Столицу Казахстана могут переименовать в Нурсултан
 Люди счастливы в скверном климате
Поиск по сайту:
 



Титан советской эпохи

«Во время гражданской панихиды, – писали газеты, - зал Союза советских писателей был полон. Гроб буквально утопал в цветах… Но лучшим украшением зала был почетный караул коммунаров, съехавшихся с разных концов Советского Союза. Инженеры, журналисты, аспиранты научных институтов, командиры Красной армии, курсанты военных училищ – они стояли подобранные, строгие, не позволяющие горю нарушить торжественности последнего прощания с тем, кто был для них идеалом человека. Вокруг гроба стояли макаренковцы – особая прекрасная порода людей, воспитанная талантливейшим педагогом–большевиком, сумевшим ввести в саму плоть их и кровь высокие принципы коммунистической этики и морали. Они были прекрасны.

Потом вышел один из них, в военной форме, с военной выправкой, но смятый страданием: «Я потерял сегодня отца. Мой отец по крови бросил мою мать и меня, когда мне было четыре года. Моим настоящим отцом был Антом Семенович. И кем бы я был, если бы не он… Он умел найти и раскрыть в человеке самое лучшее, что есть в нём. Он был великий гуманист. Он воспитал тысячи славных граждан Советского Союза, его воспитанники работают на советских стройках, в научных институтах, дрались на Хасане, среди них орденоносцы, лучшие люди нашей страны…Вы понимаете, товарищи, что я испытываю сегодня, что значит потерять такого отца...» (Во время войны Родина потеряет и сына - Г.Т.)

Он говорил, и в зале не было человека, который не плакал бы… У гроба Макаренко можно было видеть воочию материальное выражение бессмертия. Человек умер, но во всех собравшихся у его гроба юношей есть какая–то неуловимая черта, которая делает их больше, чем членами одной семьи».

Вот кем был для современников и как воспринимался ими А. Макаренко тогда, в годы великой сталинской эпохи построения социализма в СССР. Сейчас же его имя фактически забыто, а на делах и свершениях не то, что не учатся, но даже не вспоминают о них. И потому сегодня, в День его Памяти со щемлением в сердце и безмерным теплом в душе вспомним и поговорим об этом светлом человеке.

Становление

Родился Макаренко в 1888 г. Сын железнодорожного рабочего. После окончания двухгодичных педагогических курсов в 1905 г. стал народным учителем. В 1914 г. поступил, а в 1917 г. с золотой медалью окончил Полтавский учительский институт. В 1917 -1919 г.г. был заведующим большой железнодорожной школой при Крюковских вагонных мастерских (до 1000 учащихся). В 1920 г. Полтавским отделом народного образования был направлен на организацию и управление колонией для малолетних (несовершеннолетних) правонарушителей. В свои 32 года был блестяще и всесторонне образован: в природоведении, астрономии, биологии, химии, литературе, географии, истории, политэкономии, психологии, философии, логике и, конечно же, педагогике.

Но не это, точнее, не только всё это сделало из Макаренко МАКАРЕНКО. Основное, главное состояло в другом. Сразу после Октября высшие органы власти Советской республики приняли постановления, которые определили цели, основные принципы и структуру воспитательно–образовательной системы нового общества.

«Октябрьская революция внезапно открыла передо мной невиданные просторы для развития свободной человеческой личности, открыло богатейшие возможности в моей воспитательной работе», - писал Макаренко. Высокие моральные качества Гражданина Советского Союза – вот конечная цель, к которой уверенно и последовательно шёл Макаренко в своей педагогической работе. Много и мучительно думая, постоянно читая книги по «традиционной», но потому и во многом отвлеченной педагогике, детально анализируя свой уже немалый педагогический опыт, он выстрадано пришел к пониманию неизбежности социалистического переустройства педагогической науки и практики.

«В моих руках никакой науки нет и никакой теории нет. Теорию нужно извлечь из всей суммы реальных явлений, происходящих на моих глазах. Мне нужны не книжные формулы, которые я всё равно не могу применить, а немедленный анализ и немедленное действие». И он стал подлинным революционером - преобразователем педагогической науки и практики, горячо преданным своему делу, безгранично верящий в его правоту.

«Достойной нашей эпохи и нашей революции организационной задачей может быть только создание МЕТОДА, который, будучи общим и единым, в то же время даёт возможность каждой отдельной личности развивать свои особенности, сохранять свою индивидуальность» Метод коммунизма Этот метод, найденный и многократно подтвержденный практикой, таков: ВОСПИТАНИЕ В КОЛЛЕКТИВЕ И ЧЕРЕЗ КОЛЛЕКТИВ, через КОЛЛЕКТИВНЫЙ ТРУД ради Достижения ВЫСОКИХ ЦЕЛЕЙ в ОБЩЕМ ДЕЛЕ. Он стал фундаментом всей педагогики Макаренко, но возможным смог стать только при Советской власти, формирующей людей новой коммунистической формации.

«В Советском Союзе не может быть личности вне коллектива и поэтому не может быть обособленной личной судьбы и личного пути и счастья, противопоставленных судьбе и счастию коллектива. Коллектив – это социальный организм». И строился этот «организм» в учреждениях, руководимых Макаренко, по образу и подобию Советской власти; это, собственно, и была Советская власть, но только в подростково–юношеском коллективе: избиралась она низами (снизу доверху), верхи контролировались низами и отчитывались перед ними.

И ещё. «Мальчики и девочки в коллективе – это, прежде всего, ГРАЖДАНЕ. И в этом отличие НАШИХ детей от детей какого угодно общества. НАШИ ДЕТИ ВСЕГДА ГРАЖДАНЕ. И чем больше гражданский долг связывается с их ростом и воспитанием, тем более полноценные воспитываются из них люди».

«Нужно говорить о дефективных методах, а не дефективных людях... Если из человека выходит хулиган, то в этом виноват не он, а виноваты педагогические методы… Я действительно не считаю своих воспитанников «морально дефективными», и они не были дефективными ни одного дня. Некоторым хочется, чтобы воспитатели мучались, перековывая беспризорников в новых людей. Но я не мучился и не перековывал...

Приходили люди несчастные, им трудно жилось в тех условиях, в которых они жили раньше. Стоило только поставить их в нормальные условия жизни, предъявить ему определенные требования, дать возможность выполнить эти требования - и он станет обычным человеком, полноценным человеком Я достиг больших успехов в своей коммуне, достиг такого положения, что мог брать группу по 50 человек прямо с вокзала из тех, кто путешествует в поездах. Брали, скажем, сегодня вечером, а завтра я не беспокоился и никто не беспокоился, как ведут себя вновь принятые в коммуне. Я бы сказал так: попал в нормальные человеческие условия и на другой день стал нормальным. Вы скажете, что это чудо? Нет, это не чудо, это наша СОВЕТСКАЯ действительность. При нормальной организации детского коллектива он всегда будет похож на чудо. У нас в советской школе хулиганят в 5-6 классе, в 10-м учатся, а потом делаются студентами и летчиками. Это – счастливый коллектив в счастливом обществе. Какое еще счастье нужно? Это и есть счастье! И главнейший метод – это вся колония, все общество, весь коллектив. Ни я, ни другой педагог никакими разговорами не может сделать того, что может дать правильно организованный гордый коллектив».

Как создать коллектив

Именно с создания коллектива колонии и начался в 1922 г. путь будущего титана коммунистической педагогики. И пролегал он через тернии, немалый горький опыт личных неудач, даже отчаяние на грани самоубийства. Но в одном как скала был незыблем Макаренко: каждый (каждый!) должен быть ответственен перед коллективом, коллектив – это новая общность вчерашних беспризорников. И чтобы ничто (пусть на первых порах хотя бы формально) не с связывало их с их прежней жизнью, Макаренко сразу же отказался принимать личные дела колонистов: жизнь в колонии – ваша новая жизнь, и потому – ни слова о прошлом. Позднее был введен ритуал торжественного сожжения одежды беспризорников. Но прошлое – прошлым, а что будущее?

А будущее – это, собственно, и есть жизнь в коллективе. Создать же любой коллектив можно только тогда, когда людей объединяет какое–то ОБЩЕЕ ДЕЛО, лучше много общих дел. Вот для колонистов всё и началось с выявления и выражения личных способностей и организации их в отношениях коллективного труда по созданию хозяйства колонии.

Сначала, например, с лесозаготовок для обеспечения тепла зимой, с решения вопросов продовольственных. Позднее и параллельно – преодоление безграмотности, создание школы, подготовка поступления на рабфак, создание многочисленных кружков, художественного оркестра. Но ГЛАВНОЕ и ПРИНЦИПИАЛЬНОЕ - нравственное преобразование колонии из учреждения перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей – в подростково–юношеский советский коллектив, встроенный в процесс социалистического преобразования всей страны. От организации нормального человеческого быта для каждого – к созидательному социалистическому (коллективистскому) бытию всех!

Макаренко был принципиальным противником всевозможных индивидуальных «душеспасительных» бесед, называл их «разрозненной возней с личностью». Был противником «наставления на путь истинный» за счёт попытки заручиться индивидуальным доверием к педагогу, но не к коллективу, полагая неверным, когда педагог выступает в роли некоего совершенства, лишь которому и можно довериться – и больше никому. Но для реальной жизни такие установки – вредны и ошибочны, и ориентация на «избранных» ни к чему иному как к эгоизму вести не может. (В 1930 г. в коммуне были вообще ликвидированы должности воспитателей, поскольку коммунары уже настолько выросли и настолько выросло их самоуправление, что они могли в дальнейшем сами вести коммуну).

И хотя сам Антон Семенович вел индивидуальные беседы с воспитанниками (и не раз!), но всегда - как уполномоченный коллектива! Поскольку был убежден: никто не знает индивидуальных особенностей каждого в коллективе лучше, чем сам коллектив. И осуществлял свой индивидуальный подход педагога через коллектив.

Понимал Макаренко и другое: любой актив коллектива, даже самый проверенный и организованный, желательно профилактически предохранять от возможности загнивания. И рецепт лечения в этом только один: чтобы каждый воспитанник во внутриколлективных отношениях мог выступать и как командир, и как подчиненный. Скажем на производстве - ты бригадир, и в твоем подчинении командир отряда, но в самом отряде - уже ты рядовой и подчиненный, а вы оба – в школе в подчинении у старосты класса – рядового члена и бригады, и отряда.

Наказание по Конституции

С Советской революционностью трактовал Макаренко и наказание как метод воспитания: не как воспитание раба, а как возможность доказать, что ты – достойный член коллектива и гордишься возможностью быть в нём полноценным членом. Наказание по Макаренко ни в коем случае не преследует цель унизить человека, причинять ему страдание. Оно – как некий новый критерий поведения, ответственности, возможность повысить к самому себе нравственные требования. Это мог быть выговор перед строем при Знамени, арест на несколько часов в кабинете заведующего, наряд вне очереди.

При этом, чем опытнее, старше был провинившийся коммунар, тем более строгие меры наказания к нему могли быть применены, воспитанники порой ограничивались лишь коллективным порицанием.

В коммуне им. Ф.Э. Дзержинского весь этот свод правил самоуправления и поведения составил как бы форму неписаной Конституции республики ФЭД:

- вновь прибывший в коммуну – только её воспитанник; звание коммунара присваивается ему особым постановлением Совета командиров;

- по прибытии он допускается в спальню и на работу только после осмотра его врачом, принятия бани и получения свежего белья;

- командир отряда немедленно назначает к нему одного из старых коммунаров для ознакомления с правилами коммунарской жизни и помощи новичку на первое время;

- рабочий день в коммуне начинается в 6 утра по сигналу трубы; после подъёма коммунары занимаются уборкой коммуны: стирают пыль, натирают полы, до блеска убирают свои комнаты, постели. В 7 часов с торжественным салютом дежурные производят проверку проделанной работы, коммунарских костюмов, состояние постелей, мебели. После этого коммунары завтракают, и в начале девятого приглашают в коммуну преподавателей, инженеров, инструкторов – начинается рабочий день, заканчивающийся в 17 часов;

- высший орган управления – открытое общее собрание с обязательным присутствием всех коммунаров и воспитанников; каждый коммунар может поднять на нём любой вопрос, но решение об его обсуждении принимается председателем или советом командиров;

- принятые Решения собрания считаются окончательными и могут быть изменены только Правлением коммуны;

- общее собрание имеет право накладывать на коммунаров в случае особенно тяжелых поступков взыскания: лишение отпусков, звания коммунара, карманных денег, выговоры, замечания, дополнительные работы, снятие с производства, с командирской работы, ходатайствовать об увольнении из коммуны перед Правлением;

- воспитанник, в отличие от коммунара, может уходить из коммуны только с письменным отпуском; он может получать деньги на руки из своего заработка каждый раз только с разрешения Совета командиров;

- введение зарплаты для коммунаров повысило ответственность за работу и производительность труда. Часть зарплаты коммунар обязан ежемесячно вносить за своё содержание в коммуне; половина остатка на своё имя откладывается в сберкассу до окончания коммуны на будущую жизнь; оставшиеся - деньги карманные и расходуются по своему усмотрению, исключая покупку вина или одежды, нарушающей коммунарскую форму.

Личность - продукт коллектива

Индивидуальную психологию индивида вне коллективных отношений, в которых только и формируется и проявляется индивидуальность конкретной личности, Макаренко считал несуществующей И своей целью и главной задачей жизни считал именно воспитание и формирование личности через коллектив. Но коллектив, его управление и самоуправление – это и вопрос, прежде всего, дисциплины. А дисциплина - по мнению некоторых высоколобых либеральных интеллектуалов - это есть покушение на индивидуальность.

Но советский педагог Макаренко считал иначе. Поскольку прекрасно знал и понимал, что все дети по природе любят дисциплину. Но только не дисциплину «дубовую», палки, кнута и слепого послушания, а дисциплину в форме организации их детского быта; помощи, заботы и защиты их со стороны старших. И они с легкостью воспримут и примут любой кодекс дисциплинирующих правил, если те преследуют именно эти цели, если дети видят, что эта дисциплина способствует их движению вперед, помогает в борьбе и преодолении жизненных препятствий. Но чтобы стать сознательной, воспитывающей и формирующей, такая дисциплина должна основываться не на сознании отдельно взятой личности, а на требовании коллектива. Ибо нужна она для защиты именно коллектива как такового, его интересов, способствует его организованности в этой защите, но тем самым служит и для защиты интересов каждого в нём.

Любая личность беззащитна, если коллектив не умеет и не способен защитить себя сам. Макаренко впервые ввел понятие «красоты дисциплины», много уделял внимания её эстетике: колонисты и коммунары были красиво одеты, шли в красивом военном строю с профессиональным оркестром и Знаменем впереди, каждое утро начиналось для них с подъёма флага, с чисто и аккуратно убранной постели. Но защищенный коллективом человек – суть свободный человек! Не страшащийся каких-либо жизненных угроз, вызовов, чьего–то произвола, самодурства или вседозволенности.

И именно эта дисциплина коллектива как свобода жизненного выбора для каждого в нём и есть движение вперёд всех: за счастье страны, народа и твоё личное. Потому что все они в этом движении имеют свои (пусть и разные) ПЕРСПЕКТИВЫ развития. Окончил школу, приобрел профессию – это ТВОЯ ближняя цель и перспектива. Смогли коллективом создать зажиточное хозяйство – это средняя перспектива для ВСЕХ... Но заработали денег на строительство современных заводов, освоили новую технику, получили высшее образование, позволяющее войти в большую жизнь страны с достаточно высокой культурой – это уже перспектива дальняя с выходом на перспективу ВСЕГО Союза. И всё это может и даёт в Советском обществе коллектив личности!

Итоги и достижения

В любой работе Макаренко рекомендовал следующее:

- не навязывать своих убеждений и мнений и как можно меньше лезть с указаниями, что делать и как делать; дать полную инициативу и указать равняться на мнение большинства;

- индивидуально изучать участников, стараясь нагрузить каждого по способностям, чтобы работа выполнялась при максимальном напряжении, и никогда не опасаться перегрузить учащегося. Стараться давать «туманные» задания, побуждая таким образом необходимую для понимания задания инициативу;

- внимательно прислушиваться к толковым замечаниям и громогласно признавать собственные ошибки;

- давши задание, требовать его точного выполнения;

- всегда помнить об аксиоме: «Стремление к красоте, крепко заложенное природой в человеке, есть лучший рычаг прогресса, есть поворот к культуре деятельности». Например, лучше поставить один красивый концерт, чем восемнадцать отталкивающих, ибо уже на второй из них надо будет тянуть административно, «через не хочу».

Так в 1929 г. в коммуне организуется первый духовой оркестр.

В декабре 1929 г.- пошивочный цех, и расширяются деревоотделочные цехи. Вскоре приобретаются 3 стареньких токарных станка, старенький литейный барабан. Начинается изготовление кроватных уголков и маслёнок, стандартной мебели, тысячами шьются трусики.

С 1931г. по всему Союзу начинает расходиться электрический ручной инструмент, прежде поставлявшийся из Австрии: электросверлилки марки ФД-1, суппортные электрошлифовалки ФД-2, мощные электросверлилки ФД-3 общим количеством до 20 тысяч.

В январе 1932 г. был пущен первый в Союзе завод электросверлилок коммуны имени Феликса Дзержинского.

В июне 1932 г. коммунары приступают к выпуску первых советских фотоаппаратов типа «Лейка» (ФЭД), ничуть не уступающих заграничным, а в оптической части и превосходящих их. Появляется ещё один завод.

Годовой промфинплан этих двух заводов коммуны – до 16 миллионов рублей в год, с 1934 г. она полностью переходит на самообеспечение – ни одной копейки от государства. Собственного имущества – на 7 миллионов рублей, из которого на 300 тыс. рублей золотом только одного импортного оборудования.

Огромная работа проведена по жилищно–культурно–бытовому строительству, построены новые корпуса спален, бани, прачечная. В коммуне есть рабфак Харьковского машиностроительного института, собственная школа–десятилетка. Почти половина коммунаров, учащихся рабфака продолжают дальнейшую учебу в вузах и втузах страны.

За годы существования коммуну посетили 214 делегации, из которых две трети были из Германии, Франции, Англии, Америки, Китая, Австралии. Так воплотил в жизнь, сделал реальностью свой давний коммунистический идеал: соединить обучение и воспитание с производительным трудом, но не на хозяина, а на общее дело, когда в нём «моё» множится в «нашем», великий советский педагог, человечище, титан могучей сталинской эпохи побед и свершений АНТОН СЕМЕНОВИЧ МАКАРЕНКО.

Всего 51 год ему был отпущен для этого. До 1 апреля 1939 года. И он ушёл…Сгорело, не выдержало, разорвалось в борьбе сердце. Но и в прошедшие 70 лет, и всегда имя и дело его для всех советских людей будут бессмертны!

Вечная Память и слава Вам, отец и учитель!

Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss