Заговор в Каире

Опубликовано 14.11.2022 автором Митина Дарья в разделе Новости
Заговор в Каире

После нашумевшего фильма «Отель Нил Хилтон» (2017) шведскому режиссёру Тарику Салеху (швед с египетскими корнями) запретили въезд на историческую Родину, а его творчество в Египте было забанено, невзирая на то, что в картине обличались дореволюционные порядки в ещё мубараковские времена. Его новая картина шокирует европейского зрителя, знающего Египет в основном по пятизвездным отелям и туристическим маршрутам, ещё больше, чем предыдущая. «Заговор в Каире» - уже в российском прокате! 

Огромный, залитый солнцем внутренний двор университета аль-Азхар в Каире - цитадели суннитского ислама. Пожилой слепой шейх выступает с лекцией перед студентами: "Свобода - это осознанная необходимость". Как думаете, кто сказал? Пророк? Нет. Это сказал еврейский философ Карл Маркс!" 

Захватывающий мрачноватый триллер о том, как кровавая гебня - мухабаратчики с помощью своих стукачей вычисляют затесавшихся в университет ихванов, салафитов, ДАИШей и прочую контру, а заодно и грубо вмешиваются в выборы Верховного Имама обычными мухабаратными методами - слежка, доносы, убийства, аресты, пытки, казни и прочие виды спецслужбистского мастерства. "Двум фараонам в Египте не бывать", - говорят генералы госбезопасности, вырывая ногти очередному профессору фикха или шариатского права. Атмосфера в аль-Азхаре, кстати, весьма симметрична обстановочке в мухабарате - получить перо под ребро в молельном зале главной мечети так же просто, как под дождик попасть, все друг на друга стучат и вообще ведут себя харамно. 

Главный герой, поначалу сама святая невинность (его и зовут Адам, пронзительная роль Тауфика Бархома) - сын бедного неграмотного рыбака, вытянувший счастливый билет, - получает письмо о зачислении в вожделенный аль-Азхар. Однако, грехопадение юного Адама происходит сколь неизбежно, столь и стремительно - обитель Пророка оказывается тем ещё гадюшничком, только и думай, как бы не отправиться к гуриям в результате либо внезапного носового кровотечения, либо удара ножом своих же сокурсничков-ихванов, не просто окопавшихся в главном исламском университете мира, но и пытающихся там насадить свои порядки. В итоге каждый второй студент, если не каждый первый, шестерит на полковника госбезопасности Ибрагима, больше похожего на лохматого чокнутого профессора, чем на рыцаря плаща и кинжала (любимый актер режиссёра Салеха и, наверно, самый популярный актер всех скандинавских стран сразу, этнический ливанец Фарес Фарес). А тут уже коготок увяз - всей птичке пропасть. 

Антиклерикальный политический памфлет Тарика Салеха «Заговор в Каире» не случайно получил в этом году награду Каннского кинофестиваля за лучший сценарий - с динамикой, нагнетанием тревожности, уничтожающе точной прорисовкой образов там всё в порядке. При этом фильм абсолютно не смотрится какой-то восточной экзотикой из страны пирамид, - и фабула, и киноязык настолько универсальны, что никакого дискомфорта, связанного с незнакомым контекстом, зритель не ощутит. Аллюзий, параллелей, референсов и прямых цитат в фильме столько, что утомишься загибать пальцы. Сам Салех шутит, что снимал «Имя розы» в арабских интерьерах - тут тебе и невинный отрок, лишающийся невинности во всех смыслах этого слова в святой обители, и слепой наставник, и удушливая атмосфера замкнутого социума, а выборы шейхами из своих рядов Верховного Имама просто фотографически совпадают с привычными нам выборами Папы католическими кардиналами. Всегда и везде в выборы духовных лиц такого уровня вмешивается государство, - всегда и везде накануне голосования вбрасывается компромат о неравнодушии к маленьким мальчикам католического прелата либо о греховном сожительстве с несовершеннолетней шейха из аль-Азхар. Тарика Салеха многие упрекают в излишнем «журнализме», попытке сделать художественное кино из политического репортажа, но мне эти упрёки кажутся безосновательными - на мой взгляд, оптимальный баланс между остроактуальной публицистикой, религиозно-философской глубиной и кинематографической зрелищностью режиссёром найден. Хотя, не скрою, мне бы хотелось дослушать до конца проповедь шейха и увидеть конкурс чтецов Корана целиком, а не фрагментом, но для среднестатистического европейского зрителя эффект погружения в другой мир будет вполне достаточен. 

Размывание классического ислама - одна из болезненных тем не только для египетской, но и для всей мировой уммы. В «Заговоре в Каире» у каждого третьего студента аль-Азхар под подушкой можно найти «Книгу джихада», четверть века назад вытащенную из пыли забвения, кстати, именно египтянином Сайидом Кутбом, - наверно, поэтому вызывающую именно у египетских властей и правоверных мулл такую остервенелую реакцию. Но и светской стороне египетской жизни достаётся по полной, а если учесть, что в кадре именно сегодняшний Египет, где на каждом шагу портрет президента ас-Сиси, а любой случайный прохожий может оказаться полицейским осведомителем, то становится совершенно понятно, почему на египетские экраны «Заговор в Каире» не попадёт. Да и снимать пришлось в основном в Стамбуле, виды которого искусно монтируются с планами Каира, - роль главной мечети аль-Азхара успешно исполняет киногеничная мечеть Сулеймание. 

Многие из вас, конечно, скажут, мол, представь, если Кирилл Серебренников сейчас снимет кино о внутренней кухне в ФСБ и РПЦ, - экая кака выйдет. Уверяю вас, в данном случае вышла совсем не кака. Рекомендую от души.



Всего комментариев к статье: 0
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Нет ни одного комментария, ваш ответ будет первым
Новости Политический расклад Экономическая реальность Жизнь регионов Общество и его культура Силовые структуры Особенности внешней политики Компрометирующие материалы Московский листок