Кто владеет информацией,
владеет миром

Леа Цемель, loosing lawer

Опубликовано 16.05.2019 автором в разделе комментариев 1

кино митина фестиваль
Леа Цемель, loosing lawer

Ещё один подвижник     -     Леа Цемель, героиня фильма маститых и увенчанных наградами документалистов Рейчел Ли Джонс и Филиппа Беллэша  «Адвокат»,   знаменитый палестино-израильский адвокат, в силу убеждений ведущий дела в основном палестинцев     -    в Израиле таких  можно пересчитать по пальцам одной руки.  Для половины страны она культовый персонаж, почти полубог,  для другой половины   -  адвокат дьявола и сама  исчадие ада.  «Адвокат»  -  её фильм-портрет.  Откровенно говоря,  он постоянно сбивается на то, чтобы стать двойным портретом:  ведь муж Леи, Мишель Варшавски, философ-антисионист, журналист, политик,  левый активист, коммунист, троцкист  в стране известен чуть ли не побольше своей жены,     -    режиссёры намеренно дозируют монологи Варшавски, дабы не сбиться со сценарного замысла, фильм всё же не о нем,   -    хотя закадровый текст, иллюстрирующая рассказ архивная кинохроника, изобилие исторических вставок, проливающих свет на те или иные страницы истории  Палестины,  в которых Леа Цемель и Мишель Варшавски фигурируют вместе,   то и дело  превращают портрет героини в семейный портрет двух знаковых для страны благородных людей.  

Не погружённый в палестино-израильский контекст зритель поначалу удивляется изобилию вкраплённых в ткань фильма анимационных вставок, идущих с первых же минут:  значительную часть «Адвоката» составляют кадры из судов и тюрем, где операторы обязаны заблюривать лица,  но потом понимаешь, что рисованная анимация, занимающая чуть ли не треть экранного времени, и эксперты, выступающие инкогнито,   неспроста    -   в раздираемой ненавистью и враждой стране,  когда накал страстей не спадает десятилетиями, и  каждый рискует в любой момент быть убитым или искалеченным,   лучше маскировать лица на экране, особенно если речь идет о громких делах, связанных с насилием, убийствами, терроризмом.  

Авторы фильма перемежают съемки 70-летней  Леи в режиме реального времени со кадрами хроники, отрывками из телепередач:  вот она в своем адвокатском офисе  (цепкий зритель обратит внимание, что еврейка Цемель  делит одно помещение с арабским юристом, что для Израиля вещь практически невероятная, а помогают ей молодые люди как еврейской, так и арабской национальности,   -   то, что для обычного человека кажется вполне естественным и единственно возможным, в нынешнем предельно сегрегированном израильском обществе предосудительно и странно).  Отрывки из телеинтервью Леи Цемель разных лет, от 1960-х до 2010-х, сменяют друг друга, и везде она комментирует только что проигранный ей процесс:  то, что в сионистском государстве у палестинца практически нет шансов  на  справедливый суд, для неё давно уже стало неизбежной данностью,  -  «безнадёжная бунтарка», говорят о ней в лифте тель-авивского суда.    «Для нас попасть на встречу к подзащитному  -  и то большая удача, а скостить хоть один год из пятнадцати  -   за счастье,   -  говорит Леа.   -  Мы   -  оккупанты и пожинаем закономерные плоды оккупации, мы отняли у арабов землю и виноваты перед ними априори, а они априори имеют право на защиту  -  кто дает мне право судить людей, сопротивляющихся оккупации?...».  

Авторы довольно подробно знакомят зрителя с историей формирования воззрений героини:  в 1967 году студентка Леа Цемель пошла добровольцем на войну,  позже была отправлена патрулировать оккупированные территории, где увидела беженцев, изгнанных, обездоленных, где ей открылась правда о сути сионистской политики на палестинской земле.  После того, как у Стены плача жилой арабский квартал снесли вместе с людьми, вступила в Мацпен   (на кадрах хроники полувековой давности  -  юная Леа на демонстрации Мацпена с плакатом  «Да здравствует единство арабо-еврейской борьбы!»).  

Совершенно очевидно, что авторы фильма «Адвокат» ставят перед собой просветительскую задачу  -    ведь для того, чтобы понять основной сюжет, снимаемый в режиме реального времени,  нужно погрузиться в палестино-израильский контекст последнего полувека.   Достаточно подробно,  в шершавой чёрно-белой хронике  показаны  самые громкие судебные процессы  с участием героини.  Дело «сирийского подполья» (оно же дело «Красного арабо-еврейского фронта»), когда впервые целую группу марксистов, евреев и арабов, во главе с Уди Адивом и Даудом Турки, после страшных пыток в тюрьме обвинили в связи одновременно с сирийскими спецслужбами и Народным Фронтом Освобождения Палестины и посадили на большие срока   -  именно тогда была обнародована методическая брошюра ШАБАК о том, как правильно пытать заключённого, не оставляя следов.  Дело «Бейт Хадасса» по обвинению группы арабов в массовом убийстве в Хевроне  -  всех тогда приговорили  к пожизненному заключению, а главного адвоката, беременную Лею Цемель, били и оплёвывали на улице.  Дело «Альтернативного информационного центра», когда по обвинению в связях с палестинским движением был арестован муж Леи,  Мишель Варшавски.  Без такой ретроспективы зрителю будет трудно понять условия, в которых работает героиня сегодня.  

В фокусе внимания режиссёров   -   два последних дела  Леи Цемель.  Первое  -    покушение на убийство 13-летнего мальчика в ходе драки, в котором обвинён его также 13-летний сверстник  (по израильским законам, лица моложе 14 лет не могут содержаться в СИЗО и тюрьмах, но парня держат в кандалах и постоянно избивают).  

Не дожидаясь первого допроса малолетки, Нетаниягу по телевизору объявляет подростка виновным  («Это террорист с лицом ребёнка!»),   - случай, беспрецедентный даже для Израиля   -  и начинается травля семьи.  Мы видим кадры яростной телевизионной полемики Нетаниягу с Абу Мазеном,  израильская сторона пускается во все тяжкие   -  транслирует на всю страну кадры  жесточайшего допроса подростка с пробитым черепом, а также живого потерпевшего    -   несмотря на то, что парень живёхонек, пропаганда именует дело исключительно «делом об убийстве».    

Второе дело  -    палестинку Исру Джабис обвинили в покушении на израильских военных: вблизи блокпоста она потеряла управление машиной, а вскоре  раздался взрыв, в результате которой женщина потеряла 60% кожного покрова, у неё расплавились руки, обезображено лицо.  В итоге оба дела были рассмотрены судом в отсутствие адвоката Цемель, что само по себе грубейшее нарушение, подросток получил 12 лет тюрьмы за убийство, которого не было, а  женщина   -  11 лет «за преступное намерение», от которого пострадала она одна.  «Мне надо заказать визитки:  Леа Цемель, loosing lawer», -  горько усмехается героиня, обаяние и харизма которой   заставляют зрителя прилипнуть к экрану не меньше,  чем обстоятельные экскурсы в историю.



Рейтинг:   1.62,  Голосов: 26
Поделиться

читайте нас в Я.Новости

Всего комментариев к статье: 1
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Доктора возбуждает
женский нос написал 16.05.2019 14:44
А который больше возбуждает: прямой, горбатый или курносый, сопливый, сухой, мягкий, твердый?
Ответить
Написать комментарий
Ваше имя:
Заголовок:
Комментарий:
Введите число, указанное на картинке:

Опрос
  • Как вы относитесь к скандальному строительству храма св. Екатерины в центре Екатеринбурга?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss