Кто владеет информацией,
владеет миром

Террор: невыученные уроки

Опубликовано 21.03.2018 автором Николай Иванов в разделе комментариев 44

террор эсеры
Террор: невыученные уроки

На закате Российской Империи полицейские и охранные структуры играли с радикалами в управляемый хаос. Охранное отделение и военная разведка выплачивали радикалам деньги, на которые они организовывали террористические акты. Жертв выбирали из числа государственных чиновников, которых было "не жалко". "Господ террористов" просили лишь не покушаться на царя и его семью. Исполнители покушений шли на виселицу, их заменяли другие. У всех была иллюзия, что участие в террористической деятельности принесет желаемое народное счастье, но совершая убийства, эсеры, анархисты, правые радикалы сами становились объектом осуждения. Эта дьявольская игра направила протест в безопасное русло и продлила агонию царизма на целые десять лет.

 

Всё могло закончиться раньше, но не закончилось

Провизор и сотрудник Института экспериментальной медицины Григорий Гершуни мог сделать крупное открытие в области врачевания. Но стал террористом. В 1890 году его деятельность по "ввозу литературы без цензурного одобрения" (административное нарушение, наказываемое штрафом) привлекла внимание начальника охранки С.В. Зубатова. Для проведения воспитательной беседы Гершуни был задержан, и вскоре к своему немалому удивлению посажен под арест. В карцере он просидел с марта по июнь 1890 года. Освободившись, перешел на нелегальное положение. Объехал Нижний Новгород, Самару, Уфу, Воронеж, собирая единомышленников.

Гершуни основал печально известную "Боевую организацию" партии социалистов-революционеров.

У политического хулиганства всегда есть автор. Гершуни определил целью организации так: "Боевая организация не только совершает акт самозащиты, но и действует наступательно, внося страх и дезорганизацию в правящие сферы". И началось: 2 апреля 1902 года в Петербурге выстрелом из револьвера террорист С Балмашев убивает министра внутренних дел Д.С. Сипягина. 5 апреля 1902 года во время похорон Сипягина предпринимается попытка ликвидировать обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева и генерал-губернатора Петербурга Н.В. Клейгельса. Менее чем через год - 6 марта 1903 года в парке Уфы эсеровские боевики убивают уфимского губернатора Н. Богдановича. Полиция начинает следствие, на эсеров филеры составляют досье, начинается слежка за самим Гершуни. Министр внутренних дел В.К. Плеве дает указание найти и осудить главаря убийц.

Главаря эсеровской банды спасает само царское МВД. С.В. Зубатов позитивно оценивает деловые качества Гершуни, называя его "художником террора". Когда наконец 13 марта 1903 года Гершуни арестуют, его этапируют для суда в Петербург. В феврале 1904 года ему выносят смертный приговор, который по настоянию Зубатова заменяют на ссылку в Акатуй.

До этого по настоянию Зубатова от виселицы были спасены участники псевдо-революционной организации Распутина, в которое трое девушек - Зинаида Гернгрос, Таисия и Александра Акимова были агентами охранки. У семерых приговоренных была реальная возможность повторить судьбу народовольца Рысакова. Зубатов любил своих агентов.

В 1906 году Гершуни помогли бежать с каторги. Для этого было изготовлено специальное транспортное средство в виде телеги с бочкой из-под капусты. Гершуни вывезли за пределы колонии поселения, по дороге его кормили и согревали, и так довезли до границы. "Художник террора" продолжил свою деятельность как пропагандист - в США и Швейцарии. В 1908 году Гершуни умер от рака лёгкого.

Вот так начальник охранки Зубатов испас террориста Гершуни от виселицы. Вместе с этим началась кровавая история боевой организации, которая не только не закончилась в 1904 году, но получила продолжение.

 

Беззаконие за государственные деньги

Русские террористы имели два примера для подражания. Первый - судьба декабристов, устроивших неудачный мятеж на Сенатской площади. Второй - народовольцы, убившие Александра II. Так или иначе, граф С.Ю. Витте, которого в наши дни считают автором идеи "управляемого радикализма" хорошо понимал, кому пытаются подражать революционеры начала XX века.

Именно Витте посоветовал Зубатову продолжить финансирование радикалов из полицейской кассы.

На место выбывшего Гершуни пришел Евно Азеф. В полицейской картотеке он фигурировал как агент Раскин, получал от 60 до 80 тысяч рублей серебром и вел очень свободную жизнь. Азеф числился осведомителем с 1892 года, но к активной деятельности приступил в начале 1900-х. В 1903 году он возглавил боевую организацию, сменив Гершуни. Во взаимоотношениях с полицией Азеф был как никто пунктуален. На личную сберегательную книжку получал по 1000 рублей в месяц и на отдельный счет - до 60 тысяч в год. Первые деньги шли на "карманные расходы", вторые - на дело партии.

В охранке Азефа считали ценным агентом. Именно через него удалось канализировать протестные настроения и создать условия для разгрома революционных радикалов. После Русско-Японской войны, когда репутация Николая II пошатнулась, многие молодые люди стали разделять антиправительственные взгляды, и чтобы организовать этих людей, направить их усилия в заведомо бесполезное русло царская полиция поддерживала управляемый терроризм.

Образ мученика, жертвующего своей жизнью во имя народных идеалов, стал вдруг привлекательным и понятным этим людям. В ряды боевой организации партии социалистов-революционеров шли разочарованные жизнью романтики и истерические личности.

Всех их объединяло желание пожертвовать собой — "умереть красиво".

Борис Савинков узнал Азефа в июне 1903 года в Женеве. С этого момента он - активный участник боевой организации, с 1905 или 1906 года - осведомитель полиции, как и Азеф. "Боевое крещение" Савинков принял 15 июля 1904 года, когда был убит министр внутренних дел В.К. Плеве. В реализации этого плана террористу помогал молодой человек по имени Иван Каляев, приобретший среди радикалов прозвище "поэт". Каляев не был убийцей. Таким его сделала дружба с Савинковым и Азефом, которые и приобщили его к радикальной деятельности. В мае 1905 года Каляева повесили в Шлиссельбурге за убийство великого князя Сергея Александровича Романова.

Террор, предательство, как и война - затягивают. Смерть Ивана Каляева сродни трагедиям всех других членов эсеровской партии. Вначале они знакомились с кем-то из центрального комитета партии, затем их вовлекали в изготовление бомб, планирование покушений, а кто-то просто помогал укрывать террористов. Фальшивые документы членам ячейки обеспечивал Азеф через охранное отделение. Поэтому террористы были поименно известны Московскому, Петербургскому и Варшавскому отделениям охранки.

Все они следовали этике Нечаева - автору "Катехизиса революционара", все хотели войти в историю государства как революционеры. На деле большинство были взяты охранным отделением и закончили жизнь совсем не так, как хотели.

Бомбы, которыми планировали взорвать великого князя Сергея Александровича, предназначались для других жертв. В начале 1905 года эсеры получили приказ убить министра юстиции, но это покушение не состоялось из-за нерешительности исполнителей. А те были непрофессиональными убийцами. То же самое можно сказать про Савинковских "динамитных барышень". Бертолетову соль и порох взяли из хлопушек, которые в тазу на кухне квартиры, арендованной Азефом для сестер Александровых, артисток цирка, распотрошили Дора Бриллиант и одна из сестер - Наталья. Другая сестра - Мария была дружна с Азефом, называла его добрым, милым и общительным человеком.

Этот "милый и общительный" господин к концу 1905 года сдал полиции всех без исключения членов эсеровской боевой организации, включая Дору Бриллиант, Зинаиду Коноплянникову и других "динамиток" - Софью Данциг, Анну Авдееву, Анну Артюхову и Наталью Лебедеву. Дору Бриллиант, которая стала бесполезной для дела из-за угрызений совести (девушка считала себя виновной в убийстве великого князя) арестовали в подходящий момент в конце 1905 года. Она сошла с ума в арестантском доме на Шпалерной. С остальными охранка расправилась до конца 1906 года. Произошло это так.

В 1906 году Савинков, готовивший покушение на командующего Черноморским флотом Чухнина, был арестован. Покушение на Чухнина совершила Екатерина Измайлович, которую на месте расстреляли солдаты (тремя месяцами раньше в Минске ее родная сестра Александра была приговорена к виселице вместе с радикалом Пулиховским; приговор Александре заменили на каторгу, она пережила революцию и была расстреляна НКВД в 1940 году, а сам Пулиховский был повешен). Савинкова судил военный суд, террориста ждала смертная казнь. Но помогли старые связи - в ботик Одесской биостанции террориста вывезли в Румынию, а оттуда он перебрался во Францию.

Охранка очень жестоко разобралась с возлюбленной Савинкова Натальей Александровой и ее сестрой Марией, равно как и с другими из "списка Азефа".

Когда в голову Витте или кому-то еще из теневых режиссеров террористического спектакля пришла мысль о том, что с управляемым террором пора заканчивать, возникла идея спровоцировать режим на расправу с революционерами. Анархисты организовали взрыв на даче Столыпина 12 августа 1906 года. С 1 сентября дела о терроризме начали рассматривать военно-полевые суды. Прямо по списку Азефа 30 и 31 августа, еще до начала деятельности таких судов были арестованы 9 эсеров. В суботний день 1 сентября 1906 года их приговорили к смертной казни и повесили к вечеру на Ржевском полигоне к северу от города. Следующая казнь состоялась 3 сентября, в понедельник — в этот день были повешены еще пятеро. В октябре 1906 года в Нарве были арестованы и через четыре дня повешены эсеры Надежда и Николай Черкашины. Их единственная вина была в том, что они пытались встретить ботик с оружием для революционеров.

Эсеровская организация в первоначальном виде была разгромлена за один месяц. Охранное отделение пыталось в 1907-1908 году поддерживать латыша Альберта Трауберга, организовавшего Северный боевой летучий отряд. Помимо убийства генерала Мина (за это покушение Зинаида Коноплянникова была повешена), эта ячейка совершила еще несколько подобных нападений. Однако в целом они были бесполезными — в феврале 1908 года все участники были повешены на том же Ржевском полигоне. А 31 мая 1908 года была поймана при попытке застрелить генерал-губернатора Петербурга последняя из "динамиток" Анна Авдеева — приговор ей привели в исполнение 2 июня.

Эсеровский террор доказал свою бесполезность. Только политика может направить развитие государства в разумном направлении. Этот урок надо хорошо выучить.



Рейтинг:   4.00,  Голосов: 16
Поделиться

читайте нас в Я.Новости

Всего комментариев к статье: 44
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
buy generic cialis
buy generic cialis написал 21.03.2018 01:55

Thanks designed for sharing such a pleasant idea, article is good, thats why i have read it completely
слава героям
чугуний написал 21.03.2018 01:55
Бесполезных жертв не бывает! И вообще без жертв не может быть борьбы.Только в борьбе и самопожертвовании обретешь ты право свое! Это и есть дейст венная политика.А вы предлага ете сидеть сложа ручки в белых перчатках.Нет на вас ни Софьи Перовской, ни Веры Засулич, ни Гриневицкого! Ужо...
online cialis
online cialis написал 21.03.2018 01:13

Hey would you mind letting me know which web host you're using? I've loaded your blog in 3 different browsers and I must say this blog loads a lot faster then most. Can you recommend a good web hosting provider at a reasonable price? Kudos, I appreciate it!
рашеговнии приходит ж... а?
ц написал 21.03.2018 00:53
рашеговнии приходит ж...а!
<< | 1 | 2 | 3
Опрос
  • Кого бы вы выбрали президентом?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss