстоятельно. Приказывая бросать в бой то одну, то две дивизии, командующий даже не интересовался, могут ли названные соединения контратаковатъ, не объяснял конкретной цели их использования. Создавалось впечатление, что он или не знает обстановки, или не хочет ее знать.

В эти минуты я окончательно пришел к выводу, что не по плечу этому человеку столь объемные, сложные и ответственные обязанности, и горе войскам, ему вверенным. С таким настроением я покинул штаб Юго-Западного фронта направляясь в Москву. Предварительно узнал о том, что на Западном фронте сложилась тоже весьма тяжелая обстановка: немцы подходят к Смоленску. Зная командующего Западным фронтом генерала Д.Г. Павлова еще задолго до начала войны (в 1930 г. он был командиром полка в дивизии, которой я командовал), мог заранее сделать вывод, что он пара Кирпоносу, если даже не слабее его».

Рокоссовский вспоминает даже такое: «Весьма характерен случай самоубийства офицера одного из полков 20 тд. В память врезались слова его посмертной, записки. «Преследующее меня чувство страха, что могу не устоять в бою, — извещалось в ней, — вынудило меня к самоубийству».

И чтобы избежать подобного страха, немцы и потратили сто лет на воспитание своей армии, и не только на воспитание бесстрашия к войне.

Военная мафия

К Сталину, как главе страны и Верховному Главнокомандующему, и у исследователей, и у любителей много вопросов: почему? Почему назначил этого генерала, а не другого, почему не реорганизовал Армию так или иначе? И вопросы порою вполне здравые. К примеру, почему генералы, показавшие в войне полную полководческую бездарность, не были отправлены в отставку и даже стали Героями Советского Союза, как, скажем, генералы Соколовский и Гордов? Почему, скажем, бросившие защитников Севастополя и удравшие из Крыма генерал Петров и адмирал Октябрьский не потеряли свои должности за трусость, а стали Героями Советского Союза?

Дело в том, что в любой большой организации руководитель, даже абсолютный диктатор, бессилен, если он задумал завести в этой организации порядки, которые не нравятся большинству членов этой организации. Для этого нужно время и сильная опора внутри организации в виде сторонников новых порядков. Если этого нет, то любые попытки реорганизовать организацию встретят саботаж и, не исключено, ответные действия в самой отвратительной форме. Никколо Макиавелли, умнейший исследователь принципов управления людьми, очень кратко, но абсолютно точно пояснил внутренние причины этого:

«А надо знать, что нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми. Кто бы ни выступал с подобным начинанием, его ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки, и холодность тех, кому выгодны новые. Холодность же эта объясняется отчасти страхом перед противником, на чьей стороне - законы; отчасти недоверчивостью людей, которые на самом деле не верят в новое, пока оно не закреплено продолжительным опытом. Когда приверженцы старого видят возможность действовать, они нападают с ожесточением, тогда как сторонники нового обороняются вяло, почему, опираясь на них, подвергаешь себя опасности».

Особенно не просто завести новые порядки в армии, причем, даже такие, которые мало, что определяют. Возьмем такой пример. Все, в том числе и генералы понимают, что карьеру в армии должны делать самые способные. А как определить способных? Можно по форме, а можно по содержанию. По содержанию это те, кто одерживает победы в бою. А по форме? А по форме это те, кто имеет лучшее образование. Что сложнее: одержать победу в бою или получить образование? Ответ понятен, и понятно, что наша армия руками и ногами будет цепляться за существующее уже 150 лет военное образование, как бы вы это образование не критиковали.

Вот такое подтверждение этого вывода. Обладатели российского и советского высшего академического военного образования потерпели целый ряд разгромных поражений от немцев и в Первой мировой войне, и во Второй. И напрашивается вывод – если мы перенимали у немцев образцы оружия и их тактику, то не перенять ли нам и систему их военного образования? Скажем, методику преподавания в их военных училищах и академиях? Так вот, об оружии немцев и их тактике и стратегии написаны тысячи трудов со всевозможнейшими подробностями. Мы уже знаем, что 37-мм противотанковая пушка немцев имела неофициальное прозвище «дверная колотушка», а короткоствольная танковая пушка – «окурок». Во, как глубоко мы копаем во всех подробностях той войны! А вот о военном образовании немецкой армии - о том, где и как немцы обучали своих офицеров и генералов, - неизвестно практически ничего! Это самая большая тайна отечественной военной истории. И эта тайна обеспечивает безбедное существование всей системе нашего военного образования. А это очень немало генералов и офицеров на непыльной работе с хорошим доходом, да еще и обеспечивающих остальных генералов и офицеров справками для карьерного роста.

Особенно тяжело завести в армии новые порядки, не воспринимаемые системой, во время войны. И дело не в том, что диктатору страшно за свою жизнь, дело в том, что недовольные генералы могут предать и перейти на сторону врага. И это будет только дуракам казаться, что генералы предадут диктатора, на самом деле они предадут народ. Не верите в предательство генералов? На том свете расспросите об этом Саддама Хусейна и Муамара Каддафи.

Не хотите ждать этой беседы с покойными диктаторами? Расспросите конгрессменов США о причинах их странного поведения в известных событиях 11 сентября 2001 года. Напомню, сразу после терактов, на фоне всеобщих требований к Конгрессу расследовать эти события и выяснить, кто совершил теракты, конгрессмены США получили по почте конверты со спорами сибирской язвы. Началась паника, Конгресс США впервые в своей истории прервал работу и сбежал из Капитолия. Спустя некоторое время выяснилось, что это споры штамма сибирской язвы, находящегося на вооружении армии США. Спросите, почему конгрессмены не расследовали, кто послал им эти споры, и какое отношение к этим посылкам имеет армия США? Ведь особенно жестоко сражается система, если реорганизация угрожает посягнуть на должности и доходы руководящего состава системы, как Конгресс США накануне терактов 11 сентября попытался посягнуть на сокращение расходов на армию и спецслужбы США.

Вернусь к рассказу Мартынова и Редигера о русском генерале Поппене, отказавшемся идти на войну с японцами. Редигер сообщил и отношение к Поппену самого крутого диктатора - российского самодержца Николая II: «Военный министр Сахаров мне рассказал, что государь приехал благословлять в поход бывшую дивизию Поппена, которой тот еще не сдал. Поппену, стоявшему на правом фланге, государь не подал руки». Казалось бы, при таком отношении царя к поступку Поппена – разжаловать и в штрафной батальон! Но нет, Мартынов пишет: «Ничуть не бывало, ему тотчас же дали другую дивизию, оставшуюся в России!!! Мало того, как нам известно, этот генерал, доказавший свою бездарность, полное незнание дела и отсутствие чувства долга, был зачислен кандидатом на высшую должность, которая по идее должна предоставляться лишь выдающимся офицерам Генерального штаба. …Такого рода факты происходили и во время войны - генералы Генерального штаба, выгнанные из армии за полную непригодность, по возвращении в Россию, получили соответствующие, а иногда и высшие назначения». Редигер это сообщение подтверждает: «…ему дали другую дивизию в Риге. …Поппен все же остался на службе, не только во время войны (когда отставок не было), но и после ее окончания».

Встаньте на позицию российского генералитета - уволить в отставку генерала, честно служившему царю на всех учениях и парадах, да еще и закончившего Академию Генштаба, и уволить только за то, что он бездарен и воевать не хочет?? Как это можно?! Так же всех кадровых офицеров и генералов можно уволить! Нет, Армия Российской империи такого поступка императора Николая II не поняла бы! Вот вам и вся власть диктатора над организацией.

Я уже написал, что для изменения порядков в крупной организации, даже диктатору нужна опора внутри ее – нужны «свои люди», безусловно разделяющие стремления начальника к реорганизации. У советской власти такие люди были – советская власть создала институт комиссаров. Но это тоже была бюрократическая организации, быстро ставшая чем-то вроде рода войск армии с традициями русской императорской армии. А надо сказать, что если вы создаете бюрократическую организацию для решения какой-либо проблемы, то эффект от нее может быть только в первое время – пока живы энтузиасты решения этой проблемы. А дальше эта организация начинает все быстрее и быстрее решать иную проблему – проблему обеспеченной жизни для своих членов.

Выше я сообщил, что в Красной Армии командирские должности на 53% были укомплектованы императорскими офицерами, в данном случае можно даже подчеркнуть, всего на 53%, и они находились под контролем комиссаров. А в Белой Армии командирские должности были укомплектованы императорскими офицерами и генералами на 100%. Причем, высшими генералами и офицерами, занимавшими высокие военные посты еще в Первую мировую войну и свободными от комиссарского контроля. Кроме того, Белой Армии оружием, обмундированием и техникой, а, порою, и интервенцией помогал весь мир. Тем не менее, в гражданской войне победила Красная Армия – та, в которой доля императорских образованных офицеров оказалась ниже. Понятно, что причина победы красных была не в этом, но, читая Мартынова, и понимая, что это были за военные специалисты, понимая, как они воспринимали чувство долга, приходишь к выводу, что «военное мастерство» забюрокраченных кадровых офицеров русской армии тоже сыграло определенную роль в победе красных в Гражданской войне.

Вот такой штрих. Под началом адмирала Колчака в 1919 году собралось до миллиона человек. Военный министр в правительстве Колчака, барон А. Будберг, 4 июля сделал в дневнике запись: «Для меня ясно, что в неуспехе фронта виноваты те, которые позволили армии распухнуть до 800 тысяч ртов при 70-80 тысячах штыков». То есть, на одного какого-то поручика Ржевского на фронте, было 10 Поппенов в тылу. И Колчаку сломать традиции русской армии оказалось не под силу.

Однако, и в делократической системе управления – в армии единоначальников - тоже имеют место конфликты, правда, несколько иного рода.

(продолжение следует)



Рейтинг:   4.44,  Голосов: 25
Поделиться

читайте нас в Я.Новости

Всего комментариев к статье: 29
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
ЮМ-может ли быть профанация професииональной?
док написал 13.10.2013 20:33
Вам это удалось!Заголовок вы сочинили-"Молниеносная война: Принципы управления русской армии",т е ,как я понимаю речь идет о принципах управления,так?Даже какие-то научные изыскания предполагается найти в статье,но увы,читаем опус,в стиле речей за барной стойкой когда слюни потекли..Для ЮМ-принципы управления-непрерывность,компетентность,скрытность-далее потрудитесь сами.Что касаемо темы каким должен быть приказ,то к немцам ходить не надо,читайте русские(советские)уставы,там все есть.
"Однако, и в делократической системе" написания статей есть свои проблемы-отсутствия профессиональных знаний автор заменил пустым трепом,в стиле старой русской сказки-что ни полковник,так дурак...
ЮМ-может ли быть профанация професииональной?
док написал 13.10.2013 20:31
Вам это удалось!Заголовок вы сочинили-"Молниеносная война: Принципы управления русской армии",т е ,как я понимаю речь идет о принципах управления,так?Даже какие-то научные изыскания предполагается найти в статье,но увы,читаем опус,в стиле речей за барной стойкой когда слюни потекли..Для ЮМ-принципы управления-непрерывность,компетентность,скрытность-далее потрудитесь сами.Что касаемо темы каким должен быть приказ,то к немцам ходить не надо,читайте русские(советские)уставы,там все есть.
"Однако, и в делократической системе" написания статей есть свои проблемы-отсутствия профессиональных знаний автор заменил пустым трепом,в стиле старой русской сказки-что ни полковник,так дурак...
Re: Re: Информация для vir-Светослав. (11.10.2013 15:06)
VIR написал 11.10.2013 18:33
Cлушайте,любезный!
Говорить перед аудиторией я могу-но лично вам скажу многоточием.
Вот так-...!!!(учитывая ваш дремуче-укро-хамовитый стиль доморощенного аналитика)...
P.S.(З.Ы.)-можете не утруждать себя ответом-поверьте, в нем нет никакой необходимости. Говорю совершенно искренне.
Re: Информация для vir
Светослав. написал 11.10.2013 15:06
\\\Анализировать сей опус с точки зрения здравого смысла невозможно-его нет.///
.
Ну, раз нет смысла, значит и настучать не на что. Не так ли, таварищь?
.
Re: Информация для vir-Юрий К. (11.10.2013 00:09)
vir написал 11.10.2013 01:13
Батенька, не совсем так-гражданин Мухин кучу буковок истратил на свою делократию, а Маркса и "в смысле" и "в буквах" у Мухина вообще нет.
Информация для vir
Юрий К. написал 11.10.2013 00:09
Ну Вы даете! Мухин-то о смысле, а Вы о буквах в документах.
Информация для Мухина
vir написал 10.10.2013 23:27
Анализировать сей опус с точки зрения здравого смысла невозможно-его нет.
Заметка 100-процентно немарксистская, автор упрямо и настырно развивает свою "теорию" делократии и закона об ответственности буржуазной власти(армии...) перед народом.
Не говоря уже о совершенно необъективной подборке фактов.
К примеру, вдумайтесь и умудренную мудростью наимудрейших мысль Мухина-"...Рабоче-Крестьянская Красная Армия была кровь от крови, плоть от плоти царской императорской армии..."(!!!).
Гражданин Мухин-учите матчасть.
Вот вам советский декрет-прочитайте его на ночь!(выделено мной-vir)
ИЗ ДЕКРЕТА СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ КРАСНОЙ АРМИИ
15 января 1918 г.
СТАРАЯ АРМИЯ служила орудием классового угнетения трудящихся буржуазией. С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания НОВОЙ АРМИИ, которая явится оплотом Советской власти в настоящем, фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением в ближайшем будущем и послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе.
Ввиду этого Совет Народных Комиссаров постановляет: организовать НОВУЮ АРМИЮ под названием "Рабоче-Крестьянская Красная Армия", на следующих основаниях:
1) Рабоче-Крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс.
2) Доступ в ее ряды открыт для всех граждан Российской Республики не моложе 18 лет. В Красную Армию поступает каждый, кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеваний Октябрьской революции, власти Советов и социализма. .."
мне не.....
Льюис написал 10.10.2013 21:52
Льюису не понравился -Клячко--в бое с Поветкой..Ему предложили $50 мильенов за бой с Клячко-- Льюис не согласен ..Ему надо 6 месяцев подтянуцца и $100 мильенов-за бой -тогда он вырубит Клячка с Бокса..
...сам прочел-сам суди...
М.В. написал 10.10.2013 21:46
...принятие закона об ответственности писателей перед читателями стало главной необходимостью не прекращающейся информационной эпохи ...для этого можно создать армию воли ...из безвольных читателей ...потома , провести референдум о принятии закона об ответственности писателей перед читателями ...если начальство разрешит ,конечно...ну,а для начала попытаться слупить с какого-нибудь,...типа- писателя, во первых , за бесцельно- потраченное время на чтение его творчества...а ,потома... попробовать взыскать ущерб за моральный вред,хотя-бы, от возникшего расстройства эмоций от впитанной инфы...и не впитанной из-за неспособности понимать..тоже(тута -унижением личности попахивает даже...) ....короче, ...отвечайка должна работать ...для любого писателя...
(без названия)
lavr написал 10.10.2013 20:51
С июня 1918г. при проведении мобилизаций в армию большевиками была введена система заложников: если призванный не являлся на призывной пункт,расстреливались его родители, дети, жена, братья и сестры. Военкомы за проведение призыва отвечали своими жизнями,а также жизнями всех своих близких. "Девяносто девять сотых офицерства заявляют, что не могут участвовать в гражданской войне.С этим надо покончить! Офицеры получили свое образование за счет народа. Те, что служили Николаю Романову, могут и будут служить,когда им прикажет рабочий класс."-Л.Троцкий,"Известия" от 23 июля 1918г. Заложниками, естественно, были семьи офицеров. Приказом Реввоенсовета от 30 сентября предписывалось за переход военспеца на сторону белых,самовольное отступление или за дезертирство расстреливать всю его семью. Комиссар отвечал жизнью за лояльность вверенного ему военспеца,если тот "саботировал" или бежал. С июля 1918г. офицеров в Красную Армию мобилизовывали поголовно.
(без названия)
Алекс К. написал 10.10.2013 20:37
", жалкая бездарность, соединенная с отсутствием настоящих живых знаний, обыкновенно старается свои убогие мысли облекать в труднодоступные пониманию формы, наивно полагая, что в этом-то и заключается ученость."
Не согласен с "наивностью" такого поведения. Оно очень даже осознано.
Ибо таковым бездарям чтобы успешно делать карберу, надо пускать с помощью псевдоучености пыль в глаза и втирать очки.
все так
Иван написал 10.10.2013 18:51
многие забыли, как совсем недавно во время войны с Грузией командующий 58 армии генерал Хрулев управлял своими частями по сотовому телефону. Он не знал, что американцы поставили грузинам оборудование для прослушивания переговоров по сотовым. Грузины переговоры засекли и нанесли артиллерийский удар по колонне, где находился командующий. Хрулев был ранен и выбыл из действующей армии. А постоянное отставание советской армии в деле оснащения частей современной связью и средствами разведки широко освещалось, да воз и ныне там. Во время чеченской войны командир находился рядом с радистом с громоздкой рацией за плечами и с двухметровой антенной.
Чеченские снайперы точно знали, кто командует подразделением.
(без названия)
Александр написал 10.10.2013 16:14
"Почему, скажем, бросившие защитников Севастополя и удравшие из Крыма генерал Петров и адмирал Октябрьский не потеряли свои должности за трусость, а стали Героями Советского Союза?"
Не надо наговаривать на генерала Петрова. Он не удирал и хотел остатся до конца, даже пытался застрелиться, но был вывезен против своей воли по приказу высшего командования, уже когда дальнейшая оборона города была невозможна и он был обречен.
(без названия)
Tyrant написал 10.10.2013 15:40
/И такого тоже было навалом -- красные брали в заложники семьи как офицеров, так и обычных солдат./
Тупое чмо. И до хрена такие вояки навоюют?
/Главная причина -- феодальный строй, наличие терпеливой биомассы и отсутствие вооруженных граждан./
Гы-гы. Вооруженные граждане у ВАС присутствуют - типа УНА-УНСО, только эти обезьяны почему-то думают, что враги у Украины - исключительно злые русские, а не ющенки с януковичами. Поэтому вы и до сих пор в ж.
Re: Историку
Атилла написал 10.10.2013 15:02
Не наводите тень на плетень---Горбачев и Яковлев при Сталине не были бы назначены даже на должность пастуха!!! Не смешите народ!!!
(без названия)
историк написал 10.10.2013 14:42
Некоторые ФАКТЫ:
В результате СТАЛИНСКИХ ЧИСТОК в РККА в 1936 - 38 годах были как "враги народа" расстреляны:
а) из 5 маршалов СССР 3
б) из 15 командармов 13
в) из 9 адмиралов 8
г) из 186 комдивов 154.
Список можно продолжить. СТАЛИНСКИЙ ТЕРРОР в РККА ПОЛНОСТЬЮ ЕЕ ОБЕЗГЛАВИЛ.
На освободившиеся должности пришли люди которые не имели но соотв. образование ни опыта.
Взлеты были феноменальные. Люди где-то за 4 года проходили, вернее ПРОЛЕТАЛИ должности
с комроты до комполка или даже комдива. Подобное было и на гражданке.
Поэтому НЕБЫВАЛАЯ КАТАСТРОФА 1941 - 42 годах есть СЛЕДСТВИЕ тех решений, которые в конечном
счете визировал И.Сталин. И.Сталин нанес РККА ГОРАЗДО БОЛЬШИЙ УЩЕРБ чем Гитлер.
Взять того-же Кирпоноса. КТО подписал приказ о его назначении? Разве не И.Сталин?
Об этом ПРЯМО пишет Г.К. Жуков в своих "Воспоминаниях и размешлениях".
Вопреки мнению то же Г.К.Жукова и Василеского об АКТИВНОЙ ОБОРОНЕ в 1942 году,
И.Сталин послушался своих БЛЮЗОЛИДОВ типа маршала Кулика и дал приказ о наступлении.
Что закончилось прорывом немцкими дивизиями Юго-Западного фронта в районе Харькова
и выходом немецких войск к Волге. Далее, об адмирале Октябрьбском - командущим к началу
войны Черноморским флотом. Адмирал Октябрьский не стал ждать ПРИКАЗА из Кремля
о приведении флота в ПОЛНУЮ БОЕВУЮ ГОТОВНОСТЬ, а сделал это САМ до получения
приказа, чем СПАС ФЛОТ от УНИЧТОЖЕНИЯ немецкой авиацией. Сам приказ о проведении
войск Западных военных округов вышел из Кремля ТОГДА, когда НЕМЕЦКАЯ АВИАЦИЯ НАНОСИЛА
УДАРЫ по аэродромам западных округов, где они были ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНА.
Да сам приказ УЖЕ туда не дошел, ибо СВЯЗЬ с войсками БЫЛА УЖЕ ПРЕРВАНА.
Об этом пишет Г.К. Жуков. И.Сталин - великий полководец - ага. А так Ю.Мухин,
БРОСЬ ЗА УШИ НАТЯГИВАТЬ ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ. СССР заплатил только официально
за Победу в ВОВ более чем 27(!!!) миллионами ЛУЧШИХ ЖИЗНЕЙ.
Благодаря "гению" И.Сталина. А так сталинская система показала свою ПОЛНОСТЬЮ НЕЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ
и ЗАКОНОМЕРНО РУХНУЛА в 1989 году. Беда в то, что "КАТАСТРОЙКУ" проводили СТАЛИНСКИЕ КАДРЫ -
как-то Горбачев, Яковлев и далее по списку. Сталинская система ВОСПИТАЛА ПРИСПОСОБЛЕНЦЕВ
и ПОДХАЛИМОВ, они все ОТТУДА. Сталинские кадры.
Браво!!!
Соломон Абрамыч написал 10.10.2013 12:48
Браво, Мухин, в корень наших болячек зришь!!!
Согласен абсолютно.
Re: Воениз
Светослав. написал 10.10.2013 12:00
\\\Россия сегодня обречена на бедность двух третей северного населения вечно:
Главные причины 1. холодный климат.2.плохое образование ...15.///
.
Главная причина -- феодальный строй, наличие терпеливой биомассы и отсутствие вооруженных граждан.
Все остальные причины вторичны.
.
Re: Евгений
Светослав. написал 10.10.2013 11:57
\\\Один только пример - якобы единственный путь заманить царского офицера в РККА был либо посул либо испуг. ///
.
И такого тоже было навалом -- красные брали в заложники семьи как офицеров, так и обычных солдат.
Массовыми были случаи вступления в РККА исключительно ради продпайка, ведь время было голодное.
Ну и, само содой, идейные тоже были.
.
Re: Re:
Воениз написал 10.10.2013 11:54
Россия сегодня обречена на бедность двух третей северного населения вечно:
Главные причины 1. холодный климат.2.плохое образование вороватого чиновничества.
3.необходимость добывать нефть,уголь и газ в холодной части страны,а продавать все
по дешевке.4 Неоходимость охранять пустые территории.5.Отсутствие стимулов деторождения.6.Зона.рискованного земледелия.7.Зависть бывших дружественных
стран-соседей,ставших враждебными.8.Национализм окраин.9.Потеря 15 территорий
из-за плохого правления власти.10.Неспособность ученых поднять производительность
труда здорового трудового населения.
1 | 2 | >>
Опрос
  • За кого вы бы проголосовали на выборах мэра Москвы?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss