Кто владеет информацией,
владеет миром

Неумение воевать

Опубликовано 22.03.2019 автором Юрий Мухин в разделе комментариев 18

война рф офицеры
Неумение воевать

ТРАДИЦИИ КАДРОВОГО ОФИЦЕРСТВА 

Теоретики

В предыдущих работах о традициях царского офицерства, сохранённых до настоящего времени, я раскрывал только тему морали, но мне могут сказать, что пусть и аморальные, но офицеры и генералы, всё ж, «профессионалы», и как без «профессионалов» воевать?? Вот теперь давайте о том, «профессионализме», который царские генералы и офицеры принесли в наследницу царской армии – в Красную Армию.

Да, есть достаточно много историков, уверенных, что царское офицерство внесло в Красную Армию высокий профессионализм, под которым эти историки понимают умение побеждать в боях. Это глупость!

Болтать о своём военном мастерстве – да, быть некими «теоретиками» - да, но НЕУМЕНИЕ ВОЕВАТЬ - это и есть настоящая традиция царского офицерства. И эту традицию они тоже приволокли с собой в Красную армию.

Вот давайте возьмём для примера даже не итоги Гражданской войны и интервенции 1918-1920 годов, а Советско-Польскую войну 1920 года, в которой Советская Россия потерпела разгромное, позорнейшее поражение. Дело в том, что гражданская война – это, всё же, братоубийственная война, и по этой причине царские офицеры должны были бы её избегать. А вот война с поляками была войной с иностранной армией, интересно, что в ходе этой войны даже воевавшие в это время с «красными» в Крыму «белые» офицеры генерала Врангеля желали победы «красным».

Начну с того, что в это время военными операциями Красной Армии руководили привлечённые наркомом (министром) по военным и морским делам Л. Троцким царские офицеры и генералы. Главнокомандующим РККА был бывший царский полковник, окончивший при царе академию Генштаба С. Каменев, начальником Полевого штаба Красной Армии был окончивший при царе академию Генштаба, бывший царский генерал-майор П. Лебедев, а начальником оперативного управления Полевого штаба РККА был бывший царский полковник, окончивший при царе академию Генштаба Б. Шапошников. И фронтом, потерпевшим разгромное поражение от поляков, повлекшим и позорнейшее поражение во всей войне, командовал блестяще окончивший при царе Александровское военное училище, бывший подпоручик гвардии М. Тухачевский и окончивший по первому разряду академию Генштаба царской армии, при царе полковник Н. Шварц.

А противостояли им:

- командовавший польскими войсками революционер-социалист, не имевший никакого военного образования Ю. Пилсудский;

- по сути единственный профессионал, бывший бригадный генерал армии Австро-Венгрии С. Шептицкий;

- талантливый художник, революционер, и по военному образованию на современном слэнге «двухгодичник», в 1910 году прослуживший в год в армии Австро-Венгрии, Э. Рыдз-Смиглы;

- бывший студент-момстостроитель, а потом революционер, В. Сикорский.

То есть толпа «профессионалов» из царской армии противостояла «пиджакам»-революционерам.

Мне уже приходилось писать, что в 1923 году стратег Тухачевский прочел лекции на тему Советско-Польской войны в академии РККА и издал эти лекции в том же году отдельной брошюрой под названием «Поход на Вислу». Брошюра вызвала возмущение среди командиров - участников той войны и, разумеется, большой интерес в Польше. Польские издатели попросили уже маршала Пилсудского прокомментировать эту работу Тухачевского. Пилсудский в 1924 году написал свой развернутый комментарий, который назвал просто «1920 год». Эта книга была переведена на русский и издана в СССР в 1926 году.

Сначала несколько слов о брошюре Тухачевского. Возможно, он пионер того, что стало в советской науке правилом - плевать на истину; главное - собственная слава, деньги, общественное положение «ученого». Наглость, с какой Тухачевский ставит все с ног на голову, сравнима только с наглостью так называемых «генетиков» после 1956 года, когда выяснилось, что никаких отдельных от организма вейсмановских и моргановских частичек «наследственного вещества» (генов) нет, и эти генетики стали бессовестнейшим образом называть «генами» участки хромосом. Но при этом продолжали именовать себя «учеными», а истинных ученых (того же выдающегося биолога Лысенко) заплевали и затоптали.

Думаю, что начал всю эту подлость в науке именно Тухачевский. В его брошюре нет ни малейших намеков на ошибки, приведшие к поражению - он запланировал и провел всю операцию, по его словам, блестяще. Он так и заканчивает свой анализ и описание работы командующим Западным фронтом: «Так кончается эта блестящая наша операция, которая заставляла дрожать весь европейский капитал…». Ни больше и ни меньше!

Из-за удивительной наглости Тухачевского порой складывается впечатление, что он читал свои лекции, «не приходя в сознание». Вот пара цитат.

Он пишет: «Конечно, вступить в решительное сражение до Вислы было бы для нас гораздо приятней, но противник отходил и надо было готовиться к самому трудному, к самому тяжелому и к самому опасному действию - к сражению с польскими силами, опирающимися на широкую, быструю и трудно проходимую Вислу». Вдумайтесь, поляки в несколько дней уничтожили вверенные Тухачевскому войска Красной Армии именно там, где Тухачевскому было бы «приятнее» уничтожить польские войска - не доходя до Вислы. Чем же ты, дурак, хвастаешься? Почему сражаться с противником, у которого за спиной есть пространство для маневра, легче, чем с противником, у которого маневр ограничен широкой рекой?

Можно понять Пилсудского, который, хотя и написал в ответ на лекции Тухачевского работу по объему в 4 раза большую, чем критикуемая брошюра, но извиняется пред читателями, что не способен разобрать всю «фальшь» Тухачевского, так как тогда книга возрастет до неприемлемых объемов. «Когда читаешь этот роман, который происходит в воображении г-на Тухачевского, - пишет Пилсудский, - …бросаешь книгу с известным неприятным чувством. Зачем столько кривлянья в большой исторической работе войны?».

Маршал

Теперь о книге Ю. Пилсудского. Она в некотором смысле мемуарна, а мемуарам надо верить очень осторожно, и Пилсудский в этом смысле если и исключение, то не очень большое.

О некоторых вещах он умалчивает по понятным и веским обстоятельствам - было ясно, что война Польши с СССР в 1920 года это не последняя война, и Пилсудский не высказывает своих взглядов на тему, с какого направления лучше всего атаковать Польшу. Он просто вскользь похвалил Тухачевского, что тот, дескать, правильно оценил местность для выбора направления главного удара, и об этом все. Думаю, что по этой причине он выставляет в негативном свете и своего командующего Северным польским фронтом генерала Шептыцкого за то, что тот держал главные силы своего фронта не на северном, а на южном фланге (Шептыцкий ведь не знал, что Тухачевский идиот), но не поясняет мотивов, по которым Шептыцкий так поступал.

По некоторым вопросам Пилсудский молчит из-за весьма неблаговидных обстоятельств. Скажем, бросается в глаза, что он не упоминает о численности взятых у Красной Армии пленных. А ведь это не только должно быть его гордостью, но и веским аргументом в споре. К примеру, он многословно оспаривает утверждение Тухачевского о том, что накануне наступления на Варшаву «силы Западного фронта не превышали 40 000 штыков и сабель». Пилсудский посвящает подсчету реальной численности войск избыточно много места, а ведь стоило только назвать цифру взятых под Варшавой пленных и спросить, откуда они взялись, если общая численность войск Западного фронта, по словам Тухачевского, было всего около 100 тыс. человек (40% от которых - штыки и сабли).

Но Пилсудский, который обычно не упускает возможности поиздеваться над Тухачевским, в данном случае молчит. Почему? Потому что поляки не вернули из плена после заключения мира около 100 тыс. красноармейцев, которых просто убили в лагерях военнопленных, а Советскому Союзу заявили, что этих пленных у них не было. Вот Пилсудскому и приходится о пленных помалкивать, хотя он, как и полагается поляку, в других случаях не прочь прихвастнуть.

Скажем, он пишет: «Я спокойно лишь скажу, что всю двухлетнюю войну отмечал я не чем иным, как только победами. Всякий раз, когда дело войны я творил собственными руками, я одерживал победы, которые в истории этой войны являлись эпохами, ибо они всегда были стратегическими победами, а не достижением только тактического перевеса».

Давайте и мы спокойно и более подробно взглянем на одну из «побед» Пилсудского, тем более что она высвечивает ныне забытого героя той войны, открывшего новую эпоху в военном деле.

Первая Конная

Напомню. В апреле 1920 года Пилсудский, лично командуя Южным польским фронтом, атаковал на Украине две армии (12-ю и 14-ю) советского Юго-Западного фронта, которым командовали Егоров и Сталин, и взял Киев. В 12-й и 14-й армиях в то время было по 4-5 дивизий (в августе в 12-й армии было всего 3 дивизии). Против 12-й и 14-й армий Пилсудский в то время имел три польских армии (6-я, 2-я и 3-я) и две петлюровских.

Но в конце мая к польскому фронту подошла Первая Конная армия и без проблем прорвала его южнее Киева, вышла в тыл противника и взяла Житомир. За считанные дни непрерывными победами она навела на поляков такой страх, что никакое полководческое искусство Пилсудского не помогало. К примеру, он лучшим своим командиром, судя по всему, считал генерала Рыдз-Смиглы. И вот Пилсудский дает ему приказ оставить Киев и всеми силами ударить по коннице Буденного под Житомиром. Но Рыдз-Смиглы, как пишет Пилсудский, «отвел свои войска вдоль линии Киев, Коростень, Сарны, т.е. вдоль Южного Полесья, как бы старательно избегая возможности столкновения с конницей Буденного». Таким незатейливым способом Пилсудский маскирует то, что Рыдз-Смиглы от Будённого удирал.

Пять армий польского Южного фронта под личным командованием Пилсудского побежали на запад, гонимые Первой конной Буденного и теми самыми 12-й и 14-й армиями, которые Пилсудский вдребезги «разбил» накануне. Он пишет:

«Сильнее всего, однако, сказывались эти события не на самом фронте, а вне его - на тылах. Паника вспыхивала в местностях, расположенных даже на расстоянии сотен километров от фронта, а иногда даже в высших штабах и переходила все глубже и глубже в тыл. Стала давать трещины даже работа государственных органов: в ней можно было заметить какой-то неуверенный, колеблющийся пульс. Вместе с необоснованными обвинениями наступали моменты непреодолимой тревоги с нервными потрясениями. Я наблюдал это постоянно вокруг себя. Новое оружие борьбы, каким оказалась для наших неподготовленных к этому войск конница Буденного, становилось какой-то легендарной, непобедимой силой».

Немного о численности этой, по словам Пилсудского, «легендарной силы». По штатам в советской стрелковой дивизии было три бригады по три полка - всего около 60 тыс. человек. А в кавалерийской дивизии три бригады по два кавалерийских полка - всего около 8 тыс. человек, грубо говоря, конная армия по численности была чуть ли не в 8 раз слабее общевойсковой, а конкретно в это время в Первой конной было 16,7 тыс. сабель, 48 орудий, 6 бронепоездов и 12 самолётов.

То, что Южный фронт под личным командованием Пилсудского побежал и стал оголять фланг Северного фронта поляков, вызвало тревогу у командующего Северного фронта генерала Шептыцкого. Пилсудский сетует:

«Вызвав в конце июня в Варшаву ген. Шептыцкого для переговоров по всем этим вопросам, я нашел в нем огромный упадок духа. На собрании у меня в Бельведере нескольких генералов он заявил, что война, собственно, проиграна и что, по его мнению, следует какою угодно ценой заключить мир. Мотивы, которые он приводил, заключались в следующем: успехи Конной армии Буденного на юге настолько сильно деморализуют войска на всем театре войны, причем деморализация эта уже сильно чувствуется и в стране, что ему кажется невозможным, чтобы наши усилия могли бы ликвидировать эти успехи».

В результате таких настроений Пилсудский принимает решение: «Именно ввиду постоянного обнажения правого фланга войск, расположенных к северу от Припяти, все отступающим Южным фронтом, я согласился на добровольное, без давления неприятеля, отступление всего Северного фронта примерно до линии немецких окопов» (оставшихся с Первой Мировой войны, - Ю.М.). Т.е. Тухачевский еще не начал наступать своим Западным фронтом на польский Северный фронт, а Пилсудский уже предложил тому отступление на 250 км на запад с оставлением почти всей Белоруссии.

И этого добился советский Юго-Западный фронт и, главным образом, 1-я Конная армия Буденного!

4 июля Тухачевский начал наступление на польский Северный фронт, а Пилсудский на юге все еще пытался справиться с Буденным. Был срочно создан польский кавалерийский корпус, и к операции против Первой Конной были привлечены две польские общевойсковые армии: 2-я и 6-я.

В конце июля Пилсудский атакует Буденного этими силами. «К сожалению, - пишет он, - …начало боя было так невыразительно, что хотя конница Буденного, сильно потрепанная двойной атакой, была вынуждена к отступлению, сражение не представлялось мне таким, чтобы я мог рассчитывать на его быстрые и решительные результаты».

И действительно, «…30 июля я приказал запросить ген. Сикорского, командовавшего в Бресте, на какой срок защиты Бреста и его района я могу рассчитывать. Это имело для меня весьма существенное значение, ибо я нарочно оставил на Стоходе части 3-й армии для прикрытия с востока всего Ковельского района, где в то время я намеревался сконцентрировать силы для контратаки, после того как мне удастся покончить с Буденным. Ответ звучал утешительно: ген. Сикорский полагал, что он сможет удержаться в Бресте и его районе около 10 дней. Поэтому, несмотря на то, что операция против неприятельской конницы развивалась медленно, я полагал, что мне удастся ее закончить. К сожалению, расчеты ген. Сикорского оказались ошибочными. Брест пал на следующий день, 1 августа. Пал Брест, а вместе с ним и все мои расчеты».

Но все же «мы впервые за столь продолжительное время имели наполовину разбитую конницу Буденного не на тылах, как это всегда до сих пор бывало, а перед своим фронтом». Пилсудский не упоминает, что это всего лишь на две недели и ценой своего кавалерийского корпуса, который Первая конная не упустила случая в том бою вырубить. Тем не менее, «2 августа я вернулся из Холма в Варшаву».

Как видим, начиная с 26 мая, более двух месяцев подряд польские войска под личным руководством Пилсудского терпели поражение за поражением и, тем не менее, Пилсудский пишет, что он всегда одерживал только победы! А ведь Буденный наносил Пилсудскому стратегическое поражение - отступление Южного польского фронта влекло за собой отступление Северного и выход Тухачевского к Варшаве.

И нужно было быть большими «профессионалами», чтобы все эти достижения Юго-Западного фронта и Первой конной Красной Армии, обгадить на Западном фронте Красной Армии.

Но об этом в продолжении.

(продолжение следует)



Рейтинг:   3.08,  Голосов: 36
Поделиться

читайте нас в Я.Новости

Всего комментариев к статье: 18
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
господин Мухин, уймитесь!
СП написал 28.03.2019 19:41
господин Мухин, уймитесь! понятно, что сейчас такой соцзаказ -пачкать грязью М.Н. Тухачевского, наверное, вам хорошо за это платят. Но совесть-то должна когда-нибудь проснуться?
Ответить
Re: Re: Загонову 4 -не надо врать
IV написал 28.03.2019 19:32
Вы вообще историю Гражданской войны знаете? У Тухачевского полно выигранных сражений. 12 сентября 1918 г. 1я армия под его руководством взяла Симбирск. Далее идут операции 5 армии под его руководством: 13 мая 1919 г. - взята Бугульма; 9 июня -Уфа, 13 июля -Златоуст, 24 июля -Челябинск (блестящая Златоустовская операция, о которой сейчас почему-то никто не хочет вспоминать! Ведь не модно хвалить Тухачевского). Октябрь 1919 г. -Тобольская операция (вначале не вполне успешная по вине комвоста Ольдерогге). 14 ноября взят Омск -столица Колчака. В феврале -марте 1920 г. армии Кавказского фронта под руководством Тухачевского разбили Деникина. ХВАТИТ СОЧИНЯТЬ НЕБЫЛИЦЫ!
Ответить
(без названия)
Сергей Ковальчук написал 23.03.2019 18:12
Раскрыть комментарий
Ответить
(без названия)
:) написал 23.03.2019 17:51
Офицеры, офицеры, вы у мухи под прицелом.
Ответить
Как офицер в армии имеет ниже себя исполнителей
безыдейный написал 23.03.2019 13:29
Всем, кто как-то соприкасался с советской армией, известно, какими тупыми, не интересующимися службой были советские офицеры и генералы. Их называли "дубовая роща" и по-всякому.
Это происходило потому, что они шли служить не для того, чтобы тянуть лямку, а чтобы получать деньги, а жалованья у них были большими. Но точно для того же шли служить любые иные военные в любой иной стране. Были те, кто реально служил, и на каждого такого была масса бездельников.
Что делает такой феодал, попадая на должность не в армию, а в гражданскую отрасль? Как офицер в армии имеет ниже себя исполнителей из нижних чинов и простого народа(прапорщиков), так и гражданский начальник заводит себе ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ. С них он и требует работу, а сам контролирует и дает задания, причем бестолково, так как и задание, не разбираясь в деле, он поставить правильно не способен. В делах он обычно - ноль. Только пиз.дит много, а по делу нужно идти к конкретному человеку, который реально им занимается. Он и доложит реальную обстановку.
Все это - феодальные порядки и традиции. Таковы они в любой стране. Нормальный человек, взявшись за работу, увлекся бы ею, постарался разобраться, навести порядок, - но только не феодал. Это паразит до мозга костей. Причем это мышление начальников постоянно воспроизводится с новыми кадрами. Любой и сейчас, лезущий в начальство, твердо знает установку: я буду контролировать и требовать, а думать будут нижестоящие.
Ответить
"Ай да Мухин
Шнырь написал 23.03.2019 13:20
айда сукин сын"
Ответить
зачем были прапорщики
безыдейный написал 23.03.2019 13:04
"Царские генералы и офицеры - вообще не умели воевать."
--
Вы с Мухиным хотите представить так, что это свойство только российских офицеров и генералов. Но нет, они одинаковые и во Франции, и в Англии, и в Германии, потому что дело не в несуществующем понятии офицерства, а в феодальном классе. Кстати, в России в 19-20 столетиях порядки в армии были прусские.
Рассмотрим ближе "советскую" армию. В царской армии были прапорщики (старшины), и в советской армии они были. Зачем?
Я удивлялся, глядя, как прапорщики дублируют офицеров, стоящих над ними. Прапорщики так же командовали подразделениями, когда не было офицеров. Да потому, что офицеры СА тоже не хотели утруждать себя службой, как и дворяне, а искали себе подмену, чтобы самим отдыхать, пьянствовать, за бабами волочиться.
Ответить
(без названия)
Кара-бах написал 23.03.2019 13:01
Редакция! Может хватит размещать тут мухинские перлы, которые не что иное, как старческое брюзжание покалеченного полицаями человечка.
Ответить
(без названия)
Бредо написал 23.03.2019 12:38
Как говорил один представитель посольства "Стратеги б___дь".
Ответить
(без названия)
А. С. Пушкин написал 23.03.2019 12:36
Не то беда, Авдей Флюгарин,
Что родом ты не русский барин,
Что на Парнасе ты цыган,
Что в свете ты Видок Фиглярин:
Беда, что скучен твой роман.
Ответить
(без названия)
Граната Ф-1 написал 23.03.2019 12:20
Раскрыть комментарий
Ответить
нет такого понятия офицерство
бузыдейный написал 23.03.2019 11:30
Мухин думает, что "офицерство". Но нет такого понятия "офицерство". Или Мухин думает, что есть?
Он не понимает, что имеет дело с феодальным классом, связанным с военным делом и насилием, а не с некими профессионалами военного дела, у которых цель - хорошо воевать на фронтах войн. Вовсе нет.
Цели у них - другие. Во-первых, поддерживать традицию связи с военным делом, носить форму. Это идет из глубины веков.
Во-вторых, обеспечить свое и своих родственников благосостояние. А родственников у феодалов всегда много.
Это можно обеспечить, получая деньги за службу из бюджета государства, или имея в своей собственности поместье - но так было в прежние века, не теперь.
Мухин, описывая неумелость дворянства в военном деле, удивляется. А удивляться нечему. Вы им приписываете цели в жизни, которые они сами перед собой не ставили и не ставят. Мухин описывает какого-то царского военного, который не бывает в казарме, а сидит дома, пропахший духами, и числится командиром. Удивляться нечему.
Такие они были и в советское время, и до сих пор занимаются вымогательством у государства, а реально военное дело им не к чему. Им нужно сохранять имидж военных, чтобы оставаться в рамках принятого в их классе.
Ответить
Re: Тухачевский всегда был врагом для некоторых
уйх написал 22.03.2019 20:41
"...Пилсудский, который извините просрал свою Польшу во второй мировой войне за 3 дня и убежал в Лондон..."
----------------------------------------
К счастью для клоунов, стоящих во главе Красной Армии, Пилсудский отбросил коньки в 1935 году, некому в плен было сдаваться, поэтому Красной Армии для массовой сдачи в плен пришлось подождать 1941 года и немцев.
Ответить
Re: Тухачевский всегда был врагом для некоторых
Александр Загонов 4 написал 22.03.2019 17:53
В том - то и дело, что Тухачевский просрал битву даже такому "герою" как Пилсудский.
Ответить
Re: Компьютер Мухина давно развалился
Александр Загонов 4 написал 22.03.2019 17:49
Раскрыть комментарий
Ответить
Тухачевский всегда был врагом для некоторых
Дебил написал 22.03.2019 15:52
Обожаю читать статьи дилетантов (коль сапоги начнет тачать пирожник...). Господин Мухин зачем Вы пишете о том в чем просто не разбираетесь. почему у Вас героем является дважды предатель белогвардеец Пилсудский, который извините просрал свою Польшу во второй мировой войне за 3 дня и убежал в Лондон. Может быть у Вас и Брут является революционером, так как произошел из плебейского рода?.
Ответить
Где опора на мемуары Буденного?
мимошел написал 22.03.2019 13:29
Раскрыть комментарий
Ответить
Психопатия не лечится
Галочка написал 22.03.2019 12:39
Когда генов нет, это лечится. Не лечится психопатия. Но таблетки нужно пить и в этом случае.
Ответить
Написать комментарий
Ваше имя:
Заголовок:
Комментарий:
Введите число, указанное на картинке:

Опрос
  • Как часто вы были на пляже у моря в прошлом году?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss